Форум » Город » Королевский Университет » Ответить

Королевский Университет

Алмаз: Старинное трехэтажное здание, по форме напоминающее гигинтскую подкову. В середине, с внутренней стороны - главный вход. На первом этаже библиотека, столовая и большие аудитории для лекций на один или несколько потоков. На втором и третьем - аудитории поменьше. Кабинеты ректора и проректоров - на третьем.

Ответов - 8

Проректор Рутил: Этой ночью госпожа Рутил выспалась особенно хорошо. Ее кожа была нежной и бархатистой, а взгляд темных глаз блестел и был подобен стальному клинку. Она надела свое любимое бархатное платье и как всегда появилась на рабочем месте ровно к официально установленному времени. Хотя сегодня, она совершенно точно знала это, никакой работы до начала заседания "чрезвычайной" комиссии не предвидится. К допросу с пристрастием проректор была готова практически всегда и практически по любому вопросу. А личности, которые должны были сегодня предстать пред ее светлый испепеляющий взор на этот раз, не требовали такой подготовки в принципе. К тому же, с папочкой, в которой была собрана особо любопытная информация, госпожа Рутил тщательно поработала еще вчера, а с утра, дома и на свежую голову - повторила. Но разве же может быть так, чтобы хорошему работнику было нечем заняться? О, нет, поверьте. Согласно своему негласному расписанию проректор сначала выпила чашечку кофе у себя, любуясь видом раннего утра пригожего денька недавно наступившего лета, а затем неспешно прогулялась мимо информационных стендов пары факультетов. Во-первых, это было по пути к приемной ректора, а, во-вторых, помогало узнать последние новости, если таковые, конечно, имелись. И вот, покончив с урезанными на сегодня повседневными хлопотами, проректор по учебно-воспитательной работе, а ныне исполняющая обязанности ректора главного университета Даймонда с нетонкой папочкой в руках и источающей доброту улыбкой оказалась в приемной ректора. - Здравствуйте, Надин, - поздоровалась проректор с секретарем главы университета, двух помощниц которого она, впрочем, не удостоила внимания. - Все уже собрались? - Доброе утро, госпожа Рутил, - Надин широко улыбнулась в ответ. - Что вы... - она рассмеялась. - Еще рано, - секретарь поднялась со своего места, - Вы, как всегда, первая. Прошу, - она открыла дверь ректорского кабинета. - Спасибо, - госпожа Рутил кивнула ей в знак вежливой признательности и прошла внурь. - Вам что-нибудь нужно? - поинтересовалась секретарь, за спиной которой уже вскочила помошница, готовая моментально принести все необходимое. - Все документы у меня с собой, - усаживаясь за стол. Надин уже потянулась закрывать дверь, а губы ее начали произносить какие-то слова... - Но от чашечки кофе я не откажусь, - проректор еще раз улыбнулась от всего своего учебно-воспитательного сердца. - Сию минуту, - быстро переменила заготовленную фразу секретарь и закрыла двери. Госпожа Рутил поудобнее устроилась в кресле. Кабинет ректора всегда ей был очень симпатичен.

Декан Жедрит: Декан Жедрит от души потянулся, что отозвалось хрустом суставов и скрипом кресла, а потом сочно зачавкал прихваченным из дома квашенным огурчиком. Супруга заботливо положила их в непромокаемый коробок, а то в прошлый раз он завернул огурцы в какую-то тряпицу и положил в карман, а потом пятно расползлось по светлой ткани. Его это, конечно, не смутило, но как поджимала губы проректор Рутил, и с какой преувеличенной заботой протянула ему белоснежный, аккуратно сложенный вчетверо платочек! Ох уж эти женщины! Всё им не так. Подумаешь, пятнышко. За огурчиком последовал огромный бутерброд и холодный домашний морсик. Жедрит причмокнул губами. Вот так, на сытый желудок и думается лучше, чтоб там учёные не говорили. Декан смёл рукавом крошки на пол, под стол. Потом пусть уборщики выметут, а то оставишь так хоть одну крошечку на столе, появится эта дама, и опять житья не будет от укоризненных взглядов. Жедрит вздохнул. У него было правило, никогда не думать за едой о дурном, это не то, что портило аппетит, но мешало пищеварению. Когда ты кушаешь, ты должен быть спокоен и блаженно расслаблен. А дела пусть подождут - от них становятся тощими, сухими и вредными. Но завтрак был съеден. И увы, дальше дела ждать не могли. А дела были... достаточно неприятными, как для него, декана, так и для всего университета. Мальчик погиб. Хороший, в общем, мальчик. Неглупый, из приличной семьи. Учился почти на отлично. Тихий, проблем от него никаких не было. И на тебе, дуэль. Жедрит сплюнул в пепельницу. "Допрашивай теперь всех оболтусов, что рядом с ним тёрлись. Впрочем, с кого спросить я знаю. Не отвертится. " Встал, отряхнулся и направился в кабинет проректора. Разбирательство не ждало.

Акио: ====== > Дом Акио и Анфи Молодой человек на мгновение замер перед тяжелой дубовой дверью отделяющей его от огромного потока слов ректора, проректора да и вообще всей комиссии. Пока он проделывал весь путь от своего дома до Университета то успел прокрутить в голове ответы на все возможные вопросы и был готов. Только не оправдываться. Этого он не просто не любил правильнее сказать ненавидел. Считал, что оправдываются только слабаки, которые не способны отстоять свою точку зрения и собственную правоту. Стоя перед дверью он в конец удостоверился, о чем будет разговор. Ну что поделать, если малец оказался не опытным, а строил из себя героя средневекового романа. Он непроизвольно повел плечами. Ровно за один удар сердца он успел осмотреть себя с дотошностью и избавиться от всех незначительных пылинок с формы и небрежным движением поправил волосы. В голове промелькнула мысль о сестре, короткое волнение, как она там и тут же испарилась. Серьезность. Собранность. Безупречность. Акио распахнул дверь и широкими шагами вошел в зал. - Доброе утро, - вежливый тон и поклон, ровно такой что бы его не заподозрили в презрении к происходящему. он поднял голову и быстрым взором от которого мало что ускользало окинул помещение. Пока здесь находилось не много людей. Известная своей педантичностью проректор Рутил и декан Жедрит. Женщину Акио уважал, нет, он не был безумным преданным фанатом, поклонником скорее воспринимал все ее слова как должное. У него присутствовало понятие старшинства, хоть и таких, так скажем, достойных его внимания людей было очень мало. Ну и конечно он знал про ее дотошность и положение. С живого не слезет. банальная констатация факта. - Доброе утро, госпожа Рутил, - Акио улыбнулся одной из своих не театральных улыбок, показывая женщине свое уважение. - Доброе утро, господин Жедрит, - про этого мужчину молодой человек знал практически все. Начиная от того как он принимает экзамены, в какой форме ему надо сдавать, что бы даже не выучив предмета на зубок можно было сдать на отлично. Сам Акио этим никогда не пользовался за ненадобностью, но знания никогда не помешают. А вот с ним можно договориться. А точнее заговорить.. Вот уже чего никто не мог отнять у него, так это умения заговаривать зубы.

Проректор Рутил: С кофе было почти покончено, когда появился Жедрит. Его жизнерадостность всегда несколько настораживала госпожу Рутил, а в этот раз, так и вовсе бы, удивила. Но сейчас добродушный толстяк выглядел достаточно озабоченным, чтобы не делать ему на этот счет замечания. Да и крошек на нем, вроде бы, не наблюдалось. Как только было покончено с приветствиями и устройством декана на подходящей случаю стул, двери вновь не замедлили отвориться. - Маркиз Акио Террава фон Шпильцбург вил Тесла, - объявила секретарь, пропуская юношу вперед себя и без промедления затворив за ним дубовую дверь ректорского кабинета. Проректор в очередной раз отметила удивительную способность Надин произносить непроизносимые наименования, иначе не скажешь, титулованных особ: "Хорошие у ректора Гелиотропа кадры. Опытные". И от закрытых дверей перевела взгляд на молодого маркиза или, как было принято величать их здесь, в университете, студента. - Доброе утро, - пауза, затраченная на беглое изучение присутствующих. - Доброе утро, госпожа Рутил, - галантная улыбка. - Доброе утро, господин Жедрит, - взгляд в сторону декана. - Доброе, - здесь и далее сухим, вежливым в стиле не единожды высказанной рекомендации тоном, - но от того, что Вы это будете чаще повторять, добрее оно не станет, - женщина раскрыла пред собой до толе перевязанную тесемкой папку. - Дела у Вас, можете не отвечать, итак знаю, что не очень, - Рутил оторвалась от разворачивания своей папочки, с которой планировала возиться на протяжении всего заседания, подняла глаза на Акио и неожиданно тепло ему улыбнулась, все ж свои родные, дети. - Ну что же Вы стоите, уважаемый маркиз? Присаживайтесь, - проректор кивнула на заготовленный для юноши стул, что располагался по центру комнаты, больше напоминавшей зал. Особенность этого стула состояла в том, что он не был повернут прямо к ректорскому столу, за которым расположилась временно исполняющая обязанности и подле которого восседал грузный Жедрит, а был сориентирован так, словно выступать придется не только перед уже собравшимися. После некоторой паузы проректор вновь заговорила, обращаясь вроде бы к декану: - Как вы помните, мы ждем еще государственных чиновников, - и женщина опять улыбнулась маркизу. "Печально я смотрю на наше поколенье… Но нельзя сказать, что я не рада поводу вывести его на чистую воду".

Декан Жедрит: Жедрит махнул пухлой ладонью в сторону свободного кресла. Проректор наводила на него тоску. Примерно такую же, как созерцание болотной тины. Один раз глянешь - она такая симпатичная, зелёненькая, глаз радует. Второй раз посмотришь, а она всё та же. На третий уже и дух болотный чувствуешь. На десятый страстно хочется к озёрам - и на воздух, на воздух. Так странно, что от этой вполне молодой женщины, даже стройной, даже, чтоб её, миловидной и хорошо одетой, веяло унылой сыростью натибрских низин. - Да полно вам, леди-проректор, - декан огладил сбившийся воротник. Ох, понапридумают же одежду, человеку в теле и не повернуться нормально. - Хуже солнечное утро тоже не станет. Чайку бы выпили, а то всё не в настроении. А Вам здравствуйте, маркиз. Располагайтесь, располагайтесь. Удобное кресло? Вот и славненько. Вы знаете, почему мы вас, так сказать, побеспокоили?

Сузу Нианко: Из канцелярии В сотый раз проводя пальцем по лакированным панелям на стенах, Сузу прохаживалась вдоль коридора. Изредка она останавливалась возле резной двери кабинета ректора, прислушиваясь к голосам внутри. несколько минут назад этот образчик деревянного искусства Даймонда миновал молодой бронзовый юноша, затем чуткме уши девушки дернулись, улавливая едва слышный его титул. -Один из кандидатов на отчисление, - вынесла вердикт Сузу. Пухлой папке листов с королевскими печатями предстояло изрядно похудеть за сегодняшний день. Время шло, а Его Белобрысое Величество все не появлялось, и девушке-клерку больше ничего не оставалось, как упасть в объятия ностальгии. По официальным, в этом университете она проучилась 5 лет. На самом же деле, лишь два года провела на факультете финансов Сузу Нианко, остальные на задних рядах откровенно скучала использующая ее личину Ртуть. Чтобы не вызвать подозрений в виде внезапно упавшей успеваемости лучшей студентки, ей пришлось ночами корпеть над учебниками, закладывая страницы кинжалом. Бурной страстью к цифрам она не воспылала, однако нашла идеально место для дальнейшего прикрытия и со временем нашла некое удовольствие в этом. -Все вокруг напоминает о тебе, Эйра-тян. Даже этот коридор, где я часами ждала, когда же тебя перестанут отчитывать за очередной акварельный экспромт в главном холле. Кто мог знать, что подающая надежды третьекурсница, знаменитая своим абстрактным видением мира, выраженным в фамильярной манере общения с седыми профессорами, наследница процветающего рода, погибнет от нелепой простуды?

Проректор Рутил: - Да полно вам, леди-проректор. Хуже солнечное утро тоже не станет. Рутил одарила Жедрита не самымприятным взглядом. "Мы по одну сторону," - напомнила она себе, отказывая в выражении каких-либо эмоций еще. - Чайку бы выпили, а то всё не в настроении. - Спасибо, но мой утренний кофе был хорошо сварен, - не удержалась женщина. Последовавшее сюсюкание, иначе и не назовешь, с провинившимся в плюс декану проректор тоже не записала. В такие моменты Рутил страшно жалела, что боги обделили ее даром телепатии, потому как одернуть коллегу стоило бы. Она тут изо всех сил страху наводит, а он разрежает обстановку. И все ради кого? Ради причастного к убийству? К тому же дело касалось и ее авторитета... Проректор глубоко вдохнула, отчего ее ноздри стали просто огромными, и выдохнула. В конце-концов, она всегда и во всем сохраняла спокойствие. И запоминала, на будущее. А все свое неудовольствие она "подарит" маркизу, которого сейчас ее карие глаза очень внимательно изучали: "Ну что же ты молчишь, неразымное дитя? Знаешь же, что случилось".

Акио: Ну что же Вы стоите, уважаемый маркиз? Присаживайтесь. Ничто не может отнять у этой женщины хватки бульдога. Акио внутренне поежился, но на лице как обычно это не отразилось. Он умел держать маску даже при плохой игре, а здесь это было не просто необходимо. Скорее даже жизненно. Юноша прошел и сел на указанное место. Вполне себе достойная поза, главное руки на груди не складывать как он это привык делать, когда с ним говорят, тут это совсем не уместно. Тут вполне хватит ноги на ногу и спокойного взгляда. Упоминание про чиновников несколько обескуражило, но сразу стало понятно, что с живого с него не слезут. И проректор вполне может снять с него шкуру за подобную не осмотрительность. - Я готов выслушать вас и предъявленные мне обвинения, госпожа Рутил, но уверяю вас, это касается меня в наименьшей степени. Конечно, у него практически на все случаи жизни была отмазка. Этот не исключение. он уже понял, что не ошибся в своих предположениях, а по сему будет отстаивать свою точку зрения до конца. В конце концов, где наша не пропадала.



полная версия страницы