Форум » Город » Отделение Синей Стражи » Ответить

Отделение Синей Стражи

Алмаз:

Ответов - 17

Синяя Стража: Приволокли Томо и Орлика с улицы. Сиб привычным пинком открыл дверь в отделение. Лёгкая вмятина на обшивке говорила о том, что именно так с ней и поступали чаще всего. Абис едва заметно передёрнул плечами, дверь немилосердно скрипела. Он собственноручно смазывал петли каждую неделю, - остальным было попросту лень и у них был не столь чувствительный слух, - но проходило какие-то несколько дней, и всё начиналось по новой. Показывать злополучную дверь кому-то из магов Абис принципиально не хотел. Маги решали слишком многие вопросы в отделении, и на не-магов смотрели свысока. Впрочем, в случае с четвёркой Абиса - безосновательно. - На допрос? - бойко спросил Сиб, затаскивая сопящего дурманомана. Баль расхохотался, крепко держа руки продавца. - Угу, разве что он будет во сне разговаривать! Абис только коротко кивнул в сторону камеры. Бомба пошел за бумагами - оформить добычу. Как всегда, канцелярщина взваливалась на его неокрепшие плечи. В камере как раз вчера установили новый антимаговский артефакт - знаменитый дорогущий "Кирпич". Если бы не то дело банды педофилов, никто бы не позволил средних масштабов отделению купить такую игрушку. Но четверка Абиса с заданием справилась, опережая все сроки, и высокое начальство расщедрилось, послало гонца в ближайший храм Кунсайта. Теперь полупрозрачный брусок парил под потолком и съедал всю магию в камере. - Спокойной ночи, - усмехнулся Сиб, захлопывая решетчатую дверь. При этом, как всегда, он совершил чудо ловкости и одновременно прищемил палец Балю и толкнул уж совсем непричастного Абиса. Баль схватился за прищемленный палец и непристойно помянул враждебный пантеон, Абис даже не скривился, только стал немного бледнее обычного. Повязка под рукавом плаща совсем промокла - нужно было менять. Сиб опустил голову и на всякий случай отступил на пару шагов к стене. - Я это, случайно. Из соседней комнаты вовремя донёсся голос Бомбы, спасая Сиба от неминуемых комментариев Баля. - Эй, а как их записать, имён-то нет? - Да они сейчас даже, что они мужики, не вспомнят. - Баль фыркнул и покосился в сторону камеры для временно задержанных. - Оставь место, завтра заполнишь.

Соичи Томо: Заходя под конвоем (хотя это громко, очень громко сказано) в обитель-на-ночь, Томо оценил обстановку. Тепло. Мало освещения. Крысы есть. Крошки есть. Одеяла...есть, но мало. Это скорее полотенца. Орла сгрузили на койку, Соичи сам присел на соседнюю ведя себя так, как ведут себя продавцы вредной травы. У потолка сиял новенький "кирпич". Профессор хмыкнул в воротник, чтобы его не услышали стражники. Что ж, в лаборатории доктору не дали поэкспериментировать с этим устройством, однако здесь такая возможность предоставлена всю ночь. "Ба! Да я сегодня счастливчик!" - подумал про себя исследователь, располагаясь на своей койке. Рядом негромко что-то пробурчал собутыльник. И почти все это время професор сохранял молчание, многозначительно смотря поверх очков на стражников. Последние осторожно или брезгливо косились на нового заключенного, но попыток что-то вызнать у него не предпринимали. -"Ну, до утра, так до утра. Все равно мне есть чем заняться. На этой радостной ноте, в почти кромешной темноте профессор Соичи Томо начал свои незаметные исследования.

Время: Третий игровой день. Утро. В теме: Родонит, Томо.

Родонит: -Ммммрнхмммпх, - заявил Родонит, перекатываясь со спины на живот. То, что в момент перекатывания койка кончилась, его не слишком смутило. По-кошачьи приземлившись на колени он уперся лбом в каменный пол. Пол был сыроват и прохладен. Гудящую голову от пола отнимать совершенно не хотелось. Минут через пять сознание чуток просветлело и адъютант вернулся к осознанию реальности. Голову пришлось поднять. - Ух ты, - радосто выдал Орлик, выбрасывая руку вперед и хватая наглую крысу, с любопытством рассматривавшую его. Крыса не высказала признаков страха или недовольства, обнюхивая руку Орлика. Тот сел на койку, продолжая рассматривать животное. Оно было довольно откромленное и со здоровой блестящей шерстью. Крыс Родонит любил, как и всех других грызунов. - По-моему крыс тут содержат для антуража, - заметил он, обращаясь к доктору Томо, опознаному им на соседней койке. Сама ситуация не особенно беспокоила Орлика. По его внутренним часам было порядка шести утра - еще было время, чтобы договорится со всеми и поспешить к принцу. Осталось тока выяснить, где оннаходится.

Соичи Томо: Наблюдение за "кирпичем" дали как положительные, так и отрицательные моменты. К тому времени, как стражники окончательно заснули (даже тот, кто остался дежурить на посту) и как проснулся Родонит, Соичи мог сказать о всех свойствах данного произведения технико-магического искусства, а так же слабостях и достоинствах, но у самого ученого разыгралась мигрень, ужасно болели глаза и подавал признаки жизни желудок. "Не хорошо это, не хорошо..." - размышлял про себя Томо, косясь на просыпающегося адъютанта. Последний обрадовался крыске как матери родной, чем вызвал ухмылку на лице ученого. У него такие чувства вызывали попавшиеся в его ловушку собратья по труду. "Извращенец." - подтвердил Соичи. И не ясно было, к кому относится это определение. - По-моему крыс тут содержат для антуража. - донеслось до Томо, схоронившегося в углу комнаты на своей койке. - Возможно, но все же думаю ими пугают дамочек, что послабонервнее. Воистину жестокий способ. В этой камере вообще держат вполне состоятельных особ, насколько я понял. Только устрашить дискомфортом и неприятным соседством, ничего более. Мне уже хочется посмотреть на настоящую камеру для преступников... Ничего не скажешь, с приходом к власти Алмаза королевство изменилось до неузнаваемости. Кстати, возьми. - профессор протянул Родониту скляночку с мутной жидкостью. - Это поможет. Можно задаться вопросом: откуда скляночка, раз у Соичи забрали все... Но даже в бане никто не сможет сказать, что у Томо нет с собой какой-нибудь скляночки. Где он там ее прячет - секрет.

Родонит: Орлик разжал пальцы, позволяя крысе перебраться ему на руку. Та пробежалась по предплечью и замерла на плече адъютанта, обнюхивая его ухо, но кусать не стала. - Назову тебя Роджером. - решил Родонит вслух, медленно и осторожно вставая и столь же медленно и осторожно подходя к профессору Томо. - Спасибо, - поблагодарил он, забирая скляночку с неясным содержимым и - понадеявшись на то, что у доктора нет особых причин его травить - выпивая ее. Жидкость вкуса не имела, зато была ледяной и в голове сразу же стало потихоньку прояснятся. - Думаю особой разницы нет, - вообще Родонит бывал во всяких камерах и в некоторых даже сидел. - Только крыс нету или они совсем голодные и злые. Ну и попрохладней. Если тюрьма похуже, то может быть и сыро, но мы с этим боремся - нехорошо людей травить болезнями легких, если их можно потом заставить работать. Родонит рассматривал и практически обнюхивал, хоть и издалека "Кирпич", потом вздохнул - амулет был заряжен и работал исправно. Покосился на дверь - понять бы, в каком они отделении и что проще - сбежать или договорится. На вид камера не то, чтоб совсем для аристократов, но явно для содержания людей, которых потом планируется выпустить на волю. Орлик рассеяно погладил Роджера. - Ну что, время выдвигаться? У вас немного оптимизма на лице... да и завтракать пора. - Томо выглядел помятым, невыспавшимся и голодным. У Родонита тут же случился приступ желания накормить несчастного, хотя и сам Орлик, предположительно, выглядел не лучше. Адъютант постучал изнутри в надежде, что кто-нибудь уже не спит, если отделение приличное. - Доброе уууутро.

Синяя Стража: Сиб сладко зевнул и потянулся. На утренние дежурства он обычно напрашивался сам - в отличие, допустим, от гуляки Баля или от любителя почитать по ночам Бомбы, в рассветное время он был обычно бодр и свеж, и даже скучные бумаги разбирал с вдохновением? Правда, потом подтягивался Абис, молча хмурился и все переделывал сам... Но в это утро лидера можно было и не ждать, по крайней мере, до обеда - что-то он вчера был совсем серый, когда тащили этих двух хануриков...вернее, одного ханурика и одного торговца дурью... Кстати о птичках. Сиб прикрыл багнак газетой (а то мало ли), поднял упавшую пепельницу Баля (и зачем на ней раньше нужна была эта ручка?) и неспешно, вразвалочку подошел к ближайшей камере. - Проснулись, ребятки? - с легкой снисходительной хамовитостью начал стражник. - Лохматый, ты как? Жив, здоров? Этот вон седой мужик тебя чуть не траванул. Не знаю, сколько ты ему заплатил - но ты зря потратил деньги. А ты, отравитель, крепко влип. Называйтеся оба. Кто такие, где живете и так далее. Будем оформлять вас.

Соичи Томо: Пока Родонит принимал свое лекарство и игрался с крыской, Томо хлебнул зелья для себя. В голове стало проясняться, дятел вылетел из висков, только желудок стал протестовать куда как активнее, требуя мяса. -Ну что, время выдвигаться? У вас немного оптимизма на лице... да и завтракать пора. Соичи только хмуро кивнул. Через некоторое время появился стражник, окидывая заключенных высокомерным взглядом. - Проснулись, ребятки? Лохматый, ты как? Жив, здоров? Этот вон седой мужик тебя чуть не траванул. Не знаю, сколько ты ему заплатил - но ты зря потратил деньги. А ты, отравитель, крепко влип. Называйтеся оба. Кто такие, где живете и так далее. Будем оформлять вас. Соичи хмыкнул и покосился на сокамерника. Родонит незаметно спрятал пустую склянку, делая честные-честные глаза, что, дескать, он совершенно не понимает о чем толкует этот милый человек в форме. - Утро доброе, господин начальник. Вы так бодры и веселы, что у меня аж зубы сводит - начал с добрейшей улыбочкой ученый. - И поэтому я поспешу представиться вам. Соичи Томо, отравитель несчастных девушек и совратитель парней. Вы меня раскусили. Вчера я действительно споил этого паренька и хотел с ним поразвлечься, но... - профессор был безмятежным, а взгляд адъютанта выражал только одно: "что за ересь!?" - Вы спасли этого гражданина... Но как нехорошо было запирать его вместе с мучителем... Кстати, моего сокамерника вы должны знать в лицо. Он ведь большая шишка - "на большом пальце коронованной персоны".

Родонит: Родонит покивал - мол, жив здоров и дееспособен, пора бы уже выметаться по делам - но продолжение расспроса его несколько смутило. Проще было бы, если бы их обоих нашли бы в бессознанке пьяными - штраф за непристойное поведение, максимум за бродяжничество бы попытались притянуть - так для бродяжек они все же неплохо выглядят, а тут начнут крутить-рядить-вертеть... Орлик приготовился было изображать святую невинность, да так, чтоб и доктора "засвятить", но не тут-то было. Томо, видимо, совсем осточертело сидеть в лаборатории и ему захотелось посидеть где-нибудь еще. Или "кирпич" ему так приглянулся, Родонит не стал бы утверждать ничего с уверенностью. - Вы меня раскусили. Вчера я действительно споил этого паренька и хотел с ним поразвлечься, но... - адъютант только головой покачал, прежде чем подключится к игре. Конечно, Томо был на пол головы выше, да и в плечах пошире хлипковатого адъютанта, но Родонита пареньком или юношей уже давно было сложно назвать, как-то язык не поворачивался, а сам доктор вовсе не похож был на старого развратника, благо был ненамного старше Родонита. Вообще, бледный, голубоглазый, седой, недокормленный, да еще и не выспавшийся, он больше походил на маньяка-убийцу. Орлик закашлялся, слушая доктора: - Да ладно, хорош гнать-то, чать пять лет уже вместе пьем, растлитель, - лицу своему адъютант придал выражение "Что за хрень он несет, во имя Джедайта?!". - Ром тока в таверне плоховат оказался, надо бы вернутся, да люлей... - он осекся, покосившись на стражника, - то есть жалобу написать, да... Он повернулся к представителю закона, почесывая Роджера, перебравшегося на левое плечо. - Знаете, это он, - кивок на доктора, - с голодухи. Или от переутомления. Или в ром и впрямь что подсыпали... Ему хорошо, никуда ведь сегодня ехать не надо...

Синяя Стража: Сиб растерянно почесал затылок. Казалось бы, седой мужик нес такую чушь, что скорее он казался пострадавшим от ударной порции дури, чем его товарищ. А то пытался обратить все в безобидную пьянку. Отдуваться за всех Сиб страшно не любил - особенно там, где дело касалось разговоров. Язык у него не был подвешен как надо, и слова постоянно приходили в голову какие-то дурацкие, уличные... Как быть внушительным по-другому - он не знал. Не дала природа ни зловещести, проскальзывающей в ухмылке Баля, ни, тем более, ледяной уверенности Абиса. Сиб тихонько вздохнул. - Не шутите, дядя, мы нашли вещдоки, - укоризненно сказал он и брезгливо поднял двумя пальцами связку пипеток со стола. - Скажете, вы этим цветочки поливали? Хлопнула дверь, и в залитую солнечным светом комнату с разгона вбежал Бомба. "Совсем пацан еще", - тепло подумал Сиб, салютуя мелкому коллеге. - Что тут?...А...д-доброе утро! - младший в команде не сразу сообразил, что вчерашний "улов" уже проснулся и зачем-то поздоровался и с дуреваром-отравителем, и с его пострадавшим дружком. - Ваши документы, господа, - скучным голосом завел Сиб стандартную волынку. В присутствии Бомбы босяцкие выражения на язык не лезли, и сам он как-то подтянулся, строго глянул на узников.

Соичи Томо: - Знаете, это он с голодухи. Или от переутомления. Или в ром и впрямь что подсыпали... - Или я с рождения с головой не дружу. – поддержал тот же тон Соичи. Ну что ж, повеселиться за счет других не получилось. Жаль. А утро так хорошо начиналось. – Утро недоброе, - поздоровался с прям-таки ворвавшимся стражником. - Ваши документы, господа. Профессор пожал плечами и полез в карман. Бумага, удостоверяющая личность, находилась в тайной части подкладки, однако вытащить ее быстро не представляло труда. Для Томо. - Держите, - просто сказал Соичи, потеряв интерес к происходящему, однако улыбка не сошла с его губ. Проф протянул сквозь решетку удостоверение, а затем засунул руки в карманы. – Надеюсь после не будет вопросов о моих скляночках?

Родонит: Родонит только плечами повел, будто выражая некоторое недоумение, крысюк-Роджер недовольно завозился, пытаясь не упасть. Явно приученный был. - Доброе, доброе... Доктор, видимо, решил, что ему не дадут поиграться и вытащил настоящие документы. Или не настоящие, но оправдательные - Родонит со своего места не видел, да и не особо это важно было. У Родонита тоже где-то были настоящие документы. Но прямо как-то неудобно ими светить в тюрьме. На такие случаи у него были не менее настоящие, но не имеющие никакого отношения ко дворцу документы на имя Шпата - торговца пряностями из бедной ветки одного баронского семейства. Первые настоящие документы лежали во дворце, а вторые в кожаном мешке, которого на поясе не висело. - Вы бы... вещдоки-то вернули, а я вам тогда и документы в них покажу...

Синяя Стража: - Ничего себе! - ахнул Бомба, внимательно рассматривая бумагу "дуревара" и неуверенно посмотрел на Сиба. - Может, фальшивка, а? - Да точняк! Помнишь, у нас на той неделе путана с краденым ожерельем попалась? Так у неё документ был на имя высокородной леди Петсайт! - старший стражник расхохотался. - Совсем одурела, за сорок, потасканная, заразная, только волосы в тот же цвет выкрашены. Но зато печати как подлинные! Ничего, скоро найдём этого подпольного умельца! В комнату неслышно просочился Баль, чем-то страшно довольный, сияющий улыбкой и светящий голым животом - форменную рубашку он завязал на груди небрежным узлом. Прислонился к стене, развернул "вещдок". - Барон Шпат, так? - Неужто Шпаты - такие большие шишки? - удивился Сиб, и внимательно посмотрел на профессора Томо. - Темните.

Соичи Томо: Профессору надоела эта ситуация на корню. Голова уже прошла от принятого лекарства, но желудок продолжал бунтовать. Да и на работу пора, утро уже. До Томо доходило слухи, что многие высокопоставленные особи при «хождении в народ» берут поддельно-настоящие документы. Не важно, что там у Родонита было, но явно он не был по документам «шишкой», хотя барон – это не рядовой житель, но все же, все же... - Интересно, а у стражников всегда такое плохое чувство юмора? Или у вас это профессиональное? Хотя говорят, что это у меня плохое чувство юмора. Как и сказал мой сокамерник, я нес чушь, дабы развлечь, – «ся» он благоразумно опустил. – публику. Мы с ним вчера выпивали в одном трактире, но мой собутыльник перебрал слегка, поэтому я ему помогал добраться до повозок. И мои документы подлинные. Я действительно тот, кто там обозначен. Можете сообщить моему начальству…или даже просто начальнику стражи дворца. Кстати, мы с ним тоже выпивали. – все это Соичи произнес со спокойным, даже скучающим выражением лица. – Ну?

Синяя Стража: Баль пошелестел бумажками, глянул на свет - с виду были похожи на настоящие. Даже пятна на них были достоверные. Недоумевая, он глянул на "мелких". Все с ними было ясно. Они оба пылали энтузиазмом - кажется, простой как дубинка Сиб попал под влияние романтика Бомбы. "Куковать вам тут до зимы..." - мысленно посочувствовал Баль преступникам. - Так с кем вы пили? - просто чтобы о чем-то трепаться, переспросил он у седого мужика. Сиб старательно прожигал глазами траводела. Нет, ну какой наглый. Ничего, и не таких раскалывали. Если Баль взялся, он его на чистую воду выведет. А через него может и на ловкача, что документы такие делает выйдут. Бомба увлечённо перебирал конфискованные у мужика вещи. - Ага! - радостно воскликнул, доставая на свет божий платок с непонятного вида пятнами, и доставая лупу. Баль поморщился - конечно, дотошность сыщику не помеха, но вот чтобы придираться к носовым платкам... Это было слишком для "зеленых". - Бом... - начал он и осекся. Не потому, что недоназванный мальчишка поднял голову и вдруг замер испуганно. И не из-за того, что у Сиба задрожали в руке документы. В спину повеяло холодом. Как от ледника в июньский полдень. - Что. Здесь. Происходит, - без вопросительных интонаций произнесли за спиной Баля. Он оглянулся через плечо. - Допрос! - неестественно бодро отрапортовал Сиб, чтобы сказать хоть что-нибудь. По поводу Абиса он мог шутить сколько угодно, но почему-то в отсутствие самого командира. Мог даже попрерыкаться. Но он бы вряд ли в этом признался тому же Балю - засмеёт ведь, что до сих пор немного, да какое там немного - изрядно робел перед ним. Скорее всего потому что тот был непонятным. Непонятное Сиба напрягало, все возможные запутанные дела он пытался распутать побыстрее. Если не выходило - хандрил. - Улики смотрим, - застыл с платком в руке Бомба. - Я вот... - Беседуем, - мягко прервал его Баль. - Допрос, - тем же спокойным голосом произнес Абис. - Хорошо. Был он белый, как стена, но держался прямо и уверенно. Баль тихо выдохнул. Конечно, этот нелюдь пришел бы на службу и не в таком виде, но все-таки по сравнению со вчерашним смотрелся куда свежее и бодрее. Сиб и Бомба мяли в руках "улики" и стремительно теряли апломб. Когда лидер и окружающая его волна холодного раздражения проплыли мимо, Баль ощутил какое-то движение воздуха и почувствовал, как узел на рубашке развалился, и она упала вниз помятыми полами. Самого жеста Абиса он не заметил. "Сволочь", - беспомощно ужаснулся Баль. - "Ведь эта же рука..." - Документы, - окинув узников изучающим взглядом, "попросил" лидер. Сиб с готовностью протянул дуреваровы бумаги. Не отвлекаясь от прочтения, Абис поймал небрежно брошенную корочку второго. Развернул и почти сразу же закрыл, протягивая её Шпату. Задержал взгляд на лице, сканируя, чтобы запомнить и не ошибиться даже в темноте. Коротко кивнул на Томо. Родонит кивнул в ответ. Документы перекочевали из рук Абиса к профессору. Всё это заняло не больше минуты. Бомба пнул локтем попытавшегося что-то спросить Сиба. Баль машинально потеребил рубашку в районе бывшего узла. Без него было неудобно. Вальяжно потянулся и парой движений перетёк поближе к арестованным. - Вы свободны, господа. Приносим извинения, служебные обязанности! - обаятельно улыбнулся Баль. И, возможно, на долю секунды медленнее, чем это требовалось для незаметного движения, вытащил прядку ярких волос из-за безупречного воротника Абиса. У того чуть напряглись скулы. Рубашка была отомщена. Изморозь, ползущая по затылку, показала Балю, что день будет хорошим. Будет весело.

Соичи Томо: Допрос мог продолжаться еще долго, если бы не вовремя пришедший, как понял Томо, начальник стражи. Этот воин выглядел немного потрепанным (ну, у Соичи так выглядели те, кто пережил его над ними опыты...раза эдак четыре), но живым. И можно сказать внушительным. Внушал начальник холод и дисциплину. Хороший начальник, как раз для таких рьяных стражников, как эти трое. Получив обратно документы, профессор еще раз провел взглядом по всем присутствующим здесь лицам. Дабы запомнить и попросить для них бонусов у главного начальника всей стражи. Отчего-то парнишка, что изучал ранее платок, позеленел. Томо расплылся в счастливой улыбке сумасшедшего и выплыл из камеры. Слегка небрежно, но весьма скоро собрав все свои уцелевшие после обыска вещи, Соичи кивком попрощался с собравшимися и прошествовал к выходу, по пути пряча пустые склянки и прочее обратно по карманам. Надо было зайти в две лавочки перед тем, как вернутся в свою лабораторию.

Родонит: Родонит хотел есть. И работать. На него напала страшная ажда полезной деятельности - бесполезной он уже сутки занимался, а сегодня ведь отъезд. И есть. Кушать. Питатся. Придти домой, пожарить себе гренки. Или в кафе неподалеку от дворца, там отличные булочки с начинками специально для завтрака. Ну хотя бы в дворцовую кухню, попортить Жа Вю нервы. Томо не верили. Вообще надо бы как-то понадежней документы делать, раз их так хорошо подделывать умеют. И давно пора уже выяснить, кто этим промышляет Родонит грустил. С одной стороны - документы у Томо настоящие, как ни крути, так что рано или поздно их выпустят. С другой стороны хотелось пораньше. Родонит просчитывал как будет эффективней действовать с этими активистами допроса, чтоб они отвязались - сбивал разный характер участников. По всему выходило, что проще всего сейчас разбить об пол вон тот вещдок Призрака, который принесли вместе со всеми их вещами и, пока дым не рассеится начать активно действовать. Благо, "кирпич" начинал потихоньку ослабевать - гасить магию не проще, чем ее создавать. Даже если не колдовать возле него, часто нужна подзарядка. Кроме того, дверь не заперли, а в коридоре кирпич не действует. А уж до коридора Родонит как-нибудь и сквозь трех бойцов стражи пробьется. Ну проскочит... протиснется... Нападать на энтузиастов сыскного дела не хотелось. Но хотелось есть и действовать... От травм (физических или душевных) всех спас здешний начальник, коим оказался суровый Абис. Абиса Орлик не то, чтоб знал, а больше по долгу службы помнил. Абис ему нравился, как нравились всякие упорные люди, но дружбы он с ним не заводил. Зато этот замечательный мужчина знал Родонита в лицо. Все-таки мы наткнулись на очень хороший отряд стражи. Может и повезло..., думал Родонит, забирая документы. Абис кивнул на доктора. Конечно доктор Томо это правда доктор Томо... где ж я еще такого найду психа... гения... Родонит утвердительно мотнул головой, улыбнулся любителю документов - имен стражников он пока не знал, барахло со стола он сгреб не глядя в мешок - ничего особо ценного там не было, и вышел из камеры. Призрак неторопливо экипировался. Родонит повернул голову к крысе. - Ну что, Роджер, никому ты не нужен? Все, будешь жить у меня. Крысюк не отреагировал, но с плеча не слез. - Удачи, доктор Томо, - крикнул Орлик и пошел лоить кэб. Во дворец..дворец...дворец... кухня..кухня...кухня... Во дворец. На кухню!



полная версия страницы