Форум » Город » Бар "Гнездо аиста" » Ответить

Бар "Гнездо аиста"

Рубеус: Приятное тихое место для понимающих в уюте

Ответов - 6

Аметист: с улиц Города Аметист вошел, привычно оглянулся по сторонам - мягкий мерцающий свет сразу же будто обернул уютом, вместе с легким ровным гулом голосов. Ему всегда нравился этот бар. Помнится, раньше они даже с Рубеусом частенько сюда захаживали, когда Жозеит только открыл свое непривычное для беспокойного королевства заведение. Все вокруг здесь будто взывало к покою и умиротворенности. Аметист периодически бывал в Гнезде, с самого дня основания. Смешно, но бар всегда придавал ему ощущение дома, которого у него никогда не было во дворце и Академии - не говоря уже об отчем пристанище. К тому же, бармен и по совместительству хозяин заведения, всегда был ему рад - Аметисту одним фактом своего присутствия каким-то образом удавалось привлечь в бар множество посетителей. Генерал распустил хвост и позволил белоснежной волне прикрыть спину. В волосах искрились мелкие дождинки - гости, проскользнувшие в бар с улиц и с любопытством подмигивающие посетителям. И Фиоре, конечно же, который все еще не нарушал обволакивающего молчания. Аметист неспешно и плавно подошел к барной стойке - Жозе, дорогой, сколько лет! Я надеюсь, для нас найдется какой-нибудь столик? Самый неприметный, ты же знаешь, как я люблю уединение. Бармен провел их на место и широко улыбнулся - генерала давно не было видно, и он успел соскучиться по его насмешливым интонациям и кокетливости. - Ах да....Принеси нам вина, будь добр. Нам с графом просто жизненно необходимо расслабиться и разогреть кровь после долгой прогулки. Ты же знаешь, как непросто добраться до твоего бара. Благодарно пожав руку Жозеиту и слегка улыбнувшись, Аметист развернулся к Фиоре, чтобы, наконец, уделить мужчине больше внимания.

Фиоре: с улиц Города В баре царил сумрак, длинные тени скользили по стенам, углы казались угольно- чёрными.У Фиоре возникло ощущение некой нереальности происходящего. Воздух мерцал, и казалось, что он вязкий на ощупь. Аметист разговаривал с барменом, и Фиоре позволил себе задуматься. Ощущение сна не проходило, тени казались давно знакомыми, символичными и древними. Перед глазами проплывали разрозненные и давно забытые воспоминания :" Летние зелёные сумерки сквозь мутные окна чулана, синие тени на потолке... Фиоре давно ищут, но какое это имеет значение , если у него в руках самый настоящий волшебный шар- старый, треснувший хрустальный шарик, он немного помутнел, и потерял сияние, но всё равно намного ценнее вычурных и бесполезных подарков отца. И можно до глубокой ночи просидеть на пыльном полу, вглядываясь в мерцание стекла и блики на стенах. " Взгляд Аметиста вернул Фиоре к реальности ." Ну сколько можно мечтать , Фиоре, это невежливо",-внутренний голос пытался вызвать угрызения совести, но одного беглого взгляда на герцога хватило, чтобы понять, что он тоже не решается нарушить внезапно возникшую тишину . На дне бокала с вином время от времени вспыхивали алые искры. Фиоре неожиданно улыбнулся и почему-то сказал вслух: -Вино всегда напоминало мне об отце. Такой же яркий, выдержанный и до конца непонятый,но всё же он не предал..себя.Так что его цвет вина-победы, выдержки, восторга. Сказанное, похоже, не удивило Аметиста. И Фиоре продолжил: - Каждому найдётся место в палитре. Отец- цвет рубина, мать - это жёлтые орхидеи- светлое безумие,а фиалковый- это весна, закатное небо и ... Внезапно Фиоре запнулся, о фиалковом продолжать не хотелось. Аметист внимательно смотрел на него.Отблески свечи играли у него в глазах. И словно предугадав вопрос, Фиоре легко улыбнулся и произнёс: - А Ваш цвет, герцог, это серебро. Цвет счастья. И мне хочется выпить за встречу с Вами. Аметист улыбнулся, и Фиоре на мгновение показалось, что улыбка была грустной , но его это совсем не удивило. Счастье всегда содержит в себе отражение грусти. Внезапно стало легко, и Фиоре показалось, что они с герцогом могут говорить о чём угодно. За окном вспыхивали и гасли звёзды, а Фиоре казалось, что так и должно быть- ночь, вино , беседа с герцогом и светлая тоска по какому-то навсегда ушедшему времени. Небо начало светлеть, и туман- неизменный спутник приближающегося рассвета напомнил Фиоре о том, сколько времени прошло: - Герцог, я не имею права злоупотреблять Вашим вниманием. Уже глубокая ночь, и скорее всего Вы спешите. Аметист заинтересованно смотрел на него. Фиоре решился и добавил: - Сегодня был удивительный вечер, но я отдаю Вам право решить каким будет его окончание. Улыбка вышла непринуждённой несмотря на то , что сердце внезапно замерло. Впрочем, все вопросы имеют свою цену, иногда выражающуюся в сердцебиении и побелевших костяшках незаметно сжатых от волнения пальцев.

Аметист: Они проговорили всю ночь. Просто, легко, неспешно, наслаждаясь непринужденной атмосферой и вином. На обычную светскую болтовню их разговор нисколько не походил, что не могло не радовать. Однако, помилуйте...серебро? Не самое привычное сравнение, но оттого не менее приятное. Аметист наслаждался вниманием, уделяемым его персоне - полученным не от дамочек с горящими пустыми глазами и не от Рубеуса со всем величественным семейством в нагрузку. В отличие от них, Фиоре его совершенно не знал и явно ничего о нем не слышал. Генерал был интересен ему сам по себе, что, несомненно, подкупало. Как и его почти неествественная скромность и обходительность - юноша будто боялся генерала, не осмеливаясь озвучить главный, незаданный и повисший в предрассветном воздухе вопрос. - Герцог, я не имею права злоупотреблять Вашим вниманием. Уже глубокая ночь, и скорее всего Вы спешите. А вот это уже забавно. Фиоре так быстро ронял столь длинные фразы, что генералу даже не хотелось разбавлять его речь привычными колкостями и хищно-невинными улыбками. Рассеянно поигрывая белоснежной прядью, он пристально взглянул на графа. До утра время еще было, а этому фрукту просто нужно было дать время дозреть. В конце концов, он в любой момент может телепортироваться во дворец, сославшись на нехорошее предчувствие. Ну, или на мысленное послание личной экономки - неправдоподобно и маловероятно, но в этом случае граф бы просто подумал, что его не особо умело отшили. Ну да, конечно. У Аметиста ведь изящества - как у тонущего топора. Все ведь об этом знают, верно? Судя по желвакам на скулах и побелевшим костяшкам пальцев, фрукт явно дозревал и вот-вот собирался упасть на безыскусное серебряное блюдо. - Сегодня был удивительный вечер, но я отдаю Вам право решить, каким будет его окончание. Подумать только, генералу предоставили возможность постоять у руля. От отчаянной нерешительности графа начинало легонько покалывать виски. Хоть рассвет и начал уже легонько проводить по волосам едва заметными лучами непроснувшегося солнца, до утра все же было далеко. - Право, не знаю, дорогой граф. Ночь уже не юна, мы даже пережили ту фазу ее зрелости, которая открывается немногим и, безусловно, сближает. Разумно ли было бы оставить ее сейчас на смертном одре и не почтить своим присутствием рождение нового дня? Если сами Вы никуда не торопитесь, я бы с удовольствием продолжил нашу поразительно содержательную и, несомненно, приятную для нас обоих беседу, вот только в каком-нибудь другом месте. Но, для начала, - Жозеит явственно увидел недобрый блеск, промелькнувший на мгновение в глазах генерала, но предпочел не придавать этому событию значения. Удовольствия какое-либо его замечание на этот счет не доставило бы ни Аметисту, у которого явно готов был какой-то коварный план действий, ни его спутнику, который, замерев, ловил каждое его движение и слово, будто дышал ими, ни отсутствующему здесь принцу, которому незамедлительно под хвост могла попасть вожжа, которая бы призвала таскать за хвост генерала, ни самому бармену, которому бы потом досталось от всех потенциальных недовольных. - ...для начала давайте выпьем на брудершафт. Последние слова Аметист едва слышно выдохнул прямо на ухо Фиоре. Не хватало утренней шкурки. Чтобы это самое ухо легонько пощекотать мехом.

Фиоре: Герцог смерил Фиоре долгим взглядом,казалось, что он читает все мысли графа, который в это время лихорадочно обдумывал варианты возможных извинений. " Похоже, что Аметист считает меня трусом...",- эта мысль в совокупности с довольно двусысленной фразой, произнесённой Фиоре раньше , заставила графа пожалеть о сказанном. Фиоре не знал, сознательно ли он отдал право выбора герцогу, либо это была давно укоренившаяся привычка проверять собседников , предоставляя им право выбора. Впрочем, проверять Аметиста Фиоре точно не хотел.Он был один из немногих , с кем Фиоре было приятно общаться: не по долгу службы, родственных отношений или взаимных обязательств- а просто разговаривать, практически ничего не зная друг о друге. Узнавать не хотелось, ведь это могло разрушить ту хрупкую составляющую беседы, иногда называемую доверием, отсутствие которой иногда превращает самый приятный разговор в допрос. " Всему своё время",- рассудил Фиоре , смотря на герцога, рассеянно играющего прядью ..белоснежные волосы приковывали взгляд, заставляя думать о более чем двусмысленных вещах.Однако слова Аметиста отвлекли графа от столь эстетических переживаний. -Право, не знаю, дорогой граф. Ночь уже не юна, мы даже пережили ту фазу ее зрелости, которая открывается немногим и, безусловно, сближает. Разумно ли было бы оставить ее сейчас на смертном одре и не почтить своим присутствием рождение нового дня? Если сами Вы никуда не торопитесь, я бы с удовольствием продолжил нашу поразительно содержательную и, несомненно, приятную для нас обоих беседу, вот только в каком-нибудь другом месте. Но, для начала давайте выпьем на брудершафт Ответ герцога был безукоризнен, но Фиоре на долю секунды почувствовал досаду и резко посмотрел на него. Похоже , что Аметист это заметил, однако сделал вид, что инцидент исчерпан, и Фиоре почувствовал благодарность. " Похоже, что герцог всё правильно понимает, и если он не против продолжать общение, то это несомненно плюс".- заключил Фиоре,умевший во всём находить плюсы.Особенно после заманчивого предложения Аметиста выпить на брудершафт, сказанного таким бархатным голосом. -C удовольствием, герцог. Аметист подал ему бокал, и Фиоре обратил внимание, какая красивая у него рука – бледная, худая, с длинными пальцами. Выступающая косточка подчеркивалась отсветами огня. Это было красиво. -Красиво, сказал Фиоре отвечая на вопросительный взгляд герцога. Руки переплелись , и в последующей тишине Фиоре всё казалось удивительно правильным: вино, напоминавшее о крови и древнем воинском происхождении традиции , красные блики на дне бокалов, согласованность жестов и даже вздохов, и дань традиции- последующий поцелуй- лёгкое касание, закрепляющее ритуал. - Перейдём на " ты"?Вопрос Фиоре звучал удивительно легко и казался естественным продолжением происходящего. В предрассветной тишине довольно обыденный и распространённый обычай приобретал окраску символичности и сопричастности к чему вечному или архетипичному , неуловимо меняя всё вокруг. А может, это были лишь отблески наступающего рассвета..

Время: Третий игровой день. Утро. В теме: Аметист, Фиоре.

Аметист: Перейти-то на "ты" они перешли, да вот только наступило неотвратимое утро, а опоздать ко дворцу в такой день не мог себе позволить даже Аметист, поскольку лишаться особых привилегий, расположения и каких-либо частей тела не очень-то хотелось. - Уже поздно. Скорее, даже рано, - с усмешкой бросил Аметист, тоскливо размышляя о том, что даже энергия, полученная в храме, рано или поздно иссякает. Было крайне интересно, когда и где его настигнет это самое "поздно". И успеет ли он до этого забиться в какой-нибудь угол в чужом королевстве, чтобы не попасться на глаза вышестоящим инстанциям, проваливаясь в сон. - К сожалению, я вынужден уйти и как можно скорее. Растаять, сгинуть, раствориться, мда - Спасибо тебе за неожиданную компанию, чудесную ночь и легкий румянец, - а это уже наклонившись поближе. Наглеть нужно. Срочно и на глазах. Если мальчишку отпугнет, лучше будет всем. Если даже нет, второе счастье поможет сбежать поскорее и влиться в ряды доблестных...хм... В общем, время не ждет. - Думаю, мы увидимся в ближайшее время. Судьба сведет, - легонько подмигнул графу Аметист. - Если же нет, пусть это утро останется в памяти. Традиционно игнорируя последних самых стойких посетителей, Жозеита и - теоретически - желания самого Фиоре, генерал самым безобразным и не особо пристойным образом поцеловал его на прощание и скрылся. во Дворец



полная версия страницы