Форум » Город » Портовый район. Таверна "Два якоря" » Ответить

Портовый район. Таверна "Два якоря"

Родонит: В подтверждение вывески по бокам от входа стоят два ржавых, давно списаных на сушу якоря. Заведеньице не то, чтоб совсем дрянное - вперед ногами выносят не каждый день, но довольно веселое.

Ответов - 19

Лючия Виамаре: ++С Улицы++ Сказать, что таверна плавала в табачном дыму, было бы преуменьшением. Табачный дым заменял в зале воздух и проникал в легкие, хотели того вы или нет. Столы из досок на бочках, тяжелые табуреты, люстры-колеса... и никакого оружия по стенам. На относительно свободном пятачке, примерно два на два метра, какой-то матрос в желтом платке горланил непристойные частушки, подыгрывая себе на мандолине. слышать его можно было только, подойдя вплотную, но никто не возражал. Свободных столиков не было, но Лючия быстро решила проблему, свалив на пол спящего пьяницу. Тот обнял в уголке бутылку и продолжил храпеть, испуская сивушный дух, который все же не в силах был перебить табачный угар. Лючия села, опершись спиной о стенку и положила ногу на еще один свободный табурет, грохнула кулаком по столу и полезла в карман. - Что будем пить? - над стойкой громоздился ряд бутылок, а чуть глубже угадывались бочонки с пивом и вином.

Родонит: Родонит недовольно наморщил нос - табака он не любил и потом долго выстирывал вездесущий запах из волос и одежды. Но, с волками жить - по волчьи выть. Через какое-то время он принюхался и перестал обращать внимание на запах. Правда, если долго тут сидеть он начнет однозначно дуреть. "А, гулять так гулять!" - он невозмутимо переступил через чьи-то ноги, прошел поближе к стойке, разглядывая бутылки. Надписей не было. - Текилу хочу! - возвестил адъютант честно. Дрянному месту соответствующие напитки. Краснолицый мужчина за стойкой покосился на него, как на сумасшедшего - текила не слишком распространенный напиток в этих широтах - но Орлику было на него начхать. - Черт с вами, бутылку рома давай. Вон на тот столик. Получив искомое, он вернулся к Лючии и, вместо ответа на вопрос, поставил добытую бутылку без этикетки. - Понятия не имею, что это, - признался он, присаживаясь. - Обещали ром. Но можно начать пока с чего попроще...

Лючия Виамаре: - А про стаканы ты забыл? - конечно, многие пили здесь из горлышка, но Лючие совершенно не улыбалось подцепить какую-то заразу накануне поездки с Серебряное, когда и до мага-целителя добежать будет некогда. - Человек!!! - рявкнула во всю мощь капинаской глотки баронесса и рефлекторно ухватила за замызганный шейный платок подавальщика, едва тот подбежал, - Два сткана. Чистых, понял? Если я решу, что они грязные, буду отмывать твоей кровью. И бренди. Живо! Такое обращение было в районе порта в порядке вещей. "Два якоря" были заведением не так чтобы для последней матросни, но и не "капитанским", как "Пьяная бутылка". Уровень таверны можно было бы назвать "боцманским". То есть, между посетителями и обслугой бытовало негласное соглашение - вас при первом случае попытаются надуть и подсунуть какую-то дрянь, но вы об этом знаете. И если дадите понять, что выделаетесь из "палубной" команды, получите искомое. Или во всяком случае, что-то весьма к этому близкое. Подавальщик понятливо закивал и исчез, стоило рыжей капитанше разжать пальцы.

Родонит: Родонит откупорил бутылку, вытянув тугую пробку, принюхался. Пахло спиртом, еще чем-то сладковатым и костром. По меркам рома, который изысканностю не отличался, запах был вполне приличным. Пить можно. - Да кто их знает, кто из этих стаканов пил и чем их потом мыли. А бутыль непочатая, ромом проспиртованная, - объяснил Орлик, глядя на развившую бурную деятельность баронессу. Чувствовала она себя тут явно комфортно и привычно - будто рыба в воде. Уже даже не ясно было, кто под кого подстраивается - Виамаре под обстановку или обстановка под Виамаре. - Когда вернется надо бы еды стребовать. Должна же быть здесь какая-то - чай, таверна, не кабак. Да и в кабаках тоже подают... В портовой таверне невысокого пошиба на что-нибудь изысканное рассчитывать точно не стоило - овощи здесь не уважали, мясо обычно было жирное и староватое - в плане возраста убиенного животного - хотя выходило неплохое, если жарили на открытом огне прямо в зале. Тут же вертела было не видно, так что, поймав за рукав прносившегося мимо другого - не ждать же, пока первый отыщет чистые стаканы? - подавальщика Родонит затребовал рыбы, жестом показав размер. Потом подумал и добавил: - Ну и что у вас там есть, кроме нее, притащите по чуть-чуть... Под чуть насмешливым взглядом бордовых глаз подавальщик кивнул и быстро скрылся. - Надеюсь, не отравит, - буркнул Родонит ему вслед. потом еще раз принюхался к рому - коли потребовал посуды, глупо пить из горла. - Нет, он те стаканы покупать побежал? Он заткнул ром и отставил по левую сторону от себя. Огляделся. - Давненько я не гулял, надо было раньше сходить, - весело отметил адъютант.

Лючия Виамаре: - Угу, проспиртованная - изнутри. А снаружи по ней крысы бегали, гусеницы ползали... - вдумчиво стала перечислять госпожа капитан, - Да и на руках у местных торговцев, грузчиков и хозяна болячек столько, что можно сразу ложиться в гроб и заказывать поминальную службу. И в самом деле - снуржи бутыль была довольно пыльная, с каким-то потеком сбоку. Нее-е-е-ет, Лючия ни за какие пряники не согласилась бы пить из такого горлышка. Подавальщик венулся и с превеликой осторожностью опустил на подносе два прозрачных стакана синего стекла - чистейших. Лючия без звука двинула по столу крупную серебряную монету - залог. такую посуду подавали только уважаемым клиентам, ну а поскольку от драки никто не застрахован... Приходится страховать посуду. Межу стаканов опустилась узкогорлая бутылка бренди пятилетней выдержки. Лючия повертела ее в руках, глянла на просвет, хотя освещение в таверне было не ах. Но очевидно, досмотром удовлетворилась и кивнула. - Тащи кальмаров с луком и перцем и маринованной рыбы! Подавальщик кивнул и умчался. - И часто ты ... гуляешь в этом районе? - поинтересовалась Лючия, отбивая рукой часть горлышка с пробкой.

Родонит: Родонит уцепился за один из принесенных стаканов, откупорил ром, плеснул в свой. На бренди только покосился, удерживаясь от того, чтобы наморщить нос. - Вам, капитан, рома налить, али сим напитком обойдетесь? - из крепких напитков, считавшихся приличными, он любил коньяк, бренди же, по его мнению, отчетливо воняло паленой псиной, так что, кажется, Орлику и Лючи досталось по бутылке. Осилю ли? - приценился он, глядя на темнеющую бутыль. - Надо выяснить... Первая порция рома пошла в расход. - Гуляю? - он не без внутреннего содрагания - страх, что стекло попадет внутрь организма прицепился к ему с того момета, как он ознакомился со списком наиболее мучительных видов казни - наблюдал за действиями Виамаре. Впрочем, каждый сам кузнец своего счастья. - Частенько. Пореже, чем в центральных районах, но и сюда заносит. Я слушаю, о чем говорят в городе, - ответил Родонит. В таверне было шумно, да и ничего конфедециального или невяжущегося с прикрытием он не сообщал. - Сегодня вот везде молчат, оттого и занесло, а ведь начал-то я еще с площади... Припоминая сегодняшний путь он вспомнил о пирожных и пряностях в мешочке и тут же в ужасе полез проверять их сохранность. Размолотым пряностям ничего не было страшно, трубочка корицы раскололась пополам, что было приемлемо, гибкий стручок ванили не пострадал - показавшись из мешка он начал распространять сладкий аромат, странной нотой вплетаясь в запахи таверны, имбирь же было не сломать, даже займись Орлик этим специально. Так что пряности были в порядке. А вот пирожные... Родонит в сердцах бросил на стол пакет со сплющившейся в тонкую лепешку булчкой с корицей и разломанными на мелкие части воздушными пироженками. - А ведь был шедевр кулинарного искусства, - будто читая эпитафию, выдал Родонит выколупывая одно пироженое и закусывая им ром. - Где моя рыба? - неожиданно перекрыв все шумы таверны рявкнул он. Впрочем, та не заставила себя долго ждать - на столе появился жареный на открытом огне сибас, тарелка с немного приунывшими, но вполне съедобными на вид вареными креветками и кальмарами. Особенно умилила его мисочка морской капусты. Вилку, кстати, дали чистую. - Однако, у порта есть свои преимущества, - проворчал адъютант, накалывая креветок. Перед Лючией поставили и ее заказ, Орлик с удовольствием принюхался к запаху маринада.

Лючия Виамаре: - У порта полно преимуществ, - согласилась Лючия. Появление пирожных на столе в портовом кабаке привлекло внимание капитана почище кошеля с золотом. Пусть и разломанное, пирожное воплощало в себе давнюю детскую мечту. О походах в чистые.вкусно пахнущие кондитерские, гда за прозрачными витринами чисто и красиво одетые мамы покупали своим нарядным дочкам с бантиками в волосах воздушные замки из взбитых белков и сливок, а из открытой двери на краткий момент им, уличной шантрапе, доставался запах шоколада и меда. За круговертью плаваний и сражений эта десткая мечта забилась куда-то далеко, она была такой маленькой и необязательной по сравнению с другими - выжить, победить, получить собственый корабль или звание... - Дай попробовать, а? - на Родонита уставились голодные глаза уличной девчонки, которая даже миновав двадцатилетний рубеж, так до кондитерской и не дошла. Нету в порту кондитерских. А в каюте капитана Виамаре не было нарядного платья с непременым бантом на талии для похода в эту самую кондитерскую.

Родонит: Родонит с удовольствием съел пирожное, которое пусть и потеряло форму, но сохранило великолепный вкус. Взялся за вилку, вернулся к рыбе. - Берите, - ответил он капитану. – Мне их Лорд Пирог в нагрузку дал – разработку его новую попробовать, так что давайте вместе пробовать. Он подцепил несколько креветок и съел их, пожалев об отсутствии соуса. - Они развалились, - несколько извиняющимся тоном продолжил Орлик, - Но совершенно съедобны. В еде же не форма главное? А булочку-то вон и плоской есть удобнее. Родонита начало немного yести – не зря же он ром пил, не так ли? Впрочем, до дна бутылке было еще долго и принципиально от трезвого адъютант принца не отличался еще. - О портовых преимуществах – корабли-то покажете?

Лючия Виамаре: - Корабли? А че ж не показать, покажу... - Лючия ухватила кусочек пирожного пальцами и отправила в рот, блаженно закатив глаза. Эка невидаль, развалились! Прав юнец, приав - в еде главное не форма и не цвет, а вкус и свежесть! Потому как даже очень вкусное яблоко гнилым есть ну никак неприятно. А приходилось. - "Новая разработка", скажи на милость... - пирожные оказались именно такими, из бело-голубых мечтаний драного детства. В общем, хорошая разработка. Правильная, - Есть же люди, которые всю жизнь посвящают такому делу... Только мелкой голытьбе у таких кондитерских показываться не стоило. Не хозяин погонит, так местная шпана - получгше одетая, более сытая... Зато драться, как портовые, они не умели. - Жаль, что такой дороговизной никогда не торгуют вразнос, - усмехнулась Лючия, приканчивая свою сладость всухомятку. Не бренди же ее запивать! Тут нужен чай или сладкий ликер. На худой конец, хороший коньяк вроде того, какой она возила пару лет назад... - Так о чем нынче молчат в чистеньких городских тавернах? - спросила Лючия, приступив к горячей части ужина. А что перед тем пирожное съела - так какое значение имеет порядок?

Соичи Томо: С улиц столицы>> Профессор не любил порт. Там было много разных запахов и разных опасностей и он напоминал о прошлом. Но обе эти причины меркли перед угрозой остаться без реактивов и реагентов. В порт приходило много караблей, товар, что сгружался с них, легально или нет, сперва "оседал" здесь, а потом только шел в город. Соичи купил уже почти все реактивы, благо в склянках их было мало, все больше брикетиками и пучками, но все они приятно оттягивали наплечную сумку ученого. Дойдя до таверны, Томо попытались уже раза четыре обокрасть. Да, профессор не обладал особыми способностями в магии, но это не отменяло его высокий интеллект и наличие хитроумных оберегов. В общем, все попытки с треском провалились. Соичи решил зайти сюда только из-за того, что последний продавец нужной пряности обитал только здесь, если вообще был в городе. Зайдя в помещение, ученый скривился. Запах в его лаборатории бывал и хуже, но как можно есть в таком тумане!? Очки профессора сразу запотели, отчего весь мир для него потерял яркость и четкость на несколько секунд, но затем сработал механизм и стекла преобрели прежнюю прозрачность. Оглядев зал, ученый констатировал два факта: первый - необходимой персоны тут нет, второй - в таверне присутствовал Родонит. Проигнорировать это было сложно. Томо осторожно пробрался к столику, где сидели Родонит со спутницей, и вежливо поздоровался.

Родонит: - Кулинария - прекрасная вещь, - Родонит, как человек, который часть своей жизни посвятил именно ей, пусть и не всю, знал о чем говорил. - Настоящее искусство. Он налил себе еще рома и не стал вдаватся в философию с теологическими замашками, ибо о еде он мог говорить долго, очень долго. Кажется, капитану понравилось творчество Пирога. Орлик радостно заулыбался, поразмыслил, подъел креветки и принялся за рыбу. - В разнос и впрямь не торгуют... Только если очень большие заказы к банкетам там или праздникам, так что. Но если вам нравится, то я найду кого к вам послать. Под предлогом дела крайней важности, что бы не протрепался... А у Пирога я часто бываю. Он наклонил голову набок, взгляд поскучнел. Разведка сегодня провалилась, даже скрывать было нечего. - Кричат везде да всякую чушь. А по делу молчат... Весь город молчит... Ждут, чем все дело кончится... Ну да и всякие сплетни о дворе Серебрянного. Он преспокойно доедал рыбу, когда заметил профессора Томо, робко проьиравшегося по залу. Вид профессора настолько не сочетался с уютной дымной обстановкойчто Родонит поперхнулся рыбой. Впрочем, к тому моменту, как Белый Призрак - как в последнее время называли его в лаборатории - дошел до них, адъютант успел востановить дыхание. - И вам доброго вечера, - улыбнулся он, не называя ни имени, ни звания. - Капитан, вы не против? "И что он здесь делает? Таскатся по злачным местам вроде как не его забота, нет?"

Лючия Виамаре: - Отчего же? - пожала плечами Лючия. Капитан Виамаре пребывала в том зыбком состоянии, когда совершенно все равно уже, что пить, с кем пить, и что будет после того, как бутылка опустеет. Да и не пират и не грязный матрос к ним подвалил, а вроде как знакомый Родонита. - Садитесь. Только мы, того... - девушка вопросительно глянула на секретаря, - Вроде как собирались на корабли посмотреть... Тарелка Лючии опустела быстро и на ней при всем желании, с лупой, нельзя было найти ни крошки. Желудок блаженствовал. - Но можно и задержаться... Ты нас познакомишь? Не так, чтобы ей было интересно, что это за парень, но надо же знать, с кем пьешь!

Соичи Томо: Профессор заметил, что трапеза капитана и адъютанта Его Высочества Сапфира уже близится к завершению, и заказывать себе поесть все же не стоило, хотя желудок немного протестовал против вынужденого пропускания обеда-ужина. Томо внимательно осмотрел спутницу Родонита. Где-то он ее видел...Ах! Точно, на одном из многочисленных приемов, на который он был приглашен только из-за включения в список приближенных принца. Обычно профессор старался избегать подобных мероприятий. Однако на особо крупных собраниях ему приходилось присутствовать и проводить время с.... некоторой пользой. Для расширения связей. Так вот на одном из таких приемов он уже видел это прекрасное личико. К сожалению, Соичи не был ей представлен, потому как с того приема ему пришлось спешно уйти (в лаборатории возникли непредвиденные неприятности), но одно он вспомнил точно - ее звание и имя. Капитан флота Алмазного королевства Лючия Виамаре. Он тогда еще на переферии сознания удивился, ведь на острове, откуда он родом, существовало поверие, что женщина на карабле - к беде.Томо мысленно улыбнулся. -Садитесь. Только мы, того... Вроде как собирались на корабли посмотреть... Но можно и задержаться... Ты нас познакомишь? Профессор не стал ждать, пока его титулуют, ведь вероятнее всего Родонит, душка, забудет его назвать Белым Призраком, без этого представление даме теряет всякий смысл. - Позвольте представиться, Соичи Томо, профессор в лаборатории Его Высочества. А вы, насколько я могу судить, Лючия Виамаре. На одном из приемов мы упустили шанс познакомится, но видимо судьба дает нам еще одну возможность. - мужчина присел на свободный стул и протянул даме руку для рукопожатия или вежливого поцелуя. Что дама предпочтет.

Родонит: Родонит еле сдержался, чтоб не хлопнуть себя по лбу и не сползти под стол. Замечательно, нет просто замечательно. Прямо посреди таверны и прямо так вот представится настоящим именем. Ученый. Конечно это не фатально, может даже никто и не услышал, а кто и услышал тот не понял, но… Какого черта зря нарушать технику безопасности? Он с некоторой тоской заглянул доктору в глаза. - Вот что, док, вы садитесь, кушайте. Бегали небось полдня. Родонит жестом указал на еще далеко не опустевшие тарелки. - Еще бокал! – крикнул он разносчику, потом, подумав, - И еще рыбы и закуски тащи. - Это Белый Доктор, - не давая ожидавшему реакции капитана Томо что-то возразить, затарахтел он. – Или просто Доктор. Он не врал. Белый Доктор было первым прозвищем господина Томо. Орлик надеялся, что ученый уловит, что словам и именам должно быть свое место, а это место не самое подходящее для адъютанта его высочества Сапфира и работника его же лаборатории.

Соичи Томо: - Вот что, док, вы садитесь, кушайте. Бегали небось полдня. Это Белый Доктор. Или просто Доктор. "Доктор, профессор... Это разные звания." - ухмыльнулся про себя Томо. - "Ну надо же, мое первое прозвище вспомнили!"Соичи украдком посмотрел на адъютанта Его Высочества и чуть небрежно, как бы поправляя манжету, показал Родониту браслет с включениями из редкого сплава камней. И мило улыбнулся. Ну неужели адъютант Его Высочества не слышал слухи о Белом Докторе? О том, что он носит на себе чуть ли ни пол-лаборатории, чуть ли не вещи из секретных королевских хранилищ, чуть ли не самые опасные "аксессуары". И список этих "чуть ли не" мог продолжаться еще очень долго. Соичи Томо ни подтерждал, ни опровергал эти слухи, однако и проверять не давал. На все требования по обыску его и его лаборатории предъявлял документ, подписанный самим Его Величеством, о полной неприкосаемости личности Соичи Томо. Шаловливую подпись, сделанную чьей-то рукой "а то отравитесь или заразитесь", он привычно прикрывал рукой. Да, профессор носил на себе много амулетов и оберегов. Однако все они были приспособлены только для исследований и сохрания ценных сведений, которые Белый Доктор получил или мог получить. В связи с этим, подслушать, подглядеть, прочитать по губам и еще много чего всякий любопытствующий с расстояния метр не мог. И профессору было прекрасно известно, что сплавом камней в браслете некоторое время назад очень интересовался Родонит. В военных целях, но интересовался. Особенно его последними модификациями. Покончив с "уроком" адъютанту, профессор снова переключился на Лючию. Чисто из любопытства.

Лючия Виамаре: - Капитан Виамаре, - тряхнула рыжей челкой девушка. Хмель как-то резко, сразу навалился на голову, обстановка в кабачке "поплыла". Даже странно, что это ее так с малой дозы развезло? Не-ет, надо собраться. Она же теперь эта... высокородная, во! - В смысле... Баронесса Лючия Аквамарин, урожденная Виамаре. Оч-ч-чень приятно, - на сем морячка сочла долг вежливости выполненным и глотнула из своей бутылки. Мир на краткое время обрел точные очертания, лицо "белого доктора" она рассмотреть успела, а затем снова расплылся в дымном мареве. - Только... - Лючия раскашлялась от дыма, который внещапно стал удушающим, - Я вас... оставлю, наверное. Пойду подышу. Она встала из-за стола, слегка пошатываясь. Совсем слегка. Она просто балансировала на качающейся палубе. То есть, полу кабачка. Надо выйти на улицу. Уж лучше сырая вонь с причалов, чем этот адский угар от пригорелого жира, табачного быма и вони многочисленных тел. - Р-р-одя, что там в пирожные намешали у-у-у-у? - поинтересовалась капитанша и сделала шаг к выходу. +++ На улицы города+++

Родонит: Родонит только закатил глаза в ответ на многозначительные жесты профессора. Нет, не то, чтоб он был параноиком. но нарушать технику безопастности... А, ладно, может, он и был параноиком, но он же разведчик, нет? Лучше быть нервным и живым, чем спокойным... и совсем спокойным, окончательно и летально. Вобщем надо спереть у него эту штуку. Пригодится, а профессор поосторожней авось будет. Хмм, а чего это я, - удивился адъютант собственным мыслям и с сомнением посмотрел на ром. Тут заговорила баронесса и сомнения переросли в подозрение. Что за адское пойло? - вопросил он себя, разглядывая бутылку на свет. Подозрения сменились уверенностью, когда он наблюдал за встающей морячкой. - Родя... - пробормотал он страдальчески ей вслед и упал лицом на стол, но предусмотрительно мимо тарелки. Потом поднялся, встряхнул головой и посмотрел на доктора. - Это, - поднял он бутылку, - мы возьмем на анализ. Однозначно... Ну или допьем. А теперь пойдемте за ней, как самый трезвый будете помогать держать все под контролем... Он сосредоточился, подсчитывая, бросил на стол две серебрянные монеты и горсть медяков и направился к выходу, выяснять, что там стало с баронессой. У входа он обернулся и поманил Томо пальцем, прежде чем выйти прочь из засранного помещения. На улицы города

Соичи Томо: - Конечно возьмем. - охотно согласился профессор, разглядывая своих...хм...товарищей. Если вид пошатывающейся баронессы вызвал только приятные ощущения, то немного нетрезвый Родонит, одаривший Соичи странным, но весьма попадающим под опознание и классификацию взглядом, заставил Томо немного подрастерять позитив. Предложение стать костылями для двух нетрезвых подданных королевства профессора еще более не воодушивило, однако из каждой ситуации можно выжать достаточно выгоды, чтобы вернуть себе хорошее настроение. Как говориться, сделал гадость - на душе радость. И эту простую мысль еще не отпроверг ни один из знакомых доктора. Прежде чем отправится за капитаном и адъютантом (подзывание пальцем Соичи записал на подкорку), Томо бросил пару монет на стол, после чего, не оборачиваясь, вышел. На улицу.

Время: Третий игровой день. Утро. В теме: никого.



полная версия страницы