Форум » Город » Площадь перед Дворцом. Пятачок художника. » Ответить

Площадь перед Дворцом. Пятачок художника.

Сапфир: Некогда здесь собиралась прогрессивная молодежь столицы, зарабатывая себе на жизнь рисунком на мостовой, портретом и дружеским (а иногд и не очень) шаржем. Затем один не менее предприимчивый мастер и торговец начал привозить сюда свои изделия - краски, мольберты, кисти и холсты. В результате, на маленьком пятачке в правом углу площади, зажатый между огромным фонтаном и величественным памятником самому первому королю (фигура в 20 человеческих ростов подпирала макушкой небеса, подобно атлантам из бабушкиных сказок), так вот, зажатый в этих грозных тисках, прочно обосновался миниатюрный уголок художника. Хотите ли вы приобрести что-то новое для своей мастерской, посмотреть на образцы современного искусства или заказать портрет любимой тетушки - вам сюда! Пятачок художника рад приветствовать вас!

Ответов - 12

Сапфир: Рисунок на асфальте... Образцы современного художественного искусства...

Панда: Панда сидела за своим миниатюрным этюдником, тренируясь в мгновенных набросках. На ее холсте очень быстро возникали самые разные люди, проходящие мимо - силуэт, взгляд, поворот головы или же небрежный жест рукой - что-нибудь из этого находило свое отражение на белом листе. Иногда, отрываясь от своего занятия, девушка подхватывала разноцветную кисточку и продолжала рисовать в воздухе - фантастических бабочек, жуков и других насекомых - это позволяло ей размять спину и привлечт клиентов. Учеба, искусство, но есть тоже хочется... Создания из краски и света срывались с волосяного кончика темной кисти и летали вокруг, испуская вкусный аромат свежих марципановых булочек. Через 5-10 минут они пропадали, и Панда рисовала их вновь - обычно девушка была окруженна пестрым трепещущим облачком.

Саюри: ++От площади перед Дворцом++ В воздухе порхали иллюзорные бабочки. Коротко живущие, беспечные и ненастоящие. Отчего-то это невинное развлечение публики показалось Саюри исполненным глубочайшей философии. Богиня подошла ближе, одна из бабочек пролетела прямо перед носом. Это был знак. Хотя какие знаки Мироздание может посылать богам? Ну, значит, совпадение. Не все ли равно? Главное, что от этого места, где работала молоденькая художница, прекрасно просматривался дворец. - Простите... сколько вы берете за портрет?- обратилась "музыкантша" к художнице.

Панда: Бабочки дружно устремились к высокой темноволосой леди, шея и плечи которой только что украсили собой свободный уголок холста. Панда улыбнулась. - Я не беру денег за портреты, - девушка помешала желтую краску и одним ловким штрихом нарисовала в воздухе стрекозу. Солнечно-желтое насекомое село на платье потенциальной клиентки, трепеща сияющими крылышками. - Если вам понраится моя работа, вы можете отблагодарить меня за то удовольствие, которое она вам доставит. Обычно клиенты не скупились. Центр столицы, все-таки...

Саюри: - Нарисуете меня? - Сетсуна улыбнулась, - А то день такой хороший, но просто гулять уже не хочется... Девушка подставил палец, но стрекоза перебираться на него не захотела, а ползала по воротнику зеленого платья, как брошка. - Только вы сами решайте, как в какой манере... Я в этом не слишком хорошо понимаю. Главное - чем дольше, тем лучше.

Панда: Панда сняла с мольберта лист и установила чистых холст, уже прямо натянутый на раме. Потом встала, бабочки взмыли вверх, а потом снова вернулись, кружа вокруг. Панда расставила небольшой складной стульчик перед женщиной, приглашающе махнула рукой. - Присаживайтесь, - она улыбнулась, возвращаясь к мольберту, - Рисовать портрет - дело не быстрое. Она наклонила голову на бок, выдавливая на палитру нужные краски и тут остановилась. - Вам волшебные краски в портрет вмешивать?

Саюри: - Не знаю... - задумчиво пртянула Сетс, - Это, должо быть, дорого... Конечно, деньги не имели значения для богини, но бедная менестрель не может себе позволить сорить деньгами. С другой стороны... Интересно, повлияет ли на вплетнную в картину магию моя божественная сущность? Это был возможность для редкостного эсперимента - связать две разные магии - божественную и магию Алмазного королевства. Сетс снова посмотрела на золотую стрекозу у себя на латье. Та взлетела, затрещала крыльями прямо перед лицом богини и улетела играть в догнялки с другими иллюзиями. - А вмешивайте, - тряхнула богиня челкой, - Интересно же...

Панда: Панда кивнула. Многие заказчики просили использовать и волшебные краски, несмотря на то, что угадать конечный результат было почти невозможно. То букет в руках маленькой девочки запах сиренью и розами, то времена года стали меняться в открытом окне... А иногда краски шалили, и люди видели себя настоящими. Художница успокаивающе улыбнулась клиентке: - Не переживайте! Вы только представьте, как будет улыбаться ваш портрет... - кисточка уже запорхала над бумагой, обрисовывая контуры выразительного лица зеленоволосой девушки. - Подумайте о том, какой бы вы хотели быть. И... - Панда смутилась. - Улыбнитесь, пожалуйста!

Саюри: Какой она хотела бы быть? Саюри честно попыталась ответить себе на этот вопрос и... не смогла. Вернее, ответ был, но был настолько расплывчатым и многогранным... как истина. Поэтому богиня просто улыбнулась. Не слишком широко, так что получилось впечатление, будто молодая тейедора, то есть, музыкантша, конечно, знает какой-то секрет и никому не расскажет его. Я хотела бы чувствовать себя живой. И получать удовольствие от жизни. От своей силы, от веры в меня... Поймать пальцами хрупкий лепесток дня и погрузиться в него, ощутив запах цветка, которого больше нет, и вкус плода, которого еще нет... Идти по дороге и предвкушать новые встречи, а не быть уверенной в постоянном одиночестве дороги... Но это неосуществимо. Улыбка стала еще загадочнее и чуть ироничнее, когда Саюри вспомнила о Нефрите. Даже одному из четырех Богов не под силу оказалось... дать мне почувствовать себя живой. Значит ли, что это невозможно? Губы музыкантши улыбались, но глаза то и дело меняли выражение - от мечтательного к грустному. Хватит раздумий о глупостях. Пора заняться делом. Взгляд Сетсуны чуть-чуть замутился, будто в мечтаниях, на самом же деле богиня просто утремилась свеми чувствами ко дворцу, на который смотрела.

Панда: Построение - какое построение? Уголек сам лег в руку, повернул кисть, оставляя четкие, уверенные линии - танцуя. На кончик его села божья коровка и о чем-то крепко задумалась, полядывая то на солнце, то на смуглую клиентку. Эскиз родился минут за 10, за один выдох и один же огрызок угля. Краски легко ложились - никогда еще акварель не получалась такой живой, цвет нежно и верно цеплялся за цвет; Панда работала, чувствуя, как после каждого мазка довольство наполняет ее, и она надувается, как большой сияющий шар - вот еще мазок и полетит... Краски сохли, художница пила воду - три глотка воды из фляги. Клиентка рассматривала свой портрет - странно вписались в настроение магические краски. Их будто и не было - с холста серьезно и открыто смотрела молодая девушка. Ветер плел ее пряди в легкомысленные косички, челку сдуло, обнажая лоб. Одни непокорная прядь обняла щеку модели и щекотала выемку на шее. Портрет был прост и ясен - ничто не менялось, нигде не струились фонтаны и не пели райские птицы - просто молодая женщина, которая смотрит не вдаль и не в сердце, а в глаза. Панда потянулась - от работы затекла спина и теперь хрустели косточки. - Я сверну вам его через 15 минут.

Саюри: Пока художница рисовала, Саюри все внимание отдала дворцу. Вернее, тому, что стояло между ней и дворцом. Какой необычный купол... Богиня не рисковала прикасаться к сплетению чуждых сил, их было здесь очень много... Не слишком ли много для одной меня? Конечно, на балу она вела себя не слишком сдержанно... Но и не враждебно. Они испугались? Испугались так, что закрыли дворец доволнительным щитом, так что проникнуть в него стало невозможным, и не только проникнуть, но и заглянуть... Значит ли это, что Алзманому королю есть что скрывать?И его богам-покровителям - тоже? Выходит, не напрасно она так явно провоцировала Алмаза... Или это ловушка для отвода глаз? Но даже если этот щит - отвлекающий маневр, значит, где-то есть настоящая тайна. Которую Алмаз и Четверка очень хотят скрыть. Отчего-то это порадовало. Спокойному созерцанию приходил конец. Как и работе художницы. Она почти механически приняла рисунок и стала рассматривать себя. Такую серьезную... и в то же время живую. Мой портрет выглядит более живым, чем я сама... - Я сверну вам его через 15 минут. - Не надо. Я понесу так, - больше на площади делать было нечего, вечер тек своим ходом, пора нагонять время, - Вот, возьмите. Наощупь Сетсуна вынула из кошеля крупную серебряную монету и протянула художнице. - Большое спасибо. Музыкантша легко закинула на плечо лютню и пошла прочь. На площадь и дворец она больше не оглядывалась. Куда теперь?... Чтобы узнать сплетни, надо найти хороший кабачок не слишком далеко от дворца... ++На улицу Маляров, к "Ржавому подстаканнику"++

Время: Третий игровой день. Утро. В теме: никого.



полная версия страницы