Форум » Город » Улицы города » Ответить

Улицы города

Мэллорин: От Сапфира: Улицы города ночью: Они же днем:

Ответов - 127, стр: 1 2 3 4 All

Фиоре: Фиоре медленно шёл по улицам: жёлто-фиолетовый туман фонарей, спешащие куда-то люди, свет и музыка из окон, - привычные атрибуты жизни вечернего города... Домой идти не хотелось, не хотелось снова тонуть в этом водовороте обязанностей, лиц и чужих писем, не хотелось снова улыбаться или отчитывать неуклюжих слуг, не хотелось вообще ничего, кроме того как идти по улицам, чувствуя себя лишь частью этого странного мира... "Никудышный из тебя философ, - шептал внутренний голос, - сегодня ты проклинаешь этот мир, а завтра не сможешь без него, ты ведь болен им, болен этими людьми, ты актёр одной роли, и не спорь, что тебе это не нравится..." Спорить с собой было бесполезно, легче было согласиться с грустной правдой, что он действительно зависим от мира. На улицах было на удивление тихо, не считая влюблённых парочек - "Вот уж кому действительно не нужен больше никто ". Прохладный ветер дунул в лицо, заставив Фиоре поёжиться. Поворот, ещё один, и вдруг - ба-аамц,- какой наглый молодой человек влетел в него на полном ходу ."Ну и воспитание", - подумал Фиоре. "Это же надо так куда-то спешить...Короткие извинения, и чёрный силуэт растворился в темноте, оставив Фиоре в недоумении и раздражении. - "Хитаера бы тебя побрала, нахал, это же надо идти и абсолютно не смотреть, куда ты идёшь". Внезапно его взгляд упал под ноги, на мостовой что-то сверкало. Красивая дорогая запонка, редкой работы, как истинный ценитель Фиоре понимал толк в таких вещах. - "Наверное, этот наглец потерял. Хмм...а он моего круга скорее всего.." Внезапно возникло желание его догнать ."Ты ещё пойди работать в бюро находок,- язвил внутренний голос,- сам виноват, нечего лететь, сломя голову". На споры с собой времени не оставалось, и Фиоре, решив хоть раз в жизни совершить добрый поступок, бросился за незнакомцем, которого уже и след простыл: лишь пара усталых женщин быстро шагали по бульвару (видимо, спешили по домам с работы) да потрепанный жизнью нищий устало прислонился к стене. В шелестящей уютной тишине Фиоре быстро прошагал два квартала и снова вышел на звенящую вечернюю площадь. А вот и он, незнакомец на удивление медленно шёл по мостовой. Несколько шагов, лёгкое касание руки. - Кажется, это Вы потеряли? - В протянутой руке блестела запонка. Недоумение на лице случайного знакомого сменилось радостной улыбкой..."А он красив, - подумал Фиоре,- светлые волосы ,серые глаза... Прекрати думать о всякой ерунде, это ведь случайный знакомый. Вот к чему приводят добрые поступки..." Площадь, люди, этот мальчишка напротив и внезапное отсутствие мыслей в голове. "Наверное, следует представиться", - решил Фиоре. - Фиоре, граф де Клер.

Аметист: ...Аметист настолько погрузился в свои мысли, что даже умудрился врезаться в какого-то молодого человека, неспешно прогуливающегося по улочке с мечтательным выражением лица. Меланхоличен, недурен собой, благороден. Про себя генерал хмыкнул, пробормотал подобающие извинения и предпочел скрыться за ближайшим поворотом. С него на сегодня вполне хватило встреч и впечатлений. Хотелось просто остаться наедине с городом и хорошенько обдумать все произошедшее. День был бесконечно длинным и поразительно насыщенным событиями... Привычный эпатаж в Зале Совета и - как в холодную воду с разбегу - диаметрально противоположный по ощущениям вечер в Храме.... А шкурку-то, похоже, кроме Рубеуса никто и не оценил Вот зараза рыжая. Генерал улыбнулся краешком губ - улыбка, опять же, предназначалась лишь его мыслям и никому более. Боль, внезапно появившаяся после совета, столь же внезапно и ушла. За что, несомненно, нужно было благодарить лишь священный огонь и волю Зойсайта. Аметист медленно брел по мостовой, когда его нагнал тот самый юноша, с которым они столкнулись чуть ранее. Ситуация становилась забавной, и генерал вынужден был с горечью констатировать тот факт, что вечер его и не думал заканчиваться. - Кажется, это Вы потеряли? - В протянутой руке в свете уличных фонарей поблескивала запонка. Отлично. Просто прекрасно. Шататься весь день неизвестно где, близко общаться со священным пламенем, беседовать с Карателем о высоком - это мы можем, без вреда для себя и окружающих. А пройти по улице без того, чтобы на кого-то натолкнуться, да еще и выронить при этом одну из запонок, подаренных матушкой перед уходом из дома и всегда носимых в потайном кармашке брюк - это уже нечто из ряда вон. Находка была действительно важной. Хоть запонки и не особо сочетались с туникой, даже теоретически, незнакомец не придал этому значения. Молодой человек заслужил несколько минут его внимания. Аметист улыбнулся учтивой и по-прежнему ослепительной улыбкой - из того арсенала, которым он потчевал придворных дам, не успевших еще набить оскомину. Юноша без стеснения смотрел ему прямо в глаза и, видимо, о чем-то задумался. - Благодарю Вас. Даже не представляете, сколь важна мне эта, по сути, пустяковая вещица. Голос генерала будто отрезвил незнакомца, который незамедлительно решил представиться. - Фиоре, граф де Клер. - Аметист, г...герцог, - с некоторой заминкой ответил блондин, глядя на Фиоре. Имя ему показалось смутно знакомым, но никаких отчетливых ассоциций не вызывало. Посему выдавать полную информацию не стоило. На улицах столицы всяких людей можно встретить. Иногда и вполне симпатичных, если признаться. Синева глаз графа приятно освежала даже в тусклом свете фонарей и навевала мысли о напряженных, но оттого не менее веселых, деньках под ненормально синим небом в Чертобыле. Кажется, юноша задержал его руку чуть дольше, чем требуется для обычного рукопожатия.

Синяя Стража: Патрулирование ночных улиц - важная рутина, увлекательная авантюра, познавательная экскурсия и скучная передышка перед подвигами. Так как мировоззрение группы складывается из мнений ее участников, отношение лучшего отряда Синих к неторопливой прогулке по хорошо известному маршруту усиленно "четверилось". Баль лениво потянулся, улица была удручающе пустынна, ни одной припозднившейся леди, которую можно было бы проводить домой (темно ведь, и страшно одной в переулке, а он весь такой сильный, красивый, так и просится на чашечку кофе и не выставлять же его в полночь за ворота?), ни одной ночной бабочки, которую можно было бы обаять по дороге к участку, ни одной служанки ночного кафе, спасающейся от нетрезвого посетителя. Тоска зелёная. Только красные волосы взрезающего ночь Абиса впереди. - Смотри куда идешь, - беззлобно заметил Сиб, которому этот скучающий романтик наступил на ногу. Ему было интересно, куда ведет вон тот узкий переулок, можно ли выйти через него к гостинице или притону, и что делают люди в окне второго этажа...а, нет, это по части Баля все-таки. - Разговоры, - бесшумная и бесстрастная тень зыркнула суровым фиолетовым глазом на коллег по отряду. Бомба сладко, по-детски зевнул и потянулся. Ему было тяжелее всех - понятия долга, зарплаты и пользы, дейтсвоваашие на старших стражников, для него пока оставались только словами. Он хотел погонь за контрабандистами, драк со страшными бандитами и медаль. Можно даже без медали. - Не зевай, - ухмыльнулся Баль. - Ворона влетит, проглотишь, перья из штанов торчать будут, - Сиба он, как всегда, проигнорировал. Потом, на тренировке, бока намнут друг другу. Сиб нахмурился и зашагал впереди. Укоризненное молчание Абиса стало совсем строгим. - Не обращай внимания, - вмешался младший в команде, туманно обращаясь сразу ко всем. - Всегда так... Лидер передернул затянутыми в черную кожу плечами и сунул руки в карманы, что в переводе с его "языка жестов" значило "отвяжитесь". - О, мадам, - от скуки Баль пристал к какой-то нищенке, что в свете фонаря показалась ему молодой. - Так поздно, и вы одна... Мадам обернулась щербатой гнилозубой улыбкой и обдала незадачливого служителя закона вчерашним перегаром. Блондин отпрянул, за спиной негромко захихикал в кулак Бомба и радостно захохотал Сиб. Острый локоть в бок оборвал смех. Абис поморщился, Баль с укоризной на него посмотрел, но промолчал. То, что их лидер имеет привычку выезжать на задание раненым, с температурой, полумёртвым и теоретически даже мёртвым, команда выучила почти сразу, а вот бесполезность борьбы с этим явлением постигалась долго, трудно и даже болезненно. Абис в любом состоянии был способен неслабо дать по зубам. На этот раз в курсе разодранного сбежавшей из Бестиария зверёй предплечья рыжего был только Баль. Бомба смотрел молча и понимающе. Шепотом высказавшись по поводу того, какие красотки привлекают главного героя-любовника всей Синей братии, Сиб всего лишь выполнил свой гражданский долг. Он вовсе не хотел обидеть Баля, расстроить мелкого или получить порцию ледяного презрения от Абиса. В силу природной беззлобности, он всего лишь выполнил ритуал. Без которого и дежурство - не дежурство. А так, погулять вышли. Не видя посерьезневшей физиономии Баля и не обращая внимания на внимательное молчание Бомбы, третий в расчете беззаботно насвистывал "Панталоны Гретхен". Абис слышал, что он фальшивит на полтона и кривил уголок губ.

Фиоре: "Aметист, герцог , -эхом повторил внутренний голос,- ну что ж, ироничен, знатен и высокомерен - достойный противник". Внезапная мысль показалась странной - объяснение, почему именно противник, Фиоре вряд ли смог бы сейчас подобрать. И решив подумать об этом на досуге, взглянул на нового знакомого. Тот слегка насмешливо смотрел на него. "Наверное, принял меня за одного из этих придворных юношей, умеющих лишь глупо улыбаться, и ничего не знающих о жизни. Ну что ж, тем лучше, г-ерцог, тем лучше". На какую-то долю секунды пошатнувшееся самообладание окончательно взяло верх, напомнив Фиоре о том, неприлично так долго пялиться на Аметиста "А не рискнуть ли мне?", - Фиоре явно не хотелось заканчивать знакомство. - "Почему бы нам не продолжить общение?", - внезапная мысль показалась заманчивой, - "на редкость неудачная затея, держи себя в руках, ты ведь не какой-то безумец, выброси это всё из головы, а не то я решу, что тебя заинтересовал этот Аметист, - продолжал внутренний голос, - Да не заинтересовал он меня! Чем он может меня интересовать? Случайный знакомый, с заурядными улыбками, которые я ещё в пять лет умел изображать, высокомерный, впрочем, таких много....,- смеялся этот противный голос, - только почему-то ты не против продолжить общение. Все заурядные придворные люди вызывают такую реакцию?" Продолжать спорить с собой было занятием бессмысленным, да и продолжать молчание становилось уже неприличным, и Фиоре решил заключить перемирие: "Ну ладно, я признаю...он мне интересен, но лишь как соперник..." -Герцог, а Вы спешите?, - собственный голос звучал на удивление непривычно. "Какая бестактность подобный вопрос, сейчас он отправит тебя к Хитаэре, и будет прав" Аметист лишь удивлённо повел бровью и иронично улыбнулся. "Волнуешься как мальчишка, - продолжал внутренний голос,- А вот и неправда, - парировал Фиоре. - Не составите ли Вы мне компанию сегодня вечером?, - на одном дыхании выпалил Фиоре. Аметист оценивающе смотрел на него, и Фиоре оставалось лишь сохранять невозмутимый вид . "Высокомерен, однако....Ну что ж , мы ещё посмотрим, кто из нас выиграет. Вы плохо знаете меня, герцог. И то, что Вы довольно красивы , ни в коей мере Вас не извиняет.. 0:1 в вашу пользу, но раунд ещё и не начинался, да и я, без ложной скромности, неплохо играю..." Фиоре и не подозревал, что это за игра, и правил тоже не смог бы назвать, но играть отчаянно хотелось. - Я недавно в столице. И я ещё не определился в своих симпатиях, до недавнего времени мне казалось, что нет худшего места, чем Даймонд. Но некоторые события заставляют нас кардинально пересмотреть свои взгляды. Фиоре улыбнулся самой обаятельной из всех имеющихся улыбок, и посмотрел на Аметиста. " Кажется, герцог, мне удалось озадачить Вас. 1:1" Герцог тонко улыбнулся в ответ, и Фиоре стало вдруг легко,казалось, что меланхолия, преследовавшая его долгое время, наконец-то оставила его. Пустынные улицы, начавшийся дождь, яркие блики фонарей, гулкие шаги и разговоры ни о чём, Фиоре казалось, что наконец-то он встретил человека, которому можно сказать многое о себе, и о давно надоевшей работе, и о глупом этикете, и о смешных порядках. А ещё очень хотелось просто улыбаться. "Не теряй головы",- уговоры разума были тщётны, и Фиоре лишь улыбнулся в ответ на какую-то шутку Аметиста. За разговорами он прошли два квартала, и вышли на вечернюю улицу, повсюду мерцали манящие огоньки гирлянд и фонарей, вывеска трактира напротив переливалась всеми цветами радуги, внезапное решение показалось удивительно простым. - Герцог, а не зайти ли нам сюда? Дверь трактира легко открылась, и Фиоре прижался к стене пропуская Аметиста. Впервые за долгое время настроение было отчаянно-радостным. " Ну что ж....Игра началась", - подумал Фиоре и проследовал за Аметистом.

Аметист: - Герцог, а Вы спешите? Ничего себе. Парень времени зря не терял. Ну, или совершенно потерял голову - от него веяло какой-то отчаянной храбростью, судя по всему, для него совершенно не характерной. Аметист в ответ лишь улыбнулся. Многозначительно, но еще не согласно. Фиоре вел себя...забавно. - Не составите ли Вы мне компанию сегодня вечером? Ох, ну каков наглец. Генерал не сдержался и еще раз окинул графа оценивающим взглядом. Откинул хвост на спину и уже собирался ответить что-нибудь в меру язвительное. И определенно отрицательное. Этот ужасный день просто не мог длиться так долго. - Я недавно в столице. И я ещё не определился в своих симпатиях, до недавнего времени мне казалось, что нет худшего места, чем Даймонд. Но некоторые события заставляют нас кардинально пересмотреть свои взгляды. Фиоре улыбнулся самой обаятельной из всех имеющихся улыбок, и посмотрел на Аметиста. Откажешь тут, как же. Что ни говори, генерал любил Даймонд и недолюбливал особ, вражески против него настроенных. Хотя бы потому, что это могло грозить очередной заварушкой или даже войной. Не то чтобы Аметист уклонялся от своих прямых обязанностей, но отдохнуть после поездки все же хотелось. Чем дольше, тем лучше. Запах крови и горелой плоти был слишком свеж в памяти. Он легко улыбнулся в ответ, кивнул и предложил свой локоть в качестве поддержки. В конце концов, кто-то хотел, чтобы ему "составили компанию", а потом можно и на недоразумение сослаться. Какое-то время они просто прогуливались по улицам, без особой цели - как в передвижении, так и в разговорах. Чтобы расслабить собеседника, которому тяжело далось такое пространное приглашение, Аметист даже рассказал пару забавных историй о своей поездке в Танарис. К счастью, там случались и достаточно мирные дни, о которых можно было рассказывать, не особо морщась от красочных воспоминаний. Фиоре же с легкостью отвечал на любезность и, в свою очередь, с невинной улыбкой недовольным тоном рассказывал о непривычных ему порядках и приевшихся традициях. Ох уж эти голубоволосые графы. - Герцог, а не зайти ли нам сюда? - Ох, ну что Вы. Называйте меня Аметист.. Хоть на брудершафт мы, конечно, не пили. Пока что... Генерал не мог с уверенностью сказать, получилось у него это многообещающе, или же развратно. Но привычная текучесть слов определенно производила впечатление. Дверь в "Гнездо Аиста" гостеприимно распахнулась, а Фиоре прижался к стене, пропуская Аметиста. Тот, само собой, не упустил возможности мимолетно прижаться к спутнику и эффектно взмахнуть хвостом. Убедившись, что граф следует за ним, Аметист тихо вздохнул и подумал, что вечер только начинается. ..Вот только чем закончится? в бар "Гнездо Аиста"

Синяя Стража: Валяющийся на тротуаре труп первым заметил зоркий Сиб. И замер, как вышколенная охотничья собака, остановив жестом идущего рядом блондина. Бомба едва не стукнулся лбом о его спину, но успел вывернуться и выглянул из-за старших коллег. - Мертвячо-ок… - заинтересованно протянул Баль, прищелкивая пальцами. Ну, хоть какое-то развлечение скучным вечером! - Тихо, - Абис тенью метнулся вперед, обходя остальных. В полумраке замерцала полоска лезвия – не весь клинок, а так, пальца на два. Это значило «будьте начеку». – Человек. Отряд слаженно разошелся, переходя на разные дистанции. - Подождите… - неуверенно начал Бомба, убирая руку с сумки для дротиков. – Он пьяный? - Маньяк-алкоголик? – предположил вполголоса Баль, ухмыляясь. – Кровавый выпивоха? - Спившийся убийца, - поддержал тему Сиб, отводя багнак в сторону. Неподвижная тень командира выждала, пока поток плоских шуток иссякнет, и поплыла вперед, всем своим невесомым телом изображая холодную решимость. Бомба наклонился над телом, легонько касаясь точки на шее, где с ходу прощупывался пульс. - Так живой... - и только потом понял, как опрометчиво полез вперед. К испуганно шарахнувшейся тени бросились сразу двое старших коллег. - Стой, мужик! - вежливо осклабился Баль. - Иначе поцарапаешься о ножик вот этого сурового типа. Абис на секунду скосил глаза на паясничающего Баля и впился взглядом в переминающегося с ноги на ногу мужчину. Он его заметил сразу, как только они вынырнули из-за угла. Что-то в нём казалось знакомым. Возможно, очки. Слишком напоминали коллегу из конкурирующего отряда. Сиб тихонько глубоко вздохнул. Неуместные шуточки одного боевого товарища и катастрофическая отмороженность другого его угнетали. Его мир был куда проще: на работе - работа, вне ее - отдых. А не одно вместо другого или вечное состояние солдата в дозоре. - Это он его? - почему-то у Бомбы спросил Сиб, разглядывая неподвижный "труп". - Это его спирт, - вместо Бомбы ответил Баль. - А вот что этот божий одуванчик делал неподалёку, мне интересно. По башке дал да деньги стырил? Бомба пошарил по карманам спящего, и достал смятый листок с непонятными символами. Листок пробуждал любопытство, он и за работу эту взялся из любопытства. А ещё потому, что в раннем детстве жил в неспокойном районе. При Алмазе всё пошло на лад, но чавкающие, жирные звуки в соседней комнате так просто не забывались. Не хотелось, чтобы кто-то ещё... - Денег нет, похоже и правда ограбили. - Бомба немного растерянно посмотрел на товарищей. Мужчина в очках ему не показался злоумышленником. Впрочем, сосед им тоже не казался, у соседа была соломенная шляпа, слабые руки и он смешно картавил. - Ну, что скажешь? - Баль подошёл к мужчине вплотную, и - позволь-ка... - запустил руку в его карман. - Что? - Абис поморщился, глядя на результат обыска - пачку тонких стеклянных трубочек. Как обычно, он не договорил, но его так же привычно поняли. Баль взял одну из трубочек, повертел. А потом нахмурился. - Это пипетки, - резюмировал он, обводя коллег взглядом. - Кажется, мы имеем дело с продавцом дурмана. - А последнюю дозу он вот этому продал, - радостно догадался Бомба. - И бутылку выкинул. Сиб, пошарь-ка тут... Сиб недобро пощёлкал "когтями" багнака и направился к клумбам с львиным зевом. Продавцов дурмана он не любил, а потребляющих дурман презирал от всей души. Среди цветов и впрямь лежала маленькая бутылочка зелёного стекла. Сиб принюхался. Характерно-сладковатый запах неприятно ударил в нос. - Забираем, - подытожил командир, отправляя катану в ножны. Торговец дурью и его жертва не были достойным противником, и стоять с открытым клинком было непристойно. Сиб подхватил спящего, и небрежно взвалил на плечо - парень был довольно тощий и лёгкий. Баль скрутил руки торговца за спиной. -Давай, давай, топай. Сам, что ли под дурманом? До кутузки не близко - не понесу. В отделение Синей Стражи

Соичи Томо: завидев невдалеке знакомые силуэты, Профессор малодушно отпустил адъютанта. При появлении стражи лучше всего сохранять статус-кво. Но позади "мальчиков" все еще шумела Лючия, а Томо считал себя джентльменом, в некотором роде, поэтому между "прикрыть Родонита" и "прикрыть Лючию" выбирал недолго. Встав совсем рядом со своим нетрезвым другом, Соичи изобразил на лице самую свою любимую улыбку, не забыв в кармане нажать на соответствующие амулеты, скрывающие предметы. Чтоб эти мужланы побили все ценнейшие склянки - ни-ког-да! Он столько их выуживал-выпрашивал-собирал сегодня. Прослушав набор плоских шуток, профессор оставил неизменным выражение лица, подумав, хорошо, что его покой и его непосредственного начальства хранят не эти милые создания, предназначенные разве только для опытов...И то крысы по благороднее будут. Когда один из стражников полез обыскивать светило здешней науки, у Томо возникли искушения задействовать некоторые ловушки в карманах, но с другой стороны - вечер переставал был скучным. Лишиться пары склянок и приобрести массу развлечений. Это ли не счастье? Давай, давай, топай. Сам, что ли под дурманом? До кутузки не близко - не понесу. Ого! Милого собутыльника понесут, как торжественно! А сам Соичи уж как-нибудь сам дойдет. Благо будет что припомнить Родониту потом. Попадание в места не столь отдаленные от таверн - не то, чем будет гордиться государственный служащий. --> В отделение Синей Стражи

Время: Третий игровой день. Утро. В теме: никого.

Кирал: из дома Кирала и Акирала. Кирал шёл по пустынной улице и пытался обрести душевное спокойствие путём созерцания утреннего пейзажа. Редкие прохожие либо целеустремлённо двигались из точки А в точку Б, не отвлекаясь на посторонние раздражители, либо были такими же праздными обормотами, как он. Кирал остановился и засмотрелся на игру солнечных бликов на золочёных шпилях. Мозг выбирал любые темы для обдумывания, кроме самой основной и главной. Увиливать мозгам пока получалось, но грозная мысль постоянно маячила на горизонте, пробегала мерзкой дрожью по позвоночнику, оседала мёртвой тяжестью на затылке. День Ха. Кирал поёжился на утреннем ветерке, обхватил плечи руками и пошёл, куда ноги понесли. Очнулся только тогда, когда его вежливо спросили, долго ли он собирается стоять у прилавка и гипнотизировать витрину с хлебобулочными. Кирал помотал головой и посмотрел на витрину. За стеклом чего только не было. И это было не важно. Это была еда. Кирал зачарованно впился взглядом в витрину и похлопал по карманам. Изменился в лице. Обшарил карманы тщательнее. Лицо его исказилось до неузнаваемости, воплощая собой гримасу скорби. Он рывком вывернул карманы. Из правого выпала перламутровая пуговица и, кружась, укатилась под прилавок. Продавщицы хлебопекарни ещё некоторое время пообсуждали странного, "на вид вроде приличного юношу", с тихим, идущим из души - Киралу тогда казалось, из глубин обманутого желудка - стоном вылетевшего из магазина, пожали плечами и перешли на обсуждение растущих цен на муку и корицу. Кирал остановился только за пару улиц от пекарни и зло топнул ногой. Ни единой монетки! Братишка сегодня заработает кучу минусов в карму и парочку роскошных синяков в лицо. Кирал жалобно моргнул, зябко обхватил плечи и принялся думать о прекрасном.

Пейтер: Пейтер глазам своим не поверил. - Ал? - негромко спросил он, вглядываясь в фигуру на другой стороне улицы. Это уже было больше похоже на галлюцинацию после бессонной ночи. Лето летом, но, может, за эту ночную прогулку он успел отморозить себе здравый смысл? Молодой человек обернулся, и Пейтер обмер: и правда он. Уолтер об этом полночи думал - хорошо бы случайно столкнуться на улице, посмотреть этомй заразе в лицо и обговорить это все как следует. Талантливый подлец поставил хитрый блок - ментально до него не дозовешься, на работу же заявиться - это ниже его, Пейтера, достоинства. И вот, на тебе. Уолтер недолго колебался; перебежав пустынную дорогу, он схватил ссутулившегося блондина за локоть. - Ал, - Пейтер на секунду замялся, а затем (Была не была!) обнял мальчика, - Ал, Что случилось? Я... Мне столько всяких глупостей лезло в голову!

Кирал: Кирал как раз добрался шаткого флегматичного душевного равновесия, окончательно окочанел и смирился с тем, что желудок внутри него корчится в предсмертных судорогах, когда за спиной раздалось далёкое и недоверчивое: - Ал? Кирал поперхнулся благими мыслями, клацнул зубами и прикусил язык. О нет. Было, ещё оставалось время не обратить внимания на полный надежд голос, сделать вид, будто это не к нему. Оставалось бы, если бы не детская привычка реагировать на имя брата как на собственное. В детстве это было забавно и очень, очень выгодно. Сейчас доставляло огромные и невероятно мерзкого свойства неприятности. Тоооолько не снова... Шаги за спиной торопливо приближались. - Ал... Кирал уже сделал непроницаемое лицо и собрался вслед за лицом сделать ноги, как вдруг отступление стало невозможно по чисто физическим причинам. Где-то в районе талии обосновались чужие руки. И ладно бы женские... - Аааааа?!.. - сказал Кирал, чувствуя, что ситуация неумолимо выходит из-под контроля. - Ал, Что случилось? - взволнованно выдохнули в ухо на мгновение уподобившемуся соляному столбу Киралу. Медленно, меееедленно покрывающемуся гневным румянцем соляному столбу. Кирал втянул воздух. Ублюдок... Кирал нервно дёрнул кадыком. ... Гррррёбаный пидор! Кирал моргнул остекленевшими глазами. А потом способность реагировать обрушилась на него звенящим в ушах ударом тяжёлого тупого предмета (предположительно, дубины). Юноша тихо взвыл и заизвивался в прочувствованных объятиях. Извивался он до тех пор, пока не ткнулся носом в дорогую, накрахмаленную до хруста рубашку. - ... Я... Мне столько всяких глупостей лезло в голову! Кирал задрал голову и отчётливо скрипнул зубами. - Кажется, вы обознались! - зарычал он голосом, подразумевающим, что слово "кажется" лишь вежливость и смысловой нагрузки не несёт. Кулаки и каблуки до сих пор не шли в ход лишь из-за накрепко вбитого в голову чувства непререкаемого уважения к старшим. А разглагольствующий мужик, которого в какой-то преисподне опять подцепил его драгоценный братец, в отцы Киралу годился. Акирал, сссука! Я припомню тебе!!

Пейтер: Нет, Пейтер почувствовал, что что-то пошло не так. Но в последнее время так много вещей шло не так, что он не обратил внимания. Ал скрежетал зубами и порывался не дышать - а затем повел себя совсем отвратительно. - Кажется, вы обознались! - рявкнул он, сверля Уолтера своими феноменально яркими глазищами. Зараза. - Ну, знаешь ли, - вскипел Пейтер, - это уже слишком! Он схватил юношу за шиворот и тряхнул, чтобы выразить порыв и хотя бы глупостей не наговорить. Но этого оказалось мало. - Обознался? - сдавленно спросил Пейтер, еще раз тряхнув не своего и не благоверного. - Нефрит тебя дери! Да, я понимаю, что между нами было много неприятных... вещей... И что это действительно давно пора прекратить - но бегать от меня и увиливать от разговора!.. Ты рассчитываешь, что все устаканится само собой... - он секунду помолчал, вглядываясь в лицо Акиралу. Раскаянья в глазах у того не было. Было что-то настораживающе нечитаемое. Уолтер отступил на шаг, не отпуская ворота белой пижонской рубашки и прошептал, сведя брови на переносице: - ...Или ты издеваешься надо мной?

Кирал: совместный пост на самом деле, пост этот бесславно погиб с неделю назад, а все нижеследующее - это на скорую руку сооруженный зомби. Он отвратителен и нежизнеспособен Т_Т - Ну, знаешь ли, это уже слишком! Кирал тоже так думал, но пока ещё терпел. Даже когда отвороты рубашки хрустнули, а земля и стены совершили пару ошеломляющих кульбитов, Кирал всё ещё терпел. На протяжении всей вдохновенной речи (Акиралу к тому времени давно пора было задохнуться от приступов икоты, а карма его должна была отчётливо напоминать ржавый дуршлаг) Кирал вобщем-то всё ещё терпел, вот только зубы его временами немелодично поскрипывали. - ...Или ты издеваешься надо мной? - драматически просипел треклятый мужеложец, и Кирал вдруг понял, что весь тот весьма скупо отмеренный ему природой запас терпения испарился. Молодой человек выдохнул и, не размахиваясь, отвесил оппоненту мощный, душевный хук под дых. Когда же презренный содомит оказался в нужной точке пространства, Кирал коротко откинул голову и с наслаждением врезал лбом прямо промеж больших обиженных глаз. Крепколоб оказался презренный, и Кирал ещё некоторое время раздражённо созерцал фейерверки разноцветных звёздочек перед глазами. За радужными кругами в глазах Пейтер сдавленно охнул. - Прошу п...прощения, я действительно обознался, - наконец просвистел он, медленно разгибаясь. - У Ала удар послабее... Юнец сгибал-разгибал пальцы, разминая ладонь, и мрачно зыркал по сторонам. Нет, слышать о том, что у Акирала есть брат-близнец, Уолтер слышал - но вот встретить этого агрессивного товарища прямо посреди улицы - это совсем другое дело. Пейтер испытывал массу противоречивых чувств - в том числе смущение, растерянность, ощущение немеющего носа и неудержимо пухнущей на лбу шишки. - Мне действительно... очень жаль, - в нос сказал он и с удивлением отметил стремительно ухудшающуюся разборчивость речи, - и если я... как-дибудь... Уолтер замолк и потянул воздух носом. Затем осторожно коснулся ладонью лица - и побелел. - ...о нет, - сказал он. Кирал удовлетворённо смотрел на дело лба своего. Дело было распухшим, малиновым и истекало кровью. Кирал решил не уходить до конца представления. - Ах, - произнёс он, вскидывая руку ко рту в испуганном жесте и делая голос как можно более манерным, - неужели я поранил ваше прекрасное - Кирала непроизвольно передёрнуло, - лицо? На эту фразу Пейтер бы озверел, не будь он в таком лирически-избитом состоянии. - Да, черт побери, - жалобно сказал он и, нащупав наконец платок, постарался стереть кровь с подбородка. Потом, окинув Кирала порицающим взглядом. Затем судорожно вздохнул и потянулся вперед, чтобы опереться на плечо виновника своих бед. Кирал попятился отокровавленной ладони. - Ээ, - сказал он. Скорбный Пейтер даже не подумал остановиться. Он упал на плечо Киралу, оставив на рубашке зловещего вида пятна и повис. Кирал всплеснул рукам и шарахнулся в сторону. Пейтер рухнул. Воротничок рубашки натушно захрипел, и длинный бледный нос филолога завис на каком-то совершенно ничтожном расстоянии от булыжной мостовой. Неудержавшиеся на переносце очки печально схрупали под тяжёлым кираловским башмаком. Молодой человек вытянул руку, на другом конце которой безвольно болтался окровавленный и от того не менее презреный пидорас, как можно дальше от остальных частей тела, безуспешно пытаясь сделать вид, что сия конечность не имеет к нему, Киралу, ни малейшего отношения. - Ладно, - выплюнул он, - будет тебе первая помощь. Пейтер оскорбился. - Молодой человек, - сказал он, - я вам в отцы гожусь. - Вот именно! - горько огрызнулся Кирал, решительно шагая в сторону ближайшей забегаловки и старательно задевая пострадавшим все углы, которые попадались на пути. - Вот именно, что годишься! Он с ноги распахнул двери в здание и впился свирепым взглядом в трёх замерших у прилавка официанток. - Так, - с порога рявкнул Кирал, и несчастные девушки почувствовали непреодолимое желание забиться под прилавок. - Этому - он швырнул в объятия подоспевшего охранника-бугая обмякшего Пейтера, - оказать скорую медицинскую помощь. Мне, - Кирал чуть ли не с разбегу плюхнулся за ближайший столик и стянул рубашку через голову и жалобно свёл брови, разглядывая кровавое пятно, - ... о дьявол. Пожалуй, скорую стиральную. У вас тут есть что-нибудь, в чём и чем можно замочить? Официантки, неуверенно кивая, выползли из-за стойки. Две из них засеменили к обалдевшему охраннику, с ужасом косясь на окровавленное лицо не менее обалдевшего Пейтера, забрали у Кирала испорченную рубашку и скрылись где-то в глубинах подсобки. Третья неуверенно потопталась у столика, видимо, ожидая дальнейших приказаний не в меру сурового молодого человека. Кирал немного оттаял. - Дорогая, буть добра, принеси чашку кофе и... - он осёкся и подозрительно посмотрел в сторону подсобки, - ... и какое-нибудь покрывало. Девушка кивнула и испарилась, оставив Кирала наслаждаться блаженным одиночеством. Видимо, оба ушли в Сладкушу -_-

Сандра: городская библиотека Стараясь не бежать и не пританцовывать, памятуя о том, что а) за ней еще учительница и б) не так поймут, Апатит вышагивала чинно и самодовольно. В царство света и восторга в ее голове попыталась вкрасться серая мысль: "Ну а вдруг, она из "куда-следует"? И вот отправят меня потом, куда следует... - девушка прикусила губу и замерла на последней ступеньки библиотеки. - Да... об этом я как-то не подумала... Заговорить зубы библиотекарю и не выдать меня сразу... можно ведь и по причине принадлежности к страже или тайной полиции. Может у нее выходной... может она в штатском... а учительница - это прикрытие?! И на какой я ей должна свое имя выдать? Она и так уже меня в лицо знает, вона как разглядывала, когда книгами меня завалило..." - и уже не серая, а откровенно мрачная мысль бесцеремонно вытолкала все прочие. Сандра оглянулась назад, либо мысли, либо все-таки шаги ее были стремительны и "преследовательницы" пока еще не появилось. "А может по-быстрому дать деру?" - с какой-то тоской на лице, она преодолела последнюю ступень библиотечной лестницы и начала примериваться, в какую бы сторону начать бежать.

Химеко: -О, Бог мой! Да подождите же, пожалуйста! Я Правда хочу помочь. Я Могу вам помочь, поверьте! - шепотом "закричала" Химеко, как только закрылась за спиной тяжеленная дубовая дверь. -Да не волнуйтесь! Я Вас понимаю, все это очень странно, неожиданно... Да я сама волнуюсь - видите - щеки опять предательски покраснели? - сказала смущенно, но тут же улыбнулась обезоруживающе просто... -Я хотела книгу.. а тут вы... такая странная... так все нелепо вышло... но я просто не ожидала - вы уж простите меня, я, как могла, исправила свою ошибку... Надеюсь, я своей неловкостью не причинила непоправимого вреда Вам и... Делу? Вашему Делу... Да - нашему общему делу, в конце концов! Что это я все вокруг да около?! Сказала, вздернув голову... и испуганно оглянулась. Слава Великому Зою - вокруг никого. -Вот увлеклась-то, бестолковая! Разве так можно? На улице! И покраснела еще гуще... Все, теперь точно убежит! Растроилась, и чуть не плача тихо прошептала:-Простите... Как глупо...

Сандра: Слушая эту сбивчивую речь, цель которой была яснее ясного - задержать любой ценой - Сандра все сильнее запутывалась в своих мыслях. Начала она решительно и серьезно с "Бежим туда...", но, как только девушка начала говорить, намерения ее начали претерпевать какое-то ощущаемое кожей внешнее воздействие. Голос сам по себе еще ничего, но вот то и дело проскальзывавшие в нем нотки... Ох уж эти нотки! Журналистка изо всех сил сжала лямку своей сумы, аж костяшки побелели, как сжала. "Ну что же я так... она... вон как... Нет! Только не оборачиваться! Я уже все реши..." А стоило блондинке обернуться, так она и вовсе замерла как околдованная. Губки поджала, бровки домиком: "Такая милая... такая беззащитная... Ну, как она может быть из стражи?" - больше Сандра не могла с собой бороться. - Делу? - сочувствующим шепотом и ловя каждое слово, пока что не замечавшей их воздействия учительницы, Сандра внимательно смотрела на говорящую. - Да... Делу... - она на автомате кивнула. А учительница между тем все больше краснела и, судя по всему, готовилась пустить в ход "кавалерию": "Только без слез! - взвывала про себя Сандра, слезы она категорически не переносила. И, кажется, это послужило достаточной встряской, чтобы она пришла в себя. - Никаких слез! Это явно лишнее..." - Сандра, - не совсем четко и не до конца уверено в том, что произносить это все же стоит... но достаточно уверено в том, что слезы лишат ее остатков самообладания... - Меня зовут Сандра, - она протянула новой знакомой руку и как можно более доброжелательно улыбнулась. Доброжелательно и ободряюще.

Химеко: -Сандра... , несмело улыбнулась Химеко, украдкой смахивая чуть было не накатившую слезу... -Очень приятно, Сандра!- разулыбалась еще шире, любому показалось бы что солнышко выглянуло. -Меня зовут Химеко. Очень, очень рада с вами познакомиться, - слегка присела в реверансе. -Вы уж простите меня, я такая... - смутилась, -Да что-это? Заело меня, что ли? Я такая, я сякая! Она сама, простите...как бы это... потактичнее... - В общем, я не это хотела сказать - опять покраснела.... Я хотела... Хотела как ни будь помочь вам! Может я могу быть чем-то полезна? Я все могу, честное слово! Давайте, я хотя бы сумку вам помогу нести... Вы, кстати, не сильно ушиблись? -вдруг испугалась Химеко.

Соичи Томо: Из отделения стражи Соичи Томо быстро шагал по утренним улицам города, накинув капюшон на голову и стараясь никого не задевать. Последнее получалось из рук вон плохо из-за спешащих на работу или просто по своим делам простолюдинов и не очень знатных людей; высшая знать либо собирала вещи во дворце, либо еще спала. Предательски хотелось есть. Сладкуша Куши-Няши призывно маякнула вдали, но Томо был непоколебим: поесть только в родной королевской столовой до той степени, как у всех окружающих пропадет аппетит. Поэтому Соичи поплотнее запахнулся в плащ и почти побежал во дворец. Кухня (?! А.)

Сандра: "Ну вроде отлегло и мир спасен..." - про себя выдохнула журналистка, возвращаясь к нормальному режиму общения. - Очень приятно, Сандра! Меня зовут Химеко. Очень, очень рада с вами познакомиться. - Химеко, приятно, - для порядка она еще раз улыбнулась, уже в ответ. Краснея и запинаясь новообретенная знакомая, лепетала про помощь, сумку, честное слово и... - Вы, кстати, не сильно ушиблись? "Сумку понесу? - ухватилась за понравившуюся идею. - Такой разговор мне нравится... - Все пучком, - отмахнулась журналистка. - Сама как будешь? "...сумок мне никто не носил с тех пор... Стоять!" - Сандру аж передернуло от своей догадки. Она скосила глаза на Химеко, подозрительно скривив личико, покрепче ухватилась за ремень - на всякий случай - и наскоро выпалила: - Я не из этих!

Химеко: - Все пучком. Сама как будешь? Мммм, пучком? Аааа, это, кажется, означает - хорошо или отлично... Если я, конечно, правильно поняла вчера ответ маленького хулигана Таумасита на уроке словесности... -Спасибо, я тоже в порядке, жива и, кажется, вполне здорова, - протянула руку, что бы помочь Сандре с сумкой, которая некрасиво оттягивала и явно пережимала той плечо. И тут же испуганно отпрянула, ибо -Ненормальная, все таки!!,- девица кааак гаркнет ей в ухо - Я не из этих! -Ох, еще пара минут общения с этой заполошной, и у меня случится разрыв сердца! За всю жизнь столько не пугалась, не подпрыгивала, и не вздрагивала, наверное..., - Химеко во все глаза смотрела на обладательницу тяжеленной сумки, вцепившуюся, настороженно, в ткань пальцами, и думала: - Из каких "этих"? Может, все-таки, имеет смысл подобрать юбки, да бежать от нее, пока не поздно? Но, ведь, она, совершенно бесспорно, "наша"... И такое ее неразумное поведение может подвести нас всех под монастырь... Нет, ее, определенно, нужно контролировать... Ну, или, хотя бы, как-то страховать, что ли... И из каких еще "Этих", в конце концов? - Из каких этих? Простите мне мою недогадливость, я просто хотела помочь вам с сумкой, дабы загладить свою вину, не более того... Я вижу - вы волнуетесь, но, уверяю вас - тому совершенно нет причин! Напротив, поверьте, вы можете быть совершенно во мне уверены!

Сандра: "Из "каких этих"?! И она еще спрашивает!!!" - возмущение ее не знало предела, ведь все было очевидно, как божий день! Глаза Сандра усиленно выпучивала, а ноздрями очень выразительно сопела - старалась, как могла. - Недогадливость или что ты там еще напридумывала, - для убедительности Сандра еще и брови сдвинула к переносице, - но с самого начала нашего знакомства хочу сказать, что... "... женщины меня не интересуют? Это вот это я сейчас собралась сказать? - тормоза у госпожи Апатит, кажется, все же обнаружились. - А я уверена? Нет, ну то есть... А с чего я взяла?" Пауза затягивалась, к внутреннему согласию с собой Кассандра все никак не могла прийти, но что-то на уровне рефлексов подсказывало: говори, что угодно, додумаешь после. - Чтооооо! - восходящая интонация всегда способствовала лучшему пониманию среди интеллигентных людей. - Ах, да, чегой-то я и вправду... - Сандра нервно хихикнула, еще и выбившийся локон на палец накрутила. "Милая, взрослая и наверняка умная женщина... чего я на нее нападаю?" - Считай, это была проверка, - здесь она уже не стала смеяться, и без того хватит глупости. - А помогать мне не надо, - "Переводим тему, срочно переводим!" - Я и сама справлюсь. Здесь уже не далеко. К тому же, ну что вы, - "вы"? это все от нервов, конечно, от нервов, ну не от стыда же! - вины вашей ни в чем предо мной нет. Я самая какая-то... не выспавшаяся! А сумка, вы правы, такая тяжелая, я же вижу, у вас плечики совсем тоненькие, не нагружайте их лишний раз. Я сама, все сама... Так, как вы говорите, кем работаете?

Химеко: - Ну, Слава Зойсайту! Разговор, похоже, входит в нормальное русло. Так, определенно, лучше! Химеко, на всякий случай, еще разок взглянула в лицо Сандре по-внимательнее: Да нет, вроде все в порядке... -Ой, я рада, что все выяснилось! Действительно, что же это я? Конечно, сейчас я расскажу вам о себе по-подробнее! Пойдемте. - Меня зовут Химеко Найотаке. Я из Бевелля. Здесь я уже 5 лет. Закончила Университет и вот.. работаю учительницей в младшей школе. Преподаю деткам словесность. Пытаюсь привить любовь к языку... Многие, знаете... и говорят-то не очень...не то, что читать, а уж тем более - получать от этого удовольствие... Такое прошлое у этой страны... Вскинула голову: - Хочу, что бы будущее у моей страны, и с ней у этих детей, было иным! Очень хочу!! Заглянула Сандре в глаза:Верит ли? - Понимаете, я очень стараюсь, я делаю для них все, что могу!! Но этого мало! Я одна, а деток так много!! А сколько их вообще не посещают школу... Вы знаете, я в свободное время занимаюсь с некоторыми из тех, кого родители по каким-то причинам (в основном, материальные затруднения, собственные дикость дремучая да пьянство, конечно) не отдают в школу. Исподволь - шутками, играми, да яркими картинками, да интересными рассказами, сказками заинтересую, и вот уже глядишь - вместо того, что бы кошек по подворотням мучить - буквы изучаем... знаете, как им нравится? Знаете, как у них глаза горят?- подняла на попутчицу свои лучащиеся счастьем большие глаза и, тут же, будто тучка набежала на ясное небо - Но этого Так Мало!!! Это даже не капля в море! Все это ужасно! Нужно все менять, все! Понимаете? В корне!

Сандра: Сандра слушала Химеко, смотрела на нее во все глаза и с каждым новым словом все больше расцветала. Еще пара словечек и первый бутон бы точно вскрылся где-то в районе лба. Дамы неспешно шли по широкой улице, еще не слишком далеко уведшей их от библиотечных дверей. Журналистка внимательно слушала, все кивала и время от времени раскрывала рот в порыве страсти бурной, но сразу же замолкала с широкой улыбкой на губах. - Ах! Химеко! Можно мы будем на "ты"? Я полностью согласна с тобой! Там, откуда я родом, - уточнять она, впрочем, нужным не сочла, - малограмотность вообще повсеместная! Какие у меня были ужасные проблемы с тем, чтобы новую книгу где раздобыть, а чтобы убедить родителей, что будет прок от всей этой науки! Нашей стране требуется срочная адекватная помощь. И уж точно не пышные свадьбы, - Сандра аж сплюнула с досады. - Поэтому все потом, сначала необходимо устранить все препятствия, изничтожить старые порядки. Старые, дряхлые и неэффективные. Меры должны быть глобальными, повсеместными, так, чтобы все сразу поняли - ничего не будет как прежде. Все станет лучше, честнее и правильнее! Кстати, я по профессии журналист... - блондинка начала озираться вокруг, словно вспоминая что-то. - Кажется, нам туда... А сейчас я предлагаю зайти в одно место. Все же, хочу избавиться от этой сумки...

Химеко: -Конечно, давайте на "ты"! Ой, то есть, давай... Давай!, -повторила Химеко с улыбкой еще раз, для уверенности, наверное, что бы привыкнуть. -Журналист? О! Это чудесная профессия! Благородная, честная, немножко опасная.. Вам не бывает страшно? - И добавила немного смущенно, - Понимаете, я ...Ой! Понимаешь, то есть.... В общем, я сегодня почти весь день свободна... Ты не станешь возражать...? Я хочу сказать, я не очень помешаю, если проведу его с тобой? Ну, вроде помощника журналиста? Только в том случае, конечно, если я не буду мешать, потому что, если это будет неудобно..., - зачастила Химеко, разрываемая одновременно и желанием поучаствовать в интересной жизни человека увлекательнейшей профессии и боязнью оказаться слишком навязчивой.

Сандра: - Даааа, мы журналисты все люди исключительного благородства, - поддакнула Сандра, мысленно отделив "правильных" журналистов и тех, кто ей лично страшно не нравился, взять хотя бы ее бывшую коллегу, Патрицию! - Вам не бывает страшно? - Страшно? Никогда! - бравировала Апатит, которая, конечно, не была лишена задора и смелости, но смелость ее тоже имела свои границы, в качестве которой, например, хорошо служил забор, разделяющий ее и спущенных на нее собак... ну было дело, в общем... пару раз... - Я хочу сказать, я не очень помешаю, если проведу его с тобой? Ну, вроде помощника журналиста? - Хм... - это предложение было заманчивым. Не то, чтобы Сандра была тщеславной, но помощник - это как-то солидней, а еще, ну что-то ей подсказывало, что эта девица будет ей в рот смотреть весь день, восхищенно вздыхать и запоминать каждое слово, а уж это точно грело душу. - Мне надо подумать. Работа журналиста... кхе, - она быстро поправилась, - помощника журналиста, это очень ответственная и сложная работа. "Хм... одежда на мне вроде чистая и достаточно экстравагантная, а если я еще и с помощницей буду... Прибавит ли это мне авторитетности в глазах дворцовых фифочек?" - не смотря на то, что она по-прежнему опаздывала, спешить получалось все хуже и хуже, но забыть про плановое посещение дворца непосредственно перед отъездом короля - ни за что! - А ты умеешь быстро и разборчиво писать? - это было действительно важно. - И не задавать лишних вопросов? Мне сегодня нужно взять несколько интервью. Помощь мне пригодилась бы... Но даже не знаю... - она скептически осмотрела Химеко, словно товар на рынке, за который набивали слишком большую цену.

Анфи: дом Акио и Анфи Анфи вышла из дома и становилась в растерянности. Она совершенно не представлала куда пойти. По улице, залитой солнечным светом, торопливо шли люди, занятые своими делами. На мгновение она почувствовала себя маленьким ребёнком в стране ведьм. "Глупости, никаких ведьм не существует, и я уже не ребёнок. И это один из самый лучший город на планете. Разве не так?" Улыбнувшись солнечным лучам, девушка решительно пошла по улице вправо. почему вправо? Стоять на месте казалось неправильным, а когда не знаешь куда идти, то любая дорога нужная. Наверно. Решительность оказалась медленной. Анфи всматривалась в лица прохожих, пытаясь понять почему эти незнакомые ей люди кажутся иными, по сравнению с точно так же незнакомыми ей людьми дома в провинции.

Сандра: Смотрела-то она на Химеко, но вместе с тем продолжала идти. А как идут бесстрашные журналисты? - исключительно вперед. Память-то у них хорошая и с закрытыми глазами, куда надо доведет. Поэтому, когда самоуверенность Сандры столкнулась с внешним препятствием, сама Сандра незамедлительно удивилась: - А твою-мою... ! Стоят тут всякие! - гаркнула она неожиданно для самой себя на молодую девушку, о которую почти что споткнулась.

Химеко: Работа журналиста... кхе,помощника журналиста, это очень ответственная и сложная работа. Химеко начало казаться, что она все таки навязывается.... Как глупо... Ну что это я, право, как маленькая? Но, взглянув на Сандру, решила, что "как маленькая", возможно, вовсе и не она. Улыбнулась: -День прожит не зря, похоже сделала человеку приятно. Вдруг лицо собеседницы приобрело действительно серьезное выражение: -А ты умеешь быстро и разборчиво писать? И не задавать лишних вопросов? -Боже! Конечно же, Сандра! Я же учительница! Я умею писать быстро, очень быстро, еще быстрее, в общем - на сколько будет необходимо! А не задавать лишних вопросов - это мое второе призвание! Ты заметила, что я тебя практически ни о чем не спрашиваю? Да и... ОЙ! Химеко так увлеклась, пытаясь показаться Сандре нужной и, даже, необходимой, что не заметила молоденькую девушку, неожиданно появившуюся прямо перед ними откуда ни возьмись. -Ой, мамочки! - опешила учительница, - Как вы неосторожны! Смутилась: - Кхм... Мы, впрочем, тоже... Я, во всяком случае...

Анфи: Внимание девушки привлёкла пара ребятишек, перебегающих улицу. Резкие угловатые движения, лукавые мордашки, потрёпанная одежда. Анфи, продолжая медленно идти впёрд, повернула голову в сторону, провожая детей взглядом. -Ой - прозвучало одновременно с - А твою-мою... ! Стоят тут всякие! Столкнувшись с Сандрой, Анфи потеряла равновесие и машинально схватилось за то, что попалось под руку. -Что?- Испуганно отдёрнув руку от чужой сумки, девушка покраснела -Ой, мамочки! Как вы неосторожны! -Прошу прощения - смутилась девушка - я ... Кхм... Мы, впрочем, тоже... Я, во всяком случае... -Нет, это моя вина, я была невнимательна. Вы не ушиблись? Виновато-смущённый взгляд оторвался от земли Террава фон Шпильцбург Вил Тесла изучающе взглянула на Сандру и Химеко. Тёмные волосы, контрастом с белой кожей, строгий взгляд серых глаз и светлые волосы, живые карие глаза, кожа, тронутая лёгким загаром. "Кажется я веду себя невежливо" - спохватилась Анфи и повторила- Прошу прощения, вы точно не ушиблись?. Может быть вам нужна помощь, я живу тут рядом и... - тут девушка замолчала и затеребила ремешок сумочки, висевшей на плече. "Так нельзя, мы незнакомы... Но я же не на приёме, чтобы следовать всем правилам этикета. Я сказала что-то не то?"

Сандра: Журналистка недовольно пронаблюдала, как представшая пред ней мадмуазель пощупала ремень ее сумки. -Ой, мамочки! Как вы неосторожны! Кхм... Мы, впрочем, тоже... Я, во всяком случае... - Сандра в очередной раз подивилась вежливости своей спутницы. И уже собиралась открыть рот, дабы поднять ор. Ну, извиняться уж точно было не за что! Да еще и не перед... Сандра хмыкнула и повнимательнее посмотрела на рыженькую. - Нет, это моя вина, я была невнимательна. Вы не ушиблись? - Конечно твоя! - быстро подхватила репортер с самым недовольным и обиженным лицом, какое только смогла состряпать на скорую руку. - Прошу прощения, вы точно не ушиблись? Может быть вам нужна помощь, я живу тут рядом и... - рыженькая была вежлива, что говорило в пользу ее манер и воспитания, а так же услужливой, скорее всего наивное, юное создание... Кого-то это ей напоминало. Сандра скосилась на Химеко и снова вернулась к своему анализу представшей перед ней личности: "Манеры, наивность и ухоженный вид. Скорее всего она богата..." - сдерживаться больше не было сил, старый, на уровне условных рефлексов, механизм заработал. - А что, если ушиблись?! Я буду требовать компенсацию! Вон посмотри, - Сандра выставила вперед острый локоток, - тут страшная рана, я травмирована до полной недееспособности! А руки меня кормят! Что я теперь буду есть? На локте действительно имелась ссадина, правда, уже покрывшаяся корочкой и изрядно зажившая. Следы бурной погони за честной и бесстрашной журналисткой, приключившейся с Сандрой пару дней назад. "Кстати, вроде мы почти пришли..."

Анфи: ООС: с разрешения Химеко пишу вне очереди А что, если ушиблись?! Я буду требовать компенсацию! Вон посмотри Анфи слегка растерявшаяся от такого напора посмотрела... тут страшная рана, я травмирована до полной недееспособности! А руки меня кормят! Что я теперь буду есть? ...моргнула. Потом ещё раз посмотрела, пытаясь всё таки найти на локте ту самую страшную рану. Посмотрела в глаза Сандре, пытаясь понять, может это какой-то особенный местный розыгрыш. Но нет, журналистка выглядела вполне серьёзной и решительной. -Компенсацию - медленно произнесла девушка внимательно осматривая собеседницу с головы до ног. -А Вы знаете, что ложь - это грех. А лгать из корысти - значит увеличивать количество зла в этом мире. Обвинять меня в том, что я виновата в ссадине, которую Вы получили один-два дня тому назад неизвестно где - несправедливо. А в этом мире слишком много несправедливостей, и Вы создаёте ещё одну - аккуратно подбирая слова и не спуская взгляда с журналистки ответила Анфи. -Только добро, любовь и справедливость помогут нам изменить мир вокруг к лучшему. Помочь нуждающимся, прогнать зло и ненависть из сердец людей. Это нелегко, я понимаю, вокруг нас столько соблазнов. Но если в сердце живёт любовь к справедливости и добро, то нет ничего невозможного! Помните? Чтобы изменить мир вокруг - пауза - надо начать с себя. С собственного сердца. - девушка воодушевлялась с каждым словом. На щеках появился румянец, глаза заблестели. Каждое слово шло из глубины души, пылало страстью и уверенностью - Загляните в Ваше сердце. Неужели в его глубине нет той маленькой искорки надежды, которая поможет Вам стать сильнее и справедливее? Неужели там сплошной мрак отчаяния и безнадёжности? Неужели Вы действительно желаете прожить в этом мраке всю свою жизнь? - Анфи сделала паузу и покачала головой. Мягко очень мягко она продолжила - Нет. Каждый из нас достоин счастья, уверенности в том, что в наступающем завтра жизнь станет хотя бы чуточку лучше, чем сегодня. Что завтра мир станет лучше. И для этого нужно совсем немного: - голос завучал глубже и сильнее - храните в своём сердце любовь к добру и справедливости. Поступайте в сообтвествии с Вашими убеждениями и тем, что подсказывает Вам сердце и разум. Только любовь к справедливости и добро помогут Вам изменить Вашу жизнь и этот мир к лучшему. Анфи помолчала немного, сделала шаг назад и взглянула на обеих девушек. - Вы считаете иначе?

Сандра: запуталась чей ход дальше, а так же не смогла удержаться. От удивления Сандра открыла рот и фоном подумала: "Да что мне везет сегодня как покойнице?" - Компенсацию. А Вы знаете, что ложь - это грех. А лгать из корысти... - А ты что врач?! - попыталась встрять Сандра, но девицу-красавицу уже было не остановить. Она начала сверлить своими большими и чистыми глазенками ее едва ли благородное нутро журналистки. Нутро поежилось и предпочло пропустить мимо ушей смысл тирады, запомнить пару новых лингвистических оборотов и продолжать жить, как жило... но нет. Чем больше рыженькая говорила, тем сильнее в Сандре становилось одно желание... такое вот пустяковое... почти незначительное... И на фразе: "Загляните в Ваше сердце. Неужели в его глубине нет... - Апатит поняла, что ей было так необходимо сейчас. Она так быстро, как могла, вытащила из своей сумки чистый лист и карандаш и начала записывать вдохновенную речь незнакомки. "Такой материал! Ну как говорит, а? Словно готовилась всю ночь... а слова-то, слова какие подбирает!" - и чирик-чирик карандашным огрызком. - Только любовь к справедливости и добро помогут Вам изменить Вашу жизнь и этот мир к лучшему. Вы считаете иначе? - лисичка умолкла и, кажется, даже задала вопрос. - А? Да-да-да... Не могла бы ты повторить, как там было "Каждый из нас достоин..."? - журналистка оторвала глаза от листка и взгляды их встретились.

Химеко: -Только добро, любовь и справедливость ... ... ... и добро помогут Вам изменить Вашу жизнь и этот мир к лучшему. Химеко смотрела на незнакомку во все глаза: -Тааак! Да что же это за день сегодня такой! Была бы здесь моя нянечка, давно бы уже молилась и твердила, что "апокалипсис-близко-помяни-мое-слово-деточка-помяни!" Еще одна юродивая. Эта правда другого свойства, более безобидная. Впрочем, и эта выскочила, как черт из табакерки, только под ноги не бросилась... Хотяяя... то что она говорит... Все это как-то странно... Конечно, она права... Да что там, тысячу раз права. Сколько раз я думала, да и говорила тоже самое... Но не слишком ли много на квадратный метр одинаково мыслящих девушек познакомившихся за одно утро при глупейших обстоятельствах? Как говорила героиня сказки Латуиджа Доджсонита: "Становится всё страньше и страньше! Все чудесатее!" Кстати, о познакомившихся девушках: -Простите, как вас зовут? В суматохе мы не успели познакомиться. Я - Химеко. -Приятно улыбнулась и присела в реверансе. -Не сочтите за грубость, просто любопытно - почему вы решили, что у нас в сердце лишь... мммм, - заглянула в записи Сандры, - лишь мрак отчаяния и безнадежности? Вовсе нет! Сандра, ты в отчаянии? - На всякий случай, с большим сомнением в голосе спросила увлеченную стенографированием девушку .

Анфи: - А? Да-да-да... Не могла бы ты повторить, как там было "Каждый из нас достоин..."? Анфи удивлённо взглянула на пишущую Сандру. "Повторить?" Пожала плечами и послушно повторила помедленнее - счастья, уверенности в том, что в наступающем завтра жизнь станет хотя бы чуточку лучше, чем сегодня И так до конца импровизированной речи. "Она странная, но не безнадёжна. Каждый имеет право на ошибку, но не каждый может признать её так, сразу. Но для чего ей надо записывать. Может у неё просто память плохая?" -Простите, как вас зовут? В суматохе мы не успели познакомиться. Я - Химеко. -Анфи Милана Мегра Террава фон Шпильцбург вил Тесла - автоматически отрапортовала девушка и смутилась - ой, извините, просто Анфи. "хорошо, что я ещё титул не назвала." -Не сочтите за грубость, просто любопытно - почему вы решили, что у нас в сердце лишь... мммм... лишь мрак отчаяния и безнадежности? Вовсе нет! Сандра, ты в отчаянии? Юная маркиза вовсе не думала, что стоящие перед ней девушки погружены в пучину мрака отчаяния и безнадёжности. В пылу рассуждений о любви к добру и справедливости это сравнение казалось необходимым. Но как это объяснить. -Я просто спросила о чуствах, которые испытывают ваши сердца.- доброжелательно улыбнувшись ответила Анфи- В жизни каждого человека есть моменты, когда свет кажется тьмою и нет желания утром открывать глаза, потому что впереди боль безнадёжности. И каждый такой момент оставляет след в сердце, шрамы в душе. Эти шрамы мешают нам понять, где свет, а где тьма. Мешают радоваться жизни. У кого-то их больше, у кого-то меньше. Мрак отчаяния и безнадёжности - это аллегория, которая - девушка замялась, подбирая слова - как бы это сказать, отражает особенности видения мира человеком, который неоднократно сталкивался с несправедливостью этого мира. Анфи немного нахмурилась, испугавшись, что опять сказала что-то не то. -Химеко, Сандра, я вовсе не хочу сказать, что обязательно самому испытать на себе все превратности судьбы. Нет. Иногда зло, причинённое другому (неважно насколько близок или знаком пострадавший), ранит сильнее, чем если бы это произошло с тобою. Девушка поправила ремешок сумочки и попыталась ещё раз объяснить, что именно она хочет сказать. Другими словами -Особенность таких людей в том, что они подсознательно ожидают неприятностей в любой момент времени. И когда неприятность всё таки случается, то первая мысль - ну почему я такой невезучий. Именно это отношение я и пыталась выразить той фразой о мраке отчаяния и безнадёжности. Анфи улыбнулась, подобрав наконец нужные слова и осторожно поинтересовалась -Сандра, а можно спросить, почему вы записали на листочек мои слова?

Сандра: "У нее еще и феноменальная память! Такая девушка была бы потрясающим секретарем-референтом... а так же неплохо бы составляла агитлистовки, ну так черновой вариант... А то ее слишком длинноват и далек от народа, требует правки. Но вот при должной редакции... Хотя бы вот моей... Да, брыльянт!" - Сандра ушла в себя. Не слышу, не вижу, перечитываю текст и восхищаюсь. Еще немного и она бы забыла, где находится и что вокруг люди. С рассеянностью свойственной только настоящим творцам, которые в данный момент увлечены гениальнейшей идей всей их жизни... ну или, одной из не самых посредственных... она изучала лист бумаги. В таком состоянии ее и настигли мелодичные отголоски неповторимого (потому что с первой попытки не запомнишь ни в жизнь!), судя по всему имени... "А может это она имена любимых хомячков перечислила? - попыталась мысленно спасти девушку от столь жуткого имечка Апатит. - Хм... Травава? Что-то это мне напоминает... - она изучающе уставилась на Анфи. - Так-так... Плечики неконтролируемо вздымаются вверх, взгляд делается ясным... Сразу было ясно, что аристократка..." Но было что-то еще, чем-то и кого-то эта молодая особа Сандре напоминала... А потом она вновь извергла из себя до жути проникновенный бред. На этот раз Сандра попыталась записывать сразу, но в процессе поняла, что проще эту девицу целиком умыкнуть и дать спецзадание мыслеизливаться в письменной форме. И двух зайцев одним ударом и повсеместная экономия. -Химеко, Сандра, я вовсе не хочу сказать, что обязательно самому испытать на себе все превратности судьбы. Нет. Иногда зло, причинённое другому (неважно насколько близок или знаком пострадавший), ранит сильнее, чем если бы это произошло с тобою. "Хм, я ж вроде не называлась? Меня представила Химеко? - она вопросительно посмотрела на учительницу. - Я и не заметила... Так, а имя этого мифического единорога я прослушала... да?" - и снова устремила взор на Анфи. - Истину глаголешь сестра моя, профессионально, - сочла нужным поддакнуть в конце журналист. Но это оказался не конец. Хотя чуть позже он все же настал. Монолог вроде бы был побежден, о чем свидельствовал вопрос, обращенный к Сандре: - Сандра, а можно спросить, почему вы записали на листочек мои слова? - Конечно спрашивай! - Апатит выдержала небольшую, но ехидную паузу. - Видишь ли юное дитя, - она приблизилась к улыбающейся особе и легонько ее приобняла, этак по-отечески, ну как наставница - лучше звучит. - Ты открыла мне путь Света и Доброты, и теперь я ощущаю в себе силы воспарить на моих окрепших крыльях Человеколюбия! И все благодаря тебе... Я думаю, твои слова должны достичь сердца каждого. Не будешь ли ты так любезна, что скажешь мне, где ты живешь и когда к тебе можно зайти за новым материалом... - журналистка закашлялась, - для размышления. Сандра старалась быть серьезной и убедительной. Очень старалась. Очень убедительной. Получалось ли - другой вопрос.

Анфи: С разрешения Химеко Видишь ли юное дитя, Девушка посмотрела на журналистку, пытаясь определить её возраст. Так к ней не обращались даже опекуны. На языке вертелось: да, бабушка... Но, это было бы невежливо. Поэтому Анфи слушала, замыкаясь в себе с каждой фразой. Ты открыла мне путь Света и Доброты, и теперь я ощущаю в себе силы воспарить на моих окрепших крыльях Человеколюбия! " А я-то подумала, что" - разочарованно И все благодаря тебе... Я думаю, твои слова должны достичь сердца каждого. "Должны. Но иногда люди просто не хотят видеть правду. И тогда они пытаются обмануть себя, делая вид, что лгут другим" Не будешь ли ты так любезна, что скажешь мне, где ты живешь и когда к тебе можно зайти за новым материалом... для размышления. "Для размышления?!" Анфи непринуждённо вывернулась из полуобъятий Кассандры и сердито сверкнув глазами спокойно ответила: -Я живу в соседнем доме - не уточняя в соседнем с чем именно - То человеколюбие о котором, вы, Сандра упомянули, не имеет ничего общего с добром и справедливостью, путь к которому я пыталась объяснить. -Девушка беспомощно улыбнулась - Наверно я всё таки не умею подбирать нужные слова. "Акио сумел бы объяснить, а я..." Анфи вздохнула. -Химеко, вы тоже считаете, что чужие идеалы - повод для иронии и насмешки? "Осбенно ,если о них говорят длинными корявыми фразами" Взгляд зацепился за листок с карандашными надросками её речи. Девушка вспомнила с каким упоением Апатит изучала записи. "Наверно ей действительно нужно. Вот только что именно." Спокойный изучающий взгляд, на лице маска вежливого аристократично-спокойного интереса, ровные интонации: -Сандра, может быть Вы скажете, что конкретно Вас интересует

Химеко: -Оо! Анфи! Лицо Химеко выражало крайнюю степень удрученности произошедшим и, одновременно, огромное желание объясниться. -Простите нас великодушно! Поверьте, ни Сандра, ни я не имели и в мыслях ни чего подобного! Правда, Сандра? Напротив! Уверяю вас, милая Анфи, ваши идеалы не могут служить поводом для насмешки ни одному мало-мальски разумному и сознательному человеку! И мы.. ну я, по крайней мере, вполне разделяю ваши взгляды! Ну, или, во всяком случае, очень близка к этому. Ни что в моей душе не воспротивилось сказанным вами словам, это уж точно! -Нда, неловкая ситуация... И очень ранимая девушка... Надеюсь, Сандра поймет это и, если Анфи действительно ей зачем-то нужна, оставит этот неверный тон. Журналистка, все таки! Журналисту, если я не ошибаюсь, нужно уметь найти верный подход к любому... Хотя, я никогда не имела отношения к людям этой профессии и, возможно, на самом деле, это не так? Ну, не знаю... Все равно, как-то неприятно получается... А может это такой тонкий ход? -Вы верите мне, Анфи? Думаю - это простое недоразумение и сейчас все благополучно разрешится. Давайте не будем ссориться - мы же только-только познакомились! Чувствуя, что сделала все, что могла, Химеко искренне улыбнулась Анфи и с интересом взглянула на журналистку: -Как-то Сандра собирается выкручиваться? И собирается ли? Кто их, журналистов, знает? Что у них в голове? А особенно у ее новой знакомой. Химеко разулыбалась, вспомнив их недавнее приключение.

Сандра: Анфи, судя по всему, доверием и любовью к Сандре не прониклась с первого взгляда и поспешила покинуть ее "объятия": "А зря, такие слова говорить и теперь так сердито на меня смотреть... Хотя у аристократично задранных носов всегда были какие-то проблемы с телесностью... Кажется, если я сию минуту не склонюсь к земле, выдав свой полный титул и назвав себя шестидесятилетней умудренной опытом старушкой... Ага, самой смешно". - Я живу в соседнем доме. То человеколюбие о котором, вы, Сандра упомянули, не имеет ничего общего с добром и справедливостью, путь к которому я пыталась объяснить. Наверно я всё таки не умею подбирать нужные слова. Собеседница тяжело вздохнула, всем видом показывая как ее расстраивает общение с Апатит: "Мои слова на нее действуют как-то не так... - Сандра скривила губки, те, кому не была приятна она, ей тоже приятным не казались. - Нет, ну надо ж так, может на ней какой магический артефакт, противостоящий моему природному обаянию и сверхпрокаченному ораторскому умению?" - блондиночка не без подозрения осмотрела Анфи. - Химеко, вы тоже считаете, что чужие идеалы - повод для иронии и насмешки? "Мудрый ход. Я тоже думаю, что Химеко пора было подключать. Она куда деликатнее меня..." - Сандра, может быть, Вы скажете, что конкретно Вас интересует? "Ох, ну ладно-ладно, сейчас..." - не успела она закончить мысль, как Химеко уже начала отвечать: - Оо! Анфи! - она взяла проникновенные ноты чистосердечного признания. Все это начинало напоминать высокопарные рассуждения одного клуба книголюбов, на одном из заседаний которого Сандре как-то посчастливилось бывать. - Правда, Сандра? - Ааа... Да-да... - Вы верите мне, Анфи? Думаю - это простое недоразумение и сейчас все благополучно разрешится. Давайте не будем ссориться - мы же только-только познакомились! "И логическая точка. Теперь моя очередь, да? - Сандра раздула щеки, поймав взгляд учительницы. - Вот они, надежда и немой укор. А у меня работа! Я опаздываю между прочим!" - и журналистка тяжело выдохнула... еще немного покривила личико, изучающе рассматривая Анфи, которая изо всех сил показывала, как она скрывает, что ее задели... "И чем я ее задела-то? Вот нежное создание..." - Ты красиво говоришь, но твои слова не накормят голодных детей и не вылечат больных стариков. Я всего лишь хотела предложить тебе... - а конкретизировать она не хотела, заработать на чужом труде - не подразумевало честность и дележ гонорара, к тому же в разговорах с благородными аристократками таинственность и намеки никогда ен бывали лишними, - подсказать, как ты могла бы уйти от слов и перейти к делу. Но извини, я вспомнила, что спешу. И Сандра, поправив сумку, проследовала к крыльцу дома Акио. "Провокация в ответ на провокацию... Меня можно догнать и спросить - как. А можно дуться и жаловаться родным, какой наглый пошел народ".

Анфи: Простите нас великодушно! Поверьте, ни Сандра, ни я не имели и в мыслях ни чего подобного! Девушка оттаяла. Искренность, Химеко, убедила её, что на самом деле всё не такое, каким ей показалось... Вы верите мне, Анфи? Думаю - это простое недоразумение и сейчас все благополучно разрешится. Давайте не будем ссориться - мы же только-только познакомились! -Да, Химеко, Вам я верю - улыбнулась вил Тесла, собираясь сказать ,что оно согласна с предложением учительницы и тоже не любит ссор... - Ты красиво говоришь, "Я говорю красиво?" - удивилась девушка растерянно хлопнув ресницами. Покраснела от смущения. но твои слова не накормят голодных детей и не вылечат больных стариков. Я всего лишь хотела предложить тебе... уйти от слов и перейти к делу. Но извини, я вспомнила, что спешу. "Но почему она решила ,что я способна только на слова? Это так странно судить о незнакомом человеке, ничего о нём не зная."- возмущение погасло, едва вспыхнув. -Химеко, Вы совершенно правы, не стоит обычное недоразумение превращать в повод для ссоры, тем более таким прекрасным утром. - улыбнулась Анфи, порывисто схватив учительницу за руку. Посмотрела как Сандра идёт к крыльцу её нового дома. "Она знакомая Акио? Его девушка?" С новым немного ревнивым огоньком в глазах Террава фон Шпильцбург оценила внешность журналистки. "Да что это я стою, невежливо так себя вести с друзьями Акио" Девушка медленно подошла к крыльцу вслед за Сандрой -Дома я всегда помогала нуждающимся. Не только словами - спокойно обратилась Анфи к спине Апатит - а в городе я недавно. Сандра, Вы пришли к моему брату? Акио нет дома. Но я приглашаю вас и Химеко в гости. Может у вас найдётся минутка, чтобы рассказать, подробнее о помощи в городе? - с лукавой ноткой в голосе улыбаясь произнесла девушка. Умоляющий взгляд перешёл с учительницу на журналистку. - Кроме брата в столице я ещё ни с кем незнакома - тихо добавила девушка. "Я хочу узнать побольше об этих девушках, а может я ошиблась и они вовсе не друзья? Тогда тем более надо познакомиться с ними поближе. И быть может... у меня никогда ещё не было подруги. Только Акио."

Химеко: -Химеко, Вы совершенно правы, не стоит обычное недоразумение превращать в повод для ссоры, тем более таким прекрасным утром. -Ну вот и славно! Не люблю портить отношения, тем более те, что еще толком и начаться-то не успели... Приятная, все таки, девушка - эта Анфи. С удовольствием протянула руку навстречу, почувствовав движение новой знакомой. Химеко, конечно, не считала себя поклонницей близких контактов, но в исполнении Анфи - это не показалось бестактным. - Интересно, а куда мы направляемся? Я надеюсь, все таки, "мы"! Сандра так целеустремленно движется к этому дому - это и есть "одно место", о котором она говорила до "катастрофы"? Ммммм, ну не буду спрашивать, дабы не показаться излишне навязчивой. Я и так не уверена, что вопрос с моей "журналистской практикой" решился в мою пользу... -Сандра, Вы пришли к моему брату? Акио нет дома. Но я приглашаю вас и Химеко в гости. -Ну вот! Опять я ни чего не понимаю! Да что же это за день-то такой? Кто тут кто? И куда? Связалась на свою голову!!,- подумала, но, надо сказать не без тщательно скрываемого даже от себя, удовольствия - все таки, с приключениями жизнь ей всегда казалась куда более стоящей, чем без них. -Брат? Сандра, а куда мы, все таки, идем? Что-то я перестаю вообще что бы то ни было понимать. Помолчала пару секунд... - Ааа, гулять, так гулять! -Но за приглашение - спасибо! С превеликим удовольствием зайду. -Конечно, это не очень прилично - заходить в гости к мало знакомым людям, но если я теперь журналистка!...,-польстила себе немножко Химеко. - Кроме брата в столице я ещё ни с кем незнакома Химеко вспомнила свои чувства в то время, когда она только приехала в столицу... - Ну что вы! У вас как минимум трое хороших знакомых в этом городе!



полная версия страницы