Форум » Город » Улицы города » Ответить

Улицы города

Мэллорин: От Сапфира: Улицы города ночью: Они же днем:

Ответов - 127, стр: 1 2 3 4 All

Petz: "Ох... только этого мне не хватало," - Петс несколько делано схватилась правой ручкой за висок. Атласная ткань перчатки приятно холодила кожу. Однако, это не спасало от раздражения. Разливающаяся на всю улицу песней, горластая девка так раздражала. Дама, стараясь не оборачиваться, продолжала идти как ни в чем ни бывало, держа осанку и прочие атрибуты важности, всем своим видом стараясь сейчас походить на "ничего-незамечающую-но-очень-недовольную".

Лючия Виамаре: После первого куплета стало полегче, во всяком случае, обниматься с тумбой над морской гладью уже не хотелось. Голос Лючии приобрел некоторую мелодичность, в ообще-то изначально ему свойственную, о все еще оставался "орательным", а не певческим. Впрочем, капитана Виамаре это нисколько не волновало, а вот пара знакомых моряков, тоже весьма поддатых, с удовольствием подхватила припев и исчезла в дверях таверны. Лючия перевела дух, и затянула второй куплет. - "Эй, вымой стаканы!" - кричат люди мне, И пенни суют, подгоняя. И монету беру я, и постели стелю, Но на тех постелях вам не заснуть и во хмелю, Если б знали вы, кто я такая! Подвернулся такой хороший фонарь на чугунном столбе, один из немногих здесь. К нему было так удобно прислониться, что девушка и сделала. Получив удобную опору, петь стало куда веселей. - Но настанет вечер, Гул раздастся с причала, Все судачат, что стрястись могло? А улыбку мою видя, ужаснутся: "Боже, как она смеется зло!" И ударит из пушек Восьмипарусный призрак, Пиратский фрегат!

Petz: Петсайт не очень понимала, зачем она это сделала и в последствии, припоминая события того вечера не раз белела, зеленела или же багровела, но здесь и сейчас она, продолжая испытывать негодование на, казалось бы, ни в чем неповинную певунью, она... А какого черта оправдания? Улица была мощеной, старинной. Расходящиеся проулки узкими. Дома невысокими и окнами норовили заглянуть друг другу вовнутрь. Железная ласточка - знак одной из городских сувенирных лавок - поскрипывая, покачивалась на цепях. Мистические центральные улицы столицы образовывали хитро сплетенный клубок - и сейчас по всему этому раздолью звучало что-то до такой степени... Нет, степени Петс подобрать не смогла. Оторвав руку от висков, она медленно сжала их в кулачки. Что-то в ее жизни, кажется, не заладилось, сумбур, усталость и капелька злости. Опять же гол в свои же ворота, с этим происшествием с Алмазом, которое вдруг выплыло ярким образом перед глазами. Недавний разговор с подругой, где та пыталась ласково в пух и прах разгромить все основы жизни Петсайт. В общем, она тут собирается с мыслями о жизни, а ее на такой лиричной и насквозь благородной ноте обрывают и швыряют на грешную землю, где какая-то не совсем трезвая особа радостно распевается матросские песенки... Петс обернулась и замерла, полная не пойми, откуда взявшегося гнева, и, как оказалось, она была достаточно близко к источнику столь нервировавшего ее шума. Правда, встретившись лицом к лицу со своей проблемой, придворная дама сначала издала легкий смешок, а затем засмеялась в голос, что звучало просто не прилично, даже по меркам простого люда. Вид сладостных объятий с фонарным столбом под аккомпанемент пиратских пушек вызывал у Петсайт желание смеяться до слез. Правда сквозь смех, она все же смогла произнести достаточно громко, чтобы ее можно было услышать: - Как же хорошо, что я не на твоем месте!

Лючия Виамаре: Так, это что тут за швабры ходят и петь мне мешают? Приличная девушка в одиночестве в этом районе появиться не могла по определению. Если только она не мазохистка, самоубийца... Или профессиональный воин или пират, вроде самой Лючии. Строго говоря, баронессе Виамаре было плевать на мнение окружающих. Окружающими были все, кроме ее команды, друзей (которые почти все входили в команду), ну еще Рубеус, Адмирал, которого Виамаре почитала очень дельным человеком, и принц Сапфир с королем Алмазом. Родонит... С этой птицей пока не все понятно, а Карат... Вольфрам Карат мог катиться к демонам моря! - Невесело станет вам, господа! Будут стены, треща, валиться! И сровняется за ночь весь город с землей, Уцелеет в нем только один трактир дрянной, И все спросят:"Кто же мог там скрыться?" Угадайте, кто сумел там скрыться? Бренди устаканился в голове, тошнота и мерзкий комок в желудке пропали. Лючия чувствовала, что снова может танцевать на натянутых шкотах и длинных реях. - Утром соберется городской люд у трактира, Чтоб узнать - чье было то жилье? И когда во двор я выйду, люлди крикнут: "Поглядите! Тот корабль, Он щадит ее!" И поднимет свой вымпел Восьмипарусный призрак, Пиратский фрегат! Все, теперь Лючия уже просто пела, пела для себя, потому что что это за праздник в жизни, если даже в порту и нельзя спеть. Нокому впорту есть дело до ее высокого положения и гербового перстня! Разве что своровать попробуют. Ну, это будут проблемы тех воришек.

Petz: Вдоволь прочистив горло заливистым до неприличия смехом, Петс утвердительно хмыкнула: "Нечего мне здесь больше делать... Чего забыла?" На лицо сердитая, но все же с отчего-то улучшившимся настроением, девушка почти отвернулась от певуньи, дабы направить свои стопы во дворец, а еще лучше бы в дворцовый сад, где сейчас как раз... Так или иначе, почти сыграло свою роль в этой пьесе, и доли секунды оказалось достаточно, чтобы заметить блеск на руке, как до этого думала дама, оборванки. Уже застывшая спиной к столько прекрасно поющей леди (или всего лишь воровке?), Петсайт размышляла о том, что где-то она могла видеть такое украшение, но сейчас, хоть убей, не могла вспомнить, какому именно дому оно принадлежало. Раздумья задержали ее, но одновременно и подталкивали прочь, встреча с мелкой воровкой, такой исход тоже отбрасывать не стоило, ей была не с руки... Но вот с высокородной леди... Это было, конечно, сомнительно, но она сама, а себя Петсайт считала очень высокой и родной, что-то же тут делает, так почему бы не могло сюда же не занести и... Так или иначе упускать миленький шанс узнать подробности чьей-то жизни, которые потом можно как-то выгодно использовать, явно не стоило, и девушка предпочла еще задержаться неподалеку от страстный объятий Лючии и столба. Продолжая "слушать спиной" и размышлять, Пет никак не могла решить, не ошибается ли она, и если нет, то как бы завязать разговор.

Лючия Виамаре: Песня приближалась к апофеозу, Лючия стронулась с места, пританцовывая на ходу в пятне света и встряживала растрепанной рыжей головой. Эх, надо бы подстричься, но этот визит в Серебряное... Эх, ради красоты пожертвуем удобством! Капитан выпрыгнула падебаском, и запела последний куплет. - А в полдень матросы на берег сойдут, Чтобы суд свой пиратский править. и куда бы вы не скрылись, они вас найдут, И канатами связав, ко мне приведут, Чтоб решила я - кого мне обезглавить? Стану я судить - кого мне обезглавить? Будет в этот полдень тишина вблизи причалов, Затаят дыханье все обидчики мои... И ответ мой ужаснет вас: "Всех казните!" Покатятся головы с плеч, хопля! И умчится со мною восьмипарусны призрак, Пиратский фрегат...* Лючия допела и сотановилась, глядя в почти непроглядную черноту. Где-то там, далеко-далеко, смыкались море и небо. Эх, если бы в самом деле причалил такой кораблик к берегам... пусть даже без разрушения города, и без алых парусов... Баронесса вздохнула и расстроено почесала в затылке. Эх, Лючия-Лючия... Когда ж ты перестанешь мечтать о женских глупостях? Ну, бывает. Накатило вот... По пьяни, наверное. * Песня - очень вольный перевод баллады о Пиратке Дженни из "Трехгрошовой оперы" Б. Брехта

Petz: - Послушайте, любезная, - наконец, громко и четко обратилась Петс. Любопытство всегда было готово губить всех желающих, поэтому, ведомая им, Петсайт подошла практически в плотную к любующейся чем-то не ясным девице и продолжила, - Закурить не найдется? - какие-то нарочито грубоватые нотки в голосе, а в глазах нечто похожее на "что я несу?!"

Соичи Томо: Таверна "Два якоря">> Профессор догнал Родонита, легко отобрал у него бутылочку с ромом, шустро отлил ее содержимое в уже приготовленную склянку, отрытую в бездонной своей сумке, закупорил оба сосуда, шепнул было начавшему возражать адъютанту "для анализов, как и просили" и решил поискать баронессу, в корне пресекая пререкания с Родонитом. Лючия Виамаре обнаружилась не так далеко, как ожидал Томо, в свете одиноких фонарей. Дама оригинальным образом дарила миру прекрасную песню о печальной судьбе юной девы. Профессор решил дослушать сагу до конца, издали следя за передвижениями баронессы. Адъютант Его Высочества опреся на плечо доктора.

Родонит: Таверна "Два якоря">> Родонит несколько секунд смотрел на возвращенную бутыль, потом вздохнул и оперся левым локтем на плечо доктора. Тот не обращал на адъютанта никакого внимания и пристально следил за баронессой. Видимо, со всей ответственностью подошел к делу помощи держать все под контролем. Наверняка собирался выставить счет потом, радостно не улыбаясь и не потирая руки. Орлик покачал головой - ему было не жалко порадовать доктора, благо, тот обычно не просил невероятного - так что никак комментировать происходящее или отправлять Томо спать он не стал. - Вы отвратительно трезвы, - сообщил Родонит ему, продолжая опираться на узкое плечо, - Вот возьмите и допейте, раз уж на анализ пробу взяли. Он выпрямился, всучил доктору булькающую бутылку и замер, прищуриваясь. Мир продолжал потихонечку вращаться вокруг Родонита, но не настолько, чтоб сбить ему шаг. Баронесса, видно, тоже чувствовала себя лучше, хотя от столба пока не отошла. Куда больше Родонита заинтересовала женщина, подошедшая к ней. В дрожащем, но достаточно ярком свете фонаря Родонит различил ее лицо - леди Петсайт. - А что это она здесь делает, интересно? - спросил он у доктора, не оборачиваясь. - Пойдемте посмотрим, как они с баронессой общаются, а? Поиграем в разведчиков. Только чур тихо... Он шагнул к стене, почти скрывшись в тени и вдруг практически исчез от постороннего взора. Орлик сделал пару почти неслышимых шагов вдоль стены, потом остановился и махнул рукой, на секунду опять проявившись в неясном свете луны и далекого фонаря. Белый Доктор теперь тоже мог ощутить себя невидимкой, сливаясь с тенями улицы.

Лючия Виамаре: - Закурить не найдется? Лючия прыснула. Не вязался голос с вопросом, а уж когда капитанша обернулась, так и вовсе улыбка расползлась до ушей. - Только если вы курите "морского дьявола", - Лючия демонстративно вынула свою маленькую трубку с прямым чубуком из темного янтаря и кисет с вышитым штурвалом. Она курила только на корабле, где рисунок не вызывал особых вопросов. Но вот сейчас, после совершенно дурацкого вопроса, капитан виамаре испытывала отчетливое желание закурить. Девушка не спеша набивала трубку остро пахнущим табаком и исподлобья пыталась рассмотреть свою собесдницу. Где-то она ее видела. И совершенно точно, что не в порту. Раскуривая трубку, с первым вдохом смолистого, отдающего ванилью и перцем табака, Лючия вспомнила об этой женщине одно - она точно не из тех, кто курит, или хотя бы нюхает подобное.

Соичи Томо: - Вы отвратительно трезвы, - сообщил доктору Родонит, продолжая опираться на узкое плечо. - Вот возьмите и допейте, раз уж на анализ пробу взяли. "Отвратительно трезв," - повторил про себя формулировку Соичи, смотря на содержимое бутылки, еле различимое в уличном освещении. - "Никто меня и не называет лапушкой-душечкой." Как только адъютант снял свою руку с плеча доктора, Томо машинально потер плечо. Была у него такая привычка - отряхиваться после чужих прикосновений. Это, естественно, не прибавляло популярности профессору, но такое положение дел нисколько его не заботило. - А что это она здесь делает, интересно? Пойдемте посмотрим, как они с баронессой общаются, а? Поиграем в разведчиков. Только чур тихо... "Теперь и в разведчиков...," - Томо окинул трезвым взглядо м улицу. Он, конечно, заметил даму, подошедшую к баронессе, но не признал в ней никого из своих знакомых. Играть в разведчиков профессору уже приходилось, как и пить с разными личностями, составлять противоядия и яды, тихо перемещаться по складам и комнатам дворца. Однако в этот вечер доктор не хотел быть нетрезвым разведчиком, подглядывающим за девушками, кем так удачно решил побыть Родонит. Но существовало оно но: завтра им предстоит отправиться в соседнее государство, и сам доктор, и адъютант Его Высочества должны прибыть на место сбора в превосходном виде, а сейчас , в таком районе, о таком благополучном исходе Томо и не мечтал. Нетрезвым и море по колено, и горы по плечо. Соичи посмотрел по сторонам, проверяя отсутствие повышенного внимания к их скромным персонам, и шагнул в темноту, притворяясь разведчиком. Поправде сказать, доктору самому стало интересно, о чем говорят девущки...

Petz: "Вопрос дурацкий, признаю, - Петс дернула бровью. - Но что же Вы так... сразу?" - уголки губ едва приводнялись в улыбке, что в прочем было едва ли различимо в темноте. Читать человека, как книгу - не бесполезное умение дворцовой жизни. И информации собеседница уже выдала с излишком. Молодая девушка, возможно, не без знатного происхождения, с в меру отвратительными манерами, и при ней очень крепкий табак. Разве не интересно? Безумно интересно! А уж интереса у леди Петсайт хватало, тем более когда интуитивно что-то еще и подталкивало. Нет, Петсайт, конечно же, не курила вообще, зачем ей? Но начало было положено и не из плохих. - О, нет... Вы правы, такое действительно не по мне, - голос темноволосой женщины обрел уверенность и зазвучал с интонациями осмотрительной вежливости и одновременно тщательно скрываемого азарта. - Простите мою любопытность, - она осеклась, не переборщить бы с этикетом, а то почва для него еще не прощупана. - Вы случаем не дочь моряка? - очередная глупость, очевидно же, что нет, но какое именно нет и насколько прямолинейное?

Родонит: Роонит тихо шел вдоль стены, не оборачиваясь, непроизвольно тихо ступая - привычку не так-то просто искоренить. Капитан ушла недалеко, он остановился метрах в десяти от нее, раздумывая, подходить ли ближе - он не знал степени чувствительности леди Петсайт и не очень хотел портить себе забаву. Поразмыслив, он предпочел остановиться - благо, леди говорила громко. Вы, случаем, не дочь моряка? Видимо, Петсайт узнала Лючию или увидела камень на ее руке, но никак не могла понять и вспомнить, кто она такая.

Лючия Виамаре: - Вы случаем не дочь моряка? Лючия фыркнула, выпустив изо рта клуб дыма. С каких это пор в порту интересуются происхождением? Это же не дворец... Дворец! Точно, вот где я могла ее видеть... Ни имени, ни лица собеседницы Лючия так и не вспомнила, но в связи с дворцом была почти уверена. Онако же на вопрос надо было отвечать... - Понятия не имею, - добродушно и совершенно честно ответила капитан Виамаре и снова затянулась, - А что, это имеет значение?

Petz: "Понятия не имею? И что это за ответ?! - негодовала про себя Петсайт. - Ну почему нельзя было сказать, я дочь такого-то. Тут бы я ее и поймала за руку, и все точно бы узнала", - такой удачный и простой план не принес ей успеха, а следующим самым действенным способом было назвать себя, что неминуемо бы заставило нахалку, смевшую терзать ее неведением, представиться... Но девушка все еще переживала, а вдруг ей показалось и она, придворная дама! будет распинаться перед простой девкой... Но она ведь уже и так распинается... Да и все же простые девки так себя не ведут. - Что ж, - с налетом безразличия сказала она, - действительно, кому какая разница. Род, честь - такие мелочи, - это был определенно укол, но весьма ироничный. - Я, право сказать, - быстро постаралась она перевести тему, что колкость повисла в воздухе, - не часто бываю в этих краях, и слегка заблудилась, - в принципе ложь, а кому сейчас легко? - Вы не подскажите, в какой стороне центр города? Дворцовая площадь?

Лючия Виамаре: Ну точно, из дворца. Только там так кичатся заслугами прошлого. И плевать, что нынешний наследник рода - полное ничтожество, тряпка и подлец, зато чей он сын! Чей внук... Тьфу, вспомнить противно. - А это кому как нравится, - хмыкнула капитанша. чуть подумала, и для полноты картины смачно сплюнула на грязную мостовую под ногами. Здесь, в порту, она была у себя дома и могла держаться как угодно. И да, здесь, у причалов, никго не интересовали заслуги предков. Разве что за исключением сокровищ на предмет пограбить. - Вы не подскажите, в какой стороне центр города? Дворцовая площадь? - Там, - ткнула пальцем прямо через скопление жилых домов баронесса Аквамарин, не вынимая трубки изо рта. И пряча улыбку за рукой, державшей трубку, стала ждать продолжения балагана.

Petz: "Коротко и остро, она либо кинжал, либо бритва. При чем лучше бы первое", - высокомерно отрефлексировала Петс. - Ах, спасибо, учту, - и не сдвинулась с места. Не то, чтобы она не одобряла плевки. Просто это было настолько демонстративно, что леди замерла и покорно ждала, когда мурашки отвращения прекратят бегать по загривку. Тем временем, чинности ей все эти замирания не добавляли - именно эта мысль была настойчивым и неприятным фоном ее мысленных изысканий.

Соичи Томо: Профессор из тени наблюдал за девушками. Наблюдательный пункт был выбрал весьма изощеренно. Томо практически дышал в ухо адъютанту, стоя позади того, и не сводил взгляда с фонаря, под которым расположились представительницы прекрасного пола. На каждую попытку Родонита "скинуть" "тень" док отвечал параллельным перемещением. Довольную улыбку последнего скрывала ночь, но Соичи не сомневался, что Родонит видит его и свкозь мрак. Оба джентельмена не отрывали взоров от дам, стараясь доказать друг другу, что такое вот "соревнование" не имеет место быть. Профессор заметил, что Лючию начал забавлять разговор, а ее визави все больше и больше раздражается, хотя дворцовое воспитание (а это доктор умел определять очень точно) не позволяло показать себя в неприличной стороны. "Так вот оно какое, соревнование того, кто знает дворцовый этикет, и того, кто его соблюдает..."

Лючия Виамаре: Молчание затягивалось, а капитанше необъяснимым образом захотелось развлечься. Причем, желательно за счет высокородной собеседницы, незнамо как забредшей сюда. - А что, ты уже решила сбежать и не искать на свою холеную задницу приключений? - очередной клуб дыма сопровождал предположение, - Вы ведь все за этим сюда бегаете... Ну, посмотрим, что ты за рыбка... И с каким перцем тебя едят. Баронесса скорчила одну из самых циничных своих рож, будто на "причальных концах" честным шлюхам уже не протолкнуться от высокродных дамочек, которым так осточертели добропорядочные интриги, что те подались в порт за острыми ощущениями. "Причальные концы" - улица в порту, где каждый второй дом - публичный. А остальные - кабаки. Любимое место матросов всех мастей.

Petz: "Самый такой момент, чтобы подумать "И чего мне домой спокойно не шлось?" - это была мысль, в общем-то, смутившая Петсайт. Пальчикам правой руки это смущение, правда, не помешало моментально сжать и разжаться, породив слабое, но очень гневное электрическое мерцание. Впрочем, это было все, что могло свидетельствовать о том, что Петс готовилась многословно негодовать. - Оу! - леди цокнула языком. - Гляжу, ты меня раскусила. И пожалуй, правда, пора уже, давно пора освободить дорогу простому люду, - темноволосой явно по-прежнему не давало покоя кольцо, поэтому она и про него ввернула, чтоб наверняка. - Хотя на побрякушки тебе вроде хватает, - не считая исчезновения избыточной вежливости и появления легкой издевки в голосе, перемен в ней вроде бы больше и не случилось. А про себя все усмехнулась: "Как учила мама, новые знакомства лучше всего начинать с пощечин и истерик".

Лючия Виамаре: - Да уж не жалуюсь, - осклабилась Лючия, поддерживая игру. Уж кого-кого, а портовых шлюх капитанша навидалась во множестве. И ужасно гордилась тем, что все двадцать лет своей жизни ни разу не опрокидывалась на спину ради денег. По ее мнению, воровать было куда почетнее. Как и мыть тарелки, не говоря уже о столь уважаемом занятии, как пиратство. А уважающая себя капитанша может позволить себе вольности. - Так что могу позволить себе помочь начинающей ... уличной розе подзаработать. Показать пару хлебных мест, например. Познакомить с нужными ребятами... Не скупыми и не слишком страшными.

Petz: Петсайт вскинула бровь. "Нахалка, - констатация факта. - Злить меня? - из раздела "Люблю-Себя". - Ну посмотрим..." - хорохорство мага средней руки. - В чужих советах надобности не имею, - фыркнула молодая особа, и понимай ее как хочешь. - Да и тебе, как я вижу, самой помощь не помешала бы. Что, сегодня никого приветить не удалось, вот и ищешь утешения в объятиях фонаря? Нет-нет, - леди со знанием дела в голосе покачала головой, - он тебе вряд ли заплатит.

Лючия Виамаре: - Скажи уж лучше, что ты просто сдрейфила, крошка! - расхохоталась Лючия, - А что чужих советов не слушаешь, так это заметно. Тебе ведь наверня-а-ака говорили, что приличным девушкам не стоит ходить в портовый квартал, нэ? Это ей, выросшей на этих улицах, между ругани, помоек, среди запаха смолы, рыбы и табака, бояться просто стыдно. - Так что, бутончик, - девушка отлепилась от фонаря и подошла ближе к благородной особе, - Пойдем, поищем себе заработок на ночь? И выдохнула в лицо собеседнице последний клуб дыма из почти потухшей трубки.

Petz: Это было, определенно, слишком. Петсайт поморщила носик, не сводя прищура темных глаз с собеседницы, в ожидании когда же "дымовая завеса" развеется. На формирование слабого заряда ушло около секунды. На то, чтобы занести руку и того меньше. Портовой девке досталась хлесткая пощечина, приправленная электрическим током, который, как казалось темноволосой, прекрасно отрезвлял людей. - Думай с кем говоришь, дрянь! - ее дыхание чуть сбилось, в первую очередь не от заклинания, а от гнева. Петс очень хотелось оставить нахалке пару ожогов на лице, но на руках были перчатки, которые теперь впрочем только выкинуть, они неплохо уменьшили количество ватт. Но сейчас леди предусмотрительно освободила руки от мирно дымящейся материи.

Лючия Виамаре: Для достойного завершения вечера капитану Виамаре не хватало имнено драки. Тем более, что начало порадовало - пощечина хоть сама по себе и была не слишком увесистой, но разряд внушал уважение. И перстенек проверим на прочность... - Ты на кого лапу тянешь, курва?! - под боевой клич портовых окраин капитанский кулак устремился к челюсти блогородной дамы. Драться "по-женски", то есть, с царапаньем и хватанием за волосы Лючия считала недостойным себя лет эдак с шести, когда впервые сумела засветить в нос обидчику кулаком так, что сломала его.

Petz: "Прямо в челюсть?" - вопросы не уместны, констатация факта! - Тыы-ты чего? - Петсайт оторопела. За лицо она схватилась чисто рефлекторно, в то время как зрачки и без того темных глаз были до безобразия расширены, а на лице застыло форменное недопонимание чего-то важного в этой жизни. - Совсем сдурела? - приправлять вопрос каким-либо оскорблением леди, по правде сказать, уже струхнула, глас разума, заблокированный недоумением, вновь начал адекватно воспринимать и анализировать реальность. Реальность не утешала. Изящная леди, пусть и маг, против задиристой девки, без раздумий размахивающей кулаками, которые, кстати сказать, все еще были не так уж и далече... "А вдруг она еще раз попадет?" - мысленно девушка сжалась. Битья ей в жизни доставалось мало или, вернее сказать, вообще не доставалось. Возвращаясь к тому месту, где разум леди Петсайт вновь овладел ей, девушка немного затравлено огляделась, стараясь, как можно незаметнее пятиться прочь от агрессивной незнакомки. Проблема состояла лишь в том, что слишком далеко уходить тоже не следовало, иначе это прямо мешало осуществлению возмездия, которое, безусловно, должно было случиться в "здесь-и-сейчас". Хотя, может быть, нарываться и не следовало... Леди выпрямилась и, не отнимая правой от лица, левой очертила в воздухе потрескивающий и искрящийся знак - круг разделенный пополам, весьма быстро погасший. Символизм был прост: - Не подходи! - а после некоторой паузы смелость вновь накрыла Петс. - Сама курва!!! И еще предупредительный разряд в воздух. Все же она была придворной... и мыслила несколько иначе, даже ввязавшись в драку недалеко от порта.

Лючия Виамаре: Мнда... Два раза. Девица-то мало того, что знатная, так еще и магичка... Вон, молниями швыряется... Лючия на секунду притормозила, но очень уж хотелось подраться... Да и ответное высказывание... - И что ты мне сделаешь, килька тухлая? - Лючия выдернула из-за пояса пару перчаток. Самых обычных, кожаных, пропитанных до непромакаемости. Может, убережет руки от ожогов, пока она будет чистить перья этой придворной пташке. - Я тебя сейчас покажу, с какой стороны рыбу чистить! - подходить Лючия не стала. Она прыгнула длинным навесным прыжком, как будто через борта на абордаж сигала и от души толкнула придворную из-под круга фонарного света. В канаву.

Petz: - Как-как ты меня назвала? - сравнение с несвежей рыбой оказалось явно понятнее нежели какая-то "курва". - У самой морда как пережаренный каштан! - и тут ее еще и толкнули. Варварство! "Ну ёлы-палы, я же предупреждала!" - равновесие обнаружилось, хоть и не сразу, а вместе с ним и злость, сорвавшаяся короткой, но яркой молнией... в неопределенном направление, т.е. Петс не очень поняла, куда ту черт понес... "И так всякий раз, когда я чрезмерно злюсь", - успокаивающе выдохнула она про себя. Толкаться было явно безобиднее, хотя с какой стороны посмотреть, но Петсайт казалось очевидным, что вышибать наглость из мерзавки лучше все же проверенным и испытанным способом - поджарка с корочкой самое то! - как бы только держаться от девки на расстоянии. Леди постаралась успокоиться и создать заряд помощнее, да поприцельнее. Воздух между ее соединенными ладонями засветился, пошел обратный отсчет до создания требуемой мощности.

Лючия Виамаре: Ух ты, она еще и не падает! Лючия почти восхитилась. Драка обещала быть веселой. А радости прибавила и ушедшая в молоко молния. Значит, можно и повоевать в удовольствие! - С головы селедку чистят! - тяжелая ручка баронессы аквамарин опустилась на затылок, отвешивая полноценого леща. О, точно! - А речную - с хвоста! - а больно, наверное, сапогом по мягкому месту... Хотя и вполсилы. Благородная все-таки - еще прибью ненароком. Интересно, а не глядя она молнии пулять умеет? Или ей для этого повренуться надо? На всякий случай Лючия приготовилась прыгать. Обилие металлических клепок на ремне и жилетке обещало ей немало неприятностей с случае попадания. Тем не менее, о поражении в драке Лючия и не думала. В канаву окунуть или с пирса? Или просто мордочку раскрасить?

Petz: - Вот... - выдавила из себя достопочтенная леди на вдохе, - тварь! "Второй раз по голове... - и не только. - Уйо, мама, как больно!!!" - без сомнения прекрасное, личико Петсайт перекосило от боли. Какая там концентрация? Какие молнии? Такие ситуации в "институте благородных девиц-магов" почему-то даже не моделировались! "А не самое ли время для тактического отступления? - учтиво осведомился внутренний голос, пока перед глазами танцевали разноцветные полуголые эльфы. - Да ты же ее даже не задела! - воскликнул один из эльфов. - Давай, врежь ей! - вторил ему второй голопопик и все это в голове Петсайт! - Заткнулись все, - решительно произнесла девушка в пустоту, выкидывая из головы эльфов-подстрекателей. Леди слегка штормило. И еще морем дивно пахло. Или не очень? А так же в поле зрения не оказалось зачинщицы драки. - Ты кухарка что ль? - громко и язвительно поинтересовалась Петс в отчаянной попытке сориентироваться. - Все о рыбе, да о рыбе! - при этом кулачки опять сжались, а от них по рукам вверх побежали еле заметные искорки. "Будем умнее, ну только коснись меня, мало не покажется!"

Лючия Виамаре: - Угу, тушки разделываю! - не менее язвительно ответила Лючия, прикидывая, чем бы еще приголубить эту благородную, чтоб молнией не пожгло перчатки. Пока не придумывалось, и капитан потянула время. В конце концов, добрая ругань не хуже доброй драки, - Цыплятам шеи сворачиваю! Потрошить, опять же, приходилось... И ведь почти не соврала. В бытность служанкой в трактире и на кухне работать приходилось, и дома, а уж как дошло дело до пиратства... Тоже и попотрошить, и шеи посворачивать пришлось. Тут уж или ты - или тебя. - А ты-то небось и не держала в руке ничего тяжелее пилки для ногтей, а курицу и вовсе только жареную видала! Может, вон то поломаннное весло? Нет, она ж не мужик какой, больно сильно выйдет... Тут тоньше надо. О, Идея! Лючия медленно и как можно тише потянула и без того слабый узел шейного платка.

Соичи Томо: Профессор с интересом наблюдал за разворачивающейся баталией и почти даже забыл об нетрезвом адъютанте, как тот поспешил о себе напомнить, отступив на шаг назад. Томо скорчил недовольную мину и по-быстрому выдернул ногу из-под пятки Родонита. Тот, похоже, выпал в астрал и не наблюдал ни за девушками, ни за служителем науки у себя за плечом. Соичи, не отводя восхищенного взгляда (о! какой простор для исследования! Такие эмоции! Столько новых знаний о недавней собеседнице!) с дам, положил ладони на пояс Родониту. Тот на это никак не отреагировал. "М-да... Не думал, что сегодняшний день для меня закончится так... Хотя день еще не закончен... Со стороны мы, скорее всего, выглядим как мужеложцы..." Томо напряг слух и поднял руку, чтобы посмотреть на амулет и не упустить из виду дам. Видимо, адъютант принял это за позыв к действиям и прислонился, или скорее осел на профессора. Последний чуть не крякнул от неожиданно свалилшегося в его руки счастья, но сумел сохранить конспирацию. Только покрепче прижал к себе нетрезвого разведчика. "Ну точно мужеложцы..." Амулет показывал, что они не одиноки на этой улице. В такой же тени, но на другой стороне улицы, за всей четверкой кто-то наблюдал.

Petz: "Ага, сзади, поняла". - Ну и что в этом такого? - не совсем врубилась Петс, вопросы явно были ее калибра, обидными оказались ровно настолько, чтобы ввести в ступор, но ответной отрицательно или положительной реакции не вызвать. - Может мне еще этим гордиться перестать? - леди вскинула бровь, поворачиваясь к месту дислокации вероятной противницы, та как раз как-то подозрительно тянулась к платку. "Это ж-ж-ж не спроста, - сразу показалось Петсайт. - Вот только чтобы оно могло значить?" Леди так и замерла, в полном недоумении, глядя на манипуляции с платком, как кролик в безгранично честные глаза удава. - Решила попрактиковаться в макраме? Надоело руки курицей марать, пигалица? - почти что вежливо осведомилась леди.

Лючия Виамаре: - Ну что ты, я таких мудреных словей не знаю, ворона ты ощипанная! - прикидываться "дитем трущоб" было все веселее и веселее. А вот и узелок распустился... Не совсем, конечно, но один конец освободился, а что на втором остался болтаться узел, так оно еще и луше будет... - А только за версту видать, что девка ты для настоящего мужика уж совсем бесполезная... Разве что в самом деле в уличные розы подашься, иначе не заработаешь... - Лючия будто всерьез прикидывала, стоит ли брать дворяночку не то что подавальщицей, но хоть судомойкой. Но слово за словом, а платок покинул шею капитана и оказался у нее в правой руке.

Petz: Петс хмыкнула: - Наглая, глупая пустышка, - ей надоело ждать, когда же нечто с участием платка свершится, к тому же девка ни с того ни с сего начала держаться на расстоянии, а значит, защитный ток можно было пустить в менее мирное русло. Быстрое, резкое движение руками, и на кончиках выставленных пальцев левой руки сверкнула маленькая молния, короткая, яркая и тут же сорвавшаяся в сторону назойливой "кухарки". На этот раз не попасть в цель можно было только чудом.

Лючия Виамаре: Отклониться, уже понимая, что не успеешь, взмах рукой... Эх, жаль, хороший был шарфик! Теперь от него только пепел остался. - Это ты про себя? - и перчатки тоже хорошие были... И рука между прочим, болит! А когда ей было больно, Лючия злилась. А злая Лючия Виамаре - это очень и очень опасно. Она ведь не шлюха портовая... И не судомойка уже давно... - Получи! - уже без вежливостей, в полную силу пиратка схватила женщину за волосы, дернула на себя и коротко ударила по лицу. Следующий удар был под колено, а руки подтолкнули вельможную девицу на грязные камни мостовой. - Приключений захотела?

Petz: "А вот теперь точно самое что ни на есть время", - тихонько, весь такой примерный и светлый, внутренний голос вновь напомнил о себе. Не помня себя и с трудом переживая очередной бесцеремонное попадание в голову, леди (да будь проклято такое ледство!) чудесным образом вспомнила о своем умении телепортироваться. Оставив после себя едва слышное: - Попала... - Петсайт мерцнула в воздухе и исчезла. Далеко, правда, магия, сработавшая в такой экстренной ситуации на полуавтомате, не отнесла девушку. Оказавшись, но не подозревая об этом, всего в сотне метрах от обидчицы, придворная сразу схватилась рукой за стену дома, который на данный момент полностью скрывал ее от драчуньи. Стараясь как можно скорее прийти в себя и убраться с этих гадких улиц, она старалась припомнить, в какую же сторону ей указали на дворец. Вечер действительно был волшебным, не иначе, потому что указание перста этой негодной рыжей девки, Петсайт вспомнила как по мановению волшебной палочки. "Нам туда", - девушка, все еще придерживаясь стен, заспешила в сторону спасительных людных улиц. А оказавшись на них, пока ее никто не признал, торопливо использовала телепортацию еще разок, уже намеренно направляясь как можно ближе ко дворцу. ++Площадь перед дворцом++

Лючия Виамаре: Лючия почувствовала себя обманутой в лучших чувствах, когда магичка исчезла прямо с мостовой. - Ах, ты! - начала Лючия, и дальше последовало трехколеноеьвысказывание о великосветских стервах, которые ищут неприятностей, а когда находят - то линяют, и не дают бравым капитанам постоять за свою честь и подло драпают вместо того, чтобы подраться. - Да чтоб тебе трое суток с мачты не слазить, Макака зеленая! Чтоб тебе после флотской победы в кабаке прислуживать! Так, перечисляя разные кары, Лючия пошла по улице к своему кораблю, сунув руки в обгорелых перчатках в карманы камзола. ++ На "Нарвал" ++

Фиоре: ++ Из Дома Фиоре++ Небо было безупречно ясное, и яркое солнце непроизвольно заставляло жмуриться и улыбуться.Фиоре шел по широкой улице, глядя, как жёлтые осенние листья в эту солнечную и неожиданно теплую зиму летят по брусчатке от его неторопливых шагов. Он так давно не гулял вот так вот, просто и бесцельно, по городу, что всё ему казалось новым." Я ведь совсем не знаю этот город"-,подумал Фиоре .Гул шагов долгим эхом отскакивал от стен и окон, за которыми билась и играла совсем друга неизвестная и давно забытая жизнь: детские голоса, утренние завтраки, милые улыбки. " Мерзкий город, архитектура, равнодушные серые дома...никакой изящности,-констатировал Фиоре,- видимо я ничего не потерял, не гуляя.Как же хочется оказаться дома, в саду, где пахнет яблоками и осенью..и нет никаких посторонних, и этой спешки утреннего города. " Ноги сами вели его, широкие улицы быстро сменились подворотнями и грязными домами, и вскоре он очутился на неизвестной шумной утренней площади.Повсюду находились лавки и палатки, набитые покупателями до отказа." Всё для жертвоприношений", гласили вывески. Фиоре непроизвольно поморщился, настолько варварской казалась даймондская религия и её обряды. Сотни разных людей всех возрастов, и оттенков кожи окружили его и тут же увлекли в бесконечный хоровод. Перед глазами проносились лица, лавки, тряпки, и снова люди, сотни спин, локтей и ног толкали, пихали и пинали со всех сторон. В первые секунды Фиоре чуть не задохнулся от этого шума, визга, множества голосов... - Простите… Извините…, - бормотал расталкивая прохожих. Люди, лица, бездомные собаки и попрошайки - всё это завертелось в бешеном калейдоскопе. Какая-то старая ведьма схватила его за рукав, притянула к себе и начала шептать что-то на ухо. - Отпустите! Ну, отпустите же, вырваться из цепких старческих пальцев оказалось непросто, внезапно накатила волна страха и отчаяния перед этой безликой неуправляемой толпой. - Милорд заблудился?, дребезжащий старческий голос с издёвкой обращался к нему. Собрав всю свою волю, Фиоре всё же вырвался и пустился прочь, не разбирая дороги от этой фантасмагории, от этих язычников, торговок, проклятых ведьм, прочь от этого чужого мира...а в ушах ещё долго звучали крики, гул базара, громкий смех... Шумные улицы сменились узкими переулочками, где даже двум людям было сложно разминуться,с приоткрытых окон доносились голоса, в подворотнях сушилось бельё. " Добро пожаловать в настоящую жизнь,- издевался внутренний голос, - тебе ведь хотелось приключений..Вот оно, настоящее лицо Даймонда, нищета, темень, надоевшая готическая архитектура, отвратительно простые люди...". - Фиоре проклинал тот миг, когда он вышел из дома. Череда переулков, мост, ещё один переулок, и Фиоре неожиданно очутился на небольшой безлюдной площади, красная вывеска "Разбитая чашка" привлекала внимание, доносился запах кофе, " терять нечего-, подумал Фиоре,- приключения начались, одним больше, одним меньше, какая разница?"Тем более так хотелось кофе.. Две ступеньки и обшарпанная дверь легко открылась."Да, Фиоре, это заведение твоего класса, - не унимался внутренний голос. Сумрак, потёртые стены, догорающие свечки в углах, и почти никого, исключая молчаливую парочку и слугу. "Не хватало здесь ещё кого-то встретить", - с опаской подумал Фиоре, - впрочем, приличные люди в такие места не заходят. - Кофе, пожалуйста, - произнёс Фиоре, и уставился в окно, где на смену короткому дню пришёл недолгий вечер, и на синем небе вспыхивали первые звёзды, а по пустой мостовой изредка пробегали вечно спешащие люди... Кофе остывал, а Фиоре вспомнил как в детстве слуга - милый, славный старик варил ему кофе, и опять задумался о бессмысленности всего, прошедшие месяцы, столь похожие друг на друга пролетали перед мысленным взором. Люди, приёмы, знать, вся эта кутерьма , казавшаяся поначалу забавной, начинала угнетать, хотелось вырваться из этого душного плена,нужно было что-то менять в этой жизни, что именно он вряд ли смог бы ответить...но хотя бы как сегодня. Фиоре улыбнулся, быстро расплатился и, накинув плащ, вышел в синие сумерки..

Аметист: из Храма Зойсайта Генерал появился на улицах почти незаметно - будто вышел из-за спины одного из редких прохожих, слоняющихся без особой цели. Так же, как и Аметист. Уже не было тех стремительно бегущих куда-то людей, уличных торговок и зазывал. Не было посторонних звуков и лишних деталей. Все поглотила ласковая ночь, позволяя столице свободно дышать. Как, впрочем и самому генералу. Он расправил плечи и вдохнул полной грудью, позволяя ветру играть с роскошным хвостом и осторожно касаться свежеприобретенных меток. Какой-то из его ветерков вернулся с забытого задания и постарался смешаться с этим уличным разыгравшимся ребенком, и незаметно прошептать генералу сведения о каком-то гулящем солдате. Аметист благодарно выслушал отчет и отпустил его. А несколько мгновения спустя уже шел по улочкам и мостовым, погрузившись в свои мысли и ощущения, не особо обращая внимание на то, что происходило вокруг.



полная версия страницы