Форум » Город » Улицы города » Ответить

Улицы города

Мэллорин: От Сапфира: Улицы города ночью: Они же днем:

Ответов - 127, стр: 1 2 3 4 All

Петсайт: замок/сад Замечательная погода... Как тепло, давно я не гуляла просто так...- счастливо думала Петсайт. Настроение ее поднялось и она наслаждалось прогулкой. Подумать только, а я не хотела идти. Я бы многое упустила. Девушка с удовольствием замечала направленные на них взгляды. Конечно, часть их видимо доставалась Иллит, но ничто не могло огорчить Петсайт -Хорошо, что мы пошли пешком, не правда ли?- поинтересовалась она. Даже не поинтересовалась, а задала чисто риторический вопрос. -Ну что? Куда идем?

Иллит: Замок-Сад Иллит шла по городу и с интересом смотрела по сторонам. -Ну что? Куда идем? -Куда поведёшь. Я здесь не ориентируюсь. - предоставляя право выбора Петсайт, проговорила девушка, разглядывая прохожих. Прохожие тоже не оставались в долгу и откровенно пялились на Иллит и Петсайт. При мысли об Алмазе на душе начинали скрестись кошки. Потому хотелось отвлечься. Не важно на что. Просто хотя бы на время не думать...

Петсайт: Настойчивые взгляды прохожих начали надоедать. Они так смотрят, как будто никогда не видели красивых девушек!- брезгливо думала Петсайт, бросая косые взгляды на идущих по улице людей. Впрочем они изначально свернули не на нужную им улицу. Еще бы, неподалеку показался трактир. Стакан.. Подстаканник? Или как там его... Боже, в такое место приличная девушка точно не пойдет! -Прошу, прибавь немного шагу, впереди местная достопримечательность - трактир, ужасное место. Здесь нам точно делать нечего!

Иллит: -Прошу, прибавь немного шагу, впереди местная достопримечательность - трактир, ужасное место. Здесь нам точно делать нечего! -Почему? - не поняла Иллит, вскидывая брови. Издалека место казалось...необычным, но интригующим. Ещё более заманчивым оно стало после просьбы "прибавить шагу". - Давай зайдём? - Иллит наткнулась на непоколебимый взгляд Пет. Ну давай хоть вблизи посмотрим?? - она потянула Пет за руку.- Что там такого?

Петсайт: Что там такого? -Что такого? Просто это неподходящее место для приличных девушек,- сказала непреклонным тоном Петсайт. Иллит начала тянуть ее за руку. Как будто иду с собственной дочерью,- поймала себя на мысли девушка,-ведет себя, как маленький капризный ребенок! Она улыбнулась. Все же за маской гордой и надменной девушки, жил ребенок, которому интересно все вокруг. -Скажи почему тебя так тянет в это место? Я просто этого не понимаю. Здесь есть приличные заведения, нет тебя потянуло именно сюда... А между тем трактир становился все ближе и ближе...

Иллит: -Скажи почему тебя так тянет в это место? Я просто этого не понимаю. Здесь есть приличные заведения, нет тебя потянуло именно сюда... -Потмоу что... - Иллит остановилась и задумалась. Не любила она вот такие риторические вопросы. Потому что сама не могла на них ответить.... Потому что...потому что...запретный плод сладок? Или потому что само буквосочетание "трактир" забавное? потому что...когда я ещё попаду в такое место? - в голове роилась уйма разных "потому что". Иллит, конечно, любила самоанализ...но во-первых, судя по опыту, она знала, что дело это неблагодарное, затяжное и совсем не к месту. -Считай что искательница приключений. - подытожила девушка, прерывая затянувшуюся паузу. Трактир был уже совсем близко и некоторые из завсегдателей заведения уже обратили внимание на неуверенно приближающуюся к ним парочку.

Петсайт: -Считай что искательница приключений. -Ладно, если ты так хочешь, то мы зайдем, но я тебя отговаривала, не вини меня потом!- мигом сбросила ответственность за все Петсайт. Данное место не нравилось девушке, она много чего слышала о нем, но ничего из этого не было хорошим. Может кому-то и нравится находиться в таком месте, но только не мне, почему я сразу не повела Иллит куда-нибудь... Сколько приличных заведений в городе... Нет, приспичило мне идти прямо по этой улице.. Надо бы намекнуть кому-нибудь прикрыть эту лавочку....- нервничала девушка. Даже всегда уверенная Петсайт растерялась, когда какие-то подвыпившие мужчины, которых явно выгнали даже из трактира, начали что-то неразборчиво кричать девушкам. Фу,- брезгливо поморщилась она,-как можно вообще пускать таких личностей.... Их нужно держать на расстоянии пушечного выстрела....

Иллит: Иллит проследила за взглядом Петсай и увидела несколько очень не симпатичных мужчин. -Пет, смотри какие странные люди, - запоздало заметила Иллит, приостанавливаясь. Что победит любопытство или разум, любопытство или разум, любопытство или разум...? Иллит не знала. Даже стоя здесь и глядя на эти нелицеприятные физиономии, она не могла определить хочет ли она туда идти или нет. Зато прохожие не мучали себя раздумьям и смело двинулись на встречу девушкам, демонстративно подтянув штаны. -Ничего, что я назвала тебя "Пет"? - не в тему поинтересовалась Иллит, не отрывая взгляда от приближающейся троицы.

Иллит: -Красотки, а вы к нам? - по-идиотски захихикал один из мужиков. Иллит нахмурила брови, сложила руки на груди и голосом не терпящим возражений произнесла: -Нет, уважаемые, не к вам! Идите лесом. Хмыкнув она взяла Петсайт за руку и смерив "ухажёров" холодным золотом глаз, решительным шагом направилась в трактир. В Трактир "Ржавый Подстаканник".

Изумруд: Комнаты Изумруд. По столичным улицам шла, никуда особенно не направляясь, молодая девушка, заставляя прохожих оборачиваться себе вслед. Прошедший рядом мужчина снял шляпу, поприветствовав девушку. Одетый в военного покроя синий с серым камзол, с седым париком и треуголкой, он был явно приезжим. Девушка напомнила ему одну знакомую, которая вот так же, как и эта девушка любила иногда гулять по столичным улочкам инкогнито. Девушка слегка удивилась подобному вниманию к своей персоне, ей показалось, что незнакомец узнал в ней её статус и положение во дворце, узнал её. Не смотря на широкие поля тёмно-бордовой шляпы с двумя фазаньими перьями, на чёрное платье, ткань которого свободно обволакивала женский силуэт. Казалось, он узнал её, не смотря на мужской пиджак, накинутый на её плечи, на спрятанные в декоративную сеточку волосы, теперь не бросающиеся в глаза своей весенней зеленью. Узнал ли этот случайный прохожий в даме Изумруд? Нет. Она просто напомнила ему одну женщину, которая тоже любила шляпы с большими полями и мужские пиджаки на своих хрупких плечах. Точно такие же туфли с шелковыми ленточками и маленькие сумочки, с вышитыми на них причудливыми узорами. Мужчина улыбнулся Изумруд, будто это и впрямь была его знакомая. Улыбка с непередаваемым очарованием цинизма, которым и покорял женщин этот мужчина, несмотря на свой немолодой уже возраст. Изумруд улыбнулась незнакомцу в ответ. На том и распрощались, каждый пошел своей дорогой. Мужчина удалялся, а Изумруд не могла избавиться от впечатления, что он смутно знаком ей. Будто они были знакомы когда-то или быть может ещё будут, где-то в другой жизни. Когда она будет другой. Когда весь мир измениться и станет таким, каким она хотела бы его видеть. Тогда она может быть снова встретит этого незнакомца и может быть он научит её своему особому цинизму, цинизму, которым он наслаждался. Цинизму, который для него был продолжением самолюбия. Цинизму изысканному, терпкому и приятному, как выдержанное вино. Изумруд пару раз моргнула, словно пытаясь увидеть окружающий мир, который всё время куда-то ускользал от её внимания. Проходил сквозь сознание, не оставляя отпечатка и какого-либо заметного следа. Столица, которая раздражала её. Сосредоточение всего того, что раздражало миледи, всего того, что она так ненавидела. Убежать от столицы можно было. Но в каждом уголке Земли найдется этакая миниатюрная копия этого славного города со всеми его «прелестями». Гораздо сложнее убежать от себя. Почти невозможно. Но она сильная, она справится. И если что-то и менять, то стоит начать с себя. Стать ещё сильнее.

Изумруд: Улицы образовывали причудливый лабиринт, пересекались, шли параллельно одна другой, плавно переходили в лестничные пролеты и мосты, ажурной сетью перекинутые через водную гладь заточенной в каналы реки. Широкие проспекты и маленькие переулочки, ютящиеся меж соседних домов. Грохот проезжающих карет, мужские и женские голоса, музыка бродячих артистов, многообразие звуков города, который живет своей собственной жизнью. Изумруд неспешно бродила по улицам столицы. Разноцветные вывески зазывали посетить тот или иной магазинчик, маленький ресторанчик. Особо большая и пестрая афиша приглашала посетить Театр. Рыжеватый блондин лукаво улыбался одними глазами. В одной руке он держал белую маску, в другой – между пальцами его была зажата тонкая розовая сигарета. На шее лицедея – яркий разноцветный платок, теряющийся на фоне столь же пестрого пиджака. - Не пропустите! Только один спектакль! Только сегодня! И только для вас! – гласила надпись на афише, приглашающая на представление под названием «Дети Солнца». Изумруд смотрела на окружающий её город и не замечала всей этой напускной красочности и мишуры, погруженная в свои раздумья. Она могла ещё долго так бродить по городу, если бы случайно, сама того не заметив, не оказалась у двери с надписью "Ржавый подстаканник". Трактирчик "Ржавый подстаканник"

Саюри: ++Из Храма Саюри ++ Богиня шагнула на улицу и немедленно завернула за угол, между двух глухих стен, где ничьи глаза не могли видеть ее. В прошлый раз я привлекала внимание, но сейчас это излишне. Саюри провела рукой перед лицом и грудью сверху вниз, меняя личину. На мир снова глядело лицо Тэйедоры Сетсуны. Правда, под черным плащом было самое обычное одеяние, а не жреческое. Но плащ все же лучше не распахивать. В Алмазном другая манера одеваться. Но это не займет много времени… Потолкавшись немного по улицам, богиня составила представление о местной моде и на углу одной из площадей уже распахнула плащ, под которым было ничем не примечательное полотняное платье с квадратным вырезом, жилетка по бедра и длинный пестротканый пояс с пестрыми кистями и монетами. Волосы под капюшоном были убраны в обычные пучок, только вместо внешних кос на плечи спускались завитые локоны, отчего лицо казалось совсем юным. У торговца богиня купила неплохую лютню, которую повесила через плечо. Сочтя таким образом свой образ завершенным, богиня двинулась ко дворцу ++ На площадь перед дворцом ++

Лючия Виамаре: ++ Из Таверны "Битая бутылка"++ Лючия не спеша плутала по улицам, но портового квартала не покидала. Нет смысла ходить к посредникам и тем самым оповещать всех о своих планах. Может, оставить заказ "черным ювелирам" на то янтарное ожерелье? Пусть выкрадут, пока его не конфисковали в казну. Чтобы отвлечься от грустных дум, девушка присела на гранитную тумбу и стала рассматривать свой гербовый перстень. Свободной рукой она стянула с головы платок. Слежки уже можно ыло не опасаться, а если кто из топтунов ее и заметит, то ничего страшного. Как убить время до завтра?

Дерек "Ящерица" Гран: - Раздери меня тысяча морских чертей! Кого я вижу! - Дерек обрадованно вылупился на Лючию, и пошёл на неё, с явной целью заключить в свои медвежьи объятия. - Да я уже не помню когда тебя в последний раз видел! Не, когда слышал в последний раз помню - это когда я спьяну целоваться полез, а ты мне прямо в глаз дала, ох и удар был, я тебе скажу! До сих пор на ветру слезится!

Лючия Виамаре: - А так тебе и надо, старый пьяница! - обрадованно ответила Лючия и дружски ткнула в плечо старого пирата, - Давно не виделись, что правда, то правда... А ты куда-откуда здесь, Ящерица? Планы на вечер были решены. Не то, чтобы Лючия так уж любила выпить, но сегодняшний день выдался слишком напряженым. - Ты знаешь, у меня есть одна мысль... - доверительно призналась капитан Виамаре, - А не пойти ли нам длинным маршрутом? То есть, из кабака в кабак, пить, трепаться, поучаствовать в нескольких драках и так несколько часов.

Дерек "Ящерица" Гран: - А так тебе и надо, старый пьяница! Давно не виделись, что правда, то правда... А ты куда-откуда здесь, Ящерица? Пират кинул взгляд на перстень с аквамарином, и как-то сник. А может и испугался. - Шёл, шёл да и пришёл... - уклончиво ответил Дерек, чухая густую чёрную бороду. - Дела всякие... - Ты знаешь, у меня есть одна мысль... - доверительно призналась капитан Виамаре, - А не пойти ли нам длинным маршрутом? - Отчего бы и нет! Рома хряпнуть... Мордаху кому под ежа морского разукрасить... Только я на мели, сестра. Всё угрохал, получу чегось только завтра.

Лючия Виамаре: - Ну, если поскребу по карманам, но на беру на выпивку нам обоим, надеюсь! - пустые карманы - нормальное явление для моряка. Весь заработок или добычу спускали в первые два дня, а потом перебивались с хлеба на воду в ожидании новой работы или таскали мешки в порту. - А в крайнем случае, и в карты можно кого-нибудь раздеть. Ты же знаешь, всегда есть пара-тройка неощипанных ребят, которые только и думают, как бы избавиться от денег. Предлагаю двинуть для начала... вон туда! - Капитан ткнула пальцем наугад в один из переулков. НЕ все ли равно, откуда начинать? Главное, не закончить вечер в придорожной канаве с перерезанным горлом.

Дерек "Ящерица" Гран: Выползая из пятой...нет, кажется шестой таверны, изрядно захмелевший пират всё время норовил приобнять Лючию за талию, говорил, как она похожа на его маму и пытался положитьей голову на грудь, однако было похоже, что материнских чувств он у баронессы не вызывал. Дерек громко икнул и всмотрелся в сумерки, к ним навстречу шли какие-то горожане, громко напевая что-то про "дубинушку" и "ухнем", кажется, это был какой-то древний гимн или сакральный текст. А поскольку хитреца-пирата завистники (да, завидующих его острому уму и умению выпутываться было немало), называли не иначе как "дубинушкой", Дерек оскорбился в лучших чувствах и хрипло заорал: - Эй, Вы! Раздави вас медуза! Это кто ещщщщё д-дуббинушшка,а-а?

Родонит: ---------------> Из комнаты Родонита (Диамантовый дворец, жилые помещения) Родонит гулял. Он заходил в занакомые таверны, где приветствовали его, весело окликая господином Шпатом - именно так представлялся Орлик, не желающий привлекать внимания к своей должности, ибо чем меньше светишься, тем веселей жить, заходил и в трактиры, где, казалось, назовись он хоть Родонитом, хоть Сапфиром, мало кто бы припомнил, что где-то слышал такие имена. Он успел забежать и в кондитерскую, где давно успел познакомится с лордом Пирогом, а потому сейчас в его мешочке лежали и стручки ванили, завернутые в десять пакетов, но все равно распространявшие едва уловимый запах, и настоящая корица, кордамон, сушеный имбирь, столь искусно подготовленный, что не потерял аромата, пакетик жасминовых цветов и еще некоторые драгоценности, дорогие Родонитову сердцу. Кроме того ему не удалось отвертется от пары булочек с корицей и пмаленьких песочных пирожных с клубнично-творожным кремом внутри. Теперь Родонит побаивался что они раздавятся в сумке... Впрочем, вкуса они не потеряют. Сейчас он уже раздумывал над тем, а не пойти ли ему спокойно спать - сообщний о возвращении леди Рей не поступало, все любопытные слухи были связаны с предстоящей поездкой Алмаза, лунной правительницой и ее известными своею красотой фрейлинами, да и о планах его величества. Все это Родониту было совершенно неактуально, ибо все что можно было - то он знал, а что, по мнению Яхонта, не надо Орлику, то он тут узнать и не мог. Затесавшись в компанию, бредущую с какого-то представления он вышел на улицу поближе к центру. К пению он уже привык, а потому совершенно не вслушивался и не замечал его, а потому чей-то сердитый пьяный крик удивил его. Да и беспорядков, коли он тут, на улице допускать не стоило. - Где дубинушка? - удивленно спросил он, выскальзывая из небольшой, но живой толпы гуляк поближе к крикуну и опережая чье-то смешливое "Да прям перед нами стоит дубинушка!", брошеное кричавшему. Он присмотрелся, пытаясь в темноте разглядеть людей - а потенциальный Орликов собеседник был не один.

Лючия Виамаре: Затрвка разговора была, конечно, так себе, но как повод для доброй драки сойдет. Рыжая капитанша азартно тряхнула челкой, чуть передвинула первязь с тесаком и повернула перстень камнем внутрь - жалко будет поцарапать. - Ты кого назвал дубиной, гниль придонная? Чтоб такая сырая деревяшка как ты, годная только на растопку, вякала на моего друга?!! Да я ж тебя за такие речи на конопатку пущу! Переулок был в меру темным, противников - никак не больше еми человек, а это для них с Ящерицей - в самый раз поразмяться. Если, конечно, эти дубины не станут говорить всякие глупости... Вроде как тот самоубийца, который месяц назвал ее корабельной шлюхой. А его кости уже наверняка сглодали рыбы... Ну, туда и дорога. Как и ее богиня, Лючия была очень принципиальна в вопросах почтения к женщинам.

Дерек "Ящерица" Гран: Сколько было тех крикливых - Дерек не сообразил. В галзах двоилось, земля норовила встать дыбом и крепко дать по морде. Но рука пирата оставалась верной - вытащив из-за отворота сапога кривой кинжал, он занял позицию по левой стороне улочки. С Лючией они не раз бывали в таких переделках, и противников, территорию и добычу делили честно пополам. Когда из добычи были не только синяки, конечно. - Едррррить тя в форштевень! - возмущенно высказался Дерек, перекидывая кинжал в левую руку. И чего он его правой потянул? Всю жизнь же левшой был... Люди, загородившие переулок, ответили нестройным ором "заткнись урод" и "канай отсюда, дай пройти". Пират глянул на Лючию и кровожадно осклабился: - Спляшем?

Лючия Виамаре: Лючия очень не по-доброму улыбнулась и выхватила из-за пояса ножик. Тесак остался висеть на поясе - в узком переулке не больно-то помашешь. "Рыбка" с обмотанной акульей кожей рукоятью сверкнула в лунном свете, а вторя ей - глаза Лючии. - На аборда-а-а-аж! - радостно завопила капитанша и с ходу врубилась в гущу народа, отоваривая первого попавшегося матроса рукояткой ножа в челюсть. Второму достался пинок под колено, сзади полилась отборная брань. Яшерица тоже включился в игру. - Танцуем, Дерек!

Родонит: Родонит наконец разглядел в темноте спутницу задиры. - Баронесса Аквамарин! Добрый ве... - закончить радостное приветствие не дал вопль пирата и ответный хор гуляк. Родонит отскочил к стене, не намереваясь оказываться между молотом и наковальней. - А как же мирное урегулирование? Взаимные изменения и все такое? - для порядку поинтересовался он, совершенно не рассчитывая на то, что будет услышан и, тем более, понят. "В конце концов драки в этом районе - обычное дело" - отметил он, прислоняясь к стене - пока на него никто не обращал внимания. - "А вот на госпожу Виамаре интересно будет посмотреть! Слышал я, что рука у ней не легкая..." У госпожи Виамаре рука и впрямь была нелегкая, да и у ее спутника тоже. Родонит отскочил от падавшего под чьим-то ударом мужчину, не сумев в темноте полностью оценить обстановку, налетел на кого-то, увернулся от ответного удара, сам съездил в ответ жестким каблуком ботинка по колену, поднырнул под чью-то руку, не дожидаясь пока противник оправится. "Эгей, кажется, я теперь тоже участвую, - возмущенно отметил он. На шум драки подтянулись еще люди, по особенностям этого района - не разнять, а подраться. Переулок становился узковат, а драка все беспорядочней.

Дерек "Ящерица" Гран: - Вис-сеть вам всем на фок-мачте! - чей-то нос превратился в раздавленную картофелину, Дерек сплюнул на землю выбитый зуб. Золотой, третий справа, самый любимый. - Да я вас ща как акула селёдку сожру! Пират схватил какого-то особо ретивого морячка за шиворот и за пояс брюк и зашвырнул в мусорный контейнер. Из бака донеслись нечленораздельные ругательства, и на миг выплыла голова в морковных очистках и яичной скорлупе, и, двинутая сверху крышкой, снова скрылась в контейнере. - Йохохо-о и бочонок рома-а-а!!! Мы победим, Лючия!!!

Лючия Виамаре: - Не отставай, бочонок с текилой! - новоявленной бароснессе явно нравилась потасовка, столь живо напоминавшая пиратское прошлое. Что делать, государственная слжба дает одни радости и отнимает другие. азартно и щедро раздавала рыжая морячка удары, руками, ногами, рукояткой ножа... Острие она в ход так и не пустила, незачем пока. Вот очередной недотепа-драчун подвернулся под руку и капитан Виамаре от всей широкой морской души отоварила его кулаком под глаз и двинулась дальше, к более крепким противникам, которые от ее первых ударов уже поднимались. - А кто тут у нас такой шустрый? Ты куда лапы тянешь, килька вяленая?! - и смачный удар в челюсть отправляет очередного гуляку валяться на мостовую.

Родонит: Родонит не слишком любил драться. И давненько этим не занимался, решая все проблемы тихо. Конечно, тренировки он не забросил, но тренировка тренировками, а драка дракой. «Кроме того, не то, чтоб я особенно когда-либо дрался…» - отметил он. Приходил азарт, Орлик уходил от ударов, сам отвешивал тумаки, кажется, сбил себе пару костяшек правой руки. Однако, темнота и узость не играли на руку ловкого, но не слишком сильного бойца. Он на чем-то оскользнулся, пируэт вышел неудачным, он практически налетел на Лючию, о которой уже почти забыл… и огреб недрогнувшей рукой в глаз. «О-ей» - Родонит отлетел к ближайшей стене переулка, а потом поздоровался с грязной поверхностью мостовой. Подняться в ту же секунду не представлялось возможным, голова гудела, в глазах плавали белые круги. «В жизни со мной такого не случалось» - кисло подумал он, поднимаясь и решая, что делать – то ли отвести душу, толи плюнуть и уйти. Прислушался. Сквозь шум драки он сумел расслышать слаженный топот кованых сапог по бревенчатым мостовым. «Ничего себе, как быстро, - удивился он. – Но пора идти – Яхонт мне уши оторвет, если ему придется вытаскивать меня из цепких лап нашей городской охраны». Направился было к повороту к тупику – а он там давно заприметил отлетевшую доску и заранее прикинул путь отступления как раз на такой случай, но остановился. «Баронессе тоже негоже сидеть – а раньше чем через пару дней они никого не выпустят» Он вздохнул. В толпе разобрал ее, дождался пока она заблокирует чей-то удар, атакует сама, и сзади поднырнул, рукой ловя на лету кулак и меняя его направление. - Стража, капитан, - рявкнул он, - смываемся. И тут уже, не мешкая, понесся к тупику.

Лючия Виамаре: Чем-то смутно знакомый голос провался сквозь шум драки. И очень вовремя. Стража, как всегда, стремилась обломать честным морякам все веселье. Чего еще ждать от этих сухопутных крыс, разжиревших на казенных харчах?! Но вот объясняться с ними, а паче того трясти кошельком, Лючия не собиралась. Хватит с нее взяток власть имущим! Пусть-ка перетопчутся. Тем не менее, болтаться, как сорванный с якоря плот, капитан Виамаре не собиралась не разу. Бодро, наощупь, она уложила последнего драчуна и рявкнула уже пошатывающемуся, но все еще стоявшему на огах Дереку: - Бакштагом! Ходу! И припустила за смутно знакомой фигурой в глубь переулка. оставалось только надеяться, что дерек в щель пролезет.

Дерек "Ящерица" Гран: Услышав вопль мальчишки, которого только что знатно приложила кулаком Лючия, Дерек не стал долго думать и рванул за пираткой. В такие моменты он сам себе казался корабельной крысой, что спасает помятые бока и прокушенный хвост. Охрана топала все ближе... Дерек заботливо подхватил выбитые зубы и чей-то непристойно пухлый кошелек и влез в переулок. - Молоток, пацан, - важно и шепеляво обратился пират к растрепанному спасителю. - Ты кто таков будешь вообще?

Родонит: Родонит нырнул в щель, огляделся. Как он и думал, он оказался на заднем дворе двух улиц старой застройки – между домами оставляли место, чтоб было куда сливать нечистоты не вредя прохожим. Осторожно ступая – а вдруг еще используется по назначению? – прошел дальше, свернул, протиснулся между домами и вышел на довольно оживленную улицу. Отсюда ни шума драки в топ тупичке, что они покинули, ни действий стражи там же слышно не было. Лючия и ее спутник не заставили себя долго ждать. - Звать меня Шпатом, может, слышал чего обо мне, - ответил он на вопрос, используя привычную кличку для подобных знакомств. Кое-где в городе он был известен как детектив, завсегдатай кабаков и собиральщик слухов – он даже оказывал кое-какие услуги, выясняя информацию, кроме того, люди, хотевшие подзаработать, так же шли к нему с любопытными вестями. Естественно, информация из дворца распространялась заранее обговоренная. Родонит прислонился к стене, коснулся начинавшего заплывать и синеть глаза, поморщился. - И все-таки, доброго вам вечера, госпожа Виамаре

Лючия Виамаре: - Так виделись недавно, - ухмыльнулась капитанша, обследуя одежду на предмет новых дырок и кровавых пятен. Пострадал воротник и левый рукав рубашки, но кожаный дублет выдержал. - Каким ветром тебя занесло в этот район, парень? - Лючия испытующе глянула на молодого человека. Может, Сапфир поручает скользкие дела своему секретарю, так же, как и ей? Интересно, какие? Кстати, о парне по имени Шпат Лючия Виамаре не слышала. Но может, это имя знают в кварталле? Надо будет спросить...

Дерек "Ящерица" Гран: - Шпат, говоришь? - хитро прищурился Дерек. - Слыхал. Говорят, ты за сплетни серебром платишь...а за правду - золотом. Пацан по кличке Шпат был личность известная. Тип скользкий, хитрый и замысловатый. И Лючия этого типа знала. Причем еще и недавно виделись. Дерек гудящей после драки башкой задумался о том, стоит ли ему лезть в мутные дела старой подруги. Да еще и кошелек этот...тяжеленький, зараза! - Слышь, Лючия...я это, погребу в гавань. Хреново мне. Бывай, свидимся в порту!

Родонит: - Гулял, - ответил Лючии Родонит, неопределенно помахивая правой рукой в воздухе. Левой он проверял сохранность напоясных сумок. Не то, чтоб сильно беспокоился, но осторожность не помешает, не так ли? – Слушал, что в городе творится. Да что-то все притихли, вот и занесло. Он слабо улыбнулся. На деле, Орлик гулял всегда и везде. Неумение толком драться - в плане морду бить - его совершенно не останавливало. Первое правило выживания в кровавых схватках – не участвуйте в таковых. - Верно-то верно, да только золотом раскошеливаться мне давненько не приходилось, - буркнул он, провожая взглядом пирата. - Кажется, эта драка была самым любопытным событием за сегодняшний день. Он опять осторожно ощупал глаз. Завтра с утра надо будет сходить к целителю – не ехать же с фонарем. - И правду говорят – тяжелая у вас, госпожа Виамаре, рука… Он оттолкнулся спиной от стены, вставая на ноги. - Какие у вас сегодня планы? А то вечер только начался, но мне заняться нечем – зато с вами, видно, не заскучаешь… Ему и впрямь было нечего делать: о возвращении леди Рей сообщения не приходило, Сапфир после работы на встречу то ли с братьями, то ли еще с кем собирался, Орлика не звал, слухов интересных не было, можно было кой-какие каналы проверить, но он чувствовал и так – все затаились, ждут, что выйдет из небывалой задумки короля.

Лючия Виамаре: - Ничего, до свадьбы заживет! - капитан хлопнула парня по плечу, - Драка - дело такое... Рыжая пиратка поправила полуторванный рукав, а потом решила, что ну его к демонам морским, этот рукав, и оторвала полностью. - Планы? А бес его знает, какие. Обмыть мой титул. Подраться - уже было... теперь можно снова поесть и выпить. Или сыграть в карты... А хочешь - просто пошляемся по порту, посмотрим на корабли. Лючия сейчас была в том настроении, что радовалась любому собутыльнику или спутнику. Ей было хорошо, чуточку пьяно... и она почти забыла про поганца Вольфрама с его вопросами.

Родонит: - Завтра заживет, - отмахнулся Родонит, - Видно только плохо, так что погодите. Он решился-таки потратить немного сил. Приложил ладонь к синяку, закрыл глаза. Разогнать, рассосать кровь, погнать по венам, не дать свернутся. Опухоль немного спала, через полчаса почти совсем пройдет, к ночи и следа не останется. – Вы-то как, без ссадин? Могу подлатать. А вот шитьем одежды он не занимался. Магическим, во всяком случае – в жизни и шить приходилось и многое другое. Впрочем, не было похоже, что баронессу это беспокоило. - Можно и пошлятся, - кивнул Орлик, - сыро, грязно, на драку нарвемся запросто еще одну. Зато может чего про корабли расскажете – я в них не cмыслю ничего. Не то, чтоб он иронизировал – говорил, как видел. Впрочем, с его точки зрения это было как раз забавно. - Но лучше сначала выпить. И поесть не мешает. А там поглядим. Сладкое этож не еда. А в последний раз он нормально ел еще у Сапфира. Да и то - разве яичницей наешься толком? - Тэкс, я тут прям чтоб приличных таверн не припомню. А вот дрянных полно и совершенно все равно куда идти в таком случае, - деловито заметил Орлик, - Куда пойдем?

Лючия Виамаре: - Я? - Лючия удивилась такому участию, но потом решила просто принять, как есть, - Как новенкая монета!!! А это... так, ерунда.На костяшках были свежие ссадины, но капитан просто слизнула сукровицу и забыла про них. Ей куда чаще доставалось сильнее - канатами, парусом, ножами и стрелами. Так что ссадины баронесса Аквамарин и вовсе не считала за вещи, стоящие мало-мальского внимания. Промыть бренди, и все дела. - Значится, первым делом - поесть и выпить. А потом - краткий курс молодого моряка! А пойдем мы... - Лючия потянула парня из тупичка в более оживленный переулок, - Пойдем мы... Не в "Боцмана", и не в "Пескарей"... А пойдем мы... Туда! Лючия бодро потащила Родонита по улочке, петляя по синусоиде, но не по пьяни, а обходя лужи и кучи самого неприятного вида. Переулок влился в улицу пошире, где людей сновало побольше, а воздух был почище. - ВОТ! - капитан ткнула пальцем в вывеску, - "Два якоря" - самая лучшая из дрянных таверн в этой части порта! Пррррошу! В таверну "Два якоря"

Родонит: - Отлично, - отозвался Родонит, давая себя тащить. В тащибельном состоянии обходить то, что огибала леди Аквамарин было неудобно, но энергичная леди на это внимания не обращала. Впрочем, Родонит справлялся. Они вышли на улицу покрупней, что не могло не радовать. В таверне, указанной капитаном, Орлик никогда не был, да и никогда, кажется, о ней и не слышал. "Что же, - подумал он, - Так даже любопытней" - Ну пойдемте. В таверну "Два Якоря.

Нефрит: Из сладкуши Куши-Няши Нефрит вывел рдеющую Калаверайт на улицу. Пожалуй на сей раз он мог угадать, до чего же она додумалась – сначала обрадовалась, потом покосилась на него и смутилась. Очаровательно. - Позвольте, - он отпустил ее руку и вышел на проезжую часть. Крупнейшая кондитерская всего королевства располагалась на весьма оживленной улице и поймать извозчика не составило труда – один, в весьма приличном кэбе с бойкими на вид лошадьми как раз высадил пассажиров у кондитерской. Тут-то и подошел Нефрит. - К королевскому дворцу, - сказал он извозчику, помогая Райти подняться в кабину. Они тронулись с места. Кэб был новеньким и почти необтрепанным. Подушки были еще пышные и удобные. - Ну что, леди, - улыбнулся Нефрит, - Вы больше не держите на меня зла за испорченное платье?

Калаверайт: Из Сладкуши Лорд быстро поймал кэб, синенький, красивый, с пегими в яблоко лошадкам, и большущими подушками внутри. - Ну что, леди, - улыбнулся Нефрит, - Вы больше не держите на меня зла за испорченное платье? Платье? Какое платье? А... - Ну что Вы, лорд! Ведь в том не было Вашей вины... Я вовсе и не... - девушка замялась, а потом просияла - И Вы мне подарили чудесный вечер! Только... - она вздохнула. - Простите за предсказателя. Наверное, мы зря к нему зашли, он сказал Вам такие гадости... Райти откинулась на одну из подушек и впрямь очень мягкую и удобную... Как хорошо... Бодро стучали копыта по мостовой, карета мягко покачивалась, и вскоре Калаверайт совсем сморило... Кэб вёз их к замку. Во дворец. Коридор возле комнаты Калаверайт

Petz: Из трактира "Ржавый подстаканник" Новая ситуация, новые обстоятельства. Очередной сомнительный на пробу вечерок. Или так просто очень сильно кажется. Иллит испарилась, наверное, что-то стряслось, хотя честно сказать, Петс была немного шокирована этими ее эффектами, она считала девушку кем-то попроще. Вот только, действительно, с чего она так думала? На улице явно было свежее и пахло несколько приятнее, чем в трактире, не сказать, что там было плохо, но голова отчего-то кружилась – нехорошее знаменье. «Смена обстановки – всегда на пользу», - то ли это была чужая общенародная мудрость, то ли Петсайт ее сейчас только что сама породила. Изречение, в общем, ей приглянулось, и она решила, что собственным советом не стоит пренебрегать. Походкой, подобающей царице без титула, звания и шикарных апартаментов, она медленно поплыла по мостовой. Каблучки отмеряли путь и служили метрономом мыслей. Петсайт после несвойственной ей молчаливости, впала еще и в меланхоличную задумчивость. Серая пелена, призрачная дымка. Пожалуй, ей точно стоит вечером пройтись, развеяться. Как, никак, а свежий воздух-то точно на пользу. Общее настроение способствовало мыслям сродни поиска смысла жизни, с чем у темноволосой кокетки никогда, как ей казалось, проблем и рядом не стояло, но она все равно напомнила себе в голове все основные ориентиры и высоты, которые ей еще предстоит занять, и полностью закрепиться там же.

Лючия Виамаре: Порт. Из Таверны "Два якоря" Лючия сделала несколько широких шагов по грязной мостовой, до первого поворота. Здесь горел фонарь, так что Орлик... и этот его знакомый, ее, если захотят, то увидят. - Тысяча демонов и пятсот якорей, что ж за угар там курят... - пробормотала Лючия, сдерживая тошноту. Свежий... хотя и очень относительно свежий воздух порта кружил голову. Капитан старалась продышаться - блевать после столь малой дозы выпивки Виамаре считала для себя позорным. Еще увидят... Пение обычно помогало отвлечься, и Лючия принялась горланить свою любимую. Кому не нравится - могут заткнуть уши. - Стаканы я мою здесь, господа, Вам на ночь стелю постели. И вы пенни мне даете, вы в расчете со мной, И мои лохмотья видя, и такой трактир дрянной, Как вам знать, кто я на саом деле?! Но настанет вечер, крик раздастся с причала, И вы спросите:"Что это за крик"? А когда я засмеюсь, вы удивитесь, От чего смешно мне в этот раз? И у пристани станет восмипарусный призрак, Пиратский фрегат...

Petz: "Ох... только этого мне не хватало," - Петс несколько делано схватилась правой ручкой за висок. Атласная ткань перчатки приятно холодила кожу. Однако, это не спасало от раздражения. Разливающаяся на всю улицу песней, горластая девка так раздражала. Дама, стараясь не оборачиваться, продолжала идти как ни в чем ни бывало, держа осанку и прочие атрибуты важности, всем своим видом стараясь сейчас походить на "ничего-незамечающую-но-очень-недовольную".

Лючия Виамаре: После первого куплета стало полегче, во всяком случае, обниматься с тумбой над морской гладью уже не хотелось. Голос Лючии приобрел некоторую мелодичность, в ообще-то изначально ему свойственную, о все еще оставался "орательным", а не певческим. Впрочем, капитана Виамаре это нисколько не волновало, а вот пара знакомых моряков, тоже весьма поддатых, с удовольствием подхватила припев и исчезла в дверях таверны. Лючия перевела дух, и затянула второй куплет. - "Эй, вымой стаканы!" - кричат люди мне, И пенни суют, подгоняя. И монету беру я, и постели стелю, Но на тех постелях вам не заснуть и во хмелю, Если б знали вы, кто я такая! Подвернулся такой хороший фонарь на чугунном столбе, один из немногих здесь. К нему было так удобно прислониться, что девушка и сделала. Получив удобную опору, петь стало куда веселей. - Но настанет вечер, Гул раздастся с причала, Все судачат, что стрястись могло? А улыбку мою видя, ужаснутся: "Боже, как она смеется зло!" И ударит из пушек Восьмипарусный призрак, Пиратский фрегат!

Petz: Петсайт не очень понимала, зачем она это сделала и в последствии, припоминая события того вечера не раз белела, зеленела или же багровела, но здесь и сейчас она, продолжая испытывать негодование на, казалось бы, ни в чем неповинную певунью, она... А какого черта оправдания? Улица была мощеной, старинной. Расходящиеся проулки узкими. Дома невысокими и окнами норовили заглянуть друг другу вовнутрь. Железная ласточка - знак одной из городских сувенирных лавок - поскрипывая, покачивалась на цепях. Мистические центральные улицы столицы образовывали хитро сплетенный клубок - и сейчас по всему этому раздолью звучало что-то до такой степени... Нет, степени Петс подобрать не смогла. Оторвав руку от висков, она медленно сжала их в кулачки. Что-то в ее жизни, кажется, не заладилось, сумбур, усталость и капелька злости. Опять же гол в свои же ворота, с этим происшествием с Алмазом, которое вдруг выплыло ярким образом перед глазами. Недавний разговор с подругой, где та пыталась ласково в пух и прах разгромить все основы жизни Петсайт. В общем, она тут собирается с мыслями о жизни, а ее на такой лиричной и насквозь благородной ноте обрывают и швыряют на грешную землю, где какая-то не совсем трезвая особа радостно распевается матросские песенки... Петс обернулась и замерла, полная не пойми, откуда взявшегося гнева, и, как оказалось, она была достаточно близко к источнику столь нервировавшего ее шума. Правда, встретившись лицом к лицу со своей проблемой, придворная дама сначала издала легкий смешок, а затем засмеялась в голос, что звучало просто не прилично, даже по меркам простого люда. Вид сладостных объятий с фонарным столбом под аккомпанемент пиратских пушек вызывал у Петсайт желание смеяться до слез. Правда сквозь смех, она все же смогла произнести достаточно громко, чтобы ее можно было услышать: - Как же хорошо, что я не на твоем месте!

Лючия Виамаре: Так, это что тут за швабры ходят и петь мне мешают? Приличная девушка в одиночестве в этом районе появиться не могла по определению. Если только она не мазохистка, самоубийца... Или профессиональный воин или пират, вроде самой Лючии. Строго говоря, баронессе Виамаре было плевать на мнение окружающих. Окружающими были все, кроме ее команды, друзей (которые почти все входили в команду), ну еще Рубеус, Адмирал, которого Виамаре почитала очень дельным человеком, и принц Сапфир с королем Алмазом. Родонит... С этой птицей пока не все понятно, а Карат... Вольфрам Карат мог катиться к демонам моря! - Невесело станет вам, господа! Будут стены, треща, валиться! И сровняется за ночь весь город с землей, Уцелеет в нем только один трактир дрянной, И все спросят:"Кто же мог там скрыться?" Угадайте, кто сумел там скрыться? Бренди устаканился в голове, тошнота и мерзкий комок в желудке пропали. Лючия чувствовала, что снова может танцевать на натянутых шкотах и длинных реях. - Утром соберется городской люд у трактира, Чтоб узнать - чье было то жилье? И когда во двор я выйду, люлди крикнут: "Поглядите! Тот корабль, Он щадит ее!" И поднимет свой вымпел Восьмипарусный призрак, Пиратский фрегат! Все, теперь Лючия уже просто пела, пела для себя, потому что что это за праздник в жизни, если даже в порту и нельзя спеть. Нокому впорту есть дело до ее высокого положения и гербового перстня! Разве что своровать попробуют. Ну, это будут проблемы тех воришек.

Petz: Вдоволь прочистив горло заливистым до неприличия смехом, Петс утвердительно хмыкнула: "Нечего мне здесь больше делать... Чего забыла?" На лицо сердитая, но все же с отчего-то улучшившимся настроением, девушка почти отвернулась от певуньи, дабы направить свои стопы во дворец, а еще лучше бы в дворцовый сад, где сейчас как раз... Так или иначе, почти сыграло свою роль в этой пьесе, и доли секунды оказалось достаточно, чтобы заметить блеск на руке, как до этого думала дама, оборванки. Уже застывшая спиной к столько прекрасно поющей леди (или всего лишь воровке?), Петсайт размышляла о том, что где-то она могла видеть такое украшение, но сейчас, хоть убей, не могла вспомнить, какому именно дому оно принадлежало. Раздумья задержали ее, но одновременно и подталкивали прочь, встреча с мелкой воровкой, такой исход тоже отбрасывать не стоило, ей была не с руки... Но вот с высокородной леди... Это было, конечно, сомнительно, но она сама, а себя Петсайт считала очень высокой и родной, что-то же тут делает, так почему бы не могло сюда же не занести и... Так или иначе упускать миленький шанс узнать подробности чьей-то жизни, которые потом можно как-то выгодно использовать, явно не стоило, и девушка предпочла еще задержаться неподалеку от страстный объятий Лючии и столба. Продолжая "слушать спиной" и размышлять, Пет никак не могла решить, не ошибается ли она, и если нет, то как бы завязать разговор.

Лючия Виамаре: Песня приближалась к апофеозу, Лючия стронулась с места, пританцовывая на ходу в пятне света и встряживала растрепанной рыжей головой. Эх, надо бы подстричься, но этот визит в Серебряное... Эх, ради красоты пожертвуем удобством! Капитан выпрыгнула падебаском, и запела последний куплет. - А в полдень матросы на берег сойдут, Чтобы суд свой пиратский править. и куда бы вы не скрылись, они вас найдут, И канатами связав, ко мне приведут, Чтоб решила я - кого мне обезглавить? Стану я судить - кого мне обезглавить? Будет в этот полдень тишина вблизи причалов, Затаят дыханье все обидчики мои... И ответ мой ужаснет вас: "Всех казните!" Покатятся головы с плеч, хопля! И умчится со мною восьмипарусны призрак, Пиратский фрегат...* Лючия допела и сотановилась, глядя в почти непроглядную черноту. Где-то там, далеко-далеко, смыкались море и небо. Эх, если бы в самом деле причалил такой кораблик к берегам... пусть даже без разрушения города, и без алых парусов... Баронесса вздохнула и расстроено почесала в затылке. Эх, Лючия-Лючия... Когда ж ты перестанешь мечтать о женских глупостях? Ну, бывает. Накатило вот... По пьяни, наверное. * Песня - очень вольный перевод баллады о Пиратке Дженни из "Трехгрошовой оперы" Б. Брехта

Petz: - Послушайте, любезная, - наконец, громко и четко обратилась Петс. Любопытство всегда было готово губить всех желающих, поэтому, ведомая им, Петсайт подошла практически в плотную к любующейся чем-то не ясным девице и продолжила, - Закурить не найдется? - какие-то нарочито грубоватые нотки в голосе, а в глазах нечто похожее на "что я несу?!"

Соичи Томо: Таверна "Два якоря">> Профессор догнал Родонита, легко отобрал у него бутылочку с ромом, шустро отлил ее содержимое в уже приготовленную склянку, отрытую в бездонной своей сумке, закупорил оба сосуда, шепнул было начавшему возражать адъютанту "для анализов, как и просили" и решил поискать баронессу, в корне пресекая пререкания с Родонитом. Лючия Виамаре обнаружилась не так далеко, как ожидал Томо, в свете одиноких фонарей. Дама оригинальным образом дарила миру прекрасную песню о печальной судьбе юной девы. Профессор решил дослушать сагу до конца, издали следя за передвижениями баронессы. Адъютант Его Высочества опреся на плечо доктора.

Родонит: Таверна "Два якоря">> Родонит несколько секунд смотрел на возвращенную бутыль, потом вздохнул и оперся левым локтем на плечо доктора. Тот не обращал на адъютанта никакого внимания и пристально следил за баронессой. Видимо, со всей ответственностью подошел к делу помощи держать все под контролем. Наверняка собирался выставить счет потом, радостно не улыбаясь и не потирая руки. Орлик покачал головой - ему было не жалко порадовать доктора, благо, тот обычно не просил невероятного - так что никак комментировать происходящее или отправлять Томо спать он не стал. - Вы отвратительно трезвы, - сообщил Родонит ему, продолжая опираться на узкое плечо, - Вот возьмите и допейте, раз уж на анализ пробу взяли. Он выпрямился, всучил доктору булькающую бутылку и замер, прищуриваясь. Мир продолжал потихонечку вращаться вокруг Родонита, но не настолько, чтоб сбить ему шаг. Баронесса, видно, тоже чувствовала себя лучше, хотя от столба пока не отошла. Куда больше Родонита заинтересовала женщина, подошедшая к ней. В дрожащем, но достаточно ярком свете фонаря Родонит различил ее лицо - леди Петсайт. - А что это она здесь делает, интересно? - спросил он у доктора, не оборачиваясь. - Пойдемте посмотрим, как они с баронессой общаются, а? Поиграем в разведчиков. Только чур тихо... Он шагнул к стене, почти скрывшись в тени и вдруг практически исчез от постороннего взора. Орлик сделал пару почти неслышимых шагов вдоль стены, потом остановился и махнул рукой, на секунду опять проявившись в неясном свете луны и далекого фонаря. Белый Доктор теперь тоже мог ощутить себя невидимкой, сливаясь с тенями улицы.

Лючия Виамаре: - Закурить не найдется? Лючия прыснула. Не вязался голос с вопросом, а уж когда капитанша обернулась, так и вовсе улыбка расползлась до ушей. - Только если вы курите "морского дьявола", - Лючия демонстративно вынула свою маленькую трубку с прямым чубуком из темного янтаря и кисет с вышитым штурвалом. Она курила только на корабле, где рисунок не вызывал особых вопросов. Но вот сейчас, после совершенно дурацкого вопроса, капитан виамаре испытывала отчетливое желание закурить. Девушка не спеша набивала трубку остро пахнущим табаком и исподлобья пыталась рассмотреть свою собесдницу. Где-то она ее видела. И совершенно точно, что не в порту. Раскуривая трубку, с первым вдохом смолистого, отдающего ванилью и перцем табака, Лючия вспомнила об этой женщине одно - она точно не из тех, кто курит, или хотя бы нюхает подобное.

Соичи Томо: - Вы отвратительно трезвы, - сообщил доктору Родонит, продолжая опираться на узкое плечо. - Вот возьмите и допейте, раз уж на анализ пробу взяли. "Отвратительно трезв," - повторил про себя формулировку Соичи, смотря на содержимое бутылки, еле различимое в уличном освещении. - "Никто меня и не называет лапушкой-душечкой." Как только адъютант снял свою руку с плеча доктора, Томо машинально потер плечо. Была у него такая привычка - отряхиваться после чужих прикосновений. Это, естественно, не прибавляло популярности профессору, но такое положение дел нисколько его не заботило. - А что это она здесь делает, интересно? Пойдемте посмотрим, как они с баронессой общаются, а? Поиграем в разведчиков. Только чур тихо... "Теперь и в разведчиков...," - Томо окинул трезвым взглядо м улицу. Он, конечно, заметил даму, подошедшую к баронессе, но не признал в ней никого из своих знакомых. Играть в разведчиков профессору уже приходилось, как и пить с разными личностями, составлять противоядия и яды, тихо перемещаться по складам и комнатам дворца. Однако в этот вечер доктор не хотел быть нетрезвым разведчиком, подглядывающим за девушками, кем так удачно решил побыть Родонит. Но существовало оно но: завтра им предстоит отправиться в соседнее государство, и сам доктор, и адъютант Его Высочества должны прибыть на место сбора в превосходном виде, а сейчас , в таком районе, о таком благополучном исходе Томо и не мечтал. Нетрезвым и море по колено, и горы по плечо. Соичи посмотрел по сторонам, проверяя отсутствие повышенного внимания к их скромным персонам, и шагнул в темноту, притворяясь разведчиком. Поправде сказать, доктору самому стало интересно, о чем говорят девущки...

Petz: "Вопрос дурацкий, признаю, - Петс дернула бровью. - Но что же Вы так... сразу?" - уголки губ едва приводнялись в улыбке, что в прочем было едва ли различимо в темноте. Читать человека, как книгу - не бесполезное умение дворцовой жизни. И информации собеседница уже выдала с излишком. Молодая девушка, возможно, не без знатного происхождения, с в меру отвратительными манерами, и при ней очень крепкий табак. Разве не интересно? Безумно интересно! А уж интереса у леди Петсайт хватало, тем более когда интуитивно что-то еще и подталкивало. Нет, Петсайт, конечно же, не курила вообще, зачем ей? Но начало было положено и не из плохих. - О, нет... Вы правы, такое действительно не по мне, - голос темноволосой женщины обрел уверенность и зазвучал с интонациями осмотрительной вежливости и одновременно тщательно скрываемого азарта. - Простите мою любопытность, - она осеклась, не переборщить бы с этикетом, а то почва для него еще не прощупана. - Вы случаем не дочь моряка? - очередная глупость, очевидно же, что нет, но какое именно нет и насколько прямолинейное?

Родонит: Роонит тихо шел вдоль стены, не оборачиваясь, непроизвольно тихо ступая - привычку не так-то просто искоренить. Капитан ушла недалеко, он остановился метрах в десяти от нее, раздумывая, подходить ли ближе - он не знал степени чувствительности леди Петсайт и не очень хотел портить себе забаву. Поразмыслив, он предпочел остановиться - благо, леди говорила громко. Вы, случаем, не дочь моряка? Видимо, Петсайт узнала Лючию или увидела камень на ее руке, но никак не могла понять и вспомнить, кто она такая.

Лючия Виамаре: - Вы случаем не дочь моряка? Лючия фыркнула, выпустив изо рта клуб дыма. С каких это пор в порту интересуются происхождением? Это же не дворец... Дворец! Точно, вот где я могла ее видеть... Ни имени, ни лица собеседницы Лючия так и не вспомнила, но в связи с дворцом была почти уверена. Онако же на вопрос надо было отвечать... - Понятия не имею, - добродушно и совершенно честно ответила капитан Виамаре и снова затянулась, - А что, это имеет значение?

Petz: "Понятия не имею? И что это за ответ?! - негодовала про себя Петсайт. - Ну почему нельзя было сказать, я дочь такого-то. Тут бы я ее и поймала за руку, и все точно бы узнала", - такой удачный и простой план не принес ей успеха, а следующим самым действенным способом было назвать себя, что неминуемо бы заставило нахалку, смевшую терзать ее неведением, представиться... Но девушка все еще переживала, а вдруг ей показалось и она, придворная дама! будет распинаться перед простой девкой... Но она ведь уже и так распинается... Да и все же простые девки так себя не ведут. - Что ж, - с налетом безразличия сказала она, - действительно, кому какая разница. Род, честь - такие мелочи, - это был определенно укол, но весьма ироничный. - Я, право сказать, - быстро постаралась она перевести тему, что колкость повисла в воздухе, - не часто бываю в этих краях, и слегка заблудилась, - в принципе ложь, а кому сейчас легко? - Вы не подскажите, в какой стороне центр города? Дворцовая площадь?

Лючия Виамаре: Ну точно, из дворца. Только там так кичатся заслугами прошлого. И плевать, что нынешний наследник рода - полное ничтожество, тряпка и подлец, зато чей он сын! Чей внук... Тьфу, вспомнить противно. - А это кому как нравится, - хмыкнула капитанша. чуть подумала, и для полноты картины смачно сплюнула на грязную мостовую под ногами. Здесь, в порту, она была у себя дома и могла держаться как угодно. И да, здесь, у причалов, никго не интересовали заслуги предков. Разве что за исключением сокровищ на предмет пограбить. - Вы не подскажите, в какой стороне центр города? Дворцовая площадь? - Там, - ткнула пальцем прямо через скопление жилых домов баронесса Аквамарин, не вынимая трубки изо рта. И пряча улыбку за рукой, державшей трубку, стала ждать продолжения балагана.

Petz: "Коротко и остро, она либо кинжал, либо бритва. При чем лучше бы первое", - высокомерно отрефлексировала Петс. - Ах, спасибо, учту, - и не сдвинулась с места. Не то, чтобы она не одобряла плевки. Просто это было настолько демонстративно, что леди замерла и покорно ждала, когда мурашки отвращения прекратят бегать по загривку. Тем временем, чинности ей все эти замирания не добавляли - именно эта мысль была настойчивым и неприятным фоном ее мысленных изысканий.

Соичи Томо: Профессор из тени наблюдал за девушками. Наблюдательный пункт был выбрал весьма изощеренно. Томо практически дышал в ухо адъютанту, стоя позади того, и не сводил взгляда с фонаря, под которым расположились представительницы прекрасного пола. На каждую попытку Родонита "скинуть" "тень" док отвечал параллельным перемещением. Довольную улыбку последнего скрывала ночь, но Соичи не сомневался, что Родонит видит его и свкозь мрак. Оба джентельмена не отрывали взоров от дам, стараясь доказать друг другу, что такое вот "соревнование" не имеет место быть. Профессор заметил, что Лючию начал забавлять разговор, а ее визави все больше и больше раздражается, хотя дворцовое воспитание (а это доктор умел определять очень точно) не позволяло показать себя в неприличной стороны. "Так вот оно какое, соревнование того, кто знает дворцовый этикет, и того, кто его соблюдает..."

Лючия Виамаре: Молчание затягивалось, а капитанше необъяснимым образом захотелось развлечься. Причем, желательно за счет высокородной собеседницы, незнамо как забредшей сюда. - А что, ты уже решила сбежать и не искать на свою холеную задницу приключений? - очередной клуб дыма сопровождал предположение, - Вы ведь все за этим сюда бегаете... Ну, посмотрим, что ты за рыбка... И с каким перцем тебя едят. Баронесса скорчила одну из самых циничных своих рож, будто на "причальных концах" честным шлюхам уже не протолкнуться от высокродных дамочек, которым так осточертели добропорядочные интриги, что те подались в порт за острыми ощущениями. "Причальные концы" - улица в порту, где каждый второй дом - публичный. А остальные - кабаки. Любимое место матросов всех мастей.

Petz: "Самый такой момент, чтобы подумать "И чего мне домой спокойно не шлось?" - это была мысль, в общем-то, смутившая Петсайт. Пальчикам правой руки это смущение, правда, не помешало моментально сжать и разжаться, породив слабое, но очень гневное электрическое мерцание. Впрочем, это было все, что могло свидетельствовать о том, что Петс готовилась многословно негодовать. - Оу! - леди цокнула языком. - Гляжу, ты меня раскусила. И пожалуй, правда, пора уже, давно пора освободить дорогу простому люду, - темноволосой явно по-прежнему не давало покоя кольцо, поэтому она и про него ввернула, чтоб наверняка. - Хотя на побрякушки тебе вроде хватает, - не считая исчезновения избыточной вежливости и появления легкой издевки в голосе, перемен в ней вроде бы больше и не случилось. А про себя все усмехнулась: "Как учила мама, новые знакомства лучше всего начинать с пощечин и истерик".

Лючия Виамаре: - Да уж не жалуюсь, - осклабилась Лючия, поддерживая игру. Уж кого-кого, а портовых шлюх капитанша навидалась во множестве. И ужасно гордилась тем, что все двадцать лет своей жизни ни разу не опрокидывалась на спину ради денег. По ее мнению, воровать было куда почетнее. Как и мыть тарелки, не говоря уже о столь уважаемом занятии, как пиратство. А уважающая себя капитанша может позволить себе вольности. - Так что могу позволить себе помочь начинающей ... уличной розе подзаработать. Показать пару хлебных мест, например. Познакомить с нужными ребятами... Не скупыми и не слишком страшными.

Petz: Петсайт вскинула бровь. "Нахалка, - констатация факта. - Злить меня? - из раздела "Люблю-Себя". - Ну посмотрим..." - хорохорство мага средней руки. - В чужих советах надобности не имею, - фыркнула молодая особа, и понимай ее как хочешь. - Да и тебе, как я вижу, самой помощь не помешала бы. Что, сегодня никого приветить не удалось, вот и ищешь утешения в объятиях фонаря? Нет-нет, - леди со знанием дела в голосе покачала головой, - он тебе вряд ли заплатит.

Лючия Виамаре: - Скажи уж лучше, что ты просто сдрейфила, крошка! - расхохоталась Лючия, - А что чужих советов не слушаешь, так это заметно. Тебе ведь наверня-а-ака говорили, что приличным девушкам не стоит ходить в портовый квартал, нэ? Это ей, выросшей на этих улицах, между ругани, помоек, среди запаха смолы, рыбы и табака, бояться просто стыдно. - Так что, бутончик, - девушка отлепилась от фонаря и подошла ближе к благородной особе, - Пойдем, поищем себе заработок на ночь? И выдохнула в лицо собеседнице последний клуб дыма из почти потухшей трубки.

Petz: Это было, определенно, слишком. Петсайт поморщила носик, не сводя прищура темных глаз с собеседницы, в ожидании когда же "дымовая завеса" развеется. На формирование слабого заряда ушло около секунды. На то, чтобы занести руку и того меньше. Портовой девке досталась хлесткая пощечина, приправленная электрическим током, который, как казалось темноволосой, прекрасно отрезвлял людей. - Думай с кем говоришь, дрянь! - ее дыхание чуть сбилось, в первую очередь не от заклинания, а от гнева. Петс очень хотелось оставить нахалке пару ожогов на лице, но на руках были перчатки, которые теперь впрочем только выкинуть, они неплохо уменьшили количество ватт. Но сейчас леди предусмотрительно освободила руки от мирно дымящейся материи.

Лючия Виамаре: Для достойного завершения вечера капитану Виамаре не хватало имнено драки. Тем более, что начало порадовало - пощечина хоть сама по себе и была не слишком увесистой, но разряд внушал уважение. И перстенек проверим на прочность... - Ты на кого лапу тянешь, курва?! - под боевой клич портовых окраин капитанский кулак устремился к челюсти блогородной дамы. Драться "по-женски", то есть, с царапаньем и хватанием за волосы Лючия считала недостойным себя лет эдак с шести, когда впервые сумела засветить в нос обидчику кулаком так, что сломала его.

Petz: "Прямо в челюсть?" - вопросы не уместны, констатация факта! - Тыы-ты чего? - Петсайт оторопела. За лицо она схватилась чисто рефлекторно, в то время как зрачки и без того темных глаз были до безобразия расширены, а на лице застыло форменное недопонимание чего-то важного в этой жизни. - Совсем сдурела? - приправлять вопрос каким-либо оскорблением леди, по правде сказать, уже струхнула, глас разума, заблокированный недоумением, вновь начал адекватно воспринимать и анализировать реальность. Реальность не утешала. Изящная леди, пусть и маг, против задиристой девки, без раздумий размахивающей кулаками, которые, кстати сказать, все еще были не так уж и далече... "А вдруг она еще раз попадет?" - мысленно девушка сжалась. Битья ей в жизни доставалось мало или, вернее сказать, вообще не доставалось. Возвращаясь к тому месту, где разум леди Петсайт вновь овладел ей, девушка немного затравлено огляделась, стараясь, как можно незаметнее пятиться прочь от агрессивной незнакомки. Проблема состояла лишь в том, что слишком далеко уходить тоже не следовало, иначе это прямо мешало осуществлению возмездия, которое, безусловно, должно было случиться в "здесь-и-сейчас". Хотя, может быть, нарываться и не следовало... Леди выпрямилась и, не отнимая правой от лица, левой очертила в воздухе потрескивающий и искрящийся знак - круг разделенный пополам, весьма быстро погасший. Символизм был прост: - Не подходи! - а после некоторой паузы смелость вновь накрыла Петс. - Сама курва!!! И еще предупредительный разряд в воздух. Все же она была придворной... и мыслила несколько иначе, даже ввязавшись в драку недалеко от порта.

Лючия Виамаре: Мнда... Два раза. Девица-то мало того, что знатная, так еще и магичка... Вон, молниями швыряется... Лючия на секунду притормозила, но очень уж хотелось подраться... Да и ответное высказывание... - И что ты мне сделаешь, килька тухлая? - Лючия выдернула из-за пояса пару перчаток. Самых обычных, кожаных, пропитанных до непромакаемости. Может, убережет руки от ожогов, пока она будет чистить перья этой придворной пташке. - Я тебя сейчас покажу, с какой стороны рыбу чистить! - подходить Лючия не стала. Она прыгнула длинным навесным прыжком, как будто через борта на абордаж сигала и от души толкнула придворную из-под круга фонарного света. В канаву.

Petz: - Как-как ты меня назвала? - сравнение с несвежей рыбой оказалось явно понятнее нежели какая-то "курва". - У самой морда как пережаренный каштан! - и тут ее еще и толкнули. Варварство! "Ну ёлы-палы, я же предупреждала!" - равновесие обнаружилось, хоть и не сразу, а вместе с ним и злость, сорвавшаяся короткой, но яркой молнией... в неопределенном направление, т.е. Петс не очень поняла, куда ту черт понес... "И так всякий раз, когда я чрезмерно злюсь", - успокаивающе выдохнула она про себя. Толкаться было явно безобиднее, хотя с какой стороны посмотреть, но Петсайт казалось очевидным, что вышибать наглость из мерзавки лучше все же проверенным и испытанным способом - поджарка с корочкой самое то! - как бы только держаться от девки на расстоянии. Леди постаралась успокоиться и создать заряд помощнее, да поприцельнее. Воздух между ее соединенными ладонями засветился, пошел обратный отсчет до создания требуемой мощности.

Лючия Виамаре: Ух ты, она еще и не падает! Лючия почти восхитилась. Драка обещала быть веселой. А радости прибавила и ушедшая в молоко молния. Значит, можно и повоевать в удовольствие! - С головы селедку чистят! - тяжелая ручка баронессы аквамарин опустилась на затылок, отвешивая полноценого леща. О, точно! - А речную - с хвоста! - а больно, наверное, сапогом по мягкому месту... Хотя и вполсилы. Благородная все-таки - еще прибью ненароком. Интересно, а не глядя она молнии пулять умеет? Или ей для этого повренуться надо? На всякий случай Лючия приготовилась прыгать. Обилие металлических клепок на ремне и жилетке обещало ей немало неприятностей с случае попадания. Тем не менее, о поражении в драке Лючия и не думала. В канаву окунуть или с пирса? Или просто мордочку раскрасить?

Petz: - Вот... - выдавила из себя достопочтенная леди на вдохе, - тварь! "Второй раз по голове... - и не только. - Уйо, мама, как больно!!!" - без сомнения прекрасное, личико Петсайт перекосило от боли. Какая там концентрация? Какие молнии? Такие ситуации в "институте благородных девиц-магов" почему-то даже не моделировались! "А не самое ли время для тактического отступления? - учтиво осведомился внутренний голос, пока перед глазами танцевали разноцветные полуголые эльфы. - Да ты же ее даже не задела! - воскликнул один из эльфов. - Давай, врежь ей! - вторил ему второй голопопик и все это в голове Петсайт! - Заткнулись все, - решительно произнесла девушка в пустоту, выкидывая из головы эльфов-подстрекателей. Леди слегка штормило. И еще морем дивно пахло. Или не очень? А так же в поле зрения не оказалось зачинщицы драки. - Ты кухарка что ль? - громко и язвительно поинтересовалась Петс в отчаянной попытке сориентироваться. - Все о рыбе, да о рыбе! - при этом кулачки опять сжались, а от них по рукам вверх побежали еле заметные искорки. "Будем умнее, ну только коснись меня, мало не покажется!"

Лючия Виамаре: - Угу, тушки разделываю! - не менее язвительно ответила Лючия, прикидывая, чем бы еще приголубить эту благородную, чтоб молнией не пожгло перчатки. Пока не придумывалось, и капитан потянула время. В конце концов, добрая ругань не хуже доброй драки, - Цыплятам шеи сворачиваю! Потрошить, опять же, приходилось... И ведь почти не соврала. В бытность служанкой в трактире и на кухне работать приходилось, и дома, а уж как дошло дело до пиратства... Тоже и попотрошить, и шеи посворачивать пришлось. Тут уж или ты - или тебя. - А ты-то небось и не держала в руке ничего тяжелее пилки для ногтей, а курицу и вовсе только жареную видала! Может, вон то поломаннное весло? Нет, она ж не мужик какой, больно сильно выйдет... Тут тоньше надо. О, Идея! Лючия медленно и как можно тише потянула и без того слабый узел шейного платка.

Соичи Томо: Профессор с интересом наблюдал за разворачивающейся баталией и почти даже забыл об нетрезвом адъютанте, как тот поспешил о себе напомнить, отступив на шаг назад. Томо скорчил недовольную мину и по-быстрому выдернул ногу из-под пятки Родонита. Тот, похоже, выпал в астрал и не наблюдал ни за девушками, ни за служителем науки у себя за плечом. Соичи, не отводя восхищенного взгляда (о! какой простор для исследования! Такие эмоции! Столько новых знаний о недавней собеседнице!) с дам, положил ладони на пояс Родониту. Тот на это никак не отреагировал. "М-да... Не думал, что сегодняшний день для меня закончится так... Хотя день еще не закончен... Со стороны мы, скорее всего, выглядим как мужеложцы..." Томо напряг слух и поднял руку, чтобы посмотреть на амулет и не упустить из виду дам. Видимо, адъютант принял это за позыв к действиям и прислонился, или скорее осел на профессора. Последний чуть не крякнул от неожиданно свалилшегося в его руки счастья, но сумел сохранить конспирацию. Только покрепче прижал к себе нетрезвого разведчика. "Ну точно мужеложцы..." Амулет показывал, что они не одиноки на этой улице. В такой же тени, но на другой стороне улицы, за всей четверкой кто-то наблюдал.

Petz: "Ага, сзади, поняла". - Ну и что в этом такого? - не совсем врубилась Петс, вопросы явно были ее калибра, обидными оказались ровно настолько, чтобы ввести в ступор, но ответной отрицательно или положительной реакции не вызвать. - Может мне еще этим гордиться перестать? - леди вскинула бровь, поворачиваясь к месту дислокации вероятной противницы, та как раз как-то подозрительно тянулась к платку. "Это ж-ж-ж не спроста, - сразу показалось Петсайт. - Вот только чтобы оно могло значить?" Леди так и замерла, в полном недоумении, глядя на манипуляции с платком, как кролик в безгранично честные глаза удава. - Решила попрактиковаться в макраме? Надоело руки курицей марать, пигалица? - почти что вежливо осведомилась леди.

Лючия Виамаре: - Ну что ты, я таких мудреных словей не знаю, ворона ты ощипанная! - прикидываться "дитем трущоб" было все веселее и веселее. А вот и узелок распустился... Не совсем, конечно, но один конец освободился, а что на втором остался болтаться узел, так оно еще и луше будет... - А только за версту видать, что девка ты для настоящего мужика уж совсем бесполезная... Разве что в самом деле в уличные розы подашься, иначе не заработаешь... - Лючия будто всерьез прикидывала, стоит ли брать дворяночку не то что подавальщицей, но хоть судомойкой. Но слово за словом, а платок покинул шею капитана и оказался у нее в правой руке.

Petz: Петс хмыкнула: - Наглая, глупая пустышка, - ей надоело ждать, когда же нечто с участием платка свершится, к тому же девка ни с того ни с сего начала держаться на расстоянии, а значит, защитный ток можно было пустить в менее мирное русло. Быстрое, резкое движение руками, и на кончиках выставленных пальцев левой руки сверкнула маленькая молния, короткая, яркая и тут же сорвавшаяся в сторону назойливой "кухарки". На этот раз не попасть в цель можно было только чудом.

Лючия Виамаре: Отклониться, уже понимая, что не успеешь, взмах рукой... Эх, жаль, хороший был шарфик! Теперь от него только пепел остался. - Это ты про себя? - и перчатки тоже хорошие были... И рука между прочим, болит! А когда ей было больно, Лючия злилась. А злая Лючия Виамаре - это очень и очень опасно. Она ведь не шлюха портовая... И не судомойка уже давно... - Получи! - уже без вежливостей, в полную силу пиратка схватила женщину за волосы, дернула на себя и коротко ударила по лицу. Следующий удар был под колено, а руки подтолкнули вельможную девицу на грязные камни мостовой. - Приключений захотела?

Petz: "А вот теперь точно самое что ни на есть время", - тихонько, весь такой примерный и светлый, внутренний голос вновь напомнил о себе. Не помня себя и с трудом переживая очередной бесцеремонное попадание в голову, леди (да будь проклято такое ледство!) чудесным образом вспомнила о своем умении телепортироваться. Оставив после себя едва слышное: - Попала... - Петсайт мерцнула в воздухе и исчезла. Далеко, правда, магия, сработавшая в такой экстренной ситуации на полуавтомате, не отнесла девушку. Оказавшись, но не подозревая об этом, всего в сотне метрах от обидчицы, придворная сразу схватилась рукой за стену дома, который на данный момент полностью скрывал ее от драчуньи. Стараясь как можно скорее прийти в себя и убраться с этих гадких улиц, она старалась припомнить, в какую же сторону ей указали на дворец. Вечер действительно был волшебным, не иначе, потому что указание перста этой негодной рыжей девки, Петсайт вспомнила как по мановению волшебной палочки. "Нам туда", - девушка, все еще придерживаясь стен, заспешила в сторону спасительных людных улиц. А оказавшись на них, пока ее никто не признал, торопливо использовала телепортацию еще разок, уже намеренно направляясь как можно ближе ко дворцу. ++Площадь перед дворцом++

Лючия Виамаре: Лючия почувствовала себя обманутой в лучших чувствах, когда магичка исчезла прямо с мостовой. - Ах, ты! - начала Лючия, и дальше последовало трехколеноеьвысказывание о великосветских стервах, которые ищут неприятностей, а когда находят - то линяют, и не дают бравым капитанам постоять за свою честь и подло драпают вместо того, чтобы подраться. - Да чтоб тебе трое суток с мачты не слазить, Макака зеленая! Чтоб тебе после флотской победы в кабаке прислуживать! Так, перечисляя разные кары, Лючия пошла по улице к своему кораблю, сунув руки в обгорелых перчатках в карманы камзола. ++ На "Нарвал" ++

Фиоре: ++ Из Дома Фиоре++ Небо было безупречно ясное, и яркое солнце непроизвольно заставляло жмуриться и улыбуться.Фиоре шел по широкой улице, глядя, как жёлтые осенние листья в эту солнечную и неожиданно теплую зиму летят по брусчатке от его неторопливых шагов. Он так давно не гулял вот так вот, просто и бесцельно, по городу, что всё ему казалось новым." Я ведь совсем не знаю этот город"-,подумал Фиоре .Гул шагов долгим эхом отскакивал от стен и окон, за которыми билась и играла совсем друга неизвестная и давно забытая жизнь: детские голоса, утренние завтраки, милые улыбки. " Мерзкий город, архитектура, равнодушные серые дома...никакой изящности,-констатировал Фиоре,- видимо я ничего не потерял, не гуляя.Как же хочется оказаться дома, в саду, где пахнет яблоками и осенью..и нет никаких посторонних, и этой спешки утреннего города. " Ноги сами вели его, широкие улицы быстро сменились подворотнями и грязными домами, и вскоре он очутился на неизвестной шумной утренней площади.Повсюду находились лавки и палатки, набитые покупателями до отказа." Всё для жертвоприношений", гласили вывески. Фиоре непроизвольно поморщился, настолько варварской казалась даймондская религия и её обряды. Сотни разных людей всех возрастов, и оттенков кожи окружили его и тут же увлекли в бесконечный хоровод. Перед глазами проносились лица, лавки, тряпки, и снова люди, сотни спин, локтей и ног толкали, пихали и пинали со всех сторон. В первые секунды Фиоре чуть не задохнулся от этого шума, визга, множества голосов... - Простите… Извините…, - бормотал расталкивая прохожих. Люди, лица, бездомные собаки и попрошайки - всё это завертелось в бешеном калейдоскопе. Какая-то старая ведьма схватила его за рукав, притянула к себе и начала шептать что-то на ухо. - Отпустите! Ну, отпустите же, вырваться из цепких старческих пальцев оказалось непросто, внезапно накатила волна страха и отчаяния перед этой безликой неуправляемой толпой. - Милорд заблудился?, дребезжащий старческий голос с издёвкой обращался к нему. Собрав всю свою волю, Фиоре всё же вырвался и пустился прочь, не разбирая дороги от этой фантасмагории, от этих язычников, торговок, проклятых ведьм, прочь от этого чужого мира...а в ушах ещё долго звучали крики, гул базара, громкий смех... Шумные улицы сменились узкими переулочками, где даже двум людям было сложно разминуться,с приоткрытых окон доносились голоса, в подворотнях сушилось бельё. " Добро пожаловать в настоящую жизнь,- издевался внутренний голос, - тебе ведь хотелось приключений..Вот оно, настоящее лицо Даймонда, нищета, темень, надоевшая готическая архитектура, отвратительно простые люди...". - Фиоре проклинал тот миг, когда он вышел из дома. Череда переулков, мост, ещё один переулок, и Фиоре неожиданно очутился на небольшой безлюдной площади, красная вывеска "Разбитая чашка" привлекала внимание, доносился запах кофе, " терять нечего-, подумал Фиоре,- приключения начались, одним больше, одним меньше, какая разница?"Тем более так хотелось кофе.. Две ступеньки и обшарпанная дверь легко открылась."Да, Фиоре, это заведение твоего класса, - не унимался внутренний голос. Сумрак, потёртые стены, догорающие свечки в углах, и почти никого, исключая молчаливую парочку и слугу. "Не хватало здесь ещё кого-то встретить", - с опаской подумал Фиоре, - впрочем, приличные люди в такие места не заходят. - Кофе, пожалуйста, - произнёс Фиоре, и уставился в окно, где на смену короткому дню пришёл недолгий вечер, и на синем небе вспыхивали первые звёзды, а по пустой мостовой изредка пробегали вечно спешащие люди... Кофе остывал, а Фиоре вспомнил как в детстве слуга - милый, славный старик варил ему кофе, и опять задумался о бессмысленности всего, прошедшие месяцы, столь похожие друг на друга пролетали перед мысленным взором. Люди, приёмы, знать, вся эта кутерьма , казавшаяся поначалу забавной, начинала угнетать, хотелось вырваться из этого душного плена,нужно было что-то менять в этой жизни, что именно он вряд ли смог бы ответить...но хотя бы как сегодня. Фиоре улыбнулся, быстро расплатился и, накинув плащ, вышел в синие сумерки..

Аметист: из Храма Зойсайта Генерал появился на улицах почти незаметно - будто вышел из-за спины одного из редких прохожих, слоняющихся без особой цели. Так же, как и Аметист. Уже не было тех стремительно бегущих куда-то людей, уличных торговок и зазывал. Не было посторонних звуков и лишних деталей. Все поглотила ласковая ночь, позволяя столице свободно дышать. Как, впрочем и самому генералу. Он расправил плечи и вдохнул полной грудью, позволяя ветру играть с роскошным хвостом и осторожно касаться свежеприобретенных меток. Какой-то из его ветерков вернулся с забытого задания и постарался смешаться с этим уличным разыгравшимся ребенком, и незаметно прошептать генералу сведения о каком-то гулящем солдате. Аметист благодарно выслушал отчет и отпустил его. А несколько мгновения спустя уже шел по улочкам и мостовым, погрузившись в свои мысли и ощущения, не особо обращая внимание на то, что происходило вокруг.

Фиоре: Фиоре медленно шёл по улицам: жёлто-фиолетовый туман фонарей, спешащие куда-то люди, свет и музыка из окон, - привычные атрибуты жизни вечернего города... Домой идти не хотелось, не хотелось снова тонуть в этом водовороте обязанностей, лиц и чужих писем, не хотелось снова улыбаться или отчитывать неуклюжих слуг, не хотелось вообще ничего, кроме того как идти по улицам, чувствуя себя лишь частью этого странного мира... "Никудышный из тебя философ, - шептал внутренний голос, - сегодня ты проклинаешь этот мир, а завтра не сможешь без него, ты ведь болен им, болен этими людьми, ты актёр одной роли, и не спорь, что тебе это не нравится..." Спорить с собой было бесполезно, легче было согласиться с грустной правдой, что он действительно зависим от мира. На улицах было на удивление тихо, не считая влюблённых парочек - "Вот уж кому действительно не нужен больше никто ". Прохладный ветер дунул в лицо, заставив Фиоре поёжиться. Поворот, ещё один, и вдруг - ба-аамц,- какой наглый молодой человек влетел в него на полном ходу ."Ну и воспитание", - подумал Фиоре. "Это же надо так куда-то спешить...Короткие извинения, и чёрный силуэт растворился в темноте, оставив Фиоре в недоумении и раздражении. - "Хитаера бы тебя побрала, нахал, это же надо идти и абсолютно не смотреть, куда ты идёшь". Внезапно его взгляд упал под ноги, на мостовой что-то сверкало. Красивая дорогая запонка, редкой работы, как истинный ценитель Фиоре понимал толк в таких вещах. - "Наверное, этот наглец потерял. Хмм...а он моего круга скорее всего.." Внезапно возникло желание его догнать ."Ты ещё пойди работать в бюро находок,- язвил внутренний голос,- сам виноват, нечего лететь, сломя голову". На споры с собой времени не оставалось, и Фиоре, решив хоть раз в жизни совершить добрый поступок, бросился за незнакомцем, которого уже и след простыл: лишь пара усталых женщин быстро шагали по бульвару (видимо, спешили по домам с работы) да потрепанный жизнью нищий устало прислонился к стене. В шелестящей уютной тишине Фиоре быстро прошагал два квартала и снова вышел на звенящую вечернюю площадь. А вот и он, незнакомец на удивление медленно шёл по мостовой. Несколько шагов, лёгкое касание руки. - Кажется, это Вы потеряли? - В протянутой руке блестела запонка. Недоумение на лице случайного знакомого сменилось радостной улыбкой..."А он красив, - подумал Фиоре,- светлые волосы ,серые глаза... Прекрати думать о всякой ерунде, это ведь случайный знакомый. Вот к чему приводят добрые поступки..." Площадь, люди, этот мальчишка напротив и внезапное отсутствие мыслей в голове. "Наверное, следует представиться", - решил Фиоре. - Фиоре, граф де Клер.

Аметист: ...Аметист настолько погрузился в свои мысли, что даже умудрился врезаться в какого-то молодого человека, неспешно прогуливающегося по улочке с мечтательным выражением лица. Меланхоличен, недурен собой, благороден. Про себя генерал хмыкнул, пробормотал подобающие извинения и предпочел скрыться за ближайшим поворотом. С него на сегодня вполне хватило встреч и впечатлений. Хотелось просто остаться наедине с городом и хорошенько обдумать все произошедшее. День был бесконечно длинным и поразительно насыщенным событиями... Привычный эпатаж в Зале Совета и - как в холодную воду с разбегу - диаметрально противоположный по ощущениям вечер в Храме.... А шкурку-то, похоже, кроме Рубеуса никто и не оценил Вот зараза рыжая. Генерал улыбнулся краешком губ - улыбка, опять же, предназначалась лишь его мыслям и никому более. Боль, внезапно появившаяся после совета, столь же внезапно и ушла. За что, несомненно, нужно было благодарить лишь священный огонь и волю Зойсайта. Аметист медленно брел по мостовой, когда его нагнал тот самый юноша, с которым они столкнулись чуть ранее. Ситуация становилась забавной, и генерал вынужден был с горечью констатировать тот факт, что вечер его и не думал заканчиваться. - Кажется, это Вы потеряли? - В протянутой руке в свете уличных фонарей поблескивала запонка. Отлично. Просто прекрасно. Шататься весь день неизвестно где, близко общаться со священным пламенем, беседовать с Карателем о высоком - это мы можем, без вреда для себя и окружающих. А пройти по улице без того, чтобы на кого-то натолкнуться, да еще и выронить при этом одну из запонок, подаренных матушкой перед уходом из дома и всегда носимых в потайном кармашке брюк - это уже нечто из ряда вон. Находка была действительно важной. Хоть запонки и не особо сочетались с туникой, даже теоретически, незнакомец не придал этому значения. Молодой человек заслужил несколько минут его внимания. Аметист улыбнулся учтивой и по-прежнему ослепительной улыбкой - из того арсенала, которым он потчевал придворных дам, не успевших еще набить оскомину. Юноша без стеснения смотрел ему прямо в глаза и, видимо, о чем-то задумался. - Благодарю Вас. Даже не представляете, сколь важна мне эта, по сути, пустяковая вещица. Голос генерала будто отрезвил незнакомца, который незамедлительно решил представиться. - Фиоре, граф де Клер. - Аметист, г...герцог, - с некоторой заминкой ответил блондин, глядя на Фиоре. Имя ему показалось смутно знакомым, но никаких отчетливых ассоциций не вызывало. Посему выдавать полную информацию не стоило. На улицах столицы всяких людей можно встретить. Иногда и вполне симпатичных, если признаться. Синева глаз графа приятно освежала даже в тусклом свете фонарей и навевала мысли о напряженных, но оттого не менее веселых, деньках под ненормально синим небом в Чертобыле. Кажется, юноша задержал его руку чуть дольше, чем требуется для обычного рукопожатия.

Синяя Стража: Патрулирование ночных улиц - важная рутина, увлекательная авантюра, познавательная экскурсия и скучная передышка перед подвигами. Так как мировоззрение группы складывается из мнений ее участников, отношение лучшего отряда Синих к неторопливой прогулке по хорошо известному маршруту усиленно "четверилось". Баль лениво потянулся, улица была удручающе пустынна, ни одной припозднившейся леди, которую можно было бы проводить домой (темно ведь, и страшно одной в переулке, а он весь такой сильный, красивый, так и просится на чашечку кофе и не выставлять же его в полночь за ворота?), ни одной ночной бабочки, которую можно было бы обаять по дороге к участку, ни одной служанки ночного кафе, спасающейся от нетрезвого посетителя. Тоска зелёная. Только красные волосы взрезающего ночь Абиса впереди. - Смотри куда идешь, - беззлобно заметил Сиб, которому этот скучающий романтик наступил на ногу. Ему было интересно, куда ведет вон тот узкий переулок, можно ли выйти через него к гостинице или притону, и что делают люди в окне второго этажа...а, нет, это по части Баля все-таки. - Разговоры, - бесшумная и бесстрастная тень зыркнула суровым фиолетовым глазом на коллег по отряду. Бомба сладко, по-детски зевнул и потянулся. Ему было тяжелее всех - понятия долга, зарплаты и пользы, дейтсвоваашие на старших стражников, для него пока оставались только словами. Он хотел погонь за контрабандистами, драк со страшными бандитами и медаль. Можно даже без медали. - Не зевай, - ухмыльнулся Баль. - Ворона влетит, проглотишь, перья из штанов торчать будут, - Сиба он, как всегда, проигнорировал. Потом, на тренировке, бока намнут друг другу. Сиб нахмурился и зашагал впереди. Укоризненное молчание Абиса стало совсем строгим. - Не обращай внимания, - вмешался младший в команде, туманно обращаясь сразу ко всем. - Всегда так... Лидер передернул затянутыми в черную кожу плечами и сунул руки в карманы, что в переводе с его "языка жестов" значило "отвяжитесь". - О, мадам, - от скуки Баль пристал к какой-то нищенке, что в свете фонаря показалась ему молодой. - Так поздно, и вы одна... Мадам обернулась щербатой гнилозубой улыбкой и обдала незадачливого служителя закона вчерашним перегаром. Блондин отпрянул, за спиной негромко захихикал в кулак Бомба и радостно захохотал Сиб. Острый локоть в бок оборвал смех. Абис поморщился, Баль с укоризной на него посмотрел, но промолчал. То, что их лидер имеет привычку выезжать на задание раненым, с температурой, полумёртвым и теоретически даже мёртвым, команда выучила почти сразу, а вот бесполезность борьбы с этим явлением постигалась долго, трудно и даже болезненно. Абис в любом состоянии был способен неслабо дать по зубам. На этот раз в курсе разодранного сбежавшей из Бестиария зверёй предплечья рыжего был только Баль. Бомба смотрел молча и понимающе. Шепотом высказавшись по поводу того, какие красотки привлекают главного героя-любовника всей Синей братии, Сиб всего лишь выполнил свой гражданский долг. Он вовсе не хотел обидеть Баля, расстроить мелкого или получить порцию ледяного презрения от Абиса. В силу природной беззлобности, он всего лишь выполнил ритуал. Без которого и дежурство - не дежурство. А так, погулять вышли. Не видя посерьезневшей физиономии Баля и не обращая внимания на внимательное молчание Бомбы, третий в расчете беззаботно насвистывал "Панталоны Гретхен". Абис слышал, что он фальшивит на полтона и кривил уголок губ.

Фиоре: "Aметист, герцог , -эхом повторил внутренний голос,- ну что ж, ироничен, знатен и высокомерен - достойный противник". Внезапная мысль показалась странной - объяснение, почему именно противник, Фиоре вряд ли смог бы сейчас подобрать. И решив подумать об этом на досуге, взглянул на нового знакомого. Тот слегка насмешливо смотрел на него. "Наверное, принял меня за одного из этих придворных юношей, умеющих лишь глупо улыбаться, и ничего не знающих о жизни. Ну что ж, тем лучше, г-ерцог, тем лучше". На какую-то долю секунды пошатнувшееся самообладание окончательно взяло верх, напомнив Фиоре о том, неприлично так долго пялиться на Аметиста "А не рискнуть ли мне?", - Фиоре явно не хотелось заканчивать знакомство. - "Почему бы нам не продолжить общение?", - внезапная мысль показалась заманчивой, - "на редкость неудачная затея, держи себя в руках, ты ведь не какой-то безумец, выброси это всё из головы, а не то я решу, что тебя заинтересовал этот Аметист, - продолжал внутренний голос, - Да не заинтересовал он меня! Чем он может меня интересовать? Случайный знакомый, с заурядными улыбками, которые я ещё в пять лет умел изображать, высокомерный, впрочем, таких много....,- смеялся этот противный голос, - только почему-то ты не против продолжить общение. Все заурядные придворные люди вызывают такую реакцию?" Продолжать спорить с собой было занятием бессмысленным, да и продолжать молчание становилось уже неприличным, и Фиоре решил заключить перемирие: "Ну ладно, я признаю...он мне интересен, но лишь как соперник..." -Герцог, а Вы спешите?, - собственный голос звучал на удивление непривычно. "Какая бестактность подобный вопрос, сейчас он отправит тебя к Хитаэре, и будет прав" Аметист лишь удивлённо повел бровью и иронично улыбнулся. "Волнуешься как мальчишка, - продолжал внутренний голос,- А вот и неправда, - парировал Фиоре. - Не составите ли Вы мне компанию сегодня вечером?, - на одном дыхании выпалил Фиоре. Аметист оценивающе смотрел на него, и Фиоре оставалось лишь сохранять невозмутимый вид . "Высокомерен, однако....Ну что ж , мы ещё посмотрим, кто из нас выиграет. Вы плохо знаете меня, герцог. И то, что Вы довольно красивы , ни в коей мере Вас не извиняет.. 0:1 в вашу пользу, но раунд ещё и не начинался, да и я, без ложной скромности, неплохо играю..." Фиоре и не подозревал, что это за игра, и правил тоже не смог бы назвать, но играть отчаянно хотелось. - Я недавно в столице. И я ещё не определился в своих симпатиях, до недавнего времени мне казалось, что нет худшего места, чем Даймонд. Но некоторые события заставляют нас кардинально пересмотреть свои взгляды. Фиоре улыбнулся самой обаятельной из всех имеющихся улыбок, и посмотрел на Аметиста. " Кажется, герцог, мне удалось озадачить Вас. 1:1" Герцог тонко улыбнулся в ответ, и Фиоре стало вдруг легко,казалось, что меланхолия, преследовавшая его долгое время, наконец-то оставила его. Пустынные улицы, начавшийся дождь, яркие блики фонарей, гулкие шаги и разговоры ни о чём, Фиоре казалось, что наконец-то он встретил человека, которому можно сказать многое о себе, и о давно надоевшей работе, и о глупом этикете, и о смешных порядках. А ещё очень хотелось просто улыбаться. "Не теряй головы",- уговоры разума были тщётны, и Фиоре лишь улыбнулся в ответ на какую-то шутку Аметиста. За разговорами он прошли два квартала, и вышли на вечернюю улицу, повсюду мерцали манящие огоньки гирлянд и фонарей, вывеска трактира напротив переливалась всеми цветами радуги, внезапное решение показалось удивительно простым. - Герцог, а не зайти ли нам сюда? Дверь трактира легко открылась, и Фиоре прижался к стене пропуская Аметиста. Впервые за долгое время настроение было отчаянно-радостным. " Ну что ж....Игра началась", - подумал Фиоре и проследовал за Аметистом.

Аметист: - Герцог, а Вы спешите? Ничего себе. Парень времени зря не терял. Ну, или совершенно потерял голову - от него веяло какой-то отчаянной храбростью, судя по всему, для него совершенно не характерной. Аметист в ответ лишь улыбнулся. Многозначительно, но еще не согласно. Фиоре вел себя...забавно. - Не составите ли Вы мне компанию сегодня вечером? Ох, ну каков наглец. Генерал не сдержался и еще раз окинул графа оценивающим взглядом. Откинул хвост на спину и уже собирался ответить что-нибудь в меру язвительное. И определенно отрицательное. Этот ужасный день просто не мог длиться так долго. - Я недавно в столице. И я ещё не определился в своих симпатиях, до недавнего времени мне казалось, что нет худшего места, чем Даймонд. Но некоторые события заставляют нас кардинально пересмотреть свои взгляды. Фиоре улыбнулся самой обаятельной из всех имеющихся улыбок, и посмотрел на Аметиста. Откажешь тут, как же. Что ни говори, генерал любил Даймонд и недолюбливал особ, вражески против него настроенных. Хотя бы потому, что это могло грозить очередной заварушкой или даже войной. Не то чтобы Аметист уклонялся от своих прямых обязанностей, но отдохнуть после поездки все же хотелось. Чем дольше, тем лучше. Запах крови и горелой плоти был слишком свеж в памяти. Он легко улыбнулся в ответ, кивнул и предложил свой локоть в качестве поддержки. В конце концов, кто-то хотел, чтобы ему "составили компанию", а потом можно и на недоразумение сослаться. Какое-то время они просто прогуливались по улицам, без особой цели - как в передвижении, так и в разговорах. Чтобы расслабить собеседника, которому тяжело далось такое пространное приглашение, Аметист даже рассказал пару забавных историй о своей поездке в Танарис. К счастью, там случались и достаточно мирные дни, о которых можно было рассказывать, не особо морщась от красочных воспоминаний. Фиоре же с легкостью отвечал на любезность и, в свою очередь, с невинной улыбкой недовольным тоном рассказывал о непривычных ему порядках и приевшихся традициях. Ох уж эти голубоволосые графы. - Герцог, а не зайти ли нам сюда? - Ох, ну что Вы. Называйте меня Аметист.. Хоть на брудершафт мы, конечно, не пили. Пока что... Генерал не мог с уверенностью сказать, получилось у него это многообещающе, или же развратно. Но привычная текучесть слов определенно производила впечатление. Дверь в "Гнездо Аиста" гостеприимно распахнулась, а Фиоре прижался к стене, пропуская Аметиста. Тот, само собой, не упустил возможности мимолетно прижаться к спутнику и эффектно взмахнуть хвостом. Убедившись, что граф следует за ним, Аметист тихо вздохнул и подумал, что вечер только начинается. ..Вот только чем закончится? в бар "Гнездо Аиста"

Синяя Стража: Валяющийся на тротуаре труп первым заметил зоркий Сиб. И замер, как вышколенная охотничья собака, остановив жестом идущего рядом блондина. Бомба едва не стукнулся лбом о его спину, но успел вывернуться и выглянул из-за старших коллег. - Мертвячо-ок… - заинтересованно протянул Баль, прищелкивая пальцами. Ну, хоть какое-то развлечение скучным вечером! - Тихо, - Абис тенью метнулся вперед, обходя остальных. В полумраке замерцала полоска лезвия – не весь клинок, а так, пальца на два. Это значило «будьте начеку». – Человек. Отряд слаженно разошелся, переходя на разные дистанции. - Подождите… - неуверенно начал Бомба, убирая руку с сумки для дротиков. – Он пьяный? - Маньяк-алкоголик? – предположил вполголоса Баль, ухмыляясь. – Кровавый выпивоха? - Спившийся убийца, - поддержал тему Сиб, отводя багнак в сторону. Неподвижная тень командира выждала, пока поток плоских шуток иссякнет, и поплыла вперед, всем своим невесомым телом изображая холодную решимость. Бомба наклонился над телом, легонько касаясь точки на шее, где с ходу прощупывался пульс. - Так живой... - и только потом понял, как опрометчиво полез вперед. К испуганно шарахнувшейся тени бросились сразу двое старших коллег. - Стой, мужик! - вежливо осклабился Баль. - Иначе поцарапаешься о ножик вот этого сурового типа. Абис на секунду скосил глаза на паясничающего Баля и впился взглядом в переминающегося с ноги на ногу мужчину. Он его заметил сразу, как только они вынырнули из-за угла. Что-то в нём казалось знакомым. Возможно, очки. Слишком напоминали коллегу из конкурирующего отряда. Сиб тихонько глубоко вздохнул. Неуместные шуточки одного боевого товарища и катастрофическая отмороженность другого его угнетали. Его мир был куда проще: на работе - работа, вне ее - отдых. А не одно вместо другого или вечное состояние солдата в дозоре. - Это он его? - почему-то у Бомбы спросил Сиб, разглядывая неподвижный "труп". - Это его спирт, - вместо Бомбы ответил Баль. - А вот что этот божий одуванчик делал неподалёку, мне интересно. По башке дал да деньги стырил? Бомба пошарил по карманам спящего, и достал смятый листок с непонятными символами. Листок пробуждал любопытство, он и за работу эту взялся из любопытства. А ещё потому, что в раннем детстве жил в неспокойном районе. При Алмазе всё пошло на лад, но чавкающие, жирные звуки в соседней комнате так просто не забывались. Не хотелось, чтобы кто-то ещё... - Денег нет, похоже и правда ограбили. - Бомба немного растерянно посмотрел на товарищей. Мужчина в очках ему не показался злоумышленником. Впрочем, сосед им тоже не казался, у соседа была соломенная шляпа, слабые руки и он смешно картавил. - Ну, что скажешь? - Баль подошёл к мужчине вплотную, и - позволь-ка... - запустил руку в его карман. - Что? - Абис поморщился, глядя на результат обыска - пачку тонких стеклянных трубочек. Как обычно, он не договорил, но его так же привычно поняли. Баль взял одну из трубочек, повертел. А потом нахмурился. - Это пипетки, - резюмировал он, обводя коллег взглядом. - Кажется, мы имеем дело с продавцом дурмана. - А последнюю дозу он вот этому продал, - радостно догадался Бомба. - И бутылку выкинул. Сиб, пошарь-ка тут... Сиб недобро пощёлкал "когтями" багнака и направился к клумбам с львиным зевом. Продавцов дурмана он не любил, а потребляющих дурман презирал от всей души. Среди цветов и впрямь лежала маленькая бутылочка зелёного стекла. Сиб принюхался. Характерно-сладковатый запах неприятно ударил в нос. - Забираем, - подытожил командир, отправляя катану в ножны. Торговец дурью и его жертва не были достойным противником, и стоять с открытым клинком было непристойно. Сиб подхватил спящего, и небрежно взвалил на плечо - парень был довольно тощий и лёгкий. Баль скрутил руки торговца за спиной. -Давай, давай, топай. Сам, что ли под дурманом? До кутузки не близко - не понесу. В отделение Синей Стражи

Соичи Томо: завидев невдалеке знакомые силуэты, Профессор малодушно отпустил адъютанта. При появлении стражи лучше всего сохранять статус-кво. Но позади "мальчиков" все еще шумела Лючия, а Томо считал себя джентльменом, в некотором роде, поэтому между "прикрыть Родонита" и "прикрыть Лючию" выбирал недолго. Встав совсем рядом со своим нетрезвым другом, Соичи изобразил на лице самую свою любимую улыбку, не забыв в кармане нажать на соответствующие амулеты, скрывающие предметы. Чтоб эти мужланы побили все ценнейшие склянки - ни-ког-да! Он столько их выуживал-выпрашивал-собирал сегодня. Прослушав набор плоских шуток, профессор оставил неизменным выражение лица, подумав, хорошо, что его покой и его непосредственного начальства хранят не эти милые создания, предназначенные разве только для опытов...И то крысы по благороднее будут. Когда один из стражников полез обыскивать светило здешней науки, у Томо возникли искушения задействовать некоторые ловушки в карманах, но с другой стороны - вечер переставал был скучным. Лишиться пары склянок и приобрести массу развлечений. Это ли не счастье? Давай, давай, топай. Сам, что ли под дурманом? До кутузки не близко - не понесу. Ого! Милого собутыльника понесут, как торжественно! А сам Соичи уж как-нибудь сам дойдет. Благо будет что припомнить Родониту потом. Попадание в места не столь отдаленные от таверн - не то, чем будет гордиться государственный служащий. --> В отделение Синей Стражи

Время: Третий игровой день. Утро. В теме: никого.

Кирал: из дома Кирала и Акирала. Кирал шёл по пустынной улице и пытался обрести душевное спокойствие путём созерцания утреннего пейзажа. Редкие прохожие либо целеустремлённо двигались из точки А в точку Б, не отвлекаясь на посторонние раздражители, либо были такими же праздными обормотами, как он. Кирал остановился и засмотрелся на игру солнечных бликов на золочёных шпилях. Мозг выбирал любые темы для обдумывания, кроме самой основной и главной. Увиливать мозгам пока получалось, но грозная мысль постоянно маячила на горизонте, пробегала мерзкой дрожью по позвоночнику, оседала мёртвой тяжестью на затылке. День Ха. Кирал поёжился на утреннем ветерке, обхватил плечи руками и пошёл, куда ноги понесли. Очнулся только тогда, когда его вежливо спросили, долго ли он собирается стоять у прилавка и гипнотизировать витрину с хлебобулочными. Кирал помотал головой и посмотрел на витрину. За стеклом чего только не было. И это было не важно. Это была еда. Кирал зачарованно впился взглядом в витрину и похлопал по карманам. Изменился в лице. Обшарил карманы тщательнее. Лицо его исказилось до неузнаваемости, воплощая собой гримасу скорби. Он рывком вывернул карманы. Из правого выпала перламутровая пуговица и, кружась, укатилась под прилавок. Продавщицы хлебопекарни ещё некоторое время пообсуждали странного, "на вид вроде приличного юношу", с тихим, идущим из души - Киралу тогда казалось, из глубин обманутого желудка - стоном вылетевшего из магазина, пожали плечами и перешли на обсуждение растущих цен на муку и корицу. Кирал остановился только за пару улиц от пекарни и зло топнул ногой. Ни единой монетки! Братишка сегодня заработает кучу минусов в карму и парочку роскошных синяков в лицо. Кирал жалобно моргнул, зябко обхватил плечи и принялся думать о прекрасном.

Пейтер: Пейтер глазам своим не поверил. - Ал? - негромко спросил он, вглядываясь в фигуру на другой стороне улицы. Это уже было больше похоже на галлюцинацию после бессонной ночи. Лето летом, но, может, за эту ночную прогулку он успел отморозить себе здравый смысл? Молодой человек обернулся, и Пейтер обмер: и правда он. Уолтер об этом полночи думал - хорошо бы случайно столкнуться на улице, посмотреть этомй заразе в лицо и обговорить это все как следует. Талантливый подлец поставил хитрый блок - ментально до него не дозовешься, на работу же заявиться - это ниже его, Пейтера, достоинства. И вот, на тебе. Уолтер недолго колебался; перебежав пустынную дорогу, он схватил ссутулившегося блондина за локоть. - Ал, - Пейтер на секунду замялся, а затем (Была не была!) обнял мальчика, - Ал, Что случилось? Я... Мне столько всяких глупостей лезло в голову!

Кирал: Кирал как раз добрался шаткого флегматичного душевного равновесия, окончательно окочанел и смирился с тем, что желудок внутри него корчится в предсмертных судорогах, когда за спиной раздалось далёкое и недоверчивое: - Ал? Кирал поперхнулся благими мыслями, клацнул зубами и прикусил язык. О нет. Было, ещё оставалось время не обратить внимания на полный надежд голос, сделать вид, будто это не к нему. Оставалось бы, если бы не детская привычка реагировать на имя брата как на собственное. В детстве это было забавно и очень, очень выгодно. Сейчас доставляло огромные и невероятно мерзкого свойства неприятности. Тоооолько не снова... Шаги за спиной торопливо приближались. - Ал... Кирал уже сделал непроницаемое лицо и собрался вслед за лицом сделать ноги, как вдруг отступление стало невозможно по чисто физическим причинам. Где-то в районе талии обосновались чужие руки. И ладно бы женские... - Аааааа?!.. - сказал Кирал, чувствуя, что ситуация неумолимо выходит из-под контроля. - Ал, Что случилось? - взволнованно выдохнули в ухо на мгновение уподобившемуся соляному столбу Киралу. Медленно, меееедленно покрывающемуся гневным румянцем соляному столбу. Кирал втянул воздух. Ублюдок... Кирал нервно дёрнул кадыком. ... Гррррёбаный пидор! Кирал моргнул остекленевшими глазами. А потом способность реагировать обрушилась на него звенящим в ушах ударом тяжёлого тупого предмета (предположительно, дубины). Юноша тихо взвыл и заизвивался в прочувствованных объятиях. Извивался он до тех пор, пока не ткнулся носом в дорогую, накрахмаленную до хруста рубашку. - ... Я... Мне столько всяких глупостей лезло в голову! Кирал задрал голову и отчётливо скрипнул зубами. - Кажется, вы обознались! - зарычал он голосом, подразумевающим, что слово "кажется" лишь вежливость и смысловой нагрузки не несёт. Кулаки и каблуки до сих пор не шли в ход лишь из-за накрепко вбитого в голову чувства непререкаемого уважения к старшим. А разглагольствующий мужик, которого в какой-то преисподне опять подцепил его драгоценный братец, в отцы Киралу годился. Акирал, сссука! Я припомню тебе!!

Пейтер: Нет, Пейтер почувствовал, что что-то пошло не так. Но в последнее время так много вещей шло не так, что он не обратил внимания. Ал скрежетал зубами и порывался не дышать - а затем повел себя совсем отвратительно. - Кажется, вы обознались! - рявкнул он, сверля Уолтера своими феноменально яркими глазищами. Зараза. - Ну, знаешь ли, - вскипел Пейтер, - это уже слишком! Он схватил юношу за шиворот и тряхнул, чтобы выразить порыв и хотя бы глупостей не наговорить. Но этого оказалось мало. - Обознался? - сдавленно спросил Пейтер, еще раз тряхнув не своего и не благоверного. - Нефрит тебя дери! Да, я понимаю, что между нами было много неприятных... вещей... И что это действительно давно пора прекратить - но бегать от меня и увиливать от разговора!.. Ты рассчитываешь, что все устаканится само собой... - он секунду помолчал, вглядываясь в лицо Акиралу. Раскаянья в глазах у того не было. Было что-то настораживающе нечитаемое. Уолтер отступил на шаг, не отпуская ворота белой пижонской рубашки и прошептал, сведя брови на переносице: - ...Или ты издеваешься надо мной?

Кирал: совместный пост на самом деле, пост этот бесславно погиб с неделю назад, а все нижеследующее - это на скорую руку сооруженный зомби. Он отвратителен и нежизнеспособен Т_Т - Ну, знаешь ли, это уже слишком! Кирал тоже так думал, но пока ещё терпел. Даже когда отвороты рубашки хрустнули, а земля и стены совершили пару ошеломляющих кульбитов, Кирал всё ещё терпел. На протяжении всей вдохновенной речи (Акиралу к тому времени давно пора было задохнуться от приступов икоты, а карма его должна была отчётливо напоминать ржавый дуршлаг) Кирал вобщем-то всё ещё терпел, вот только зубы его временами немелодично поскрипывали. - ...Или ты издеваешься надо мной? - драматически просипел треклятый мужеложец, и Кирал вдруг понял, что весь тот весьма скупо отмеренный ему природой запас терпения испарился. Молодой человек выдохнул и, не размахиваясь, отвесил оппоненту мощный, душевный хук под дых. Когда же презренный содомит оказался в нужной точке пространства, Кирал коротко откинул голову и с наслаждением врезал лбом прямо промеж больших обиженных глаз. Крепколоб оказался презренный, и Кирал ещё некоторое время раздражённо созерцал фейерверки разноцветных звёздочек перед глазами. За радужными кругами в глазах Пейтер сдавленно охнул. - Прошу п...прощения, я действительно обознался, - наконец просвистел он, медленно разгибаясь. - У Ала удар послабее... Юнец сгибал-разгибал пальцы, разминая ладонь, и мрачно зыркал по сторонам. Нет, слышать о том, что у Акирала есть брат-близнец, Уолтер слышал - но вот встретить этого агрессивного товарища прямо посреди улицы - это совсем другое дело. Пейтер испытывал массу противоречивых чувств - в том числе смущение, растерянность, ощущение немеющего носа и неудержимо пухнущей на лбу шишки. - Мне действительно... очень жаль, - в нос сказал он и с удивлением отметил стремительно ухудшающуюся разборчивость речи, - и если я... как-дибудь... Уолтер замолк и потянул воздух носом. Затем осторожно коснулся ладонью лица - и побелел. - ...о нет, - сказал он. Кирал удовлетворённо смотрел на дело лба своего. Дело было распухшим, малиновым и истекало кровью. Кирал решил не уходить до конца представления. - Ах, - произнёс он, вскидывая руку ко рту в испуганном жесте и делая голос как можно более манерным, - неужели я поранил ваше прекрасное - Кирала непроизвольно передёрнуло, - лицо? На эту фразу Пейтер бы озверел, не будь он в таком лирически-избитом состоянии. - Да, черт побери, - жалобно сказал он и, нащупав наконец платок, постарался стереть кровь с подбородка. Потом, окинув Кирала порицающим взглядом. Затем судорожно вздохнул и потянулся вперед, чтобы опереться на плечо виновника своих бед. Кирал попятился отокровавленной ладони. - Ээ, - сказал он. Скорбный Пейтер даже не подумал остановиться. Он упал на плечо Киралу, оставив на рубашке зловещего вида пятна и повис. Кирал всплеснул рукам и шарахнулся в сторону. Пейтер рухнул. Воротничок рубашки натушно захрипел, и длинный бледный нос филолога завис на каком-то совершенно ничтожном расстоянии от булыжной мостовой. Неудержавшиеся на переносце очки печально схрупали под тяжёлым кираловским башмаком. Молодой человек вытянул руку, на другом конце которой безвольно болтался окровавленный и от того не менее презреный пидорас, как можно дальше от остальных частей тела, безуспешно пытаясь сделать вид, что сия конечность не имеет к нему, Киралу, ни малейшего отношения. - Ладно, - выплюнул он, - будет тебе первая помощь. Пейтер оскорбился. - Молодой человек, - сказал он, - я вам в отцы гожусь. - Вот именно! - горько огрызнулся Кирал, решительно шагая в сторону ближайшей забегаловки и старательно задевая пострадавшим все углы, которые попадались на пути. - Вот именно, что годишься! Он с ноги распахнул двери в здание и впился свирепым взглядом в трёх замерших у прилавка официанток. - Так, - с порога рявкнул Кирал, и несчастные девушки почувствовали непреодолимое желание забиться под прилавок. - Этому - он швырнул в объятия подоспевшего охранника-бугая обмякшего Пейтера, - оказать скорую медицинскую помощь. Мне, - Кирал чуть ли не с разбегу плюхнулся за ближайший столик и стянул рубашку через голову и жалобно свёл брови, разглядывая кровавое пятно, - ... о дьявол. Пожалуй, скорую стиральную. У вас тут есть что-нибудь, в чём и чем можно замочить? Официантки, неуверенно кивая, выползли из-за стойки. Две из них засеменили к обалдевшему охраннику, с ужасом косясь на окровавленное лицо не менее обалдевшего Пейтера, забрали у Кирала испорченную рубашку и скрылись где-то в глубинах подсобки. Третья неуверенно потопталась у столика, видимо, ожидая дальнейших приказаний не в меру сурового молодого человека. Кирал немного оттаял. - Дорогая, буть добра, принеси чашку кофе и... - он осёкся и подозрительно посмотрел в сторону подсобки, - ... и какое-нибудь покрывало. Девушка кивнула и испарилась, оставив Кирала наслаждаться блаженным одиночеством. Видимо, оба ушли в Сладкушу -_-

Сандра: городская библиотека Стараясь не бежать и не пританцовывать, памятуя о том, что а) за ней еще учительница и б) не так поймут, Апатит вышагивала чинно и самодовольно. В царство света и восторга в ее голове попыталась вкрасться серая мысль: "Ну а вдруг, она из "куда-следует"? И вот отправят меня потом, куда следует... - девушка прикусила губу и замерла на последней ступеньки библиотеки. - Да... об этом я как-то не подумала... Заговорить зубы библиотекарю и не выдать меня сразу... можно ведь и по причине принадлежности к страже или тайной полиции. Может у нее выходной... может она в штатском... а учительница - это прикрытие?! И на какой я ей должна свое имя выдать? Она и так уже меня в лицо знает, вона как разглядывала, когда книгами меня завалило..." - и уже не серая, а откровенно мрачная мысль бесцеремонно вытолкала все прочие. Сандра оглянулась назад, либо мысли, либо все-таки шаги ее были стремительны и "преследовательницы" пока еще не появилось. "А может по-быстрому дать деру?" - с какой-то тоской на лице, она преодолела последнюю ступень библиотечной лестницы и начала примериваться, в какую бы сторону начать бежать.

Химеко: -О, Бог мой! Да подождите же, пожалуйста! Я Правда хочу помочь. Я Могу вам помочь, поверьте! - шепотом "закричала" Химеко, как только закрылась за спиной тяжеленная дубовая дверь. -Да не волнуйтесь! Я Вас понимаю, все это очень странно, неожиданно... Да я сама волнуюсь - видите - щеки опять предательски покраснели? - сказала смущенно, но тут же улыбнулась обезоруживающе просто... -Я хотела книгу.. а тут вы... такая странная... так все нелепо вышло... но я просто не ожидала - вы уж простите меня, я, как могла, исправила свою ошибку... Надеюсь, я своей неловкостью не причинила непоправимого вреда Вам и... Делу? Вашему Делу... Да - нашему общему делу, в конце концов! Что это я все вокруг да около?! Сказала, вздернув голову... и испуганно оглянулась. Слава Великому Зою - вокруг никого. -Вот увлеклась-то, бестолковая! Разве так можно? На улице! И покраснела еще гуще... Все, теперь точно убежит! Растроилась, и чуть не плача тихо прошептала:-Простите... Как глупо...

Сандра: Слушая эту сбивчивую речь, цель которой была яснее ясного - задержать любой ценой - Сандра все сильнее запутывалась в своих мыслях. Начала она решительно и серьезно с "Бежим туда...", но, как только девушка начала говорить, намерения ее начали претерпевать какое-то ощущаемое кожей внешнее воздействие. Голос сам по себе еще ничего, но вот то и дело проскальзывавшие в нем нотки... Ох уж эти нотки! Журналистка изо всех сил сжала лямку своей сумы, аж костяшки побелели, как сжала. "Ну что же я так... она... вон как... Нет! Только не оборачиваться! Я уже все реши..." А стоило блондинке обернуться, так она и вовсе замерла как околдованная. Губки поджала, бровки домиком: "Такая милая... такая беззащитная... Ну, как она может быть из стражи?" - больше Сандра не могла с собой бороться. - Делу? - сочувствующим шепотом и ловя каждое слово, пока что не замечавшей их воздействия учительницы, Сандра внимательно смотрела на говорящую. - Да... Делу... - она на автомате кивнула. А учительница между тем все больше краснела и, судя по всему, готовилась пустить в ход "кавалерию": "Только без слез! - взвывала про себя Сандра, слезы она категорически не переносила. И, кажется, это послужило достаточной встряской, чтобы она пришла в себя. - Никаких слез! Это явно лишнее..." - Сандра, - не совсем четко и не до конца уверено в том, что произносить это все же стоит... но достаточно уверено в том, что слезы лишат ее остатков самообладания... - Меня зовут Сандра, - она протянула новой знакомой руку и как можно более доброжелательно улыбнулась. Доброжелательно и ободряюще.

Химеко: -Сандра... , несмело улыбнулась Химеко, украдкой смахивая чуть было не накатившую слезу... -Очень приятно, Сандра!- разулыбалась еще шире, любому показалось бы что солнышко выглянуло. -Меня зовут Химеко. Очень, очень рада с вами познакомиться, - слегка присела в реверансе. -Вы уж простите меня, я такая... - смутилась, -Да что-это? Заело меня, что ли? Я такая, я сякая! Она сама, простите...как бы это... потактичнее... - В общем, я не это хотела сказать - опять покраснела.... Я хотела... Хотела как ни будь помочь вам! Может я могу быть чем-то полезна? Я все могу, честное слово! Давайте, я хотя бы сумку вам помогу нести... Вы, кстати, не сильно ушиблись? -вдруг испугалась Химеко.

Соичи Томо: Из отделения стражи Соичи Томо быстро шагал по утренним улицам города, накинув капюшон на голову и стараясь никого не задевать. Последнее получалось из рук вон плохо из-за спешащих на работу или просто по своим делам простолюдинов и не очень знатных людей; высшая знать либо собирала вещи во дворце, либо еще спала. Предательски хотелось есть. Сладкуша Куши-Няши призывно маякнула вдали, но Томо был непоколебим: поесть только в родной королевской столовой до той степени, как у всех окружающих пропадет аппетит. Поэтому Соичи поплотнее запахнулся в плащ и почти побежал во дворец. Кухня (?! А.)

Сандра: "Ну вроде отлегло и мир спасен..." - про себя выдохнула журналистка, возвращаясь к нормальному режиму общения. - Очень приятно, Сандра! Меня зовут Химеко. Очень, очень рада с вами познакомиться. - Химеко, приятно, - для порядка она еще раз улыбнулась, уже в ответ. Краснея и запинаясь новообретенная знакомая, лепетала про помощь, сумку, честное слово и... - Вы, кстати, не сильно ушиблись? "Сумку понесу? - ухватилась за понравившуюся идею. - Такой разговор мне нравится... - Все пучком, - отмахнулась журналистка. - Сама как будешь? "...сумок мне никто не носил с тех пор... Стоять!" - Сандру аж передернуло от своей догадки. Она скосила глаза на Химеко, подозрительно скривив личико, покрепче ухватилась за ремень - на всякий случай - и наскоро выпалила: - Я не из этих!

Химеко: - Все пучком. Сама как будешь? Мммм, пучком? Аааа, это, кажется, означает - хорошо или отлично... Если я, конечно, правильно поняла вчера ответ маленького хулигана Таумасита на уроке словесности... -Спасибо, я тоже в порядке, жива и, кажется, вполне здорова, - протянула руку, что бы помочь Сандре с сумкой, которая некрасиво оттягивала и явно пережимала той плечо. И тут же испуганно отпрянула, ибо -Ненормальная, все таки!!,- девица кааак гаркнет ей в ухо - Я не из этих! -Ох, еще пара минут общения с этой заполошной, и у меня случится разрыв сердца! За всю жизнь столько не пугалась, не подпрыгивала, и не вздрагивала, наверное..., - Химеко во все глаза смотрела на обладательницу тяжеленной сумки, вцепившуюся, настороженно, в ткань пальцами, и думала: - Из каких "этих"? Может, все-таки, имеет смысл подобрать юбки, да бежать от нее, пока не поздно? Но, ведь, она, совершенно бесспорно, "наша"... И такое ее неразумное поведение может подвести нас всех под монастырь... Нет, ее, определенно, нужно контролировать... Ну, или, хотя бы, как-то страховать, что ли... И из каких еще "Этих", в конце концов? - Из каких этих? Простите мне мою недогадливость, я просто хотела помочь вам с сумкой, дабы загладить свою вину, не более того... Я вижу - вы волнуетесь, но, уверяю вас - тому совершенно нет причин! Напротив, поверьте, вы можете быть совершенно во мне уверены!

Сандра: "Из "каких этих"?! И она еще спрашивает!!!" - возмущение ее не знало предела, ведь все было очевидно, как божий день! Глаза Сандра усиленно выпучивала, а ноздрями очень выразительно сопела - старалась, как могла. - Недогадливость или что ты там еще напридумывала, - для убедительности Сандра еще и брови сдвинула к переносице, - но с самого начала нашего знакомства хочу сказать, что... "... женщины меня не интересуют? Это вот это я сейчас собралась сказать? - тормоза у госпожи Апатит, кажется, все же обнаружились. - А я уверена? Нет, ну то есть... А с чего я взяла?" Пауза затягивалась, к внутреннему согласию с собой Кассандра все никак не могла прийти, но что-то на уровне рефлексов подсказывало: говори, что угодно, додумаешь после. - Чтооооо! - восходящая интонация всегда способствовала лучшему пониманию среди интеллигентных людей. - Ах, да, чегой-то я и вправду... - Сандра нервно хихикнула, еще и выбившийся локон на палец накрутила. "Милая, взрослая и наверняка умная женщина... чего я на нее нападаю?" - Считай, это была проверка, - здесь она уже не стала смеяться, и без того хватит глупости. - А помогать мне не надо, - "Переводим тему, срочно переводим!" - Я и сама справлюсь. Здесь уже не далеко. К тому же, ну что вы, - "вы"? это все от нервов, конечно, от нервов, ну не от стыда же! - вины вашей ни в чем предо мной нет. Я самая какая-то... не выспавшаяся! А сумка, вы правы, такая тяжелая, я же вижу, у вас плечики совсем тоненькие, не нагружайте их лишний раз. Я сама, все сама... Так, как вы говорите, кем работаете?

Химеко: - Ну, Слава Зойсайту! Разговор, похоже, входит в нормальное русло. Так, определенно, лучше! Химеко, на всякий случай, еще разок взглянула в лицо Сандре по-внимательнее: Да нет, вроде все в порядке... -Ой, я рада, что все выяснилось! Действительно, что же это я? Конечно, сейчас я расскажу вам о себе по-подробнее! Пойдемте. - Меня зовут Химеко Найотаке. Я из Бевелля. Здесь я уже 5 лет. Закончила Университет и вот.. работаю учительницей в младшей школе. Преподаю деткам словесность. Пытаюсь привить любовь к языку... Многие, знаете... и говорят-то не очень...не то, что читать, а уж тем более - получать от этого удовольствие... Такое прошлое у этой страны... Вскинула голову: - Хочу, что бы будущее у моей страны, и с ней у этих детей, было иным! Очень хочу!! Заглянула Сандре в глаза:Верит ли? - Понимаете, я очень стараюсь, я делаю для них все, что могу!! Но этого мало! Я одна, а деток так много!! А сколько их вообще не посещают школу... Вы знаете, я в свободное время занимаюсь с некоторыми из тех, кого родители по каким-то причинам (в основном, материальные затруднения, собственные дикость дремучая да пьянство, конечно) не отдают в школу. Исподволь - шутками, играми, да яркими картинками, да интересными рассказами, сказками заинтересую, и вот уже глядишь - вместо того, что бы кошек по подворотням мучить - буквы изучаем... знаете, как им нравится? Знаете, как у них глаза горят?- подняла на попутчицу свои лучащиеся счастьем большие глаза и, тут же, будто тучка набежала на ясное небо - Но этого Так Мало!!! Это даже не капля в море! Все это ужасно! Нужно все менять, все! Понимаете? В корне!

Сандра: Сандра слушала Химеко, смотрела на нее во все глаза и с каждым новым словом все больше расцветала. Еще пара словечек и первый бутон бы точно вскрылся где-то в районе лба. Дамы неспешно шли по широкой улице, еще не слишком далеко уведшей их от библиотечных дверей. Журналистка внимательно слушала, все кивала и время от времени раскрывала рот в порыве страсти бурной, но сразу же замолкала с широкой улыбкой на губах. - Ах! Химеко! Можно мы будем на "ты"? Я полностью согласна с тобой! Там, откуда я родом, - уточнять она, впрочем, нужным не сочла, - малограмотность вообще повсеместная! Какие у меня были ужасные проблемы с тем, чтобы новую книгу где раздобыть, а чтобы убедить родителей, что будет прок от всей этой науки! Нашей стране требуется срочная адекватная помощь. И уж точно не пышные свадьбы, - Сандра аж сплюнула с досады. - Поэтому все потом, сначала необходимо устранить все препятствия, изничтожить старые порядки. Старые, дряхлые и неэффективные. Меры должны быть глобальными, повсеместными, так, чтобы все сразу поняли - ничего не будет как прежде. Все станет лучше, честнее и правильнее! Кстати, я по профессии журналист... - блондинка начала озираться вокруг, словно вспоминая что-то. - Кажется, нам туда... А сейчас я предлагаю зайти в одно место. Все же, хочу избавиться от этой сумки...

Химеко: -Конечно, давайте на "ты"! Ой, то есть, давай... Давай!, -повторила Химеко с улыбкой еще раз, для уверенности, наверное, что бы привыкнуть. -Журналист? О! Это чудесная профессия! Благородная, честная, немножко опасная.. Вам не бывает страшно? - И добавила немного смущенно, - Понимаете, я ...Ой! Понимаешь, то есть.... В общем, я сегодня почти весь день свободна... Ты не станешь возражать...? Я хочу сказать, я не очень помешаю, если проведу его с тобой? Ну, вроде помощника журналиста? Только в том случае, конечно, если я не буду мешать, потому что, если это будет неудобно..., - зачастила Химеко, разрываемая одновременно и желанием поучаствовать в интересной жизни человека увлекательнейшей профессии и боязнью оказаться слишком навязчивой.

Сандра: - Даааа, мы журналисты все люди исключительного благородства, - поддакнула Сандра, мысленно отделив "правильных" журналистов и тех, кто ей лично страшно не нравился, взять хотя бы ее бывшую коллегу, Патрицию! - Вам не бывает страшно? - Страшно? Никогда! - бравировала Апатит, которая, конечно, не была лишена задора и смелости, но смелость ее тоже имела свои границы, в качестве которой, например, хорошо служил забор, разделяющий ее и спущенных на нее собак... ну было дело, в общем... пару раз... - Я хочу сказать, я не очень помешаю, если проведу его с тобой? Ну, вроде помощника журналиста? - Хм... - это предложение было заманчивым. Не то, чтобы Сандра была тщеславной, но помощник - это как-то солидней, а еще, ну что-то ей подсказывало, что эта девица будет ей в рот смотреть весь день, восхищенно вздыхать и запоминать каждое слово, а уж это точно грело душу. - Мне надо подумать. Работа журналиста... кхе, - она быстро поправилась, - помощника журналиста, это очень ответственная и сложная работа. "Хм... одежда на мне вроде чистая и достаточно экстравагантная, а если я еще и с помощницей буду... Прибавит ли это мне авторитетности в глазах дворцовых фифочек?" - не смотря на то, что она по-прежнему опаздывала, спешить получалось все хуже и хуже, но забыть про плановое посещение дворца непосредственно перед отъездом короля - ни за что! - А ты умеешь быстро и разборчиво писать? - это было действительно важно. - И не задавать лишних вопросов? Мне сегодня нужно взять несколько интервью. Помощь мне пригодилась бы... Но даже не знаю... - она скептически осмотрела Химеко, словно товар на рынке, за который набивали слишком большую цену.

Анфи: дом Акио и Анфи Анфи вышла из дома и становилась в растерянности. Она совершенно не представлала куда пойти. По улице, залитой солнечным светом, торопливо шли люди, занятые своими делами. На мгновение она почувствовала себя маленьким ребёнком в стране ведьм. "Глупости, никаких ведьм не существует, и я уже не ребёнок. И это один из самый лучший город на планете. Разве не так?" Улыбнувшись солнечным лучам, девушка решительно пошла по улице вправо. почему вправо? Стоять на месте казалось неправильным, а когда не знаешь куда идти, то любая дорога нужная. Наверно. Решительность оказалась медленной. Анфи всматривалась в лица прохожих, пытаясь понять почему эти незнакомые ей люди кажутся иными, по сравнению с точно так же незнакомыми ей людьми дома в провинции.

Сандра: Смотрела-то она на Химеко, но вместе с тем продолжала идти. А как идут бесстрашные журналисты? - исключительно вперед. Память-то у них хорошая и с закрытыми глазами, куда надо доведет. Поэтому, когда самоуверенность Сандры столкнулась с внешним препятствием, сама Сандра незамедлительно удивилась: - А твою-мою... ! Стоят тут всякие! - гаркнула она неожиданно для самой себя на молодую девушку, о которую почти что споткнулась.

Химеко: Работа журналиста... кхе,помощника журналиста, это очень ответственная и сложная работа. Химеко начало казаться, что она все таки навязывается.... Как глупо... Ну что это я, право, как маленькая? Но, взглянув на Сандру, решила, что "как маленькая", возможно, вовсе и не она. Улыбнулась: -День прожит не зря, похоже сделала человеку приятно. Вдруг лицо собеседницы приобрело действительно серьезное выражение: -А ты умеешь быстро и разборчиво писать? И не задавать лишних вопросов? -Боже! Конечно же, Сандра! Я же учительница! Я умею писать быстро, очень быстро, еще быстрее, в общем - на сколько будет необходимо! А не задавать лишних вопросов - это мое второе призвание! Ты заметила, что я тебя практически ни о чем не спрашиваю? Да и... ОЙ! Химеко так увлеклась, пытаясь показаться Сандре нужной и, даже, необходимой, что не заметила молоденькую девушку, неожиданно появившуюся прямо перед ними откуда ни возьмись. -Ой, мамочки! - опешила учительница, - Как вы неосторожны! Смутилась: - Кхм... Мы, впрочем, тоже... Я, во всяком случае...

Анфи: Внимание девушки привлёкла пара ребятишек, перебегающих улицу. Резкие угловатые движения, лукавые мордашки, потрёпанная одежда. Анфи, продолжая медленно идти впёрд, повернула голову в сторону, провожая детей взглядом. -Ой - прозвучало одновременно с - А твою-мою... ! Стоят тут всякие! Столкнувшись с Сандрой, Анфи потеряла равновесие и машинально схватилось за то, что попалось под руку. -Что?- Испуганно отдёрнув руку от чужой сумки, девушка покраснела -Ой, мамочки! Как вы неосторожны! -Прошу прощения - смутилась девушка - я ... Кхм... Мы, впрочем, тоже... Я, во всяком случае... -Нет, это моя вина, я была невнимательна. Вы не ушиблись? Виновато-смущённый взгляд оторвался от земли Террава фон Шпильцбург Вил Тесла изучающе взглянула на Сандру и Химеко. Тёмные волосы, контрастом с белой кожей, строгий взгляд серых глаз и светлые волосы, живые карие глаза, кожа, тронутая лёгким загаром. "Кажется я веду себя невежливо" - спохватилась Анфи и повторила- Прошу прощения, вы точно не ушиблись?. Может быть вам нужна помощь, я живу тут рядом и... - тут девушка замолчала и затеребила ремешок сумочки, висевшей на плече. "Так нельзя, мы незнакомы... Но я же не на приёме, чтобы следовать всем правилам этикета. Я сказала что-то не то?"

Сандра: Журналистка недовольно пронаблюдала, как представшая пред ней мадмуазель пощупала ремень ее сумки. -Ой, мамочки! Как вы неосторожны! Кхм... Мы, впрочем, тоже... Я, во всяком случае... - Сандра в очередной раз подивилась вежливости своей спутницы. И уже собиралась открыть рот, дабы поднять ор. Ну, извиняться уж точно было не за что! Да еще и не перед... Сандра хмыкнула и повнимательнее посмотрела на рыженькую. - Нет, это моя вина, я была невнимательна. Вы не ушиблись? - Конечно твоя! - быстро подхватила репортер с самым недовольным и обиженным лицом, какое только смогла состряпать на скорую руку. - Прошу прощения, вы точно не ушиблись? Может быть вам нужна помощь, я живу тут рядом и... - рыженькая была вежлива, что говорило в пользу ее манер и воспитания, а так же услужливой, скорее всего наивное, юное создание... Кого-то это ей напоминало. Сандра скосилась на Химеко и снова вернулась к своему анализу представшей перед ней личности: "Манеры, наивность и ухоженный вид. Скорее всего она богата..." - сдерживаться больше не было сил, старый, на уровне условных рефлексов, механизм заработал. - А что, если ушиблись?! Я буду требовать компенсацию! Вон посмотри, - Сандра выставила вперед острый локоток, - тут страшная рана, я травмирована до полной недееспособности! А руки меня кормят! Что я теперь буду есть? На локте действительно имелась ссадина, правда, уже покрывшаяся корочкой и изрядно зажившая. Следы бурной погони за честной и бесстрашной журналисткой, приключившейся с Сандрой пару дней назад. "Кстати, вроде мы почти пришли..."

Анфи: ООС: с разрешения Химеко пишу вне очереди А что, если ушиблись?! Я буду требовать компенсацию! Вон посмотри Анфи слегка растерявшаяся от такого напора посмотрела... тут страшная рана, я травмирована до полной недееспособности! А руки меня кормят! Что я теперь буду есть? ...моргнула. Потом ещё раз посмотрела, пытаясь всё таки найти на локте ту самую страшную рану. Посмотрела в глаза Сандре, пытаясь понять, может это какой-то особенный местный розыгрыш. Но нет, журналистка выглядела вполне серьёзной и решительной. -Компенсацию - медленно произнесла девушка внимательно осматривая собеседницу с головы до ног. -А Вы знаете, что ложь - это грех. А лгать из корысти - значит увеличивать количество зла в этом мире. Обвинять меня в том, что я виновата в ссадине, которую Вы получили один-два дня тому назад неизвестно где - несправедливо. А в этом мире слишком много несправедливостей, и Вы создаёте ещё одну - аккуратно подбирая слова и не спуская взгляда с журналистки ответила Анфи. -Только добро, любовь и справедливость помогут нам изменить мир вокруг к лучшему. Помочь нуждающимся, прогнать зло и ненависть из сердец людей. Это нелегко, я понимаю, вокруг нас столько соблазнов. Но если в сердце живёт любовь к справедливости и добро, то нет ничего невозможного! Помните? Чтобы изменить мир вокруг - пауза - надо начать с себя. С собственного сердца. - девушка воодушевлялась с каждым словом. На щеках появился румянец, глаза заблестели. Каждое слово шло из глубины души, пылало страстью и уверенностью - Загляните в Ваше сердце. Неужели в его глубине нет той маленькой искорки надежды, которая поможет Вам стать сильнее и справедливее? Неужели там сплошной мрак отчаяния и безнадёжности? Неужели Вы действительно желаете прожить в этом мраке всю свою жизнь? - Анфи сделала паузу и покачала головой. Мягко очень мягко она продолжила - Нет. Каждый из нас достоин счастья, уверенности в том, что в наступающем завтра жизнь станет хотя бы чуточку лучше, чем сегодня. Что завтра мир станет лучше. И для этого нужно совсем немного: - голос завучал глубже и сильнее - храните в своём сердце любовь к добру и справедливости. Поступайте в сообтвествии с Вашими убеждениями и тем, что подсказывает Вам сердце и разум. Только любовь к справедливости и добро помогут Вам изменить Вашу жизнь и этот мир к лучшему. Анфи помолчала немного, сделала шаг назад и взглянула на обеих девушек. - Вы считаете иначе?

Сандра: запуталась чей ход дальше, а так же не смогла удержаться. От удивления Сандра открыла рот и фоном подумала: "Да что мне везет сегодня как покойнице?" - Компенсацию. А Вы знаете, что ложь - это грех. А лгать из корысти... - А ты что врач?! - попыталась встрять Сандра, но девицу-красавицу уже было не остановить. Она начала сверлить своими большими и чистыми глазенками ее едва ли благородное нутро журналистки. Нутро поежилось и предпочло пропустить мимо ушей смысл тирады, запомнить пару новых лингвистических оборотов и продолжать жить, как жило... но нет. Чем больше рыженькая говорила, тем сильнее в Сандре становилось одно желание... такое вот пустяковое... почти незначительное... И на фразе: "Загляните в Ваше сердце. Неужели в его глубине нет... - Апатит поняла, что ей было так необходимо сейчас. Она так быстро, как могла, вытащила из своей сумки чистый лист и карандаш и начала записывать вдохновенную речь незнакомки. "Такой материал! Ну как говорит, а? Словно готовилась всю ночь... а слова-то, слова какие подбирает!" - и чирик-чирик карандашным огрызком. - Только любовь к справедливости и добро помогут Вам изменить Вашу жизнь и этот мир к лучшему. Вы считаете иначе? - лисичка умолкла и, кажется, даже задала вопрос. - А? Да-да-да... Не могла бы ты повторить, как там было "Каждый из нас достоин..."? - журналистка оторвала глаза от листка и взгляды их встретились.

Химеко: -Только добро, любовь и справедливость ... ... ... и добро помогут Вам изменить Вашу жизнь и этот мир к лучшему. Химеко смотрела на незнакомку во все глаза: -Тааак! Да что же это за день сегодня такой! Была бы здесь моя нянечка, давно бы уже молилась и твердила, что "апокалипсис-близко-помяни-мое-слово-деточка-помяни!" Еще одна юродивая. Эта правда другого свойства, более безобидная. Впрочем, и эта выскочила, как черт из табакерки, только под ноги не бросилась... Хотяяя... то что она говорит... Все это как-то странно... Конечно, она права... Да что там, тысячу раз права. Сколько раз я думала, да и говорила тоже самое... Но не слишком ли много на квадратный метр одинаково мыслящих девушек познакомившихся за одно утро при глупейших обстоятельствах? Как говорила героиня сказки Латуиджа Доджсонита: "Становится всё страньше и страньше! Все чудесатее!" Кстати, о познакомившихся девушках: -Простите, как вас зовут? В суматохе мы не успели познакомиться. Я - Химеко. -Приятно улыбнулась и присела в реверансе. -Не сочтите за грубость, просто любопытно - почему вы решили, что у нас в сердце лишь... мммм, - заглянула в записи Сандры, - лишь мрак отчаяния и безнадежности? Вовсе нет! Сандра, ты в отчаянии? - На всякий случай, с большим сомнением в голосе спросила увлеченную стенографированием девушку .

Анфи: - А? Да-да-да... Не могла бы ты повторить, как там было "Каждый из нас достоин..."? Анфи удивлённо взглянула на пишущую Сандру. "Повторить?" Пожала плечами и послушно повторила помедленнее - счастья, уверенности в том, что в наступающем завтра жизнь станет хотя бы чуточку лучше, чем сегодня И так до конца импровизированной речи. "Она странная, но не безнадёжна. Каждый имеет право на ошибку, но не каждый может признать её так, сразу. Но для чего ей надо записывать. Может у неё просто память плохая?" -Простите, как вас зовут? В суматохе мы не успели познакомиться. Я - Химеко. -Анфи Милана Мегра Террава фон Шпильцбург вил Тесла - автоматически отрапортовала девушка и смутилась - ой, извините, просто Анфи. "хорошо, что я ещё титул не назвала." -Не сочтите за грубость, просто любопытно - почему вы решили, что у нас в сердце лишь... мммм... лишь мрак отчаяния и безнадежности? Вовсе нет! Сандра, ты в отчаянии? Юная маркиза вовсе не думала, что стоящие перед ней девушки погружены в пучину мрака отчаяния и безнадёжности. В пылу рассуждений о любви к добру и справедливости это сравнение казалось необходимым. Но как это объяснить. -Я просто спросила о чуствах, которые испытывают ваши сердца.- доброжелательно улыбнувшись ответила Анфи- В жизни каждого человека есть моменты, когда свет кажется тьмою и нет желания утром открывать глаза, потому что впереди боль безнадёжности. И каждый такой момент оставляет след в сердце, шрамы в душе. Эти шрамы мешают нам понять, где свет, а где тьма. Мешают радоваться жизни. У кого-то их больше, у кого-то меньше. Мрак отчаяния и безнадёжности - это аллегория, которая - девушка замялась, подбирая слова - как бы это сказать, отражает особенности видения мира человеком, который неоднократно сталкивался с несправедливостью этого мира. Анфи немного нахмурилась, испугавшись, что опять сказала что-то не то. -Химеко, Сандра, я вовсе не хочу сказать, что обязательно самому испытать на себе все превратности судьбы. Нет. Иногда зло, причинённое другому (неважно насколько близок или знаком пострадавший), ранит сильнее, чем если бы это произошло с тобою. Девушка поправила ремешок сумочки и попыталась ещё раз объяснить, что именно она хочет сказать. Другими словами -Особенность таких людей в том, что они подсознательно ожидают неприятностей в любой момент времени. И когда неприятность всё таки случается, то первая мысль - ну почему я такой невезучий. Именно это отношение я и пыталась выразить той фразой о мраке отчаяния и безнадёжности. Анфи улыбнулась, подобрав наконец нужные слова и осторожно поинтересовалась -Сандра, а можно спросить, почему вы записали на листочек мои слова?

Сандра: "У нее еще и феноменальная память! Такая девушка была бы потрясающим секретарем-референтом... а так же неплохо бы составляла агитлистовки, ну так черновой вариант... А то ее слишком длинноват и далек от народа, требует правки. Но вот при должной редакции... Хотя бы вот моей... Да, брыльянт!" - Сандра ушла в себя. Не слышу, не вижу, перечитываю текст и восхищаюсь. Еще немного и она бы забыла, где находится и что вокруг люди. С рассеянностью свойственной только настоящим творцам, которые в данный момент увлечены гениальнейшей идей всей их жизни... ну или, одной из не самых посредственных... она изучала лист бумаги. В таком состоянии ее и настигли мелодичные отголоски неповторимого (потому что с первой попытки не запомнишь ни в жизнь!), судя по всему имени... "А может это она имена любимых хомячков перечислила? - попыталась мысленно спасти девушку от столь жуткого имечка Апатит. - Хм... Травава? Что-то это мне напоминает... - она изучающе уставилась на Анфи. - Так-так... Плечики неконтролируемо вздымаются вверх, взгляд делается ясным... Сразу было ясно, что аристократка..." Но было что-то еще, чем-то и кого-то эта молодая особа Сандре напоминала... А потом она вновь извергла из себя до жути проникновенный бред. На этот раз Сандра попыталась записывать сразу, но в процессе поняла, что проще эту девицу целиком умыкнуть и дать спецзадание мыслеизливаться в письменной форме. И двух зайцев одним ударом и повсеместная экономия. -Химеко, Сандра, я вовсе не хочу сказать, что обязательно самому испытать на себе все превратности судьбы. Нет. Иногда зло, причинённое другому (неважно насколько близок или знаком пострадавший), ранит сильнее, чем если бы это произошло с тобою. "Хм, я ж вроде не называлась? Меня представила Химеко? - она вопросительно посмотрела на учительницу. - Я и не заметила... Так, а имя этого мифического единорога я прослушала... да?" - и снова устремила взор на Анфи. - Истину глаголешь сестра моя, профессионально, - сочла нужным поддакнуть в конце журналист. Но это оказался не конец. Хотя чуть позже он все же настал. Монолог вроде бы был побежден, о чем свидельствовал вопрос, обращенный к Сандре: - Сандра, а можно спросить, почему вы записали на листочек мои слова? - Конечно спрашивай! - Апатит выдержала небольшую, но ехидную паузу. - Видишь ли юное дитя, - она приблизилась к улыбающейся особе и легонько ее приобняла, этак по-отечески, ну как наставница - лучше звучит. - Ты открыла мне путь Света и Доброты, и теперь я ощущаю в себе силы воспарить на моих окрепших крыльях Человеколюбия! И все благодаря тебе... Я думаю, твои слова должны достичь сердца каждого. Не будешь ли ты так любезна, что скажешь мне, где ты живешь и когда к тебе можно зайти за новым материалом... - журналистка закашлялась, - для размышления. Сандра старалась быть серьезной и убедительной. Очень старалась. Очень убедительной. Получалось ли - другой вопрос.

Анфи: С разрешения Химеко Видишь ли юное дитя, Девушка посмотрела на журналистку, пытаясь определить её возраст. Так к ней не обращались даже опекуны. На языке вертелось: да, бабушка... Но, это было бы невежливо. Поэтому Анфи слушала, замыкаясь в себе с каждой фразой. Ты открыла мне путь Света и Доброты, и теперь я ощущаю в себе силы воспарить на моих окрепших крыльях Человеколюбия! " А я-то подумала, что" - разочарованно И все благодаря тебе... Я думаю, твои слова должны достичь сердца каждого. "Должны. Но иногда люди просто не хотят видеть правду. И тогда они пытаются обмануть себя, делая вид, что лгут другим" Не будешь ли ты так любезна, что скажешь мне, где ты живешь и когда к тебе можно зайти за новым материалом... для размышления. "Для размышления?!" Анфи непринуждённо вывернулась из полуобъятий Кассандры и сердито сверкнув глазами спокойно ответила: -Я живу в соседнем доме - не уточняя в соседнем с чем именно - То человеколюбие о котором, вы, Сандра упомянули, не имеет ничего общего с добром и справедливостью, путь к которому я пыталась объяснить. -Девушка беспомощно улыбнулась - Наверно я всё таки не умею подбирать нужные слова. "Акио сумел бы объяснить, а я..." Анфи вздохнула. -Химеко, вы тоже считаете, что чужие идеалы - повод для иронии и насмешки? "Осбенно ,если о них говорят длинными корявыми фразами" Взгляд зацепился за листок с карандашными надросками её речи. Девушка вспомнила с каким упоением Апатит изучала записи. "Наверно ей действительно нужно. Вот только что именно." Спокойный изучающий взгляд, на лице маска вежливого аристократично-спокойного интереса, ровные интонации: -Сандра, может быть Вы скажете, что конкретно Вас интересует

Химеко: -Оо! Анфи! Лицо Химеко выражало крайнюю степень удрученности произошедшим и, одновременно, огромное желание объясниться. -Простите нас великодушно! Поверьте, ни Сандра, ни я не имели и в мыслях ни чего подобного! Правда, Сандра? Напротив! Уверяю вас, милая Анфи, ваши идеалы не могут служить поводом для насмешки ни одному мало-мальски разумному и сознательному человеку! И мы.. ну я, по крайней мере, вполне разделяю ваши взгляды! Ну, или, во всяком случае, очень близка к этому. Ни что в моей душе не воспротивилось сказанным вами словам, это уж точно! -Нда, неловкая ситуация... И очень ранимая девушка... Надеюсь, Сандра поймет это и, если Анфи действительно ей зачем-то нужна, оставит этот неверный тон. Журналистка, все таки! Журналисту, если я не ошибаюсь, нужно уметь найти верный подход к любому... Хотя, я никогда не имела отношения к людям этой профессии и, возможно, на самом деле, это не так? Ну, не знаю... Все равно, как-то неприятно получается... А может это такой тонкий ход? -Вы верите мне, Анфи? Думаю - это простое недоразумение и сейчас все благополучно разрешится. Давайте не будем ссориться - мы же только-только познакомились! Чувствуя, что сделала все, что могла, Химеко искренне улыбнулась Анфи и с интересом взглянула на журналистку: -Как-то Сандра собирается выкручиваться? И собирается ли? Кто их, журналистов, знает? Что у них в голове? А особенно у ее новой знакомой. Химеко разулыбалась, вспомнив их недавнее приключение.

Сандра: Анфи, судя по всему, доверием и любовью к Сандре не прониклась с первого взгляда и поспешила покинуть ее "объятия": "А зря, такие слова говорить и теперь так сердито на меня смотреть... Хотя у аристократично задранных носов всегда были какие-то проблемы с телесностью... Кажется, если я сию минуту не склонюсь к земле, выдав свой полный титул и назвав себя шестидесятилетней умудренной опытом старушкой... Ага, самой смешно". - Я живу в соседнем доме. То человеколюбие о котором, вы, Сандра упомянули, не имеет ничего общего с добром и справедливостью, путь к которому я пыталась объяснить. Наверно я всё таки не умею подбирать нужные слова. Собеседница тяжело вздохнула, всем видом показывая как ее расстраивает общение с Апатит: "Мои слова на нее действуют как-то не так... - Сандра скривила губки, те, кому не была приятна она, ей тоже приятным не казались. - Нет, ну надо ж так, может на ней какой магический артефакт, противостоящий моему природному обаянию и сверхпрокаченному ораторскому умению?" - блондиночка не без подозрения осмотрела Анфи. - Химеко, вы тоже считаете, что чужие идеалы - повод для иронии и насмешки? "Мудрый ход. Я тоже думаю, что Химеко пора было подключать. Она куда деликатнее меня..." - Сандра, может быть, Вы скажете, что конкретно Вас интересует? "Ох, ну ладно-ладно, сейчас..." - не успела она закончить мысль, как Химеко уже начала отвечать: - Оо! Анфи! - она взяла проникновенные ноты чистосердечного признания. Все это начинало напоминать высокопарные рассуждения одного клуба книголюбов, на одном из заседаний которого Сандре как-то посчастливилось бывать. - Правда, Сандра? - Ааа... Да-да... - Вы верите мне, Анфи? Думаю - это простое недоразумение и сейчас все благополучно разрешится. Давайте не будем ссориться - мы же только-только познакомились! "И логическая точка. Теперь моя очередь, да? - Сандра раздула щеки, поймав взгляд учительницы. - Вот они, надежда и немой укор. А у меня работа! Я опаздываю между прочим!" - и журналистка тяжело выдохнула... еще немного покривила личико, изучающе рассматривая Анфи, которая изо всех сил показывала, как она скрывает, что ее задели... "И чем я ее задела-то? Вот нежное создание..." - Ты красиво говоришь, но твои слова не накормят голодных детей и не вылечат больных стариков. Я всего лишь хотела предложить тебе... - а конкретизировать она не хотела, заработать на чужом труде - не подразумевало честность и дележ гонорара, к тому же в разговорах с благородными аристократками таинственность и намеки никогда ен бывали лишними, - подсказать, как ты могла бы уйти от слов и перейти к делу. Но извини, я вспомнила, что спешу. И Сандра, поправив сумку, проследовала к крыльцу дома Акио. "Провокация в ответ на провокацию... Меня можно догнать и спросить - как. А можно дуться и жаловаться родным, какой наглый пошел народ".

Анфи: Простите нас великодушно! Поверьте, ни Сандра, ни я не имели и в мыслях ни чего подобного! Девушка оттаяла. Искренность, Химеко, убедила её, что на самом деле всё не такое, каким ей показалось... Вы верите мне, Анфи? Думаю - это простое недоразумение и сейчас все благополучно разрешится. Давайте не будем ссориться - мы же только-только познакомились! -Да, Химеко, Вам я верю - улыбнулась вил Тесла, собираясь сказать ,что оно согласна с предложением учительницы и тоже не любит ссор... - Ты красиво говоришь, "Я говорю красиво?" - удивилась девушка растерянно хлопнув ресницами. Покраснела от смущения. но твои слова не накормят голодных детей и не вылечат больных стариков. Я всего лишь хотела предложить тебе... уйти от слов и перейти к делу. Но извини, я вспомнила, что спешу. "Но почему она решила ,что я способна только на слова? Это так странно судить о незнакомом человеке, ничего о нём не зная."- возмущение погасло, едва вспыхнув. -Химеко, Вы совершенно правы, не стоит обычное недоразумение превращать в повод для ссоры, тем более таким прекрасным утром. - улыбнулась Анфи, порывисто схватив учительницу за руку. Посмотрела как Сандра идёт к крыльцу её нового дома. "Она знакомая Акио? Его девушка?" С новым немного ревнивым огоньком в глазах Террава фон Шпильцбург оценила внешность журналистки. "Да что это я стою, невежливо так себя вести с друзьями Акио" Девушка медленно подошла к крыльцу вслед за Сандрой -Дома я всегда помогала нуждающимся. Не только словами - спокойно обратилась Анфи к спине Апатит - а в городе я недавно. Сандра, Вы пришли к моему брату? Акио нет дома. Но я приглашаю вас и Химеко в гости. Может у вас найдётся минутка, чтобы рассказать, подробнее о помощи в городе? - с лукавой ноткой в голосе улыбаясь произнесла девушка. Умоляющий взгляд перешёл с учительницу на журналистку. - Кроме брата в столице я ещё ни с кем незнакома - тихо добавила девушка. "Я хочу узнать побольше об этих девушках, а может я ошиблась и они вовсе не друзья? Тогда тем более надо познакомиться с ними поближе. И быть может... у меня никогда ещё не было подруги. Только Акио."

Химеко: -Химеко, Вы совершенно правы, не стоит обычное недоразумение превращать в повод для ссоры, тем более таким прекрасным утром. -Ну вот и славно! Не люблю портить отношения, тем более те, что еще толком и начаться-то не успели... Приятная, все таки, девушка - эта Анфи. С удовольствием протянула руку навстречу, почувствовав движение новой знакомой. Химеко, конечно, не считала себя поклонницей близких контактов, но в исполнении Анфи - это не показалось бестактным. - Интересно, а куда мы направляемся? Я надеюсь, все таки, "мы"! Сандра так целеустремленно движется к этому дому - это и есть "одно место", о котором она говорила до "катастрофы"? Ммммм, ну не буду спрашивать, дабы не показаться излишне навязчивой. Я и так не уверена, что вопрос с моей "журналистской практикой" решился в мою пользу... -Сандра, Вы пришли к моему брату? Акио нет дома. Но я приглашаю вас и Химеко в гости. -Ну вот! Опять я ни чего не понимаю! Да что же это за день-то такой? Кто тут кто? И куда? Связалась на свою голову!!,- подумала, но, надо сказать не без тщательно скрываемого даже от себя, удовольствия - все таки, с приключениями жизнь ей всегда казалась куда более стоящей, чем без них. -Брат? Сандра, а куда мы, все таки, идем? Что-то я перестаю вообще что бы то ни было понимать. Помолчала пару секунд... - Ааа, гулять, так гулять! -Но за приглашение - спасибо! С превеликим удовольствием зайду. -Конечно, это не очень прилично - заходить в гости к мало знакомым людям, но если я теперь журналистка!...,-польстила себе немножко Химеко. - Кроме брата в столице я ещё ни с кем незнакома Химеко вспомнила свои чувства в то время, когда она только приехала в столицу... - Ну что вы! У вас как минимум трое хороших знакомых в этом городе!

Сандра: Апатит спокойненько себе крутилась на крыльце, как тут: - Сандра, Вы пришли к моему брату? - поинтересовалась девушка. Журналистка замерла. - Акио нет дома, - как ни в чем ни бывало продолжила Анфи. Апатит медленно обернулась. - Брат? Сандра, а куда мы, все-таки, идем? Что-то я перестаю вообще, что бы то ни было понимать. Сандра как-то неопределенно покосилась на Химеко. - Но я приглашаю вас и Химеко в гости. Может у вас найдётся минутка, чтобы рассказать, подробнее о помощи в городе? "О. Мой. Бог. - отрапортовало сознание. А рыженькая знай себе улыбайся. - Она знала?!" - Сандра разрывалась между столькими альтернативами: взбеситься, испугаться, умилиться... Да еще с сотню вариантов реакции! И поэтому она - да, застыла как вкопанная. - Но за приглашение - спасибо! С превеликим удовольствием зайду, - Химеко и Анфи уже вовсю болтали, словно старые знакомые. - Кроме брата в столице я ещё ни с кем незнакома. - Ну что вы! У вас как минимум трое хороших знакомых в этом городе! "Вот только не надо! Только без этого! Сейчас как спросит свое "Правда, Сандра?" И я тут прямо и упаду от переизбытка чувств! " – но от учительницы вроде бы ничего такого не последовало. Сандра внутренне расслабилась, ну так, слегка. Труженица "Бульвара" уперла руки в боки, нахмурила брови, еще и ноги расставила на ширине плеч. Что делать дальше - понятнее не стало. - Сестра говоришь? "Сестра и Акио. Акио и сестра,- Сандра усиленно соображала, что бы такое о ней или о нем припомнить. - Нет, ничего в голову не идет. Помню, что есть какой-то трепетно лелеемый объект... Но что она знает? Или... Совпадение ли, что она приехала именно сейчас? Если он так бы о ней пекся, сейчас - совершенно точно она была бы в самой глухой деревне, как можно дальше от столицы. Значит... Ай, ничего это не значит! Если я что лишнее ляпну настоящей сестре Акио, по головке меня потом не погладят", - мысли носились в голове журналистки со скоростью света. - В гости? - пауза в разговоре была совсем небольшой. - Премного благодарна, но у меня есть пара неотложных дел, - Сандра и сама понимала, что это звучит не очень убедительно - и слова Химеко, и просто тот факт, что она только что стучалась в дверь - все указывало на то, что часть дел у нее точно была в этом доме, да вот что-то изменилось. - Раз Акио нет, я зайду попозже, - быстро нашлась, чем заткнуть дыру в логических нестыковках, дама с сумкой, затем откашлялась и неловко соскользнула с крыльца. - Было очень приятно познакомиться... Не поймите меня неправильно... - в речи появились какие-то извиняющиеся нотки. - В другой раз уж наверняка...

Анфи: Но за приглашение - спасибо! С превеликим удовольствием зайду.... Ну что вы! У вас как минимум трое хороших знакомых в этом городе! Анфи просияла, и взглянула на Сандру, ожидая подстверждения. Та стояла в агрессивной позе "а мне пофиг на каком боку у тебя кепка" и хмуро смотрела на девушку. "Ой-ёй, - запаниковала Милагра, - что случилось?" Сестра говоришь? -Да. Акио рассказывал обо мне? "Девушка, или просто знакомая? Если бы брат был дома, то я смогла бы..." Премного благодарна, но у меня есть пара неотложных дел Неискренность тона резала слух. "Не понимаю, почему. То она хочет познакомиться со мной поближе и узнать, где я живу, то вдруг меняет своё решение. И её слова о реальной помощи нуждающимся..."-девушка недоумённо взглянула на собеседницу. Раз Акио нет, я зайду попозже "Может быть они договаривались встретиться, но у брата появились срочные дела... Тогда понятно почему Сандра так себя ведёт, она просто расстроена." Было очень приятно познакомиться... Не поймите меня неправильно... В другой раз уж наверняка... "Мы увидимся, ура. И я пойму кто ты для моего брата" - Сандра, передать брату, что Вы заходили? Химеко, Вы знакомы с Акио? - дружелюбно улыбнувшись спросила Анфи. Затем спохватилась- Сандра, приблизительно во сколько Вы вернётесь к нам, чтобы встретиться с моим братом? - встретив взгляд журналистки, невинно пояснила - будет обидно, если Вы опять с ним разминётесь. И может быть я всё таки могу Вам чем-нибудь помочь? Вил Тесла хлопнула длинными ресницами, и неожиданно задумалась. Смутившись, она нерешительно переспросила - Химеко, а Вы заглянете ко мне домой на чашечку чая сейчас, или Вы торопитесь вместе с Вашей подругой?

Химеко: Химеко, Вы знакомы с Акио? -Кто? Я? С каким Акио? Я знаю Мафика Акионимеилита по кличке Акио из третьего класса, но, боюсь, она не его имеет ввиду... Растерянно посмотрела на Анфи, потом на Сандру: -Я? Мммм, наверное, нет... Нет, конечно, нет. Не знакома. К сожалению... Не имела такой возможности... Это, как я поняла, ваш брат? Уверена - прекрасный человек, как и вы! - Химеко, а Вы заглянете ко мне домой на чашечку чая сейчас, или Вы торопитесь вместе с Вашей подругой? -Ой, вот незадача-то... Я думала - Сандра собирается в этот дом... Вообще-то, возможность стать журналисткой, или хотя бы приблизиться в такой возможности, прельщала Химеко чуть больше (да что там, много больше), чем желание попить чаю с приятной новой знакомой. Умоляюще-вопросительно посмотрела на Сандру. Химеко практически свыклась с мыслью, что она помощница журналистки и теперь, вдруг, испугалась, что та ее оставит. -Ой, ой, ой... -Сандра, мы торопимся? Анфи, простите великодушно! Мы, похоже, действительно торопимся... Но, в ближайшее время я бы непременно вас навестила, если вы, конечно, будете не против и это будет удобно. Вы не возражаете?

Сандра: - Сандра, передать брату, что Вы заходили? Попробовав вопрос на зуб, журналистка мрачно выдавила: - Не стоит беспокойства. "Не хватало мне еще... потом... чего-нибудь..." - многозначительно закончила она мысль. - Сандра, приблизительно во сколько Вы вернётесь к нам, чтобы встретиться с моим братом? "Вот любопытная-то какая! Все ей вынь, да на блюдо положь!" - решив не заходить к Акио домой, дабы не спалиться - уж вернее способа, чем оставить свою огромную сумку тет-а-тет с этой миловидной и, безусловно, любопытной особой, не найти, это точно - Сандра действительно вспомнила, что опаздывает, и начала не на шутку нервничать. - Будет обидно, если Вы опять с ним разминётесь. И может быть я всё таки могу Вам чем-нибудь помочь? - Он переживет, - тихо шепнула Сандра и ухмыльнулась. - Да, - выбрав из двух зол меньшее, Апатит выбрала "помощь". - В какой стороне дворец? - брякнула она первое, что пришло в голову. Этот город она знала, как облупленный, и сейчас была не в той степени алкогольного или другого опъянения, чтобы из центра не добраться самостоятельно до дворца. - Ах, кажется, я вспомнила! - тут же ответила она себе. "Что-то я забыла о вежливости..." - Много-много раз извиняюсь, честное-пречестное слово журналиста, - "И такое бывает?" - Мы обязательно зайдем попозже. Например... завтра. Химеко, ты можешь завтра? - вопрос был чисто риторический. - Сандра, мы торопимся? Анфи, простите великодушно! Мы, похоже, действительно торопимся... Но, в ближайшее время я бы непременно вас навестила, если вы, конечно, будете не против и это будет удобно. Вы не возражаете? Судя по всему, учительница никоем образом не возражала против "завтра". - Очень торопимся! - опомнилась Апатит. - Пойдем-пойдем! Было приятно познакомиться, - это уже обращалось к Анфи. - Передавай Акио пламенный привет. Не скучай! Сандра была из тех "работодателей", что не гнушались личным примером показать "работникам", как и что следует делать. Вот и сейчас она во всю засеменила по улице в сторону дворца... Ну и еще одного здания прямо по курсу. Дом Виктора Медного

Химеко: - Очень торопимся! - Пойдем-пойдем! И Сандра, видно, решив, мол, долгие проводы - лишние слезы, рванулась в сторону дворца. Химеко, не ожидав такой прыти (хотя, пора было уже привыкнуть), недолго разрывалась между желанием соблюсти политес с новой знакомой и опасением потерять из виду стремительно удаляющуюся "начальницу". Радостно улыбнувшись Анфи, присела в реверансе: "Завтра, непременно завтра увидимся!", и бросилась вслед за Сандрой. Дом Вектора Медного

Анфи: Анфи немного растерялась под потоком слов. Её случайные знакомые спешили. Много-много раз извиняюсь, честное-пречестное слово журналиста "Журналиста? Как интересно" - в глазах промелькнуло любопытство, в голове роились сотни вопросов, но... Но Сандра и Химеко говорили с такой скоростью, что Анфи только и умпевала улыбаться, кивать, подтверждая, что Да, она тоже рада знакомству, жаль ,что девушки спешат, и надеется на новые встречи и т.д. и т.д. - минипантомима в одном акте. Передавай Акио пламенный привет. Не скучай! -Обязательно, Сандра. До завтра Сандра, Химеко. "Ой, мы же не договорились во сколько они заглянут в гости... " - спохватилась Милагра, но её новые знакомые уже скрылись из виду. Вздохнув, юная маркиза посмотрела на дверь дома, повернулась и пошла по улице куда глаза глядят. Глаза глядели в сторону дворца, но девушка этого ещё не знала. "Я представляла журналистов иными. Как странно. Акио ни разу не рассказывал мне о ней. Химеко тоже журналистка? Жаль ,что они торопились. Надеюсь, что завтра ничто не помешает нашей встрече."

Анфи: Плавно мысли перешли к окружающему миру: витринам магазинов, потоку людей, оформлению фасадов домов... Неторопливо огибая прохожих, рассматривая всё ,что притягивало взгляд, Анфи даже не задумывалась о том куда несут её ноги. На перекрёстке повернуть налево, потому что там наискосок что-то очень яркое привлекло внимание. Оказывается мастерская пошива одежды. Пройти прямо и перейти на другую сторону улицы. Заглянуть в лавку с драгоценностями и полюбоваться игрой света в камне. Решить задачу, достойную "буриданова осла": что больше нравится колье из гранатов или изумрудов, а может всё таки тот алмазный набор, включающий в себя браслет и подвеску... С тяжким вздохом: "пора бы и домой вернуться, а то Акио, наверное ждёт" - выйти из лавки и повернуть не в ту сторону. "Я здесь проходила или нет?"- Анфи отвлеклась от размышлений о том какие драгоценности одобрил бы Акио ,если бы он был с нею, и, наконец, посмотрела по сторонам, пытаясь определить где же она сейчас находится. Всё вокруг казалось незнакомым. Спешили, торопились, занимались своими делами незнакомые люди. Милагра внезапно почувствовала себя совсем чужой в этом городе. Слишком большой контраст между тихим поместьем, в котором она знала всх жителей и в котором все знали ей, и этим местом. "Всё не так. И я заблудилась." Машинально продолжая вертеть головой по сторонам, она завернула за очередной угол... Площадь перед дворцом



полная версия страницы