Форум » Королевский дворец. Комнаты » Комната Сапфира » Ответить

Комната Сапфира

Мэллорин:

Ответов - 35

Shustrik: Сапфир осмотрел себя в зеркале, оправил мундир, поправил навязанные церемониалом кашне и перчатки (сам он предпочитал свои привычные, белые, и без перстней поверх ткани), и, удостоверившись в том, что туалет его строго соответствует случаю и всем правилам этикета, покинул покои. Тяжелая дверь легко закрылась за его спиной, скрыв от любопытного глаза стеллажи книг до потолка и во всю стену, простой письменный стол с не менее простым кристаллом (его Сапфир использовал вместо лампы). Широкую кровать. Аккуратно застеленная, она уютно примостилась между одним из книжных шкафов и дверью на балкон. От внешнего мира покои защищали не только толстые стены и надежные двери, но и тяжелые шторы на больших окнах. По желанию хозяина, в комнате наступала ночь даже ярким полднем. Сапфир шел к брату. Комната Алмаза

Сапфир: Был на пороге комнаты Рей ( дальше не пустили? ) Сапфир вошел в комнату, скинул промокшую одежду. В ванной смыл пыль с ног и вычесал листья, запутавшиеся в волосах: казалось бы, было б где застревать, ан все равно умудрились. Легкая рубашка, темно-синие брюки, цепочкой с камнем – старый подарок Топаз. Он старался носить это украшение всегда – что-то в нем было такое, что помогало и успокаивало. Волосы принц высушил заклинанием, мельком глянул в зеркало. Распахнул окно – в комнату пролились солнечные лучи, свежесть и утро как-то сразу вобрало в себя и комнату, и принца. Щебетали птички, шелестела листва и жить хотелось неимоверно. А еще – есть. Сапфир любил покушать, хотя по нему это и не видно было. А после всех приключений аппетит проснулся действительно зверский. Потянувшись – хорошо – принц послал менталку венценосному брату. «Доброе утро, Величество, - шутливый тон, радость и довольство – щиты стоят, королевство пока тоже, и я ужасно хочу есть. Пора пустить голодных придворных и одного еще более голодного брата к столу. За тобой зайти или сам дорогу найдешь?»

Сапфир: "О, какой ты сегодня веселый! Я скоро буду, вот только душ приму. Иди без меня и присмотри там за порядком, а то вдруг голодающие дамы начнут буянить..." «Есть, сир» - Сапфир смеялся. Даже разбушевавшиеся дамы, разнесшие кухню на сувениры и тихонько грызущие каждая свой ее кусочек – украдкой и по углам - не испортили принцу настроение. Послав королю очередную интерпретацию его двора – на этот раз в пьесе «Атака мышек», Сапфир поспешил в большой зал. Коридоры

Сапфир: Коридоры Принц открыл дверь, пропуская брата вперед. На столе, как всегда, лежали аккуратные стопочки бумаг, комната встретила хозяина благословенным уютом и гостеприимным поблескиванием панциря красного рака - точнее, его чучела, уютно устроившегося на стене. Примечательный это был рак, надо сказать.... Ну да ладно, сейчас речь не о нем. В камине привычно вспыхнул огонь, попробовал температуру воздуха, досадливо зашипел и немного посинел - в комнате сразу стало прохладнее. Да, летом пламя Сапфира еще и охлаждало. Отличное заклинание нашел в свое время принц... Только король почему-то относился к нему с недоверием, так что распространения оно так и не получило. Может, Алмаз недолюбливал "Чуткое пламя", потому что оно его упорно не слушалось, сколько бы король не бился? Так всего-то и надо было, что подкинуть ему впервые вишневых дворишек... А Алмаз своевольничал покормил костерок сосновыми. Вот оно и расшалилось... Алмаз кинул опасливый взгляд на пламя и сел в кресло - как раз напротив бюста знаменитого алхимика. У Сапфира все никак не доходили руки убрать его со стола в шкаф....

Алмаз: Из коридоров. В комнате Сапфира царил привычный бардак. Причем пугающе упорядоченный бардак. На столе из-за бумаг выглядывала какая-то пучеглазая гадость, законсервированная в зеленом растворе (таких банок в комнате было множество, и все они были заполнены самыми причудливыми существами). Камин, заколдованный дурацким капризным "Пламенем", полыхнул цветным. Король устроился в кресле и приготовился слушать нравоучения. - Я тебя внимательно слушаю. Что ты хотел?

Сапфир: Алмаз был какой-то резкий и злой. Ну вот, опять напыжился... - вздохнул принц. Ему сейчас только ощетинившегося Алмаза не хватало.... - Ал, - Сапфир жалобно посмотрел на брата. Разговор с Изумруд напомнил ему о том, что ему пока не хотелось вспоминать, а уж тем более - озвучивать. А пришлось. - Твоя диета. Ну зачем ты закрепил щиты на себе? Ведь столько других подходящих вариантов есть... Хоть на страховку согласился?

Алмаз: - Прости, малыш, - Алмаз мысленно выругал себя за неуместное ехидство. - Думал о завтрашнем дне, не успел перестроиться... Мягкой, извиняющейся улыбки не хватило, чтобы прогнать тоску из синих глаз брата. Что-то его зацепило, расстроило так, что он даже сердиться не стал. "Значит, будем врать и успокаивать" - Не было никаких вариантов. Я должен сам все контролировать, по-другому не получается, ты же видишь. А что диета? Здоровая пища, не умру. Все в порядке. Ты же видишь - сижу вот, живой и здоровый. Щит не такой тяжелый, как расписывал Джедайт. Тем более, что страховка у Нефрита. Не переживай. Расскажи лучше, что с тобой не так.

Сапфир: - Да все в порядке. - Сапфир совсем не отвел глаза. Ну, может, самую малость - со зрачков Алмаза на его светлые ресницы. - И вобще, гений, как ты можешь рассуждать о диете, когда еще даже не знаешь, из чего она состоит? Опять геройствуешь? Как всегда, Алмаз у нас один. Как всегда, у него все замечательно. Как всегда, он все делает сам - сам пилит сук, на котором сидит. А до земли - лететь и лететь... Захотелось зарычать и побить чем-нибудь по полу. Можно бы и светловолосой головой... да только жалко. Он и так столько вытерпел. Но как же с ним тяжело....

Алмаз: - Не верю! - Алмаз засмеялся, поймал младшего за руку. Сжал вздрагивающую отчего-то ладонь, как будто хотел поделиться уверенностью. - А что, можно еще что-то кроме овсянки? - искренне удивился король. - Твой бог меня порядком запугал. А я еще и чаю с утра выпил, когда сестренка заходила... "Хватит смотреть так грустно, как будто этим проклятым щитом меня уже убило! Я знаю, что делаю. Как мне вам это объяснить? Я никуда не денусь." - Рассказывай все сразу. И про диету, и про свою печаль. Не зря же я тут сижу, в этом замечательном кресле, которым только спину ломать.

Сапфир: Сапфир невольно улыбнулся. Нет, он, конечно, невыносим, но как его можно не любить? - Можно, - заулыбался принц. - Нельзя только мясо. А точнее - все продукты животного происхождения - мешают сосредоточению. Молоко - исключение. Особенно горячее - оно поможет расслабиться и избавит от кошмаров. Вместо мяса ешь побольше орехов. Все не так страшно, - подбодрил брата Сапфир. - Неплохо бы еще уделять минут 10-15 в день глубокой медитации. Поможет удерживать контроль. Пока все.

Алмаз: "Правильно, улыбайся. Не смей падать духом! Что мне щит, по сравнению с вами? Вот вас удержать - это действительно тяжело. И никаких страховок нет." - Мясо жалко, - вслух сказал Алмаз, изображая вселенскую скорбь. - Обойдусь без молока. Какие еще кошмары? Чепуха! - беззаботно отмахнулся, погладил тонкие холодные пальцы. - Спасибо, малыш! Я учту. А теперь требую подробного доклада о твоей проблеме. Немедленно! Иначе рассержусь

Сапфир: Нет, о Рей он с Алмазом говорить не будет.... - Изумруд. Она какая-то странная. Мы с ней нормально говорили, а потом черт дернул меня упомянуть детей и то, что ей бы поберечься, а она вдруг зарыдала, уцепилась за меня, а потом убежала, ни слова не сказав. Сапфир вздохнул. - Я ее так давно не видел... Это были не те слова?

Алмаз: "Ну, не хочешь - не говори. И так знаю." - Она с утра странная и плачет. Я думал, с тобой ей легче будет поговорить. Мне-то она шипит и язвит, как всегда в самые неподходящие моменты. Король задумчиво изучал рисунок на ковре, как будто это было невообразимо прекрасное произведение искусства. - Знаешь...она ведь зря не хочет говорить о том, что ее на самом деле беспокоит. Мы бы помогли, мы бы ради нее сделали что угодно! Или хоть оторвали бы от ее боли себе по куску. Но мы ничем не можем помочь, пока это зеленоволосое чудо прячется за своим панцирем. Разве что ждать, пока эта броня проржавеет от слез. Алмаз заставил себя посмотреть на брата. Тот действительно не думал о Рей. Оба ждали там, у закрытой двери. С отчаянием и надеждой. - Я бы сам Землю перевернул ради сестренки. Веришь?

Сапфир: - Ал... Ну что ты спрашиваешь? Я не верю, я знаю. Веришь? - улыбнулся Сапфир, потом встал, подошел к окну, выглянул в сад. - Может, услать ее куда-нибудь? С заданием, достаточно сложным, чтобы не ущемить ее гордость, но в то же время безопасным? Принц почесал переносицу. Садовые дорожки уже скрылись в мареве жары. - Как думаешь?

Алмаз: Сапфир замер у окна. Горячий воздух клубился за окном, создавая вокруг младшего ореол, напоминающий внешнее отражение силы Джедайта. - Нельзя. Она и так слишком долго была на границах, хватит. Пусть теперь будет с нами. Так хоть какой-то шанс уберечь. "Ну да. Особенно если учесть, с чем нам предстоит столкнуться. Я, наверно, невообразимый эгоист... А вот о хрустальной стреле она малышу не сказала - иначе сейчас вопросов было бы... Умница!" - Я ее никуда не отпущу. И рыжий был бы против, - ухмыльнулся король. - Ты только из-за нее так расстроен?

Сапфир: - Не знаю. Беспокойно мне. Боязно. Как всегда перед большим и опасным делом. Мы опять поставили на карту все.... А ведь потерять теперь можно гораздо больше. Хотя... не больше, чем свою жизнь. Так ведь, Ал? Принц отвернулся от окна и посмотрел на брата. Алмаз внимательно смотрел на него, да так, что хотелось спрятать глаза. И не только глаза. Или подойти, кинуться в ноги и все рассказать. Но нельзя. С этим Сапфир разберется сам. И точка.

Алмаз: - Это каждый решает сам, малыш. Я склонен думать, что больше, но это лично мое мнение - философски заметил король, удерживая напряженный, сумрачный взгляд Сапфира. - Впрочем, риск оправдан, и цель того стоит. Не бойся. Мы далеко не те беззащитные мальчишки, какими были. Если тогда выжили, то сейчас тем более справимся. Тем более, что нам помогают боги, которые заинтересованы в успехе предприятия чуть ли не больше нас. Алмаз встал, потянулся с видимым удовольствием, тряхнул бесцеремонно лезущими в глаза волосами. - Все получится. Ты только...не лезь вперед, если что, хорошо? С рыжим об этом говорить, конечно, бесполезно. Поэтому говорю одному тебе: это не наша война. Она должна обойти нас стороной, но если вдруг зацепит - отойди в сторону. Для страховки. "Поймешь ли? Сможешь ли переступить через себя и не полезть не в свое дело, хоть раз в жизни?"

Сапфир: И это говоришь мне ты? Который всегда впереди всех? Даже не знаю... Когда такой хороший пример перед глазами, сложно удержаться. - Сапфир улыбнулся. - А страховка - да я всегда вас страхую. Это уже профессиональное. Принц прошелся по комнате, потом посмотрел на Алмаза. -Ты знаешь, пожалуй, я смогу сварить зелье, облегчающее последствия контроля над щитом. А то с каждым днем у тебя все больше и больше будет болеть голова - на тебе сейчас столько нитей стянуто... Оно и понятно, боги ставили. И спать будет легче. - Принц отлично знал, что кошмары - это естественное последствие подобных экспериментов с сознанием. И, похоже, личные страхи Алмаза все также мучали его по ночам. - А от молока ты не отказывайся, очень хорошее средство. Еще и без прочей мясной пищи сильнее действовать будет. Исследователи считаеют, оно так помогает, потому что молоком кормили нас матери, и сознанию это нравится. Сразу возникает дополнительная психологическая защита.

Алмаз: - Я вообще плохой пример для подражания, - рассмеялся король. - Вот только будь добр, все равно береги себя в случае прямого столкновения. Сапфир бродил по комнате и умничал. Важный, рассудительный...и такой милый. Окончательно сбрасывая в воображении когти Рей с шеи младшего, Алмаз спокойно возразил: - Не надо зелья. Знаешь, я нашел такой своеобразный способ справляться с влиянием щита... Боюсь, вмешательство может разрушить баланс. Алмаз запнулся - объяснить, что одни кошмары он успешо давит другими, было нельзя. О своих странных, мучительных снах он никогда не рассказывал братьям. Не факт, что они не догадывались, но... - В общем, лучше не надо. Ты его свари, на всякий случай, но я пока попробую сам.

Сапфир: - Я вообще плохой пример для подражания, - рассмеялся король. - Вот только будь добр, все равно береги себя в случае прямого столкновения. - Это уж все будет зависеть от тебя. Чему научишь... - Сапфиру никак не хотелось слазить с любимого конька - ругать Алмаза было так привычно... так по-семейному... - В общем, лучше не надо. Ты его свари, на всякий случай, но я пока попробую сам. - Ты, конечно, попробуй, только без зелья голова будет болеть все больше и больше. К тому же.... это снадобье Джедайта, называется "Провидение". Кто знает, что раскажет тебе замок, если ты упорядочишь все в сознании.

Алмаз: - Я двадцать лет пытаюсь научить тебя слушаться старших. И где результат? Так что не надо во всем обвинять мое пагубное влияние! Младший продолжал развлекаться, критикуя старательно возмущающегося Алмаза. Не хватало последнего штриха - язвительных комментариев по поводу вопиющего неумения обращаться с хоть сколько-нибудь серьезной магией. - Ладно, я это учту. Только я твоему богу свое сознание не доверю! Как-нибудь покажу, чем он меня пытался запугать...если будет совсем плохое настроение. Поворачиваясь за вышагивающим по комнате братом, король задел какую-то склянку. Опасно стоявшая на самом краю стола пробирка закачалась, упала и звонко разбилась о пол.

Сапфир: Алмаз резко повернулся и задел колбу на столе. Она с мелодичным звоном ударилась об пол, треснула, оттуда пролилась бесцветная жидкость и тут же зашипела, испаряясь. По полу заструился нежный розовый дымок... - Черт возьми, неужели нельзя поаккуратнее? Решил разнести мне комнату? - хмурый взгляд, глаза горят, радужка потемнела. Принц разозлился. Пришел, нравоучения читает, говорит о каком-то послушании, а сам просто невыносим... Так и хочется прекратить это нытье обиженного ребенка. Богу он, видите ли, не доверяет! Да Бог ему щит подарил, а эта неблагодарная... Дымок быстро растворился в воздухе, о происшедшем напоминали только прозрачные осколки. Колбы у Сапфира были тонкие и хрупкие - все как положено, поэтому даже их почти не видно было на пестром ковре.

Алмаз: До того, как почти невидимый дымок достиг Алмаза, последний успел подумать "Что это с ним?!" Удивление смыло мутной волной неожиданной злости. - Наставил всяких дурацких мензурок, пройти негде! И, кстати, сбавь тон! "Достала меня эта кислая физиономия! Кто он вообще такой, чтобы читать мне морали? Ходит, бубнит какую-то чушь...да от его занудства под ним ковер гнить должен!" Под ногой принца как-то особенно издевательски, гадостно хрустнуло стеклышко... - Что уставился? Смотри лучше по сторонам, а то еще какую-то дрянь разольешь! Зачем тебе эта мерзость вообще? Отравить нас всех хочешь?

Сапфир: Сбавь тон?! Дрянь?! Это у меня-то в кабинете дрянь? А за собой последить не хочешь? Стоп.... -...Отравить? Ха, тебя травить - время терять - ты и сам отлично справишься! Самовлюбленный мальчишка, лишь бы в героев поиграть... Только о себе и думаешь! Пора уже повзрослеть! Когда уже эта дурь из твоей башки-то выбьется?! Нет, ну вначале все его геройские выходки, теперь это вот выдал: "отравить". Так детки малые обвиняют! Но ведь не ребенок уже!

Алмаз: - Кто бы говорил, - процедил сквозь зубы Алмаз, медленно подходя к брату. - Не слишком ли часто упрекаешь других в том, что они ведут себя как дети? Это что у тебя - навязчивая идея или больная тема? Бесстрастное, как будто окаменевшее лицо. Прищуренные, темные от гнева глаза. "Ты вздумал указывать мне, что делать? Забыл, с кем говоришь? Не нарывайся лучше... Ты, кажется, упоминал, что твои вонючие пробирки тебе дороги?" Алмаз оглянулся. Рядом, на краю стола, стояла высокая бутылка странной угловатой формы. В стеклянных гранях плескалось что-то алое, яркое до рези в глазах. Глядя в упор на брата, король демонстративно развернулся и одним пальцем столкнул уродливую емкость вниз.

Сапфир: -Да, больная! С тобой здоровой не бывает! - уже выкрикнул Сапфир в лицо брату. - Ты кого хочешь доведешь! И тут Алмаз сделал ЭТО. Опрокинул бутыль с таким дорогим сердцу Сапфира зельем "Радужного пламени" - как раз для камина припасенным. Провокация удалась. Сапфир метнулся вперед, ухватил брата за шиворот. - Ты, - медленно, четко выговаривая слова, - немедленно, - глаза в глаза, - это, - кивок под ноги, - уберешь. - Сквозь зубы, - Сейчас же.

Алмаз: - Еще чего! Может, тебе еще и пол вымыть?, - иронично ухмыльнулся Алмаз, даже не пробуя оторвать от воротника трясущиеся от злости руки. Глаза в глаза. Презрительная холодность - с пылающей яростью. - Ну попробуй меня заставить. Слабак. "Не посмеешь. Никогда не посмеешь. Хоть и смотришь так, как будто убил бы из-за паршивой склянки..." "Что я говорю?!" смутная мысль - нелепая, слабая, неуверенная - мелькнула и растворилась в густом, обжигающем бешенстве.

Сапфир: - Еще чего! Может, тебе еще и пол вымыть? - Отличная идея. Надо же когда-нибудь учиться ответственности! Работа - отличный способ! - почти шипит. Алмаз только уставился на него - дикий, абсолютно дикий взгляд, ну никакого проблеска здравой мысли. Да что это с ним? - Ну попробуй меня заставить. Слабак. -За-аставить? - надменно, растягивая слова. - Тебя? - так и хотелось - с размаху коленом - под дых. Так легко - они стоят в сантиметрах друг от друга. И Алмаз так и брызжет высокомерием и самодовольством. Ничего не стоит. - Так и не научился отвечать за свои поступки? Вперед. Живо.

Алмаз: "Что? Ты собрался учить меня работать?!" Такого хамства Алмаз не стерпел. Оторвав от своей рубашки руки брата, он отшвырнул Сапфира в сторону. Тот вскрикнул и упал, глухо ударившись о стену. Но продолжал смотреть снизу вверх с ненавистью. Как на злейшего врага, которого только что держал за горло и из-за досадной случайности выпустил. - Не смей... - начал было говорить Алмаз и сбился. Злость куда-то испарилась. И он понял, что только что сказал. И сделал. Инстинктивно шагнув к брату, все еще испепеляющему обидчика яростным взором, Алмаз увидел горлышко пробирки, валяющееся у правого ботинка принца. - Что было в этой банке, Сапфир? - спокойно поинтересовался король. -Тихо, не рычи! Я сейчас окно открою. Пожалуйста, не бросайся пока на меня!

Сапфир: Ударился принц крепко. Перед глазами все плыло, что-то вязкое забило уши. Алмаза видно не было. Сапфир мотнул головой, на выдохе, с хрипом - прочищая мозги. - Что было в этой банке, Сапфир? - спокойный голос Алмаза. - Тихо, не рычи! Я сейчас окно открою. Пожалуйста, не бросайся пока на меня! -Бросишься тут, - проворчал принц - в голове звенело, отметая все лишнее. - Тут бы сложить тебя левого и тебя правого, чтобы знать, куда бросаться. Открывай быстрее, а то опять начнется - там зелье агрессии... Одно из составляющих того фиала. Странно, как оно на столе-то оказалось? Я их всегда в сейф убираю...

Алмаз: - Тогда лучше не складывай, - пробормотал Алмаз, распахивая окно. Горячий ветер ворвался в комнату, жадно рванул портьеры, выжигая из воздуха злость. Осколки стекла весело блестели в солнечных лучах. - Как ты? - помогая брату встать, виновато спросил король. - Прости, я не догадался закрыться от этой гадости...ну, то есть от зелья. Ты зачем вообще держишь у себя такие вещи?

Сапфир: - Да не держу я их у себе... - комната все еще двоилась. - Сам не понимаю, как оно на стол попало. Ты не мог догадаться - и не так-то легко от него закрыться - только задержка дыхания поможет. Ну, или, - Сапфир беспомощно мотнул подбородком куда-то назад и тут же схватился за голову, - затылком приложиться. Покрепче. Принц, морщась, опустился в кресло. К руке подплыл круглый холодный шар, который Сапфир тут же прижал к затылку. - Один из этапов секретеного эксперимента. Сам знаешь, мой сейф на крови заклят - никто кроме меня не влезет. А попробуют вскрыть - подорвутся. Вот и прячу тут. Сапфир встревоженно посмотрел на брата. -Тебе с твоим щитом сейчас только психотропных препаратов не хватало. Зайди к Руби - у него, кажется, осталась та укрепляющая настойка. Я свою еще в прошлую мигрень извел. Головные боли были частыми гостями Сапфира. Привычными, даже какими-то родными. Они срослись друг с другом, что не мешало принцу люто их ненавидеть и травить - как тараканов и нелюбимых родственников. Впрочем, пропади они пропадом, как Сапфир того желал, принц бы забеспокоился - это могло быть чревато куда худшими последствиями.

Алмаз: - Я прекрасно знаю, какой у тебя сейф. Только от него, как видишь, пользы никакой нет. Алмаз брезгливо поправил раздерганный воротник - вещи, потерявшие приличный вид, действовали ему на нервы. Сапфир приложил к ушибленному затылку какое-то круглое металлическое приспособление. "Кажется, он уже в норме. А мне и правда незачем оставаться. Надо еще к себе заглянуть..." - Что? Да, я сейчас к нему зайду, - голова кружилась. Примерно так же, как у тесно познакомившегося со стеной брата. Предпочитая не раздумывать о том, что это - эффект вредного зелья или невольная эмпатия, Алмаз телепортировался к рыжему. Ну не ходить же по замку в таком виде, в самом деле! В комнату Рубеуса.

Сапфир: Алмаз ушел. Слава Богам - голова трещала все сильнее. Нет, ну угораздило же их... Принц баюкал шишку на затылке холодом и покоем, в голове кружилась какая-то мешанина образов - кусочки сегодняшненго дня. Вот рыдает Изумруд, ухватившись за его плечо... осколки стекла на полу в комнате... Рей уходит с Алмазом... Зойсайт, противно-медленно поглощающий приторный апельсиновый десерт... Сапфира затягивало в какую-то полудрему. Вот прудик с рыбками, он безуспешно пытался искупать в нем Рей. Но сейчас все не так, и она медленно спускается вниз, шаг за шагом (так странно, ведь нет же там никаких ступенек, воды сразу по шею), спускается без одежды и малейшего стеснения. Королевский взгляд, высоко поднятая голова, огоньки в глазах. Пленительное создание. И пруд меняется, а рыбки следом. Из воды растет трава, а "утренняя" фауна превращается в цветы. Множество тюльпанов на мутном зеленом поле. Сапфир стоит по пояс в земле, а Рей боится. Девушка что-то шипит, неразборчиво так, слышно лишь краем уха - и непонятно, что. Страшно. Только в одном месте осталась еще лужица воды, голубой, как глаза его Бога. Принц рвется из земли, чтобы защитить. Чтобы спасти. Еще чуть-чуть... Рей кричит, потом хрипит - волосы по ветру, красная кровь на красных же тюльпанах. Еще можно успеть... "Рубеус, Сапфир, Изумруд! Вам не кажется, что мы все стали слишком серьезными? Мне вот - да. А так жить нельзя! Поэтому сегодня вечером собираемся в "Подстаканнике", как в старые добрые времена. Ровно в семь. Не опаздывать и настроиться на отдых и хорошую выпивку." Послание Алмаза разбудило принца. Сон наяву? В какой-то мере. Сапфир обнаружл, что сплющил шарик - до этого он врачевал им шишку. Не иначе, к физической силе еще и телекинез добавил - металлическая ведь штуковина. Принца передернуло - скорее, нужно умыться и сосредоточиться. Сапфир с размаху швырнул железный блинчик в окно. Он никогда не допустит подобного...

Сапфир: Холодная вода пробежалась по лбу, стекла по щекам и подбородку, закапала за шиворот. Тут же заложило нос. Глаза испуганно щурились - холодно до посинения. Но сон слетел. Из разбитого окна в комнату проник сквозняк, и разгуливал, трогая вещи липкими жаркими руками, щеголяя голым прозрачным задом - погода стояла жаркая и душная, а слабый ветерок лишь гонял всю эту гадость с места на место. Принц выругался и пролеветировал к окну большой лист картона, пришпилил к стеклу заклинанием - потом заменят. Тут же отдал мысленное распоряжение - бедный Орлик, он еще о моих окнах не заботился! - но ловить кого-нибудь и лично отдавать распоряжения принцу не хотелось. Сапфир быстро привел себя в порядок - проблемы проблемами, а на совет идти надо. Дверь за ним закрылась тихо и немного притсыжено, спрятав кусок картона на стекле и весело летящие занавески - бумага так и не смогла помешать сквозняку играть в комнате. В Центральный коридор.



полная версия страницы