Форум » Королевский дворец. Комнаты » Комната Алмаза » Ответить

Комната Алмаза

Мэллорин:

Ответов - 146, стр: 1 2 3 4 All

Алмаз: Казалось, что Изумруд сейчас заплачет. Ее красивое лицо выражало смесь удивления, возмущения и беспокойства. - Что? А, ты об этом... - смутился король. Она была очень сильным магом, потрясающе чувствительным, но то, как легко Изумруд почувствовала работу богов, все-таки совершенно выбило его из колеи. Тонкие прохладные пальцы девушки чуть дрожали. - Так было надо, - мягко сказал Алмаз, осторожно сжимая ее запястья все еще саднившими ладонями. - Со мной все в порядке. Правда. Лучше расскажи, что у тебя с плечом.

Изумруд: Некоторое время девушка просто молча смотрела в глаза Алмаза, ее била мелкая дрожь, она чувствовала кровь короля на своих руках. - Хрустальная стрела. Только это она и смогла выдавить из себя. Ничего страшного. Скоро все заживет. Вот только последствия мне не совсем понятны. Мое восприятие совсем сбилось. Кажется, благодаря этой опасной стекляшке, мои эмпатические способности усилились во много раз. Хорошо это или плохо? - Тебя всегда тянула на геройства, но это такой риск… Я не совсем понимаю, на что ты пошел, но чувствую, что ничего хорошего это тебе не принесет. Изумруд отвела взгляд в сторону, но продолжала держать голову Алмаза в своих ладонях.

Алмаз: - Как это хрустальная? - мгновенно встрепенулся король. - Их же не осталось! Кроме наших, конечно... Рубеус знает? Тебя перевязали? Ты ведь была у целителя, да? Алмаз вскочил с подоконника и бережно обнял дрожащую девушку, стараясь не задеть плечо - повязка чувствовалась сквозь тонкое платье. "Женщины. Такие самостоятельные, мудрые и сильные...но как только видят, что кому-то плохо - сразу становятся совершенно другими...или это только Изумруд такая?" - Все будет хорошо, правда. Больше на границу ты не поедешь. Это приказ. И будешь лечиться как положено, а не как всегда. - он чуть помедлил и добавил, уже без волнения в голосе. - За меня не переживай. Меня не жалко, мне все равно скоро жениться.


Изумруд: - За меня не переживай. Меня не жалко, мне все равно скоро жениться. Девушка резко вскинула голову, в глазах мелькнуло нечто, напоминающее отчаянье, она уткнулась лицом в грудь Алмаза и неожиданно для самой себя заплакала. Тихо и отчаянно, впервые за последние десять лет. Нет, только не это… Я не смогу постоянно находиться здесь, это слишком тяжело для меня, видеть, как ты мучаешься и страдаешь. Все эти мысли лились вместе со слезами и Изумруд не могла это остановить.

Алмаз: Эта странная девушка, которая видела за свою недолгую еще жизнь больше крови, чем слез, вдруг разрыдалась, как расстроенный ребенок. - Ты чего? Что такое? Ну...ну не плачь, пожалуйста! - король неуклюже попытался успокоить плачущую Изумруд. - Все же в порядке, все живы... Это из-за того, что я сказал? Да я пошутил, не надо так реагировать... Но она не унималась, продолжая так же горько плакать. Алмаз растерялся. Обращаться с плачущими девушками он умел гораздо хуже, чем доводить их до слез. - Не надо, я тебя очень прошу! Ну дурацкие у меня шутки, дурацкие!... О боги...

Изумруд: Минутами позже Изумруд удалось таки задушить в себе приступы слез, но на их место пришло негодование. Да как он вообще может так поступать и говорить? Как у него вообще руки на такое поднимаются? Теперь девушка лишь тяжело дышала, уткнувшись в королевское плечо и вдыхая запахи его чистого тела. Все. На этот год ресурс эмоциональности исчерпан.

Алмаз: Кажется, плакать она перестала. Алмаз боялся пошевелиться, чтобы не спугнуть хрупкую тишину. "И что с ней такое произошло? Что я не так сделал?" - Может, все-таки попьем чаю? И ты мне заодно расскажешь, что случилось... Только я тебя умоляю, не плачь больше! День сюрпризов плавно сменился вторым таким же. Сдержанная, надежная как стальной клинок Изумруд, только что рыдала так отчаянно, что королевский халат несколько промок. "Бедная девочка... никуда ты больше не поедешь, глупая. Будем все трое за тобой присматривать... да чем же это от тебя так знакомо пахнет, а? Какие-то странные духи, на мужские похожи"

Изумруд: - Может, все-таки попьем чаю? И ты мне заодно расскажешь, что случилось... Только я тебя умоляю, не плачь больше! - Чаю? А! Наливай. Изумруд щелкнула пальцами, и на столе материализовался горячий чайник, заварка и пару кружек. Плакать я больше не буду. Обещаю. Девушка отстранилась от Алмаза и плюхнулась на возникшее рядом со столиком кресло. - Вы тут что, пили что ли? Девушка кивнула на стоящие под столом пустые бутылки. По какому поводу? Все это явно было притаранено Рубеусом, ну а кто еще мог принести вино, коньяк и виски в один заход? Изумруд улыбнулась, вспоминая принца. Надеюсь, он не кинется меня искать, когда проснется.

Алмаз: Вот это уже была нормальная, привычная Изумруд, с ее неповторимыми манерами. Фокус с появлением чайника вызвал не совсем приятное ощущение, почему-то в позвоночнике. Король не позволил себе вздрогнуть - кажется, начинало получаться давить новое восприятие самоконтролем. - Пили, - честно признался он. - Как видишь, немного. Обсуждали ситуацию, а она у нас вчера к вечеру сложилась такая забавная, что иного выхода не было. Будь любезна, не косись на меня так, это Сапфир предложил выпить. Алмаз налил чай девушке, потом себе и устроился в кресле. - Ты уже в курсе того, что вчера творилось у нас во дворце? - небрежно спросил он. Все было почти нормально. Если не обращать внимания на босые ноги Изумруд...и мокрое пятно на халате.

Изумруд: - Ты уже в курсе того, что вчера творилось у нас во дворце? -А? Что? А! Да, я в курсе, что по нашему дворцу шастают богини. Девушка подтянула под себя ноги, при этом движении подол платья сбился, открывая взору стройные ноги. А никто не знает, что ей таки было нужно? Изумруд взяла чашку с чаем и сделала глоток горячего напитка. Ее мысли летели куда-то совсем не туда, куда им было нужно. В памяти всплыла проведенная с Рубеусом ночь. Девушка потерла область позвоночника. Какое то странное ощущение. - А вот бутылки надо было выкинуть сразу, а то у тебя тут мыши заведутся. Зеленовласая оглядела комнату придирчивым взглядом. И вообще, где Айс? Что вы сделали с бедным котиком? Да что ж творится тут? Тело как чужое. Или это не со мной… Изумруд настороженно посмотрела на Алмаза.

Алмаз: - А откуда такие сведения? О том, что нас посетила столь высокая и неожиданная гостья, знали три человека во всем дворце, - видя, что девушка окончательно успокоилась, Алмаз расслабился и обычное легкое ехидство сменило заботливый тон. - Сапфира мы выгнали на свидание, сам я всю ночь был тут...кто бы это мог быть? - неторопливо продолжил он, отпивая глоток ароматного чая и внимательно наблюдая за Изумруд...уж не порозовели ли ее щеки? От горячего чая, наверно... - От бутылок мыши не заводятся, можешь мне поверить. А Айс вон спит на подушке, на своей половине кровати, лентяй мохнатый. Двигаться было не очень удобно - от импульса магии спина здорово разболелась. Продолжая жаловатся на несносного кота, Алмаз встал и подошел к кровати. Сливаясь с подушкой, кот свернулся пушистым клубком, чуть ли не в узел завязался. Король пощекотал зверю подбородок и тот довольно заурчал. - Слышала? Все с ним в порядке. - Алмаз вернулся к столу и с трудом опустился в кресло - какая-то старая травма, задетая магией, заныла так сильно, что ноги с трудом слушались. Он почему-то подумал о чудовищах, бьющихся в зеркала, и стало легче. - Ну так что у тебя-то случилось? Как ты позволила себя подстрелить? И с чего у тебя такое плохое настроение таким... - король покосился на окно. - Хм...таким хмурым утром?

Изумруд: Девушка пристально следила за перемещениями Алмаза по комнате, и от ее взгляда не укрылось то, что король явно был не в лучшей форме. В теле отдавалась странная боль неизвестного происхождения. Девушка поежилась. Вот далась им эта стрела. Все равно нету уже тех подонков, которые ее в меня запустили. - Со мной творится что-то странное… Скажи, у тебя сейчас что-то болит? Девушка наклонила голову и поморщилась – плечо свело судорогой. - Похоже, мельчайшая частица стрелы все-таки стала частью меня. Изумруд мучительно улыбнулась, вспоминая происшествие в саду. Это только предположение, но мне кажется, что мои эмпатические способности усилились во много раз. И еще… Девушка запнулась, не зная как сказать Алмазу о своих ощущениях. Я чувствую вас троих. Сильно, как саму себя. Я не знаю причин этой связи, и началось это довольно давно. Она отвела взгляд и отпила еще чаю из кружки, которую держала в руках. Со временем эта ниточка окрепла… Девушка запнулась на полуслове.

Алмаз: Изумруд что-то недоговаривала. Это было совершенно ясно. "Ладно, за стрелу она точно уже отомстила и любые возможности повторения пресекла. Взрослая девочка, умеет решать проблемы. Сколько раз убеждался: если помощь ей не нужна, то просто так рассказывать не будет. А вот то, что не отвечает на вопрос об источнике информации - это уже любопытнее." - Нет, ничего не болит, с чего ты взяла? - удивленно вскинул брови Алмаз, подавляя последний слабеющий разряд боли в позвоночнике. - Тебе надо срочно к целителям. Почему ты сразу не пошла? Опять самолечение? Так нельзя, Изумруд. - король отставил чашку и сердито посмотрел на девушку. Подобная ситуация бывала много раз, с каждым из них. И все члены королевской семьи, к которым негласно примыкала Изумруд, по очереди закатывали друг другу скандалы за потребительское отношение к собственному организму. - Сильным эмпатом ты была всегда. А от остатка стрелы все-таки надо побыстрее избавиться. Знаешь, носить в себе оружие, как-то неправильно...

Изумруд: - Да как ты можешь так нагло врать, тем более мне?! Девушка вскочила с кресла… и тут же осела обратно. В висках пульсировало, а легкие сжало. Она банально задыхалась, в глазах темнело. - Поздравляю, ты подвел под монастырь нас обоих. Голос Изумруд звучал хрипло и сдавлено. Неужели он не понимает этого? - Эту частицу не извлечь. Эта магия проникла ко мне в кровь и плоть, напрямую стала частью меня. Пустая кружка выпала из ослабевших пальцев.

Алмаз: Только этого не хватало! Алмаз выругался и инстинктивно метнулся в угол, как можно дальше от задыхающейся девушки, закрываясь как можно плотнее всеми видами магических защит, какие только мог вспомнить. И вдавливая куда-то в подсознание сопротивляющуюся нить щита, вбивая и блокируя таким нечеловеческим усилием воли, что, казалось, стены замка дрогнули. Давящее присутствие заклинания ушло, и король почувствовал себя свободным. На какое-то время этого должно было хватить, а потом... - Уходи отсюда! Если не можешь сама, я тебя телепортирую. Не приближайся ко мне! Для тебя это слишком опасно! - отрывисто бросил Алмаз, делая предостерегающий жест в сторону поднимающейся из кресла Изумруд. Кажется, ей стало лучше... "Убегай, немедленно убегай! Пока мы не вытащим из тебя эту проклятую хрустальную гадость, пока я держу щит...тебе нельзя ко мне приближаться!"

Изумруд: Изумруд дернулась в сторону. Казалось, ее хриплый голос доносился из другого мира. - Дурак! Ты думаешь, что все так просто и эту проблему решит расстояние? Ты должен объяснить мне, что с собой сделал. Только зная это, я смогу отгородиться от тебя… Девушка буквально зарычала от накатившего приступа боли. - Ты же знаешь, что как бы мне ни было плохо – я тебя не оставлю одного! Даже не мечтай. Борясь со своими ощущениями, Изумруд буквально пинками загоняла распоясавшееся восприятие на свое место, закрываясь от исходившего от Алмаза влияния. Она снова опустилось в кресло. - Вернись на место пожалуйста и расскажи все, как есть, а лучше покажи.

Алмаз: - Нет. Уходи. И немедленно. Я ничего не могу тебе сказать, нельзя. Показать это невозможно. Или ты заглушишь свою эмпатию, или тебя это задавит, - спокойно и твердо заявил Алмаз. - Пока ты ко мне не подходила, все было нормально. Уйди сама, пожалуйста, или я буду вынужден тебя заставить. Я прекрасно справляюсь, пока от какого-нибудь сильного источника вроде глупой раненой женщины не начинает резонировать. Уходи отсюда. Я ничего тебе не скажу. Если хочешь, Сапфир поможет тебе поставить защиту от...этого заклинания. "Прости, я не могу тебя не выгнать. И именно так. Так будет лучше. Не вынуждай выбрасывать тебя вон, ну подумай же головой!"

Изумруд: В свою комнату.

Алмаз: Сверкнув негодующим взглядом, Изумруд выбежала из комнаты. Дверь оглушительно хлопнула. "Прости меня. Я не могу позволить тебе обо мне заботиться. Тебе не должно быть плохо из-за меня" Алмаз сел на кровать, сжал голову руками. За все нужно платить. Но не болью же близких... С подушки поднял голову Айс, тихо и жалобно мяукнул. "Только не надо мне сочувствия! Даже кошачьего, желательно..." Кот помотал головой, встал и ткнулся хозяину в локоть теплым пушистым лбом, требовательно мяукнул еще раз. Алмаз сгреб зверя в охапку и уткнулся в белый мех пылающим лицом. "Спасибо, Айс..."

Алмаз: Рассвет окончательно завладел комнатой, запятнал солнцем ковер. Алмаз очнулся от невеселых мыслей. Переглянулся с полусонным Айсом, вальяжно раскинувшимся на его коленях. "А вот теперь действительно утро. Что-то очень тихо после такиой сумасшедшей ночи... Обычно утром забегает кто-то из братьев. Наверно, сердятся. Ладно Сапфир, он обидчивый, как фрейлина. А вот Рубеус...мог бы и заглянуть, сказать "доброе утро" Король равнодушно бросил на стол отчет министерства науки. Не попал. Работать почему-то не получалось. Айс из соседнего кресла перебрался на подоконник, вытянулся на солнце.

Рубеус: Из комнаты Рубеуса Дверь отъехала, впуская закутанного в халат Рубеуса. Принц потянулся и зевнул во весь рот. Очень сонно, очень выразительно и очень демонстративно. Поймал укоризненный взгляд брата, расплылся в улыбке. То, что было в глазах короля до укоризны, ему не нравилось. Совсем. - Разбудил – кушай с маслом, - рыжий хмыкнул, лениво окинул взглядом комнату и пнул подкатившуюся под ноги тару. - Бутылки выбрось, чудовище. Прирастут. Тварь спотыкаться будет… Покалечится – жалко. - принц прошёлся до второго кресла и неожиданно свернул, сел на пол, у ног Алмаза, устроив голову на коленях брата. Настроение было не то чтобы хорошее, скорее философское. Утреннее. – Изумруд ранили. Хрустальной. Ты знаешь? – Рубеус втянул воздух, в нём оставался запах духов – совсем лёгкий, но узнаваемый – и утвердительно кивнул. – Знаешь. Она не умеет тебе врать, – задумался на мгновение, призвал себе кружку чая, почувствовал, как колени под ним дёрнулись – едва заметно, но всё-таки, отхлебнул пару глотков, одобрительно причмокнул. – Хороший чай, правильный… - и тем же будничным тоном добавил. – Щит, я так понимаю, ты поставил, который собирался?

Алмаз: Так было легче. Привычный тон, обыкновенный ответ. Родная утренняя физиономия, со вкусом зевающая. Можно было сделать вид, что все в порядке. - Извини, что я тебя разбудил, я нечаянно. Рубеус неожиданно уселся на полу, рядом. Уронил взъерошенную рыжую голову на колени, посмотрел внимательно. - Да. Поставил. Ты тоже будешь меня воспитывать?

Рубеус: Алмаз притворялся, что всё в порядке. Это нам знакомо, это мы проходили, сделаем вид, что верим. Король никогда не любил исповедоваться. Ему так было проще. Захочет, скажет ... Сам Рубеус давно понял, что близкие пытаются выпытывать, выдавлвать, узнавать только потому, что это нужно им самим... Знать, оно, всегда лучше. - Да. Поставил. Ты тоже будешь меня воспитывать? Кажется, Сапфир был не последним возмутившимся. Младший прав. Во всём прав. Только я думаю иначе. Потому что... - Не буду. Зачем? - как в детстве захотелось положить руку на плечо и сказать «Я в тебя верю!»… Но это было бы слишком похоже на сильверов и их королеву – розовые шарики, бантики, много-много приторно-сладких конфет и наивная вера в чудо. Нет, - мелькнуло в мыслях второй раз за это утро – Слова – это всё-таки не моё. Думать красиво получается. А говорить почему-то нет. – Я знаю, что тебе это было нужно.

Алмаз: Рубеус о чем-то задумался. Не утруждаясь просмотром мыслей, Алмаз читал на его лице судорожные попытки вылепить из бесформенного кома эмоций подходящие слова. – Я знаю, что тебе это было нужно. Король вздрогнул, как от удара. "Уж лучше бы ты орал и ругался, чем так лезть в душу, рыжий..."В такие моменты он не знал куда деваться от их непрошенного понимания, от незаслуженной любви и неоправданного доверия. - Тогда спасибо, - не к месту пробормотал он. - Хотя было бы справедливо заметить, что я от этого никакого удовольствия не получаю.

Рубеус: Алмаз сказал "Спасибо". За что, было понятно. Только не надо было. Это не то, за что стоит. Это то, что должно быть. - Хотя было бы справедливо заметить, что я от этого никакого удовольствия не получаю. Это я тоже понял Рубеус повернулся к королю, вытянул руку, коснулся пальцем виска брата, подмигнул и с совершенно серьёзным лицом продекламировал. - "А я - дурь, я помогаю мозгу чувствовать себя чашкой, призванной рыжим мерзавцем!" - принц вздохнул, и посмотрел на Алмаза. У того было странное выражение лица. - Паршиво, нэ? Это у тебя кругами вокруг глаз написано. Это и спрашивать не нужно - Рубеус снова улёгся ему на колени. Лежать так было уютно, даже сна недосмотренного почти не жалко. - И не только потому паршиво, ты переживаешь за другое. Но сам же знаешь, что не мог иначе. - Сделал, не майся. За свои чувства другие сами в ответе. Как и я.

Алмаз: "Так видно? Или их с Изумруд одной стрелой накололо?" - Не могу, - почти против воли признался Алмаз. - Не получается. Понимаю, а не получается... Брат довольно жмурился, вид у него был мечтательно-философский. А слова острые, жестокие. Рубеус таким бывал редко. А чтобы вот так прийти и сесть, умостив буйную рыжую башку на коленях...не было этого никогда. - Терпеть можно. Тем более, это временное неудобство, - король откинул голову, отбрасывая назад непослушные волосы. - Кстати, а что у вас с Изумруд?

Рубеус: Алмаз удивился, по голосу слышно. Он думает, что усталые глаза и его реакцию на простой перенос чая нельзя заметить? И сложить два и два. И знаю я его уже двадцать пять лет. Это, вроде, не мало. - Не могу. Не получается. Понимаю, а не получается... Что на себя взваливаешь ты знал - теперь не говори, что тяжело. Ты всегда отвечал за всех, теперь будешь в ответе ещё и за это. Капля в море... - Значит, терпи. - спокойно, мягко, главное, чтобы не понял, что я не о щите. - Не тяжелей ведь, чем королевство в семнадцать. - Кстати, а что у вас с Изумруд? И откуда он понял? Проницательный, зараза. Теперь издеваться будет... Принц решил ответить правду. - Пока не знаю, что. Дальше будет видно. Вряд ли меня кто-то долго выдержит... Кстати, когда в Серебрянное? На эту твою _невесту_ придурочную смотреть?

Алмаз: - Тогда было проще. Тогда я многого не понимал, - король иронично усмехнулся, вспомнив давнее. "Я надеюсь, что ты имеешь в виду щит, а не ваши страдания надо мной. А то ходите вокруг все такие несчастные, как будто меня уже похоронили!" - А куда я денусь? Терплю. Вашими заботами... "Изумруд? Дурак ты, рыжий. От нее тобой пахнет. А если женщина рыдает, повесившись на кого-то, то этот кто-то должен быть последним идиотом, чтобы не почуять. И не узнать." - Интересно... - король потянулся, закинул руки за голову. - Я не ожидал. Ладно, посмотрим, что будет. Но она вполне может сделать вид, что ничего не было. Поедем скоро. Я вам первым сообщу. У них там какие-то приготовления, я не уточнял...

Рубеус: - Тогда было проще. Тогда я многого не понимал О да, это точно. Если б тогда за волосы тебя не деранул, ты и дальше бы притворялся, что никому не нужен... А теперь ты это и сам замечаешь у других - принц уловил иронию в голосе брата и удовлетворённо хмыкнул: ирония была однозначно лучше того страдания, которое Алмаз быстро загнал вглубь при его появлении. - "Только эти другие не знают того, что знаю я. Им всё-таки здорово мешают расчёты и здравый смысл" - Рубеус вспомнил коронацию. Чувство, что он видел там далеко не всё, не оставляло его до сих пор. Но того, что он видел и о чём со временем догадался, ему хватило. - "Я знаю, что ты можешь всё. То, что для нас, остальных, невозможно. Просто по вселенскому закону "потому что". Но тебе я этого не скажу. Терпение судьбы не бесконечно" Принц посмотрел на бутылку из-под виски, которую уже вовсю катал по полу этот комок меха, Алмазов любимец, и пробормотал очищающее заклинание. Развёл безобразие, понимаешь... О том, что он сам нередко разводил безобразие куда больше и объёмней, рыжий благополучно забыл. Старший потянулся и закинул руки за голову. она вполне может сделать вид, что ничего не было. А вот это кольнуло. Как-то нехорошо, неприятно, будто он сам не собирался делать то же самое. Думать об этом пока не хотелось. Поедем скоро. Я вам первым сообщу. У них там какие-то приготовления, я не уточнял... Рубеус посмотрел на забавно фыркающего на непослушную чёлку Алмаза, она отрастала быстро, и король за делами не всегда успевал это исправить. Принцу вспомнилась давняя шутка, и он ехидно осклабился. - Постригись, Величество. А то невеста сбежит. Королевы, они лешаков боятся. - рыжий представил, как Правительница Серебрянного с глубоко исследовательским видом на круглой лупоглазой мордашке раздвигает "шторы" белых волос, дабы узреть светлый монархший лик, кинул ментальный образ брату и скатился на ковёр от хохота.

Алмаз: За богатую фантазию Рубеус вполне мог бы отхватить подзатыльник. Если бы король сам не рассмеялся, громко и беззаботно. - Варвар ты непочтительный и бессовестный! - глядя на валяющегося на полу хохочущего рыжего, заключил Алмаз. "Зачем ты мне напомнил? Я начал забывать, каким глупым и бесстрашным может быть человек в семнадцать лет, если ему не на кого надеяться и некуда отступать... А особенно если два маленьких испуганных ребенка верят в него, ничего не умеющего, как в бога" Айс важно подошел к распростертому на ковре принцу и потрогал лапкой его ногу. "...И вот такие наглые, бескультурные типы потом из них вырастают!" - Шел бы ты к завтраку собираться, рыжий! Я тут весь день сидеть не буду. А то еще кто-нибудь придет... Почему-то чувствуя себя виноватым, Алмаз мысленно обратился к Изумруд. "Я знаю, что ты сейчас собираешься сбежать. Не уезжай, пожалуйста."

Рубеус: - Шел бы ты к завтраку собираться, рыжий! Я тут весь день сидеть не буду. А то еще кто-нибудь придет... Принц посмотрел на улыбающегося брата, и лениво потянулся на коврике. - Так это ещё подняться надо... А потом ещё надеть всю эту предусмотренную церемониалом хрень... - Рубеус взъерошил окончательно спутавшуюся шевелюру - Отмени, а? Хочу ползти на завтрак в халате, неумытым, небритым, сонным, чтобы меня боялись слуги, дамы, стены замковы... - кот по прежнему изучал ногу принца, по-видимому, примериваясь, куда приложить когти. - Брысь, пакость! Я же злой! Я же страшный! Я же тебя сейчас... - рыжий хотел сказать что-то ещё, но махнул рукой и одним движением вскочил. - Да, и чтобы тварь меня тоже боялась! Ни стыда, ни страха, гр-р-р! Неожиданно в голове прозвучал ласковый голос - Ты проснулся, рыженький, где ты? Захотелось пройти по комнате колесом, закричать и подпрыгнуть. - Солнышко моё зеленовласое! Я у Алмаза, на завтрак сейчас пойдём, присоединяйся! Хочу тебя видеть! Ты чего сбежала в такую рань?

Алмаз: Ответ Изумруд был предсказуемо сердитым, хоть и не совсем понятным. Несмотря на извиняющийся, примирительный тон обращения. "Может, это ругательство какое-то? Надо было учить диалекты..." - На завтрак - в халате? Нет, ну это вообще наглость! Ты хоть внешне должен быть похож на приличного человека. Будь добр, делай иногда вид, что ты вменяем, - весело отмахнулся от претензий рыжего Алмаз. - И хватит пугать Айса. Он все равно тебе не верит и бояться не будет. Взяв в охапку кота, мордочка которого выражала неприкрытый скептицизм, король кивнул просиявшему отчего-то Рубеусу на дверь. - Иди отсюда. А то оставлю без завтрака за хамство. Да, Айс? - кот с понимающе-мученическим видом посмотрел на хозяина: будь у него руки, он явно покрутил бы пальцем у виска. - И чтоб умылся. "Тебя ведь уже ждут, да?"

Рубеус: Будь добр, делай иногда вид, что ты вменяем Сам знаешь, в нашей семье вменяемых нет... - Иди отсюда. А то оставлю без завтрака за хамство. Да, Айс? Рубеус скроил обиженную мордаху и упёр руки в бока. - Ну всё, совсем дошёл, с котом советуешься кормить ли брата! Да эта погань с радостью скажет своё веское "мя". Пойду, помру от голода. Рыжие - народ гордый, на провокации не поддаётся! В животе предательски забурчало. Ну, ничего, перебьюсь, не буду я угрозы терпеть!

Алмаз: "Проголодался, бедненький... Шел бы ты к ней, а? А то она что-то злая...или это только со мной? Хмм... Ну, судя по твоей довольной физиономии, тебя ее плохое настроение не касается" - Если весь этот гордый народ постоянно столько же трепется, сколько ты, я прекрасно понимаю, почему вас так мало. Вы вымираете от голода, потому что есть вам просто некогда! Рот же не закрывается... Кот выкарабкался из рук, прошелся по хозяйским плечам (Алмаз потерся щекой о мягкий мех, и в ответ ему царственно мурлыкнули) и спрыгнул в кресло, укоризненно поглядывая оттуда на Рубеуса. Рыжий - весь солнечный, счастливый и светящийся изнутри - скорчил капризную физиономию, явно с трудом подавляя улыбку. "Какой же ты красивый...сейчас, сонный и растрепанный, спешащий к своей девушке. И Сапфир такой же - весь сияет, когда о ней говорит. Совсем взрослые...я так за вас рад, хоть и придется вас отпустить... Женить вас, что ли?"

Рубеус: Рубеус ухмыльнулся и выразительно щёлкнул зубами. - Ладно уж, буду есть! Рано радуешься, такие не вымирают! Вот, ругается, вредничает, стебётся, а сам чему-то умиляется. Любит нас брат всё-таки. А что за нотка сожаления в эмоциональном фоне? Откуда? Ладно, об этом потом подумаю. Пойду, а то меня ждёт Изумруд... Принц подошёл к двери, обернулся, неожиданно по-детски показал язык и скрылся за слегка пнувшей его дверью. Варвар, пиши переходы!

Алмаз: Брат отправился к своей капризной красавице, как всегда не без детских выходок. "И как его такого женить? Нет, рановато...подожду, пока вырастет" Алмаз усмехнулся мыслям. Настроение непреклонно улучшалось. То ли из-за радостной физиономии Рубеуса, сбежавшего на свидание, то ли из-за расцветающего теплым золотом утра, стирающего в памяти бесконечный серый коридор... "Может, сегодня день будет поспокойнее? Дали бы мне хоть полчаса на себя потратить!" Бросив халат на свободное от кота кресло, Алмаз надел джинсы (самые потрепанные и любимые) и открыл настежь окно. Лет пять назад король взял за правило делать до завтрака разминку, и старался не нарушать это тайное обещание самому себе. Конечно, от настолько легких, даже примитивных упражнений тот же Рубеус только скривился бы презрительно, но чтобы расслабить ноющие, сжатые узлами мышцы спины и привести себя в тонус их вполне хватало. На большее Алмаз не замахивался - такую великолепную физическую форму, как у рыжего, надо было нарабатывать годами. А ему хватало этого утреннего ощущения тепла и легкости в мышцах, чтобы чувствовать себя молодым и здоровым. В завершение король прошелся по комнате на руках, сопровождаемый неодобрительным взглядом Айса. Наверно, это была единственная привычка хозяина, которой кот не мог принять категорически. Алмаз погладил недовольного кота за ухом и полез в шкаф за полотенцем. Не хотелось звать слуг, не было никакого желания нарушать этот момент тишины и равновесия, когда даже давление щита перестало чувствоваться...

Зойсайт: И обычно, именно в такие минуты оказывается, что всем, непременно срочно, необходимо вас видеть, слышать и безоговорочно владеть вашим вниманием. Это утро, конечно, не стало исключением. Из Обители. Бог Огня возник в центре покоев короля Алмаза, чуть не наступив при этом на хвост его домашнему любимцу. Кот, до этого вальяжно развалившийся на полу, шарахнулся в сторону хозяина. - Приветствую правителя Даймонда, - с улыбкой сказал Зойсайт. Величественность его слов несколько смазывало шипение Айса. Бог стряхнул несколько лепестков, запутавшихся в его рыжих волосах, и покосился на бедное животное: - Приятно, что некоторые вещи совершенно не меняются, Алмаз. Здравствуй.

Алмаз: "Как же нам хорошо, что вас четверо, а не девять, как у сильверов..." Почему-то именно эта совершенно непочтительная мысль первой посетила короля, и он порадовался тому, что не сказал это от неожиданности вслух. Приветливо улыбающийся Зойсайт был подчеркнуто элегантен, как и всегда, и Алмаз несколько смутился, представив как смотрится со стороны - растрепанный, в одних заношенных джинсах и с полотенцем на мокром от пота плече. - Доброе утро! - король вежливо поклонился. К внезапным визитам Зойсайта он давно привык - бог был непредсказуем, но неизменно тактичен и никогда не появлялся невовремя. - Надеюсь, вы ко мне не с плохими новостями? - не удержался от вопроса Алмаз, вспомнив усталый взгляд Кунсайта.

Зойсайт: - Ну что ты, - Зойсайт отмахнулся. - Какие могут быть плохие новости? Разве только, повара в этом дворце разучились готовить тот ваш бесподобный апельсиновый десерт! - И видя вежливую, но слегка недоумённую улыбку Алмаза, Бог пояснил: - Я подумал, что ты не будешь против, если я позавтракаю вместе со всеми в большом зале? - Зойсайт поморщился: - Хоть поем по-человечески, а то в Обители, за время моего отсутствия все фрукты слегка подморозились. Ерунда, конечно, но есть совершенно невозможно.

Алмаз: Король задумчиво повертел в руках злосчастное полотенце. - Нет, конечно... Наоборот, буду только рад! Вы у нас так редко завтракаете, что я немного удивлен. Обычно только лорд Нефрит... - Алмаз сделал ударение на слове "лорд". - ...частый гость во дворце. Я дам распоряжение, чтобы подали этот десерт, который вам нравится. Возможно, он сегодня удастся и вы будете наведываться к нам чаще? Видя безмятежное спокойствие огненного бога, Алмаз добавил, не удержавшись: - А то, без присутствия наших покровителей, начинают являться самые странные посетители...



полная версия страницы