Форум » Королевский дворец. Комнаты » Комната Алмаза » Ответить

Комната Алмаза

Мэллорин:

Ответов - 146, стр: 1 2 3 4 All

Алмаз: С трудом оторвавшись от интереснейшей книги древнего философа, король Алмаз посмотрел на часы. Сколько? - изумился он. Но стрелки - тонкие лучики света, живущие в хрустальном шаре часов, были неумолимы. Приближалось время малого вечернего совета. Ничего важного в этот день обсуждаться не должно было, но порядок превыше всего - особенно придуманный им самим для себя. Алмаз с сожалением отложил книгу и выбрался из глубокого кресла, в объятиях которого провел последние несколько часов. Он снял "домашнюю" рубашку, швырнул ее в кресло (в конце концов, зачем нужны будут слуги, если им нечего будет убирать?) и направился к гардеробу. Одной из дурацких традиций, от которых он пока не успел отучить двор, было напяливание парадной одежды по поводу и без. А церемониалом предусматривались несколько неудобные вещи, делавшие пыткой любое официальное мероприятие. Мысленно перебирая варианты изменения этой области этикета в приказном порядке (до этого руки пока не доходили), король направился к гардеробу. По пути он не смог спокойно пройти мимо закрытого окна и распахнул гигантские створки в дурманящий летний вечер. Где-то внизу, в корпусах гвардии, негромко и мягко пела гитара. Любимая часть сада, на которую открывался вид, радовала взгляд - там только вчера расцвели потрясающей красоты белые розы, называемые в простонародье "лунными". Алмаз замер, завороженный сложной гармонией аромата роз, доносившегося даже на третий этаж, красотой трепетных белоснежных лепестков, приглаживаемых теплым летним ветром, и лиричной мелодии...

Shustrik: Из своей комнаты Подойдя к покоям короля и постучавшись скорее из воспитания (Сапфир всегда знал, когда Алмаз занят и лучше его не беспокоить), Сапфир тут же вошел. Ваше Величество – короткий церемониальный поклон, вежливо опущенные книзу глаза, и нотки веселья в голосе. – Нас ждут к ужину.

Алмаз: - Что? - обернулся Алмаз. - Ах да, ужин. Благодарю, ваше высочество, я едва не забыл. - уже откровенно ехидно улыбнулся он, с сожалением отходя от окна. В открытую дверь начали просачиваться слуги, до того смирно ждавшие под дверью. Приняв из чьих-то вежливых рук подобающий мундир, Алмаз оделся, мельком глянул в зеркало и подошел к стоящему у входа в комнату брату. - Пойдем. Я, оказывается, даже проголодался. В Большой зал

Алмаз: Из Большого зала Дверь закрылась, отсекая дышащую свежестью сумерек комнату от всего полного жизни и шума замка. Не так давно это помещение было неиспользуемым, заброшенным с самого основания дворца. Королевская спальня была тремя этажами выше...вернее, бывшая королевская спальня - теперь она была просто залом, иногда используемым для заседаний. Алмаз терпеть не мог комнаты, в которых оставался след прошлого чужого присутствия. "Как быстро летит время...А я все забываю пристроить балкон, все собираюсь и некогда...десять лет забываю..." Король чуть тронул ладонью музыкальный кристалл, отозвавшийся тихой мелодией древнего струнного инструмента. Сменив парадный белоснежный мундир на "домашнее" - джинсы и черную рубашку, Алмаз взял недочитанную книгу и устроился в кресле. "Все равно они нескоро придут, эти разгильдяи. Пока Сапфир девушку проводит, пока Рубеус запугает охрану..."

Сапфир: Гулял коридорами. )) Сапфир подошел к королевским покоям. Постучал, тут же мысленно предупреждая «Это я». Вошел, не дожидаясь ответа – просто уловил волну мысленного одобрения брата. Они не всегда использовали слова в ментальной связи – эмоции часто говорили намного лучше. Алмаз читал, сидя в кресле. Черная рубашка и белая кожа – классический контраст, тонко плакал струнный инструмент, лунный свет лился из окна, собирался в кристалле и разливался по комнате, освещая книгу и короля. Зрелище было абсолютно ирреальное. «Великолепная атмосфера, отлично подходит, чтобы отдать эту игрушку», подумал Сапфир, нащупывая пальцем острую грань флакона. Это придавало… уверенности. «И Рубеуса пока нет. Чем меньше людей будут знать об этом, тем лучше». Сапфир во всем доверял старшему брату, но бывали вещи, о которых другим лучше не говорить. Иначе они теряют часть своей силы – ведь по людям многое можно прочесть, а 50 % успеха всегда в неожиданности.

Алмаз: Алмаз поднял голову, одновременно отправляя книгу в который раз на столик - ждать, пока снова набегут несколько свободных минут. Он жестом пригласил младшего брата сесть в соседнее кресло и сам устроился поудобнее. Сапфир был задумчив, поглядывал на дверь, а в его выразительных темных глазах плескалось беспокойство и одновременно - почему-то озорство. - Я тебя внимательно слушаю. Что там за хитрое...хмм...вино?

Сапфир: - Ну, знаешь.… В свете сегодняшних событий я подумал, что это тебе пригодится. – Принц поставил флакончик на стол – тот был не больше ладони, и жидкость внутри действительно напоминала вино. - Судя по-твоему лицу, ты думаешь, что здесь и на глоток не хватит, - недоуменный взгляд Алмаза да вскинутая бровь забавляли. Сапфир любил сюрпризы. – Видишь ли, в библиотеке при храме Бога Знаний есть много разных рецептов. Это – Вино Внушения. Тебе стоит капнуть одну каплю в комнате, добавить эмоцию – как при мысленном контакте – и она займет место в головах тех, кто вдохнет этот воздух. Чувства, к сожалению, простые – похоть, гнев – но под шумок можно будет отлично скрыться. Если капнуть его в бокал, сможешь внушить человеку, что тебе понадобиться.

Алмаз: - Спасибо, - король взял флакончик, присмотрелся внимательнее. В рубиновой жидкости плясали чуть видные искорки. - Интересная вещь! И очень полезная. В свете сегодняшних событий... - Алмаз фыркнул и спрятал "вино" в секретный ящик, защелкнул заклинание-замок прикосновением ладони. - А как долго длится эффект? "...интересно, подействовало ли бы такое средство на богиню?"

Сапфир: - C полчаса. Действует на любое существо, способное чувствовать или ощущать, - Сапфир улыбнулся. Иногда у брата все на лице вырисовывалось аршинными буквами. Впрочем, сейчас подобная мысль была вполне естественна и очень даже актуально. – То есть, если оно в принципе способно злиться или желать, или испытывать сожаление, или радоваться – то оно это испытает. Сознание уже само достроит, почему. В твоем шкафу – ад и рай на полчаса. Советовал бы тебе держать его не в ящике, а в рукаве.

Сапфир: Помолчав, принц добавил. - Ты не сможешь внушить выпившему убийство или самоубийство, зато ты легко изменишь его память о произошедшем за последние несколько часов. Он поверит всему, что ты нашепчешь ему, как под гипнозом. И еще, - Сапфир встал, подошел к креслу Алмаза, склонился над ним и практически прошипел – Никогда больше так не делай. – Выпрямился, тряхнул головой. – Не для того мы спасали тебя столько раз в той бойне после коронации, чтобы сегодня получить в награду труп короля. Ты нужен этой стране. Без тебя она задыхалась, с каждым днем уходя под землю – по колени, по пояс, по грудь.… И раз уж ты соизволил за волосы вытащить ее из той гниющей могилы, то будь добр, позаботься и о ней, и о себе. Помни, у тебя есть мы. А у нас всегда найдется пара тузов в рукаве. – Сапфир несколько виновато посмотрел на брата – волю чувствам он давал только в семье, и то редко, обычно удерживая свой темперамент в жестких тисках самоконтроля. – Больше никакого одиночного геройства? – спросил он.

Алмаз: Как всегда в таких случаях, Алмаз совершенно забыл рассердиться на чрезмерную опеку. Он смотрел на Сапфира и видел на его месте пятнадцатилетнего мальчишку - с осунувшимся от усталости лицом и кругами под глазами от недосыпания - орущего, чуть не подпрыгивающего от злости, размахивающего пятнистыми от химикатов руками. А напротив себя - еле стоящего на ногах, в изодраном легком доспехе, одной рукой схватившегося за торчащую из плеча стрелу. И пульсирование боли, почему-то в такт судорожным вдохам младшего брата, набирающего воздуха для очередной порции грубейшей брани (где он только ее набрался?). И то, как Сапфир не поворачиваясь съездил по зубам дрожащему врачу за робкое замечание о том, что обезболивающее на короля не действует и что стрела скорее всего отравлена... Теперешний, взрослый принц Сапфир выражался не так резко, но взгляд был тот же - злой и встревоженный. "И за какие заслуги мне так повезло с братьями?" - Дорогой Сапфир! - начал Алмаз самым проникновенным голосом, на какой только был способен. - Я очень ценю то, что вы так обо мне беспокоитесь. Но позволь напомнить - я далеко не беспомощен и могу сам за себя постоять, без подстраховки. Ты прекрасно знаешь, что я не буду лишний раз рисковать, если без этого можно обойтись. Но сделать из меня такое же бессмысленное украшение трона, каким был наш отец, я не позволю. И не только потому, что у меня несносный характер, а и по тем же причинам, которые ты только что назвал. Понимаешь?

Сапфир: Алмаз, - Сапфир внутренне заскрежетал зубами – тонкая психическая организация брата иногда все же добавляла кислого привкуса к той оскомине, которую успела набить давным-давно, хотя в общем-то, принц к ней привык. – Я не ставлю под сомнение ни твою доблесть, ни твое могущество. Но это приходила богиня. А ты – смертен. И беспокоит меня как раз это самое слово – смертность. Давай ты не будешь заставлять меня читать тебе лекции о разнице божественной и магической силы? Пойми, ты король. Твоя ответственность уже давно лежит за пределами самостоятельных подвигов. Отлично знаешь, чего стоит обезглавленное государство. Не на этом ли мы играть собираемся? Молю, будь осторожнее, иначе… я запру тебя здесь, и все! – Сапфир сморозил глупость и сам это отлично понимал, но как еще он мог ответить на такое же мальчишечье заявление брата? Там где сталкиваются эмоции, нередко нет места разуму.

Алмаз: Тон у Сапфира был такой неподражаемо-кислый, что Алмаз понял и восхитился - довел. - Я не буду с тобой спорить. Я даже не буду уточнять, что пока есть вы двое - с королевством ничего не случится. Давай ты или перестанешь на меня кричать, раз уж я такой важный и ответственный король, или честно признаешься, что просто переволновался? В первом случае, я буду сердит, гневен и буду долго возмущаться - как и положено злому монарху-интригану. Во втором случае я вздохну с облегчением и пообещаю быть осторожнее, раз уж меня, несмотря на все мое безрассудство, так нежно любят мои строгие братья.

Сапфир: -Конечно, переволновался, – буркнул Сапфир. – Тебе обязательно нужно это слышать, чтобы понимать? И не говори абсурдных вещей. И мне, и Рубеусу еще очень далеко до тебя – никто из нас пока не готов стать королем. Так что избавь нас от двойных переживаний – за брата и за повелителя. И между прочим, - Сапфир вернулся в кресло. – Я не кричал. Мне это несвойственно, - глаза принца смотрели куда-то в левое ухо короля. Ему было несколько… неловко.

Алмаз: - Вот так бы сразу честно и сказал, - усмехнулся Алмаз, привычно не обращая внимания на "повелителя" и прочие формальности. Сапфир, хитрец и умница, не всегда был искренним сам с собой. - Ладно, забудем об этом. Предлагаю остановиться на том, что мы с тобой оба были не правы: я - потому что был неосторожен, а ты - потому что сорвался. Идет? Он вопросительно посмотрел на смущенного брата.

Сапфир: Сапфир вздохнул. Кажется, сегодняшний день действительно день больших сюрпризов. - У тебя ведь найдется выпить? – спросил принц, игнорируя удивленный взгляд брата. Да, он сам впервые предлагал выпить. И что? После такого… это святое. Что ж, спиртное во все времена отлично заменяло трубку мира. Сейчас оно тоже могло послужить отличным символом как извинения, так и примирения.

Алмаз: - Наверно, да... - Алмаз не стал скрывать удивления. - Где-то, кажется, было...Он растерянно оглянулся. "Вот только где?!" В комнате не было ни одного лишнего предмета, незаметная мебель жалась к стенам. Шкафов было всего три: один из них служил гардеробом, все полки второго были забиты книгами и стопками "архивных" блокнотов. Алмаз нерешительно открыл дверцу последнего, и на ковер гулко грохнулась стопка прошлогодних бюджетов одной из южных провинций. Собственно, ничего кроме бумаг внутри не было. Король обернулся к брату и беспомощно развел руками: - Нет ничего... Если ты очень хочешь, могу послать кого-нибудь в подвал. Или сам наколдуй.

Сапфир: Вскинув брови, Сапфир наблюдал за манипуляциями брата. Рассеянность Алмаза забавляла. Тем более, что король слыл экспертом в напитках высокого духа. И небезосновательно. -Ладно, - вздохнул Сапфир. – Придется кликнуть Рубеуса. Братец, прихвати бутылочку чего-нибудь горячительного - боюсь, моего не хватит.

Рубеус: Рубеус остановился перед дверью. Слов слышно не было - стены замка были такими толстыми, что даже интонации он уловил только потому, что научился чувствовать братьев как самого себя. Вначале Сапфир, кажется, злился. Он всегда злился когда был растерян, когда не знал, что сделать, и не мог доказать, что он прав. Впрочем, его младший брат ошибался редко. Еще реже чего-то не знал. Алмаз же откровенно ехидничал: ему всегда казалось, что сердитый Сапфир - это очень и очень забавно. А еще у Алмаза почему-то проскальзывали нотки раздражения. Может быть, что-то пытались решить за него или без него - этого он не терпел. Но и сквозь насмешку, и сквозь недовольство, прглядывало что-то еще - совсем другое: какая-то теплота и даже нежность. Кажется...нет, не кажется! Совершенно точно. Алмаз был растроган. Потом у Сапфира мелькнула нотка смущения. И все успокоилось. Можно было заходить. Раньше - не стоило. Наверно, этот разговор принадлежал только им двоим. А бестактность и цинизм Рубеус оставил в большом зале, в компании чьих-то улыбок, чьего-то блеска и остатков еды. "А защита у комнаты все таки не очень" подумал принц. Неожиданно рядом раздался абсолютно четкий голос Сапфира: "Братец, прихвати бутылочку чего-нибудь горячительного - боюсь, моего не хватит." Рубеус усмехнулся. После коронации вино стало редким гостем в покоях Алмаза. Даже слишком редким, по мнению Рубеуса. А потому рыжий принц захватил белое маглорское, виски с Натибрских островов и выдержанный коньяк. Вкусы у них были разными. Они вообще были очень разными, но это скорее радовало, чем огорчало Рубеуса. Будь они одинаковыми, кто знает, чем бы это стало тогда для кролевства. Рубеус широко распахнул двери и с порога предъявил набор бутылок, нарезанный сыр, ветчину и фрукты. - Простите, задержался. Отдавал распоряжения страже и передал сообщение в крепость. Пожелавших явиться к нам непрошенными ждет большой сюрприз. Не все же нам получать сюрпризы...

Сапфир: Рубеус, ты думаешь, нас недостаточно накормили за ужином? Я слыхал, ты славишься зверским аппетитом в военных кругах, но ты точно уверен, что справишься с этим всем сам? – Сапфир смеялся, принимая снедь из рук брата, помогая расположить все на письменном столе Алмаза. Казалось, Рубеус ограбил кухню. Король искал стаканы. – А вот за это отдельное спасибо, – Сапфир залюбовался бутылкой отличного виски. – Угодил, так угодил. Явление Рубеуса с запасом закусок и выпивки напоминало приходящего по праздникам Деда Мороза из старинных преданий. И действительно разрядило обстановку, все засуетились, завертелись вокруг стола. Иногда во время таких вот ночных посиделок в головы братьев приходили поистине гениальные идеи, приправленные винными парами и той смелостью, которая присуща только пьяным.

Рубеус: - Ну, если ты настаиваешь, я это съем – мне-то как раз хватит… Значит, собираешься только пить? – Рубеус сделал «страшные глаза». – И насколько тебя, субтильного, хватит? А как же твои романтические планы, ты ведь потом хотел сбежать от нас, не так ли? – рыжий широко улыбнулся. – Конечно, есть дамы, которые без ума от нетрезвых мужчин, но ты ведь не с маркитанткой встречаешься… - широкая улыбка стала откровенно хамской. – Хотя, я не слишком присматривался… - Рубеус раскладывал сыр и фрукты по тарелке. Получалось косо и криво, занятие было ему явно в новинку. – А вот тебе бы не помешало, кстати. Ладно, об этом чуть позже, нам пока и других вопросов достаточно, – принц поправил нагло торчавшую яблочную попку. – А для кого я персики принёс, любитель виски?

Алмаз: Найдя в недрах шкафа коробку с бокалами, Алмаз воодрузил на стол подходящие к случаю экземпляры - высокий для вина, широкий с толстым донышком для виски и округлый для коньяка. Критически осмотрев неприличную композицию, которую творил из фруктов Рубеус, он отодвинул брата в сторону. - Иди отсюда, варвар. Ты оскорбляешь чувство прекрасного своим...уж не знаю, что ты хотел из этого сделать, но выглядит отвратительно. Да, кстати, ты ничего не хочешь мне сказать? - небрежно поинтересовался король, сворачивая ломтики сыра в причудливый цветок.

Рубеус: Рубеус с лёгкой завистью наблюдал, как Алмаз создаёт сырный шедевр - и где он такому научился, вроде бы принцам не преподавали кулинарию. Это рыжий помнил совершенно точно. И вообще, он изучал тактику, стратегию, боевые приёмы...а не всякое безобразие. Ну и что, что безобразие выходило роскошное. Это его не волновало. Ни капельки. - А что-то должен был? Видимо, из головы вылетело... - Рубеус легко открыл последнюю бутылку и налил старшему брату коньяк. Вот это он умел - налить ровно сколько надо и не расплескать.

Алмаз: В ответ Алмаз фыркнул, принял бокал и безжалостно отщипнул сырный лепесток. - Значит, я тебе напомню. Вы лучше садитесь, на ходу пить такие... - он понюхал коньяк, чуть скривился. - ...не очень качественные напитки не имеет смысла. Да и разговор у нас сегодня будет долгим. Почувствовав легкое беспокойство со стороны Сапфира, король улыбнулся: - Успеешь, не переживай. Я не буду вас всю ночь тут держать. Тем более, у меня масса работы. - Алмаз отпил глоток коньяка, вздохнул и продолжил, уже серьезно и глядя в упор на Рубеуса: - Ты не мог бы мне объяснить для начала, почему твое высочество соизволило явиться на официальное мероприятие в разорванной одежде? Тебе больше нечего надеть?

Алмаз: Сапфир: - Персики? Конечно, для меня. Братец, ты часто видел меня пьяным? По-моему, после той памятной прогулки под стенами столицы, с которой мы вернулись только через три дня и без малейшего понятия, что же там было, кроме паршивейшего самогона, все остальное не идет ни в какое сравнение. И прошу, - Сапфир посерьезнел. - Не трогай Рей. Рубеус мучил сыр. Сапфир кривился. Алмаз решил спасти продукт - короля всегда привлекали героические роли. - Иди отсюда, варвар. Ты оскорбляешь чувство прекрасного своим...уж не знаю, что ты хотел из этого сделать, но выглядит отвратительно. Да, кстати, ты ничего не хочешь мне сказать? Ой, кажется, Алмаз все же собирается устроить разборки. Хорошо еще, что атмосфера не располагает к дружескому мордобою. Рубеус, пропустил приближение опасного момента, поглощенный «искусством» Алмаза - фигурным укладыванием сыра. Братец всегда втайне тянулся к прекрасному, особенно рукотворному. К глубокому его сожалению, мастер меча, да и вообще практически любого оружия, терял где-то свою знаменитую ловкость, если дело не касалось оружия. Хотя, спиртное разливать так, чтобы ни капли не пропало, он тоже умел. - Значит, я тебе напомню. Вы лучше садитесь, на ходу пить такие... - Алмаз подчеркнуто недовольно понюхал коньяк. Маленькая слабость короля - привередничать, особенно, если вредничать собирается - ...не очень качественные напитки не имеет смысла. Да и разговор у нас сегодня будет долгим. - Да, у его братьев было много слабостей. Принц считал их ужасно милыми, и относился очень по-собственнически - хорошо, что никто, кроме их троих не замечает этих привычек. - Успеешь, не переживай. Я не буду вас всю ночь тут держать. Тем более, у меня масса работы. - Кто бы знал, как они надоели со своими подколами? Неужели он не мог спокойно заниматься своей личной жизнью? Сам? Сапфир понимал, что чем больше он злится, тем больше смеются братья, но.… В конце концов, пора бы уже и совесть иметь! - Ты не мог бы мне объяснить для начала, почему твое высочество соизволило явиться на официальное мероприятие в разорванной одежде? Тебе больше нечего надеть? Ой, сейчас Алмаз начнет обстоятельный разбор по пунктам: Рубеуса, его внешнего вида, его поведения, речи и даже того, каким воском для волос брат ставит свою прическу. Сапфиру захотелось под стол - жаль, тот был слишком маленький. Нет, ну просил же, просил… Сапфир нашел отличный выход - спрятаться за стаканом с виски - все еще бессовестно полным. Принц решил это быстренько исправить, тем более, что было это и ко времени, и к месту. Стакан быстро опустел. - Алмаз, - кисло и еле слышно позвал принц - так, чтобы Рубеус не услышал. - Может, не надо? Не сейчас же….

Рубеус: Алмаз покривился, отхлебнув коньяк. Рубеус готов был поклясться, что этот же самый напиток в прошлый раз получил полное королевское одобрение. Всё-таки у его брата был скверный характер. Скверный и привередливый. Рубеус мысленно пожал плечами и развалился в кресле, закинув ногу на ногу. С подоконника спрыгнул кот Алмаза, вальяжно потянулся и оглушительно мявкнул. Листок с какими-то записями слетел оттуда же, немного покачался в воздухе, а затем поплыл к королю – тот подхватил его и, не глядя, засунул куда-то на полку ближайшего шкафа. Почерк на листке показался принцу смутно знакомым. Рыжий стянул с тарелки апельсиновую дольку и перевёл взгляд на Сапфира – тому, кажется, было не по себе: он не любил споры, не любил повышенные тона, не любил их с Алмазом вечные пикировки. Рубеус про себя согласился с младшим братом – наверное, именно сейчас это действительно ни к чему: время можно использовать с большей пользой. - Дорогой мой брат, ты истребил достаточно много нелепых традиций, почему бы тебе не упразднить и эту? – Рубеус раздражённо посмотрел вниз: домашний мерзавец короля, выгнув спину и елозя хвостом по ковру, медленно подкрадывался его ногам. – Ты сам знаешь не хуже меня, что парадная форма скроена так, что в ней невозможно свободно двигаться и невозможно сражаться. А в последнее время у нас неспокойно, – принц отпил пару глотков белого маглорского. Меховая бестия изготовилась, прыгнула и взгромоздилась на коленях рыжего принца. – Я думаю, в первую очередь, нам стоит поговорить об этом. Не нравится мне, что происходит, - нахмурился Рубеус, но серьёзность речи оказалась несколько подмоченной, поскольку погань успела вскарабкаться ему на плечо и теперь тёрлась о щёку мохнатой мордой. Чёрный китель…вернее, жилет принца оказался удручающе усеянным светлой шерстью. Рубеус мрачно взял кота за загривок, спустил его обратно к себе на колени и, безнадёжно вздохнув, стал чесать его за ухом. Чудовище блаженно заурчало. Рыжий в который раз помянул недобрым словом тот день, когда он _сам, по своей воле_ приволок эту тварь Алмазу – кто же знал, что это ужасное животное так понравится его брату, и что оно вообще окажется ужасным. Перед глазами принца замелькали картины прошлого… Выгоревшая деревня, какое-то тело на пороге чудом уцелевшего дома, о которое Рубеус едва не споткнулся (нога болела и двигалась с трудом, а пытавшегося помочь офицера он отпихнул: не барышня, сам дойду!), замызганный порог и два светящихся глаза под покосившейся лавкой. Юный главнокомандующий запустил руку в темноту и достал крошечного, с пушистой серой шерстью, котёнка. - Всего-то… – фыркнул принц и наклонился посадить существо обратно. Котёнок прополз вверх по руке, вцепился из всех силёнок в рваный рукав и тихо пискнул. Рубеус перехватил его за шкирку, осторожно отцепил когти от ткани и поднёс к глазам. Шерсть на макушке и спинке котёнка забавно топорщилась, пузико было толстеньким, а правая часть забавной мордочки вся в саже. Рыжий сердито посмотрел в золотые кошачьи глаза – существо было кошмарно маленьким и до отвращения трогательным. Решиться выбросить почему-то не получалось – и Рубеус злился на себя. В этот момент он и услышал голос Алмаза. - Мне доложили, ты снова скрываешься от врачей. Мало того, что летишь впереди армии всей... Тебе думать нечем? Рубеус резко обернулся и вдруг сложился пополам от беззвучного хохота. Вся правая сторона лица Алмаза была чёрной от копоти, а слегка взлохмаченные волосы покрывала пыль (армейские наверняка не решились сказать королю об этом), а за его спиной маячила лысая макушка старого целителя. Рубеус отсмеялся и протянул озадаченному брату свою находку. - Держи. На тебя похож. Король машинально взял в руку котёнка – тот сразу потёрся носом о тонкие пальцы – и некоторое время его разглядывал. Потом, видимо, что-то сообразив, достал платок и провёл по грязной щеке. Котёнок потеребил зубами повисшую на нитке пуговицу, чихнул, затем, балансируя на ладони Алмаза, встал на лапки и отряхнулся, подняв облачко пыли. И тут чихнул уже Алмаз, и тоже тряхнул волосами. Без слоя пыли оба оказались белыми. Первым захохотал Рубеус, запрокидывая голову и утирая кулаком вновь полившуюся кровь из разбитого носа. Рассмеялся, прислонившись к стене, Алмаз. Тонко захихикал королевский целитель. Котёнок, испугавшись громких звуков, забился Алмазу под расстёгнутый китель, и теперь наружу торчали только мохнатые задние лапки и короткий вздёрнутый хвост. - Пожалуй, оставлю зверя себе, – король никак не мог согнать с лица неподобающую улыбку. – Будет моим талисманом. А назову я его – Айс. Рубеус усмехнулся вслед уходящим воспоминаниям и привычно буркнул: - Алмаз, когда ты выкинешь, наконец, этого монстра? Сапфиру он решил не отвечать. Ту пьянку он помнил прекрасно.И её причины. И её последствия. И повторять не собирался. Тем более, что хуже того самогона он в жизни ничего не пробовал. Главнокомандующий, как и его царственный брат, терпеть не мог низкопробные напитки. «А Рэй для Сапфира, похоже, что-то большее, чем просто увлечение”, – огорчённо подумал Рубеус. – «Ему сейчас бесполезно что-то объяснять. Придётся поговорить об этом только с Алмазом».

Алмаз: Рубеус ворчал и оправдывался с таким невозможно серьезным видом, как будто в чем-то виноват был не он, а сам Алмаз. Король слушал, наблюдая за охотой Айса на любимую жертву. Это мини-представление разыгрывалось почти каждый день, но не могло надоесть: фантазия обоих была неистощима. Кот придумывал новые способы достать вспыльчивого Рубеуса, а тот придумывал для зверя прозвища, которые Айс явно воспринимал как комплименты. - Если тебя что-то не устраивает, ты должен об этом говорить, а не устраивать очередной спектакль. Я много раз просил тебя вести себя прилично и не вынуждать ругать принца и главнокомандующего, как капризного ребенка, - он выпил еще глоток коньяка, повертел в руке бокал. - Тем более сейчас. Когда мы должны быть собранными и не тратить время на пустяки. А ваши игры - это вообще отдельная тема, которой я сейчас не буду касаться. Но я хотел бы вас настойчиво попросить не играть с нашим авторитетом и уважением к королевской семье. Особенно в данный период. Посмотрев на сердито сопевшего Рубеуса, подбородок которого щекотал пушистый хвост, Алмаз сжалился: - Айс, иди сюда. Если он лопнет от злости, тебе не на ком будет висеть.

Рубеус: Белый мурчащий гад повернулся к Рубеусу пушистыми баками, лениво потоптался по коленям и, наконец, спрыгнул, на прощание мазнув хвостом по лицу рассерженного принца. Алмаз наклонился и нежно подхватил наглую тварь на руки. Тварь величественно подставила шею, требуя внимания и ласки. - Именно это время и может послужить неплохой проверкой. - Рубеус взял ещё одну дольку апельсина. Ему нравились эти фрукты - сочные, кисло-сладкие, ароматные. Если бы ещё не... "Надо будет подкинуть идею магам-селекторам - пусть выведут апельсины без косточек" подумал принц и продолжил. - Я вряд ли удивлюсь, если кто-то из предателей предложит свергнуть твоё величество именно мне. Зато он - наверняка удивится. - Рубеус выплюнул косточки. - Позволь мне действовать по-своему. И, да, ты кажется, собирался рассказать нам про сад.

Алмаз: Взяв на руки Айса, Алмаз прошелся по комнате, думая. - Нет. Не надо провоцировать возможных предателей во время, когда мы должны уделить больше внимания внешней политике, чем поиску недовольных здесь. Сейчас знать должна быть сплочена, как никогда. По крайней мере, к этому надо стремиться. А что касается провокаций...отложим их на потом, - покосившись на открывшего было рот принца, король поморщился и замахал свободной от кота рукой. - Рубеус, не спорь. Так будет лучше. Послушайся старших хоть раз в жизни! Вновь запустив пальцы в белоснежную кошачью шерсть, Алмаз продолжил ходить туда-сюда, невольно действуя на нервы братьям - они оба терпеть не могли привычку короля думать, постоянно перемещаясь туда-сюда. - Сад? Ах да, я же хотел вам рассказать... Стоило мне выйти, как нашу нежданную гостью приметил лорд Нефрит (не знаю, знакомы ли вы с ним), появившийся в саду как герой романа - из окна. Он так настойчиво пригласил ее на свидание, что она не смогла ему отказать. Я проконсультировался по этому поводу с кое-кем из богов и меня уверили, что все будет в полном порядке. Кажется, они уже покинули дворец. Я бы хотел послушать твои соображения, Сапфир, насчет того, как именно мы перекроем возможность телепортироваться.

Рубеус: Рубеусу очень хотелось возразить брату, но он ведь сам решил не развивать сегодня эту тему, пришлось смолчать и запихнуть рвущиеся колкости обратно в рот, для надёжности припечатав их кусочком красного грейпфрута и ещё одним глотком маглорского. "А вино действительно хорошее" - отметил про себя принц - "Надо будет запомнить год" Алмаз принялся ходить по комнате, что изрядно раздражало Рубеуса, тем более что в такт шагам король поглаживал своё ненаглядное чудище. Эта привычка старшего брата не нравилась и Сапфиру - не слишком приятно поворачивать голову туда-сюда, чтобы успевать следить за монаршими перемещениями... - Сад? Ах да, я же хотел вам рассказать... Стоило мне выйти, как нашу нежданную гостью приметил лорд Нефрит (не знаю, знакомы ли вы с ним), появившийся в саду как герой романа - из окна. Он так настойчиво пригласил ее на свидание, что она не смогла ему отказать. Я проконсультировался по этому поводу с кое-кем из богов и меня уверили, что все будет в полном порядке. Кажется, они уже покинули дворец. Я бы хотел послушать твои соображения, Сапфир, насчет того, как именно мы перекроем возможность телепортироваться.[ Рубеус расхохотался, представив, как хранительницу времени, Богиню Серебрянного Королевства, тихонько уводят в сторону роскошных садовых кустов и не менее роскошных "виноградных" беседок. Нефрит был известным ловеласом. Впрочем, это значило, что Саюри ему понравилась - на некрасивых дам лорд внимания не обращал. Собственно, рыжий принц, кажется, догадывался кто скрывался под личиной галантного придворного - его, Рубеуса, покровитель. А теперь эти догадки подтверждались ещё одним пунктом: кому, как не Богу флиртовать с Богиней, вряд ли у простого дворянина хватило бы на это дерзости. Хотя, Нефрит мог. Он славился при дворе своими безумствами. "Что ж, во всяком случае, одной проблемой меньше. Пока".

Сапфир: -Перекроем? А ты уверен,что ее нужно именно перекрыть? Если кто-то действительно захочет проникнуть к нам, то он это сделает, тем или иным способом. Закрытый вход только подтолкнет искать другие пути, - Сапфир задумчиво почесал переносицу. Перед его глазами стояли свитки, множество свитков в библиотеке храма Джедайта. - Я думаю о пространственном кармане. Можно будет сбрасывать туда всех незванных гостей - пусть повисят в пустоте, пока за ними не придут - либо мы - достать оттуда, либо помощь - повиснуть рядышком. Вот только против богинь это не подействует. Алмаз остановился посередине очередного измерительного пробега от кровати к столу - ровно три шага, они все уже успели это выучить. Принц довольно усмехнулся. Вообще Сапфир сам думал точно также - наматывая круги по комнате, но никогда не учитывал, какэто раздражает окружающих. Ему - можно, а вот другим - ни в коем случае. -Алмаз, - задумчиво протянул принц. - А насколько реально обратиться к Кунсайту? Пусть он если не перекроет божественную телепортацию - захотят, прорвутся, вдвоем - втроем - то сделает ее очень неприятной? Ну, или как минимум, поставит сигнальные чары - чтобы не было больше подобных... неприятных сюрпризов?

Алмаз: - Я все таки хочу перекрыть телепортацию совсем. По крайней мере, для смертных, - возразил король. - Это ведь возможно, так? А насчет сигнализации - дельная мысль. С Кунсайтом я поговорю. Я подумал, что если бы они с Джедайтом поставили щит вдвоем, одна богиня не смогла бы его пробить. Ну, а если они уже начнуть прорываться с боем, по несколько... Это открытая война. Не думаю, что они сейчас на это пойдут. Я могу обратиться к твоему богу с просьбой? Алмаз вопросительно посмотрел на задумчивого Сапфира. Перед глазами младшего принца явно проносились десятки формул и заклинаний, которых его гениальный ум хранил ужасающее количество...

Сапфир: - Вообще - конечно возможно. Но потребует гораздо больше затрат энергии - да, не удивляйся, глухой щит, открывающийся только перед приглашенными именно таков. И подобрать приглашение тоже реально - правда, придется пару недель посидеть за расчетами. Честно, я не думаю, что это рационально. Но если твоя интуиция говорит другое... - Сапфир осознавал, что король - это не просто звание. Короли связаны со своей страной и народом совершенно особым образом. Алмаз частенько понимал ход вещей куда лучше, чем грубые логические размышления могут себе позволить. Сапфир этим тихо гордился - значит, брата признала их древняя земля. Боги тоже. И если страна что-то шептала королю - эхом предчувствия и тенью сомнения - стоило прислушаться, каким бы абсурдным это не казалось. - Джедайт... Если ты сумеешь до него дозваться - у меня уже давно нет связи с ним. Он исчез куда-то, и даже перебирая его свитки, я не чувствую присутствия бога. - Только братья знали, что в библиотеке при храме бога знаний хранились свитки, написанные богом еще в бытность демоном. Эти свитки впитали часть силы бывшего Повелителя Иллюзий, силы, уже не демонической, но еще не божественной. Сапфир долго изучал их, и, в некотором роде, сроднился. Теперь они всегда возникали внутри его сознания, стоило позвать - они стали в какой-то мере даже частью его силы. Читая их, принц общался с богом.

Алмаз: Умом Алмаз понимал, что брат прав. Что большими объемами энергии трудно оперировать (это он знал даже при своем весьма условном магическом образовании). Но безошибочное чутье, на которое он привык полагаться без оглядки, спорило с логикой. - У меня есть идея, как создать приглашение без сложных расчетов. Я на днях чисто случайно нашел одну интересную книгу по заклятиям на крови... - Алмаз посадил задремавшего было кота на кровать и плеснул еще немного коньяка в бокал. - С Джедайтом я свяжусь. Странно, что он не откликается, вы же с ним всегда были очень тесно связаны... Ладно, это уже моя забота, - он посмотрел на часы. - А вообще уже достаточно поздно. У меня еще были несколько вопросов, но они вполне подождут до завтра. В отличие от девушки, к которой я советую тебе поспешить

Сапфир: Сапфир сдержал хихиканье - настолько его развеселил образ гостей, сдающих кровь из пальца, чтобы телепортировться во дворец. Оставил отпечаток на бумаге - проходи. Нет, понятно, что все это можно сделать куда изящнее, но вот свите, сопровождающей званых гостей - лакеям и горничным - придется поступать именно так - рациональность, блин. Почему обязательно кровь? - Подумай еще об ауре. Думаю, с ней меньше мороки, кровожадный ты король, - Сапфир молча смеялся. -...В отличие от девушки, к которой я советую тебе поспешить, - Алмаз. Вот блин, прицепился - не отцепится. Да, с такими братьями никакой личной жизни не надо - все равно не получится! - Давай со своими любовницами сам разберусь, а? Я же не лезу к тебе в постель! - фыркнул принц.

Алмаз: Алмаз возмущенно замотал головой: - Да я не о том. Гости будут проходить через пропускные пункты, как и сейчас. А вот те особо одаренные личности, которым захочется попасть во дворец именно телепортом, должны будут иметь с собой какой-нибудь амулет. Я, кстати, не кровожадный, а наоборот очень добрый - хочу щит замкнуть на себе. Так что если кто-то и лишится пары капель крови, так это я сам. Понял? Впрочем, если с аурами ты успеешь закончить до утра - сделаем по твоему. Но пока я не вижу более быстрого способа Король давно не видел брата таким раздраженным из-за намеков на героиню его очередного романа. Наверно, со времен, когда тот встречался с одной юной врачевательницей.. "И чего он злится? Я его гулять отпускаю, а он шипит, неблагодарный..." - Ко мне лезть не надо, кота придавишь, - попробовал отшутиться Алмаз. - Последние пару месяцев он там спит гораздо чаще, чем я

Сапфир: - То, что на себе ты его не замкнешь - это не обсуждается. К тому же, такими доистоическими способами еще до Базальт пользовались. Какого года твоя книжка? - Нет, ну только что говорили, и все впустую, да? Чем он вообще думает? Видимо, хвостом кота своего, если не сказать тем, что повыше. - Хватит с тебя приключений. Надо будет ради этого поднять сейчас мою лабораторию - проснуться. Как миленькие. Что тебя устроит в качестве символа допуска? Печати богов - это вариант, но не всем подходит. Сам понимаешь, божественное внимание... давит. Особенно на нашу знать - бояться они после коронации богов. Напугал ты их.

Алмаз: - Сапфир... - трагически простонал Алмаз, зажевывая коньяк ломтиком апельсина, - Иди гулять, а? И ты, и твоя лаборатория. Я еще с богами не говорил, без Кунсайта я такие вещи не решаю, ты знаешь. Что с вами сегодня такое? Никакого уважения к старому больному королю! Я сказал - я сам разберусь и сам буду контролировать щит. Все, обсуждение закрыто. Беги уже к своей красотке, зануда! Считай, что это приказ. С этими словами он извлек брата из кресла, приобнял за плечи и фактически вытолкнул из комнаты. "Ну откуда в нем столько упрямства? Был такой хороший ребенок..."

Рубеус: Рубеус молча выслушал разговор братьев про щиты. Это была не совсем его специализация. Алмаз, конечно, опять геройствовал, но давать ему подзатыльники было совершенно бесполезно, это Рубеус успел понять на собственном опыте. На Алмаза можно было орать, его можно было бить, валять по двору в пыли, выгружать ему формулы, расчёты и самые логичные доводы, но если ему что-то пришло в его упрямую голову, то это оттуда нельзя было вышибить ничем. Да и идея, по совести, была не самой худшей. Главное, чтоб щит Алмазу не обошёлся чем-то намного большим, чем пара капель крови.

Рубеус: - Давай со своими любовницами сам разберусь, а? Я же не лезу к тебе в постель! - фыркнул принц. Сапфир повыпускал иголки , нахмурился и весь подобрался. Алмаз ведь просто отпускает его к девушке... Как-то странно он реагирует. Как будто его, наоборот, пытаются не пустить к ней. Как будто её у него отбирают... Таким я его не видел. Благие боги! Как бы я хотел, чтобы эта Рэй оказалась просто необычайно умной девушкой, для которой ничего не значат авторитеты! Дорого бы я за это дал... Рубеус ещё раз поздравил себя за то, что решил не говорить Сапфиру о своих подозрениях. "Всё стало бы только хуже, если он так реагирует даже на невинный братские шутки... Куда же ушло то безграничное доверие между нами, когда любое слово, любой жест понимался правильно, когда каждый из нас знал, что один может смотреть глазами другого, что никто не пытается ни за кого решать, что всё, что делает или говорит каждый - только для нас, когда можно было сказать всё что угодно, о ком или о чём бы не шла речь - это всё моё, твоё, наше... Ушло, наверное, это доверие. Туда, где нас было только трое, спина к спине, локоть к локтю - трое ощетинившихся мальчишек против всего и всех..." Рубеус посмотрел, как Алмаз, смеясь, выталкивает Сапфира из комнаты, и закрывает за ним дверь. На чары привязанности и чары служения он проверил брата ещё там, в Большом зале, но возможно, он что-то пропустил. В то, что его брат действительно любит Рэй - так любит, что готов её защищать ото всех и всего, даже от собственных братьев, что она в какой-то момент заполнила его сердце - всё, без остатка, так, что в нём совсем не осталось места... в это верить не хотелось. Какой бы это ни было правдой. Рубеус подождал, пока Алмаз вернётся в своё кресло, и негромко начал: - Мне надо тебе что-то сказать. - Рубеус с трудом подбирал слова, деликатно и корректно он выражаться не умел и не учился. - Про Сапфира. - Слова не складывались, и принц решил что он скажет что думает и так. - Эта его Рэй. Она слишком свободно держит себя с нами и слишком откровенно скучает на балу для обычной провинциалки, никакой восторженности, никакой робкой почтительности, и ничего, чем можно было бы это объяснить. Она неправильная. Боюсь, что она не наша. Она ведёт себя так, как будто она привыкла общаться с монархами на равных. Даже не на равных... не то слово. Не такое. У неё глаза и осанка того, кто привык смотреть сверху вниз, а не наоборот, понимаешь? - мысли были сумбурными, неубедительными, в них чего-то не хватало. Рубеус секунду помолчал, и уже более уверенно добавил. - И Сапфира она не любит.

Алмаз: В сбивчивой речи брата Алмаз услышал упрек Сапфиру. Рубеуса - жившего семьей, преданного братьям всем своим честным и верным сердцем - поведение младшего принца обидело гораздо больше, чем его самого. В конце концов, у всех бывают слабости и увлечения...возможно, Сапфир невовремя серьезно влюбился. Но обыкновенная девушка, даже такая красивая...разве может представлять опасность столь слабое существо? - Не преувеличивай! - беззаботно отмахнулся Алмаз. - Она простая смертная, тем более без малейших способностей к магии. Что в ней может быть опасного? Не переживай так. Это же просто очередная игрушка. Но в глазах Рубеуса было столько горечи... Король знал, о чем он думал. "Мы забыли о тех временах, когда у нас не было ничего и никого, кроме друг друга. Наверно, мы взрослеем. Уж Сапфир точно. Он строит свой мир и уходит в него, а мы не можем его остановить. Я ждал и боялся этого... Ну не смотри на меня так горько, что я могу тебе сказать? Ты и сам должен все прекрасно понимать. Ты ведь тоже когда-нибудь уйдешь..."

Рубеус: - Игрушка, говоришь? - Рубеус так удивился, что даже позволил Айсу опять взобраться к себе на колени, и автоматически стал гладить мягкую белую шерсть. - Для Сапфира она отнюдь не игрушка. А она смотрит на него совсем не как влюблённая девушка - на своего любимого, тем более если этот любимый - принц. А магия - это не всё. Ты это прекрасно знаешь. Учитывая современные артефакты, это далеко не всё. Я думаю, что она из сильверов. Мага бы наша контрразведка сразу засекла. И возможно из их высших иерархов, о котором мы даже понятия не имели. Вот о "Ртути" кто-то у них знает? Нет. - Рубеус посмотрел на свои руки, увидел кота, смешно вытаращил глаза, и скинул млеющее от почёсываний наглое животное на ковёр. - Хочешь верь, хочешь - нет. Но просто понаблюдай за ней, и ты поймёшь, о чём я. Рубеус был раздосадован, он ожидал, что старший брат его поймёт. Наверное, у нас слишком долго всё в порядке. Алмаз к этому слишком привык

Алмаз: - У него это пройдет, как всегда проходило. Успокойся. Никакие артефакты не подействовали бы на мага такого уровня, как Сапфир. Тем более, артефакты сильно фонят, мы бы услышали. Алмаз наклонился и погладил возмущенного таким бесцеремонным обращением Айса. - Я понаблюдаю. Но мне кажется, что ты зря так паникуешь.

Рубеус: - Смотри, я предупредил. - Рубеус стянул с тарелки последнюю дольку апельсина и кинул в рот. - А про пройдёт, мне кажется, ты не прав. Это выглядит чем-то серьёзным. Да, по поводу охраны, поставил своих лучших магов в башни плавучей крепости, увеличил число стражников, раздал им последние разработки - только что из лабораторий, а в самом дворце скрытые ниши - там любимцы нашего генерала Агата изображают из себя камень... Пока не почуют того, кому у нас быть не положено. Ну и ещё по мелочи, маячки, сигнальники... Всё по высшему разряду. Рубеус встал, потянулся и подошёл к двери. Ему показалось, что он забыл сказать что-то очень важное. "Ах, да!" - Будь добрым братом, а? Выкинь своего белого урода! В свою комнату

Алмаз: - Это кого в этой комнате ты имеешь в виду под "белым уродом"? - наигранно рассердился Алмаз, запуская в уходящего Рубеуса тарелкой. Естественно, тот грациозно-небрежно перехватил летящий предмет, сунул под мышку с видом победителя и гордо удалился под печальное мяукание Айса. Король залюбовался легким экономным движением своего домашнего героя. Он искренне восхищался братьями, достигшими так многого в своих областях. Возможно, именно потому, что догнать их Алмаз уже не смог бы при всем желании. Он до сих пор читал по ночам, понимая, что на одних природных способностях далеко не уедешь. "Надо будет присмотреться к этой пассии Сапфира. Уж если Рубеус так разволновался...что-то в ней должно быть интересное" Убрав бутылки, совершенно не подходящие в качестве фона для разговора с богами, Алмаз сел по привычке на подоконник и мысленно потянулся к Кунсайту, безмолвным зовом - в словах они часто не нуждались вовсе. К Джедайту надо было обратиться по-другому. Благо, сегодня уже виделись. "Позволите потревожить вас просьбой о совете и помощи?"

Кунсайт: Из своей обители Посреди комнаты вдруг бесшумно возник водоворот, и из него появился рослый голубоглазый, беловолосый юноша. Он выступил из воронки и, когда она исчезла за его спиной, огляделся по сторонам. Алмаз сидел на подоконнике с закрытыми глазами и, похоже, обращался ещё к кому-то. "Хммм... Раз уж он зовет не только меня, что-то точно произошло." Он отошел, чтобы не мешать Алмазу.

Алмаз: Повеяло прохладой - как всегда, Кунсайт эффектно появился из сияющего водяного круга. Ждать ответа Джедайта не было смысла, и Алмаз слез с подоконника и поклонился невозмутимому богу. - Спасибо, что так быстро откликнулись! Мне срочно нужна ваша помощь: у нас сегодня объявилась богиня времени, без приглашения и с совершенно непринужденными манерами... Я не хотел бы, чтобы во дворец свободно проникали враждебные существа, смертные или нет. Могу ли я попросить вас совместно с Джедайтом поставить защиту от телепортации на замок? Король вопросительно посмотрел на бога. Кунсайт казался усталым, что раньше бывало достаточно редко. "Все ли у него в порядке?"

Кунсайт: Наконец, слез с подоконника и поклонился ему. - Спасибо, что так быстро откликнулись! "Пожалуйста" Мне срочно нужна ваша помощь Это я уже понял. Ты просто так не зовешь. у нас сегодня объявилась богиня времени, без приглашения и с совершенно непринужденными манерами... Что? Вот так так... Саюри собственной персоной. И что же ей было нужно? Я не хотел бы, чтобы во дворец свободно проникали враждебные существа, смертные или нет. Могу ли я попросить вас совместно с Джедайтом поставить защиту от телепортации на замок? "А, так он обращался к Джедайту. Это хорошо. Я по нему соскучился. - Идея хороша. - Наконец, нарушил молчание Бог. - Но как ты планируешь отличать враждебно настроенных личностей от тех, кто не желает зла твоему королевству? Люди любят притворяться. Боги тоже.

Алмаз: Алмаз пожал плечами и незаметно задвинул обратно предательски выкатившуюся из-за стола бутылку. - Я и не собираюсь. Хочу закрыть от всех. Люди пусть проходят через охрану, а боги...а богини пусть не проходят никак. Разве что будут пробиваться отрядом. Я как раз нашел способ сделать щит быстро и надежно, хоть и несколько неизящно. Но нужно довольно много энергии К Кунсайту подошел соскучившийся Айс, потерся о его ноги с величественным видом. "И все-таки с ним что-то не так...Спросить? Неприлично задавать такие вопросы богу...даже если он когда-то спас тебе жизнь...и не только"

Джедайт: Из сада. Джедайт появился у двери, вежливо протянул руку назад и постучал, привлекая внимание. Алмаз стоял у окна и внимательно смотрел на Бога Воды. Почувствовав появление бога и услышав стук, слегка вхдрогнул. Говорил же ему, будь готов к неожиданностям. Кунсайт обернулся, приветствуя. Бог устал, впрочем, такое путешествие измотает кого угодно. - Кунсайт, - Джедайт кивнул, улыбаясь - он не мог, да и не хотел скрыть радости от возвращения старшего бога, - Алмаз, - еще один короткий кивок. - рад видеть вас еще раз.

Кунсайт: - Понятно. - Кивнул Кунсайт, выслушав юношу. - В таком случае, действительно лучше ставить щит нескольким богам. Я согласен. К Кунсайту подошел Айс и потерся об его ноги. Кунсайт улыбнулся про себя. По коту он, оказывается, тоже соскучился. Он перевел взгляд с Айса на Алмаза. «Похоже, он за меня волнуется. Это приятно. Но неужел и так устало выгляжу. Что это заметно даже ему? Непорядок.» Тут у двери появился Джедайт. Кунсайт обернулся и поприветствовал его, с плохо скрываемой радостью в голосе. Уловив похожее чувство в голосе друга, он не смог сдержать улыбки.

Алмаз: Король поприветствовал Джедайта, едва удержавшись от вопроса о происходящем в саду. А любопытство, еще и подогретое парой бокалов коньяка, пусть и не очень выдержанного... Он повернулся к Джедайту. - Думаю, нет смысла объяснять, почему я хочу перекрыть возможность телепорта. Вы и так все знаете, - в паузе Алмаз строго посмотрел на кота, самозабвенно трущегося о брюки Кунсайта. - Поэтому просто повторю свою просьбу: мне нужно накрыть дворец щитом, созданным вами двумя. Если мне уместно высказать свои пожелания, то я хочу, чтобы этот щит был замкнут на мне. Это необходимо.

Джедайт: Кажется, Алмаз был любопытным ребенком? Так, по крайней мере, рассказывал Сапфир. Этот мальчик, засыпая над свитками в моей библиотеке, многим делился. - Ну, недавний сюрприз разрешился неожиданно легко, - улыбнулся Джедайт. - Можете не волноваться. - успокоил короля Джедайт, впрочем, подогревая его любопытсво еще больше. - Щит мы поставим, - Джедайт посмотрел на Кунсайта, - но замыкать его только на вас... Кажется, при вашем дворе сейчас находится необычайно одаренный дворянин... Лорд Нефрит, если я не ошибаюсь. Если он согласится, думаю, стоит попросить его послужить вам страховкой?

Алмаз: - Если лорд Нефрит согласится присмотреть, я буду только рад. Если бы можно было побеспокоить его сейчас, я попросил бы его присоединиться к нам... - король потер висок: сердитый голос Сапфира ударил, как обухом. "Спасибо. Перекрывай простых смертных. Всех. Без всяких ключей и возни с аурами. Если уж ты так хочешь поработать ночью... Остальное моя забота. И не вынуждай меня приказывать по-настоящему, пожалуйста." Ответив, Алмаз повернулся к тепеливо ждущим богам. - Прошу прощения. Но только страховкой, не более того. Я хочу, чтобы в течении часа щит от бессмертных был готов. Алмаз несколько секунд шарил в столе, вполголоса ругая сам себя за беспорядок. Наконец, он выудил из-под папок изящный кинжал. Стараясь не смотреть на Кунсайта и не думать о том, как тот будет ругаться, король вытащил изящное лезвие из ножен и полоснул себя по ладони. - Я хочу чувствовать мой замок, как себя самого.

Джедайт: - Я хочу чувствовать мой замок, как себя самого - Алмаз провел лезвием по руке. Глупый демонстративный жест. -Вы понимаете, чего от нас хотите? - Джедайт выгнул бровь. - А на что идете? У вас в замке где-то обвалился фундамент - вы это почувствуете. Крысы щекочут пол лапками - пожалуйста, вот они бегают, у вас в голове. Вашему разуму придется следить за столькими вещами, что у менее сильного мага просто отключилось бы сознание. Насколько я знаю, вас не тренировали. Показать, чем это обернется в худшем случае?

Алмаз: Нет, это было уже слишком. И братья, и боги - никто не смог защитить дворец от чужих, никакая охрана не остановила врага. Несмотря на все уверения и гарантии. Никто не смог уберечь сердце королевства, а теперь у него пытались отобрать возможность сделать это самому - пусть неправильно, неразумно, но надежно! Самому, как всегда не полагаясь ни на кого до конца. - А вы понимаете, что значит оставить свой дом, по которому шляются чужие боги? - рявкнул король, сжимая в кулак окровавленную руку. - Я не такой бездарь, как принято считать! Я смогу закрыться! Я смогу сделать все, что надо! Раз уж вы не смогли ее услышать и остановить, этим придется заняться, нам, смертным! Мне!! Уже произнося последние слова Алмаз понял, что натворил. Прося помощи, он наорал на бога. Строго говоря, даже на двух. Это была неслыханная дерзость. Но не опускать же голову! И он продолжил смотреть в расширившиеся от изумления глаза Джедайта.

Джедайт: Алмаз кричал. Джедайт смотрел, слушал, удивлялся, и вдруг, неожиданно для самого себя, расхохотался. Искренне, громко, открыто - так обычно смеялся Нефрит. Видимо, переобщался Бог Знаний с Богом Ночи, переобщался. На лице Кунсата одно удивление сменилось другим - такого Джедайта Кун видел очень редко. - Алмаз, - все еще посмеиваясь, сказал бог. - Мы понимаем, что вы можете. Вам вообще многое удается только благодаря этому вашему "я могу". Вы уезжаете в Серебряное королевство, а там вам и так придется не сладко. Богиню вам в любом случае не одолеть. Оставьте это нам. А ваши... сомнения... вот уж не думал, что Его Величество Алмаз когда-нибудь обидится на меня. Польщен. - Джедайт улыбался. - Щит... Вы получите контроль над ним. Но и все, что с этим причитается, тоже. Смотрите. - Джедайт вскинул руку, создавая иллюзию. Иллюзию только для Алмаза. Повествование о самом худшем, что может подарить такая связь с замком. Вот так будет, если замок возьмут в осаду... А вот так, когда враги побегут по коридорам... А вот так, если вы заполните его множеством придворных.... А это - просто кто-то пробил щит... - шептал голос. Видения в голове Алмаза сменялись одно другим - его мозг сам создавал образы. Джедайт не знал, что там виделось королю, но был уверен, что приятного в этих ощущениях мало.

Алмаз: Боль рухнула каменной плитой, рванула каждый нерв. Под этой чудовищной, физически ощутимой тяжестью, Алмаз глухо взвыл и упал на колено. Под спокойный, вежливо-насмешливый голос Джедайта короля бросило в жар лихорадки, сменившийся потоком вонючей грязи, в которой он едва не задохнулся. Потом еще и еще...боль то прокатывалась валом, то жгла огнем...почти теряя сознание, Алмаз подумал "Как похоже на то, что мне всегда снится..." Эта неуместная мысль, ворвавшись в звенящую от кошмарных видений голову, почему-то принесла облегчение. "Как он сказал?...Только потому, что я так хочу?" Закусив губу, чтобы не закричать, он загнал упирающуюся боль куда-то вглубь сознания, в компанию к привычному холодку ночных кошмаров. Прислушался. Ощущение оставалось неприятным, но терпимым. "Да, я так хочу" Шатаясь, король встал и улыбнулся богам. - Нормально. Ставьте, - коротко выдохнул он и протянул руку к Джедайту.

Джедайт: - Нормально. Ставьте, - выдохнул Алмаз и протянул руку. Джедайт молча кивнул, закрыл глаза. Кровь взлетела с руки Алмаза, капельки закружились в воздухе. Сквозь красные бисеринки несмело подсматривал свет, маленькие лучики тянулись наружу - кровь светилась. Секунда, и алое ожерелье плюхнулось на пол обычными капельками крови. Ой, кажется, ковер короля испорчен... Джедайт формировал свой щит - потом Кун подхватит, вплетет свою силу - они великолепно сочетались. Чистая вода ясностью открывала путь к знаниям, и вода же мутила их перед недостойными. Это будет отличный щит. Уже сейчас он сливался с Алмазом. Впрочем, ощущения должны быть захватывающими. Сознание короля расширялось. Любопытное ощущение... для любопытного короля. Бог улыбнулся.

Кунсайт: Если мне уместно высказать свои пожелания, то я хочу, чтобы этот щит был замкнут на мне. Это необходимо. Дурак. - Вот первая мысль мелькнувшая в голове у Кунсайта. - Дурак, готовый пойти на всё, чтобы защитить своё королевство и свой народ. Пастырь, ценой боли, возможно, даже жизни, готовый защитить своё стадо. Он сам его выбрал, он знает его, но знает ли Алмаз, чем ему это грозит? Он уже хотел рассказать королю о грозящей ему опасности, но Джед прекрасно сделал это за него. он слушал молча и не перебивая, лишь кивнув в ответ на высказаное предложение о страховке. - А вы понимаете, что значит оставить свой дом, по которому шляются чужие боги? - рявкнул король, сжимая в кулак окровавленную руку. - Я не такой бездарь, как принято считать! Я смогу закрыться! Я смогу сделать все, что надо! Раз уж вы не смогли ее услышать и остановить, этим придется заняться, нам, смертным! Мне!! - Алмаз кричал. Кричал не думая, кто перед ним. Он просто хотел защитить... Да уж, воистину, "вобьется в голову - не выбьешь кулаками". Джедайт не обиделся. Видимо, тоже это понял. И решил прибегнуть к последнему средству. Алмаз упал - Кунсайт не двинулся с места, хотя очень хотелось. Всё же он привязался к этому человеку. "По другому он не поймет. Всё правильно." - Кунсайт втайне надеялся, что Алмаз всё же откажется замыкать щит на себе. Но не тут-то было. Сумев справиться с собой...-нет, не с собой, со своим дворцом - Алмаз встал и улыбнулся им. Нормально, ставьте. - Сказал он, протягивая руку Джедайту. "Неисправим!" - Подумал Кунсайт, глаядя на то, как Джедайт начинает ставить щит и вытянул руки, вплетая силу. Голубые нити подхватили серебристые нити мыслей и сплелись с ними в причудливый кокон.

Алмаз: Что-то вспыхнуло, заискрилось...среди кровавых пятен, еще важно плавающих перед глазами Алмаза, протянулись светящиеся нити - тонкие серебряные, гибкие синеватые. Новорожденный щит оплел дворец и короля. Сплетая, сплавляя, соединяя. На секунду невидимая для посторонних оболочка сверкнула, вставая барьером на пути бессмертных, и погасла. И это все? Алмаз огляделся. На первый взгляд, ничего не изменилось. Вдруг он очень четко почувствовал стоящих рядом богов. И недавнее присутствие Нефрита. И братьев. И... Дыхание перехватило. Это было лучше, чем слух и зрение и убедительнее, чем осязание. Чтобы не закружилась голова, Алмаз максимально уменьшил это новое восприятие - так же, как только что боролся с наваждением Джедайта. - Потрясающе... - честно признался король. Стараясь не упасть, он поклонился богам - искренне благодарно и добавил: - Спасибо, и...и простите меня.

Кунсайт: Свежесозданый щит заискрился и погас. Кунсайт опустил руки и посмотрел на Алмаза. тот начинал ощущать силу дворца. - Потрясающе... - Выдохнул он. И, стараясь не упасть, отвесил благодарственный поклон. - Боюсь, наступит время, когда ты уже не будешь считать это таким уж потрясающим. Это больно. не только для тела, но и для души.- Спасибо, и...и простите меня. - Мне не за что тебя прощать. Я рад, что ты обратился к нам за помощью. "Но я всё же боюсь за тебя."

Джедайт: Кунсайт принял щит на себя. Работать со старшим богом одно удовольствие – его мастерство, внимание, аккуратность – он был надежен, как скала. Джедайт оставил нить для Нефрита – пусть страхует. Похоже, Алмаз оценил новые возможности. Что ж, приятно, что новая игрушка ему нравится. Надеюсь, ничем фатальным это не обернется. - Наслаждаетесь? - спросил бог. – Этой ночью сны будут… странными. Впрочем, вы привыкнете. С Нефритом я поговорю. Запомните: если возникнут проблемы – немедленно передайте ему щит. Для смертного эта связь может быть опасна. Спросите Сапфира о своей диете – боюсь, определенные продукты вам пока противопоказаны. Он – мальчик умный, должен знать - читал. И – удачи. Джедайт вопросительно взглянул на старшего бога. - Тебя ждать?

Кунсайт: - Тебя ждать? Кунсайт не стал возражать - им о многом нужно было поговорить: - Конечно. Пойдем ко мне. - Береги себя, Алмаз, я буду наблюдать за тобой. - Шепнул он королю. И телепортировался в свою обитель.

Петсайт: коридор Дверь тихо приоткрылась и в комнату скользнула Петсайт. Она шла с закрытыми глазами, не совсем справедливо полагая, что это ее комната. Подойдя практически на автопилоте к тому месту, где должна была быть кровать, девушка уже приготовилась ощутить под ладонями тепло ее мехового покрывала. Однако, проведя руками по воздуху она ничего не почувствовала, более того, Петсайт не понимала, куда пропала ее кровать. Она открыла глаза и увидела перед собой совершенно незнакомую комнату. Боже! Где я?!- пронеслось в ее голове. Оглядевшись по сторонам, девушка, кажется, нашла ответ на свой вопрос. Если здесь находится Его Высочество Алмаз, значит я в его комнате....Ну и что?- недавнее опъянение слегка затормаживало реакцию Петсайт, - Что?! Я в комнате Алмаза?! Наконец она сообразила, чем могло обратиться ее невнимание. Девушка тут же сколонилась в реверансе. -Простите, что потревожила.

Джедайт: - Конечно. Пойдем ко мне, – прозвучал мысленный ответ Кунсайта. Джедайт кивнул королю, прощаясь, и переместился. Кунсайт – гостеприимный хозяин, и новости он привез, видимо интересные. Исчезая, бог почувствовал, что за дверью кто-то есть. Впрочем, увидеть Джедайта он все равно не успел бы. Кажется, у короля сегодня напряженная ночь… если не сказать, бурная. В обитель Кунсайта.

Алмаз: Уход богов был зрительно похож на два метеорита, последовательно прочертившие ночное небо. Видение было таким реальным, что Алмаз вздрогнул. "Так теперь будет все время, пока есть щит?" Ощущалась божественная телепортация как спица, воткнутая в висок. "Надо было спросить про сны, а то Сапфир теперь вряд ли будет разговорчив... Интересно, что еще может меня удивить?" Выбрав самое доступное лекарство от головной боли, король выудил начатую бутылку коньяка из-за стола. Едва он успел плеснуть крепчайшей янтарной жидкости в бокал и подумать о том, то безумный день закончен, как дверь скрипнула. "Вот не надо было Джедайту стучать! Оглушил мою защиту совсем..." В комнату нетвердой походкой вошла девушка, в которой Алмаз с удивлением узнал Петсайт. Она подошла к стене, попыталась опереться на нечто несуществующее, чуть не упала и в замешательстве обернулась. -Простите, что потревожила. Король с укором посмотрел куда-то вверх, адресуя исчезнувшему Джедайту упрек "Осторожнее можно было?" и выпил коньяк залпом, от огорчения забыв поморщиться. - Вы заблудились, леди Петсайт?

Петсайт: Петсайт в ужасе стояла у стены в комнате своего короля. Боже мой! Как я сюда попала? И что со мной будет?- ответ на все эти вопросы был неизвестен, однако, что-то подсказывало девушке, что ничего хорошего ждать не придется. Мысли проносились подобно урагану, и все они были одна хуже другой. Кажется, Его Величество не в духе,- обреченно подумала она. - Вы заблудились, леди Петсайт? - услышала она вопрос короля. Девушка не знала, что ответить. Сказать правду, что она выпила и в нетрезвом состоянии ходила по замку в поисках веера - стыдно, соврать, что заблудилась, девушке, выросшей в замке - глупо. В конце концов, она решила, что лучше соврать, меньше сплетен будет среди придворных по поводу ее повидения. -Да, немного,- краснея, сказала она. А может еще не поздно просто тихо уйти? Просто извиниться и выйти из комнаты?- промелькнула в сознании девушки спасительная, как ей казалось, мысль.

Алмаз: Алмаз постарался улыбнуться сдержанно, но доброжелательно - все-таки трудно сердиться на растерянную красивую девушку, особенно если обычно ее поведение не вызывает ни малейших нареканий. Но придворная, врывающаяся посреди ночи в королевскую спальню - это было как-то чересчур. - Вы плохо себя чувствуете? Позвать кого-нибудь, чтобы вас проводили в вашу комнату? Заметив, что он держит пустой бокал в растерзанной недавним ритуалом руке, король поставил бокал на стол и спрятал правую руку за спину, стараясь не привлекать внимания и надеясь на опьянение Петсайт.

Петсайт: Король улыбнулся. Это вселило в Петсайт надежду, что двор вообще ничего не узнает о произошедшем. И все же лицо девушки заливала краска стыда. - Вы плохо себя чувствуете? Позвать кого-нибудь, чтобы вас проводили в вашу комнату? -Нет - нет, спасибо, я вполне нормально себя чувствую,- быстро ответила она, надеясь отделаться малым испугом. Если это состояние можно назвать нормальным,- скептически прокомментировал внутренний голос,-стою пьяная, в комнате своего же короля и говорю, что все хорошо! Слегка покачнувшись, Петсайт направилась к двери, но выпитая бутылка все же дала о себе знать. Уже выходя в коридор, девушка потеряла равновесие и схватилась за косяк, чтобы не упасть.

Алмаз: "Совсем разучилась пить молодежь..." мысленно процитировал Алмаз одного из любимейших древних авторов. Несмотря на крайне бурную молодость, он не одобрял употребления спиртного в больших количествах. Возможно, как раз потому, что последствия испытал на себе самом. Поймав съезжающую по косяку девушку под локоток, король помог ей встать. Нет, определенно со сдержанной Петсайт этим вечером что-то случилось. "Как и со всеми нами. И с богами, и со всем миром" - Вам точно не нужна помощь? - устало спросил король. Где-то во дворце начала работать лаборатория Сапфира, и у него закружилась голова.

Петсайт: Сегодня явно не мой вечер,- устало подумала Петсайт, съезжая по косяку,-И что вообще меня потянуло на подвиги,- в который раз за вечер укорила она себя. - Вам точно не нужна помощь? - спросил король. Девушка посмотрела на него. На лице Алмаза отразилась усталость и что-то еще, что не могла определить она. -Я уже и сама не знаю,-неуверенно произнесла Петсайт. Девушка действительно не знала, дойдет ли она к себе, не упав или не забредя снова в чужую комнату.

Алмаз: - Я позову кого-нибудь из слуг, вам помогут дойти до вашей комнаты. Если вы не против, конечно. Свободной рукой Алмаз потер висок - кто-то во дворце телепатически послал поток боли, без слов. Рикошет был изумительный. Сдержаться и не выдать себя было трудно. Сверкнула искорка телепорта, а потом еще раз. "Рубеус...и с ним еще кто-то...свой, но без сознания" - Постарайтесь быть осторожнее со спиртным. Это может привести к гораздо более печальным последствиям, чем трудности с возвращением в свою комнату.

Петсайт: Петсайт только сейчас сообразила, что ее поддерживает Алмаз. -Простите за доставленное неудобство,- краснея сказала девушка. Что сегодня со мной? Почему я без конца краснею? - метались в голове беспорядочные мысли. Поведение Петсайт этим вечером значительно отклонялось от нормы. -Спасибо, ничего не нужно. Я доберусь сама,- слегка улыбнувшись, сказала девушка и мысленно прибавила: Надеюсь... Она немного помедлила и, неожиданно для самой себя, слегка прикоснулась к губам короля. Поцелуй был недолгим. Что же я делаю,- запаниковала Петсайт и выбежала из комнаты. комната Петсайт

Алмаз: Не успев никак отреагировать, замерев в немом изумлении, Алмаз проводил взглядом спасающуюся бегством Петсайт. "Вот это номер...никто никогда не позволял себе подобного! Соображай она что делает, я бы рассердился...наверно..." Возмущаться не было сил. Слишком много всего произошло этим странным, бесконечным вечером... Закрыв дверь, король прижал к ней ладони. Защита начала восстанавливаться, линии заклинания вспыхнули причудливым рисунком, похожим на морозный узор. Теперь от неожиданных визитов комната была застрахована. Правая рука болела. "Надо будет залечить и убрать шрам. Завтра..." засыпая на ходу, думал Алмаз. Дефектов внешности он терпеть не мог, а от доводов Рубеуса вроде "шрамы украшают мужчину" брезгливо ежился. У самого рыжего живот был располосован рубцами так, что смотреть не содрогнувшись мог разве что человек, не способный на сострадание в принципе. Сам Алмаз тщательно убирал следы любых царапин, тратя на полную регенерацию дикое количество энергии и стоически игнорируя насмешки Рубеуса. Ценой неимоверных усилий добравшись до кровати, король не раздеваясь упал на одеяло и мгновенно уснул.

Алмаз: Не было ни выжженной до черноты равнины, ни моря обледеневшего пепла, ни каменного ущелья с острыми как ножи уступами стен. Ничего привычного, знакомого. И почему-то так звеняще тихо, как бывает только глубоко под землей. Все чужое. Алмаз растерянно огляделся. Унылый серый коридор, каменная кладка стен смутно напоминает что-то из восточного крыла замка. С обеих сторон коридор казался бесконечным, уходя в промозглую черноту. Пол был холодный...видимо, посетителям этого странного сна обувь не полагалась. "Интересно, что там в конце, за темнотой?" Невольно Алмаз сделал шаг вперед и тут же понял, что совершил ошибку: невыносимая тяжесть, которой его запугивал Джедайт, снова рухнула на плечи - теперь гораздо тяжелее, чем в реальности. С трудом удерживающийся на ногах король ощущал себя одновременно и мертвенно-холодным древним замком, и заживо похороненным в подземном коридоре человеком. Все плыло перед глазами... Алмаз понял, что не сможет закрыться. И что он продолжает идти вперед. Коридор бесконечно возникал из темноты и съедался ею же за спиной. Стены почему-то вздрагивали, как студень, стоило отвести от них взгляд, и вновь становились твердыми, как только он прикасался рукой к камню. Вперед, еще...и до бесконечности, до одури, до изнеможения... На стенах замелькали слепые мутные зеркала. Чувствуя каждый камень, каждый кусочек раствора, каждый сантиметр поверхности замка всей кожей, и медленно сходя с ума от такого количества деталей, Алмаз не сразу заметил, что в повторяющемся коридоре возникло что-то новое. Но зеркала ничего не отражали, кроме серого тумана. Король попробовал прикоснуться к зеркалу - оно обожгло, как огнем. Из ладони снова хлынула кровь, и почему-то алые капли с шипением исчезали, стоило им коснуться пола. И опять коридор, уводящий в черное безумие... Стены дрожали зыбким миражом, сворачивались в бесконечную спираль за спиной. Камни вдруг сдвигались, царапая плечи и выдавливая стылый воздух из легких, а потом разбегались куда-то в извивающееся, искореженное пространство. Во дворце что-то происходило - хлопали телепорты, точками вспыхивали амулеты, мягко и мощно лилась отработанная магия из лабораторий. И все это, живое и яркое, было одновременно вплетено в могильную серую тишину коридора, и мелькало между камнями, сыпалось режущими глаз брызгами света, не рассеивающими непроницаемую темноту. Еще несколько шагов, пока есть силы сцепить зубы и идти... Неожиданно коридор качнуло, повело. Уже не видя и не понимая ничего, Алмаз наткнулся на стену, попытался смягчить удар руками. Правую ладонь опять свело от режущей боли - на большом зеркале мрачно багровела широкая полоса крови. И вдруг что-то шевельнулось в зеркале, по ту сторону тусклого стекла что-то живое проплыло или пролетело, толкнув стену боком. Гигантский язык в зазеркалье мягким и страшным движением слизнул кровь, и изумленный король увидел металлическую чешую и горящие глаза старого знакомца - жителя сожженной равнины, в которой время было пространством, а цвет звуком. За этим чудовищем, продолжающим с аппетитом облизываться, из тумана появились другие - привычные и чужие, и бились шипастыми головами в стекла, драли когтями стену, отталкивая друг друга, как придворные дамы вокруг последнего свободного кавалера... Это сравнение показалось королю безумно смешным. Он дико захохотал и сполз по стене, мягко подавшейся под весом целого замка, свалившегося на одного человека... Алмаз резко сел на кровати. "Это был сон?" Ладони болели. Сделав глубокий вдох, король покосился на свои руки. Обе были в крови. И обе без единой царапины.

Алмаз: Стрелки часов, коварно мерцая в полумраке, подкрадывались к пяти. Больше спать было некогда. Да и не очень-то хотелось. "Вот это я понимаю странный сон. Куда там обыкновенному кошмару..." После холодного душа Алмазу стало чуть легче. Даже немного прояснилось в голове. Завернувшись в халат (почему-то от привычного, положенного королю белого болели глаза...), он устроился по старой привычке на подоконнике, выцепив со стола проект бюджета Нибельгейма. Из открытого окна выглядывало сонное утро. Алмаз углубился в чтение нервных каракулей лорда Лоримара... В дверь постучали - коротко и аккуратно. Даже если Алмаз не чувствовал бы присутствия Изумруд, узнал бы по одной этой манере вкрадчиво, но требовательно стучать. "Заходи, конечно" позвал король девушку и позволил двери открыться.

Изумруд: Из коридоров Дверь открылась сама собой, король восседал на подоконнике и что-то читал. Похоже, он только вышел из душа – на нем красовался махровый халат и неплотно запахнутые края открывали взору крепкую грудь и точеные ключицы. Кажется с ним все в порядке… Ну слава богам! Изумруд с облегчением вздохнула, но тут же поморщилась – плечо противно заныло. Но что-то тут явно не так. Только вот что? Девушка неотрывно смотрела на Алмаза совсем забыв о своем состоянии и о том, где находится.

Алмаз: - Доброе утро! - улыбнулся Алмаз, отрываясь от очередного заковыристого выражения, прочитать которое было практически невозможно. Изумруд была не совсем здорова, он это сразу заметил. Такой бледной от природы она не была...хотя эта интересная бледность хорошо смотрелась с нежно-зеленым шелком платья. И особенно ее подчеркивало сочное темное пятно, украшавшее открытую шею. - Чаю хочешь? - король пристроил несчастный бюджет на столе, в стопке, которую про себя называл "неопознанное". - И не стой на полу босиком, простудишься же.

Изумруд: Девушка проследила направление взгляда Алмаза, и, слегка порозовев, невзначай провела по шее рукой. - Чаю? А это идея. Девушка улыбнулась и прошла в комнату. Здесь как всегда царил вязкий полумрак. Вдруг Изумруд в два шага подошла к королю и заключила его голову в свои ладони, заглянула в бездонные глаза. - Что ты с собой сделал? Голос девушки был сдавленным и хриплым, казалось, ее грудь сдавило стальными тисками, на глазах проступили первые признаки слез, но она все-таки переборола себя и не позволила эмоциям выйти наружу до такой степени. Глупый! Как можно так над собой издеваться? Думая об этом, Изумруд совершенно не помнила о своих приключениях и их последствиях, сейчас больше всего ее волновала судьба Алмаза.

Алмаз: Казалось, что Изумруд сейчас заплачет. Ее красивое лицо выражало смесь удивления, возмущения и беспокойства. - Что? А, ты об этом... - смутился король. Она была очень сильным магом, потрясающе чувствительным, но то, как легко Изумруд почувствовала работу богов, все-таки совершенно выбило его из колеи. Тонкие прохладные пальцы девушки чуть дрожали. - Так было надо, - мягко сказал Алмаз, осторожно сжимая ее запястья все еще саднившими ладонями. - Со мной все в порядке. Правда. Лучше расскажи, что у тебя с плечом.

Изумруд: Некоторое время девушка просто молча смотрела в глаза Алмаза, ее била мелкая дрожь, она чувствовала кровь короля на своих руках. - Хрустальная стрела. Только это она и смогла выдавить из себя. Ничего страшного. Скоро все заживет. Вот только последствия мне не совсем понятны. Мое восприятие совсем сбилось. Кажется, благодаря этой опасной стекляшке, мои эмпатические способности усилились во много раз. Хорошо это или плохо? - Тебя всегда тянула на геройства, но это такой риск… Я не совсем понимаю, на что ты пошел, но чувствую, что ничего хорошего это тебе не принесет. Изумруд отвела взгляд в сторону, но продолжала держать голову Алмаза в своих ладонях.

Алмаз: - Как это хрустальная? - мгновенно встрепенулся король. - Их же не осталось! Кроме наших, конечно... Рубеус знает? Тебя перевязали? Ты ведь была у целителя, да? Алмаз вскочил с подоконника и бережно обнял дрожащую девушку, стараясь не задеть плечо - повязка чувствовалась сквозь тонкое платье. "Женщины. Такие самостоятельные, мудрые и сильные...но как только видят, что кому-то плохо - сразу становятся совершенно другими...или это только Изумруд такая?" - Все будет хорошо, правда. Больше на границу ты не поедешь. Это приказ. И будешь лечиться как положено, а не как всегда. - он чуть помедлил и добавил, уже без волнения в голосе. - За меня не переживай. Меня не жалко, мне все равно скоро жениться.

Изумруд: - За меня не переживай. Меня не жалко, мне все равно скоро жениться. Девушка резко вскинула голову, в глазах мелькнуло нечто, напоминающее отчаянье, она уткнулась лицом в грудь Алмаза и неожиданно для самой себя заплакала. Тихо и отчаянно, впервые за последние десять лет. Нет, только не это… Я не смогу постоянно находиться здесь, это слишком тяжело для меня, видеть, как ты мучаешься и страдаешь. Все эти мысли лились вместе со слезами и Изумруд не могла это остановить.

Алмаз: Эта странная девушка, которая видела за свою недолгую еще жизнь больше крови, чем слез, вдруг разрыдалась, как расстроенный ребенок. - Ты чего? Что такое? Ну...ну не плачь, пожалуйста! - король неуклюже попытался успокоить плачущую Изумруд. - Все же в порядке, все живы... Это из-за того, что я сказал? Да я пошутил, не надо так реагировать... Но она не унималась, продолжая так же горько плакать. Алмаз растерялся. Обращаться с плачущими девушками он умел гораздо хуже, чем доводить их до слез. - Не надо, я тебя очень прошу! Ну дурацкие у меня шутки, дурацкие!... О боги...

Изумруд: Минутами позже Изумруд удалось таки задушить в себе приступы слез, но на их место пришло негодование. Да как он вообще может так поступать и говорить? Как у него вообще руки на такое поднимаются? Теперь девушка лишь тяжело дышала, уткнувшись в королевское плечо и вдыхая запахи его чистого тела. Все. На этот год ресурс эмоциональности исчерпан.

Алмаз: Кажется, плакать она перестала. Алмаз боялся пошевелиться, чтобы не спугнуть хрупкую тишину. "И что с ней такое произошло? Что я не так сделал?" - Может, все-таки попьем чаю? И ты мне заодно расскажешь, что случилось... Только я тебя умоляю, не плачь больше! День сюрпризов плавно сменился вторым таким же. Сдержанная, надежная как стальной клинок Изумруд, только что рыдала так отчаянно, что королевский халат несколько промок. "Бедная девочка... никуда ты больше не поедешь, глупая. Будем все трое за тобой присматривать... да чем же это от тебя так знакомо пахнет, а? Какие-то странные духи, на мужские похожи"

Изумруд: - Может, все-таки попьем чаю? И ты мне заодно расскажешь, что случилось... Только я тебя умоляю, не плачь больше! - Чаю? А! Наливай. Изумруд щелкнула пальцами, и на столе материализовался горячий чайник, заварка и пару кружек. Плакать я больше не буду. Обещаю. Девушка отстранилась от Алмаза и плюхнулась на возникшее рядом со столиком кресло. - Вы тут что, пили что ли? Девушка кивнула на стоящие под столом пустые бутылки. По какому поводу? Все это явно было притаранено Рубеусом, ну а кто еще мог принести вино, коньяк и виски в один заход? Изумруд улыбнулась, вспоминая принца. Надеюсь, он не кинется меня искать, когда проснется.

Алмаз: Вот это уже была нормальная, привычная Изумруд, с ее неповторимыми манерами. Фокус с появлением чайника вызвал не совсем приятное ощущение, почему-то в позвоночнике. Король не позволил себе вздрогнуть - кажется, начинало получаться давить новое восприятие самоконтролем. - Пили, - честно признался он. - Как видишь, немного. Обсуждали ситуацию, а она у нас вчера к вечеру сложилась такая забавная, что иного выхода не было. Будь любезна, не косись на меня так, это Сапфир предложил выпить. Алмаз налил чай девушке, потом себе и устроился в кресле. - Ты уже в курсе того, что вчера творилось у нас во дворце? - небрежно спросил он. Все было почти нормально. Если не обращать внимания на босые ноги Изумруд...и мокрое пятно на халате.

Изумруд: - Ты уже в курсе того, что вчера творилось у нас во дворце? -А? Что? А! Да, я в курсе, что по нашему дворцу шастают богини. Девушка подтянула под себя ноги, при этом движении подол платья сбился, открывая взору стройные ноги. А никто не знает, что ей таки было нужно? Изумруд взяла чашку с чаем и сделала глоток горячего напитка. Ее мысли летели куда-то совсем не туда, куда им было нужно. В памяти всплыла проведенная с Рубеусом ночь. Девушка потерла область позвоночника. Какое то странное ощущение. - А вот бутылки надо было выкинуть сразу, а то у тебя тут мыши заведутся. Зеленовласая оглядела комнату придирчивым взглядом. И вообще, где Айс? Что вы сделали с бедным котиком? Да что ж творится тут? Тело как чужое. Или это не со мной… Изумруд настороженно посмотрела на Алмаза.

Алмаз: - А откуда такие сведения? О том, что нас посетила столь высокая и неожиданная гостья, знали три человека во всем дворце, - видя, что девушка окончательно успокоилась, Алмаз расслабился и обычное легкое ехидство сменило заботливый тон. - Сапфира мы выгнали на свидание, сам я всю ночь был тут...кто бы это мог быть? - неторопливо продолжил он, отпивая глоток ароматного чая и внимательно наблюдая за Изумруд...уж не порозовели ли ее щеки? От горячего чая, наверно... - От бутылок мыши не заводятся, можешь мне поверить. А Айс вон спит на подушке, на своей половине кровати, лентяй мохнатый. Двигаться было не очень удобно - от импульса магии спина здорово разболелась. Продолжая жаловатся на несносного кота, Алмаз встал и подошел к кровати. Сливаясь с подушкой, кот свернулся пушистым клубком, чуть ли не в узел завязался. Король пощекотал зверю подбородок и тот довольно заурчал. - Слышала? Все с ним в порядке. - Алмаз вернулся к столу и с трудом опустился в кресло - какая-то старая травма, задетая магией, заныла так сильно, что ноги с трудом слушались. Он почему-то подумал о чудовищах, бьющихся в зеркала, и стало легче. - Ну так что у тебя-то случилось? Как ты позволила себя подстрелить? И с чего у тебя такое плохое настроение таким... - король покосился на окно. - Хм...таким хмурым утром?

Изумруд: Девушка пристально следила за перемещениями Алмаза по комнате, и от ее взгляда не укрылось то, что король явно был не в лучшей форме. В теле отдавалась странная боль неизвестного происхождения. Девушка поежилась. Вот далась им эта стрела. Все равно нету уже тех подонков, которые ее в меня запустили. - Со мной творится что-то странное… Скажи, у тебя сейчас что-то болит? Девушка наклонила голову и поморщилась – плечо свело судорогой. - Похоже, мельчайшая частица стрелы все-таки стала частью меня. Изумруд мучительно улыбнулась, вспоминая происшествие в саду. Это только предположение, но мне кажется, что мои эмпатические способности усилились во много раз. И еще… Девушка запнулась, не зная как сказать Алмазу о своих ощущениях. Я чувствую вас троих. Сильно, как саму себя. Я не знаю причин этой связи, и началось это довольно давно. Она отвела взгляд и отпила еще чаю из кружки, которую держала в руках. Со временем эта ниточка окрепла… Девушка запнулась на полуслове.

Алмаз: Изумруд что-то недоговаривала. Это было совершенно ясно. "Ладно, за стрелу она точно уже отомстила и любые возможности повторения пресекла. Взрослая девочка, умеет решать проблемы. Сколько раз убеждался: если помощь ей не нужна, то просто так рассказывать не будет. А вот то, что не отвечает на вопрос об источнике информации - это уже любопытнее." - Нет, ничего не болит, с чего ты взяла? - удивленно вскинул брови Алмаз, подавляя последний слабеющий разряд боли в позвоночнике. - Тебе надо срочно к целителям. Почему ты сразу не пошла? Опять самолечение? Так нельзя, Изумруд. - король отставил чашку и сердито посмотрел на девушку. Подобная ситуация бывала много раз, с каждым из них. И все члены королевской семьи, к которым негласно примыкала Изумруд, по очереди закатывали друг другу скандалы за потребительское отношение к собственному организму. - Сильным эмпатом ты была всегда. А от остатка стрелы все-таки надо побыстрее избавиться. Знаешь, носить в себе оружие, как-то неправильно...

Изумруд: - Да как ты можешь так нагло врать, тем более мне?! Девушка вскочила с кресла… и тут же осела обратно. В висках пульсировало, а легкие сжало. Она банально задыхалась, в глазах темнело. - Поздравляю, ты подвел под монастырь нас обоих. Голос Изумруд звучал хрипло и сдавлено. Неужели он не понимает этого? - Эту частицу не извлечь. Эта магия проникла ко мне в кровь и плоть, напрямую стала частью меня. Пустая кружка выпала из ослабевших пальцев.

Алмаз: Только этого не хватало! Алмаз выругался и инстинктивно метнулся в угол, как можно дальше от задыхающейся девушки, закрываясь как можно плотнее всеми видами магических защит, какие только мог вспомнить. И вдавливая куда-то в подсознание сопротивляющуюся нить щита, вбивая и блокируя таким нечеловеческим усилием воли, что, казалось, стены замка дрогнули. Давящее присутствие заклинания ушло, и король почувствовал себя свободным. На какое-то время этого должно было хватить, а потом... - Уходи отсюда! Если не можешь сама, я тебя телепортирую. Не приближайся ко мне! Для тебя это слишком опасно! - отрывисто бросил Алмаз, делая предостерегающий жест в сторону поднимающейся из кресла Изумруд. Кажется, ей стало лучше... "Убегай, немедленно убегай! Пока мы не вытащим из тебя эту проклятую хрустальную гадость, пока я держу щит...тебе нельзя ко мне приближаться!"

Изумруд: Изумруд дернулась в сторону. Казалось, ее хриплый голос доносился из другого мира. - Дурак! Ты думаешь, что все так просто и эту проблему решит расстояние? Ты должен объяснить мне, что с собой сделал. Только зная это, я смогу отгородиться от тебя… Девушка буквально зарычала от накатившего приступа боли. - Ты же знаешь, что как бы мне ни было плохо – я тебя не оставлю одного! Даже не мечтай. Борясь со своими ощущениями, Изумруд буквально пинками загоняла распоясавшееся восприятие на свое место, закрываясь от исходившего от Алмаза влияния. Она снова опустилось в кресло. - Вернись на место пожалуйста и расскажи все, как есть, а лучше покажи.

Алмаз: - Нет. Уходи. И немедленно. Я ничего не могу тебе сказать, нельзя. Показать это невозможно. Или ты заглушишь свою эмпатию, или тебя это задавит, - спокойно и твердо заявил Алмаз. - Пока ты ко мне не подходила, все было нормально. Уйди сама, пожалуйста, или я буду вынужден тебя заставить. Я прекрасно справляюсь, пока от какого-нибудь сильного источника вроде глупой раненой женщины не начинает резонировать. Уходи отсюда. Я ничего тебе не скажу. Если хочешь, Сапфир поможет тебе поставить защиту от...этого заклинания. "Прости, я не могу тебя не выгнать. И именно так. Так будет лучше. Не вынуждай выбрасывать тебя вон, ну подумай же головой!"

Изумруд: В свою комнату.

Алмаз: Сверкнув негодующим взглядом, Изумруд выбежала из комнаты. Дверь оглушительно хлопнула. "Прости меня. Я не могу позволить тебе обо мне заботиться. Тебе не должно быть плохо из-за меня" Алмаз сел на кровать, сжал голову руками. За все нужно платить. Но не болью же близких... С подушки поднял голову Айс, тихо и жалобно мяукнул. "Только не надо мне сочувствия! Даже кошачьего, желательно..." Кот помотал головой, встал и ткнулся хозяину в локоть теплым пушистым лбом, требовательно мяукнул еще раз. Алмаз сгреб зверя в охапку и уткнулся в белый мех пылающим лицом. "Спасибо, Айс..."

Алмаз: Рассвет окончательно завладел комнатой, запятнал солнцем ковер. Алмаз очнулся от невеселых мыслей. Переглянулся с полусонным Айсом, вальяжно раскинувшимся на его коленях. "А вот теперь действительно утро. Что-то очень тихо после такиой сумасшедшей ночи... Обычно утром забегает кто-то из братьев. Наверно, сердятся. Ладно Сапфир, он обидчивый, как фрейлина. А вот Рубеус...мог бы и заглянуть, сказать "доброе утро" Король равнодушно бросил на стол отчет министерства науки. Не попал. Работать почему-то не получалось. Айс из соседнего кресла перебрался на подоконник, вытянулся на солнце.

Рубеус: Из комнаты Рубеуса Дверь отъехала, впуская закутанного в халат Рубеуса. Принц потянулся и зевнул во весь рот. Очень сонно, очень выразительно и очень демонстративно. Поймал укоризненный взгляд брата, расплылся в улыбке. То, что было в глазах короля до укоризны, ему не нравилось. Совсем. - Разбудил – кушай с маслом, - рыжий хмыкнул, лениво окинул взглядом комнату и пнул подкатившуюся под ноги тару. - Бутылки выбрось, чудовище. Прирастут. Тварь спотыкаться будет… Покалечится – жалко. - принц прошёлся до второго кресла и неожиданно свернул, сел на пол, у ног Алмаза, устроив голову на коленях брата. Настроение было не то чтобы хорошее, скорее философское. Утреннее. – Изумруд ранили. Хрустальной. Ты знаешь? – Рубеус втянул воздух, в нём оставался запах духов – совсем лёгкий, но узнаваемый – и утвердительно кивнул. – Знаешь. Она не умеет тебе врать, – задумался на мгновение, призвал себе кружку чая, почувствовал, как колени под ним дёрнулись – едва заметно, но всё-таки, отхлебнул пару глотков, одобрительно причмокнул. – Хороший чай, правильный… - и тем же будничным тоном добавил. – Щит, я так понимаю, ты поставил, который собирался?

Алмаз: Так было легче. Привычный тон, обыкновенный ответ. Родная утренняя физиономия, со вкусом зевающая. Можно было сделать вид, что все в порядке. - Извини, что я тебя разбудил, я нечаянно. Рубеус неожиданно уселся на полу, рядом. Уронил взъерошенную рыжую голову на колени, посмотрел внимательно. - Да. Поставил. Ты тоже будешь меня воспитывать?

Рубеус: Алмаз притворялся, что всё в порядке. Это нам знакомо, это мы проходили, сделаем вид, что верим. Король никогда не любил исповедоваться. Ему так было проще. Захочет, скажет ... Сам Рубеус давно понял, что близкие пытаются выпытывать, выдавлвать, узнавать только потому, что это нужно им самим... Знать, оно, всегда лучше. - Да. Поставил. Ты тоже будешь меня воспитывать? Кажется, Сапфир был не последним возмутившимся. Младший прав. Во всём прав. Только я думаю иначе. Потому что... - Не буду. Зачем? - как в детстве захотелось положить руку на плечо и сказать «Я в тебя верю!»… Но это было бы слишком похоже на сильверов и их королеву – розовые шарики, бантики, много-много приторно-сладких конфет и наивная вера в чудо. Нет, - мелькнуло в мыслях второй раз за это утро – Слова – это всё-таки не моё. Думать красиво получается. А говорить почему-то нет. – Я знаю, что тебе это было нужно.

Алмаз: Рубеус о чем-то задумался. Не утруждаясь просмотром мыслей, Алмаз читал на его лице судорожные попытки вылепить из бесформенного кома эмоций подходящие слова. – Я знаю, что тебе это было нужно. Король вздрогнул, как от удара. "Уж лучше бы ты орал и ругался, чем так лезть в душу, рыжий..."В такие моменты он не знал куда деваться от их непрошенного понимания, от незаслуженной любви и неоправданного доверия. - Тогда спасибо, - не к месту пробормотал он. - Хотя было бы справедливо заметить, что я от этого никакого удовольствия не получаю.

Рубеус: Алмаз сказал "Спасибо". За что, было понятно. Только не надо было. Это не то, за что стоит. Это то, что должно быть. - Хотя было бы справедливо заметить, что я от этого никакого удовольствия не получаю. Это я тоже понял Рубеус повернулся к королю, вытянул руку, коснулся пальцем виска брата, подмигнул и с совершенно серьёзным лицом продекламировал. - "А я - дурь, я помогаю мозгу чувствовать себя чашкой, призванной рыжим мерзавцем!" - принц вздохнул, и посмотрел на Алмаза. У того было странное выражение лица. - Паршиво, нэ? Это у тебя кругами вокруг глаз написано. Это и спрашивать не нужно - Рубеус снова улёгся ему на колени. Лежать так было уютно, даже сна недосмотренного почти не жалко. - И не только потому паршиво, ты переживаешь за другое. Но сам же знаешь, что не мог иначе. - Сделал, не майся. За свои чувства другие сами в ответе. Как и я.

Алмаз: "Так видно? Или их с Изумруд одной стрелой накололо?" - Не могу, - почти против воли признался Алмаз. - Не получается. Понимаю, а не получается... Брат довольно жмурился, вид у него был мечтательно-философский. А слова острые, жестокие. Рубеус таким бывал редко. А чтобы вот так прийти и сесть, умостив буйную рыжую башку на коленях...не было этого никогда. - Терпеть можно. Тем более, это временное неудобство, - король откинул голову, отбрасывая назад непослушные волосы. - Кстати, а что у вас с Изумруд?

Рубеус: Алмаз удивился, по голосу слышно. Он думает, что усталые глаза и его реакцию на простой перенос чая нельзя заметить? И сложить два и два. И знаю я его уже двадцать пять лет. Это, вроде, не мало. - Не могу. Не получается. Понимаю, а не получается... Что на себя взваливаешь ты знал - теперь не говори, что тяжело. Ты всегда отвечал за всех, теперь будешь в ответе ещё и за это. Капля в море... - Значит, терпи. - спокойно, мягко, главное, чтобы не понял, что я не о щите. - Не тяжелей ведь, чем королевство в семнадцать. - Кстати, а что у вас с Изумруд? И откуда он понял? Проницательный, зараза. Теперь издеваться будет... Принц решил ответить правду. - Пока не знаю, что. Дальше будет видно. Вряд ли меня кто-то долго выдержит... Кстати, когда в Серебрянное? На эту твою _невесту_ придурочную смотреть?

Алмаз: - Тогда было проще. Тогда я многого не понимал, - король иронично усмехнулся, вспомнив давнее. "Я надеюсь, что ты имеешь в виду щит, а не ваши страдания надо мной. А то ходите вокруг все такие несчастные, как будто меня уже похоронили!" - А куда я денусь? Терплю. Вашими заботами... "Изумруд? Дурак ты, рыжий. От нее тобой пахнет. А если женщина рыдает, повесившись на кого-то, то этот кто-то должен быть последним идиотом, чтобы не почуять. И не узнать." - Интересно... - король потянулся, закинул руки за голову. - Я не ожидал. Ладно, посмотрим, что будет. Но она вполне может сделать вид, что ничего не было. Поедем скоро. Я вам первым сообщу. У них там какие-то приготовления, я не уточнял...

Рубеус: - Тогда было проще. Тогда я многого не понимал О да, это точно. Если б тогда за волосы тебя не деранул, ты и дальше бы притворялся, что никому не нужен... А теперь ты это и сам замечаешь у других - принц уловил иронию в голосе брата и удовлетворённо хмыкнул: ирония была однозначно лучше того страдания, которое Алмаз быстро загнал вглубь при его появлении. - "Только эти другие не знают того, что знаю я. Им всё-таки здорово мешают расчёты и здравый смысл" - Рубеус вспомнил коронацию. Чувство, что он видел там далеко не всё, не оставляло его до сих пор. Но того, что он видел и о чём со временем догадался, ему хватило. - "Я знаю, что ты можешь всё. То, что для нас, остальных, невозможно. Просто по вселенскому закону "потому что". Но тебе я этого не скажу. Терпение судьбы не бесконечно" Принц посмотрел на бутылку из-под виски, которую уже вовсю катал по полу этот комок меха, Алмазов любимец, и пробормотал очищающее заклинание. Развёл безобразие, понимаешь... О том, что он сам нередко разводил безобразие куда больше и объёмней, рыжий благополучно забыл. Старший потянулся и закинул руки за голову. она вполне может сделать вид, что ничего не было. А вот это кольнуло. Как-то нехорошо, неприятно, будто он сам не собирался делать то же самое. Думать об этом пока не хотелось. Поедем скоро. Я вам первым сообщу. У них там какие-то приготовления, я не уточнял... Рубеус посмотрел на забавно фыркающего на непослушную чёлку Алмаза, она отрастала быстро, и король за делами не всегда успевал это исправить. Принцу вспомнилась давняя шутка, и он ехидно осклабился. - Постригись, Величество. А то невеста сбежит. Королевы, они лешаков боятся. - рыжий представил, как Правительница Серебрянного с глубоко исследовательским видом на круглой лупоглазой мордашке раздвигает "шторы" белых волос, дабы узреть светлый монархший лик, кинул ментальный образ брату и скатился на ковёр от хохота.

Алмаз: За богатую фантазию Рубеус вполне мог бы отхватить подзатыльник. Если бы король сам не рассмеялся, громко и беззаботно. - Варвар ты непочтительный и бессовестный! - глядя на валяющегося на полу хохочущего рыжего, заключил Алмаз. "Зачем ты мне напомнил? Я начал забывать, каким глупым и бесстрашным может быть человек в семнадцать лет, если ему не на кого надеяться и некуда отступать... А особенно если два маленьких испуганных ребенка верят в него, ничего не умеющего, как в бога" Айс важно подошел к распростертому на ковре принцу и потрогал лапкой его ногу. "...И вот такие наглые, бескультурные типы потом из них вырастают!" - Шел бы ты к завтраку собираться, рыжий! Я тут весь день сидеть не буду. А то еще кто-нибудь придет... Почему-то чувствуя себя виноватым, Алмаз мысленно обратился к Изумруд. "Я знаю, что ты сейчас собираешься сбежать. Не уезжай, пожалуйста."

Рубеус: - Шел бы ты к завтраку собираться, рыжий! Я тут весь день сидеть не буду. А то еще кто-нибудь придет... Принц посмотрел на улыбающегося брата, и лениво потянулся на коврике. - Так это ещё подняться надо... А потом ещё надеть всю эту предусмотренную церемониалом хрень... - Рубеус взъерошил окончательно спутавшуюся шевелюру - Отмени, а? Хочу ползти на завтрак в халате, неумытым, небритым, сонным, чтобы меня боялись слуги, дамы, стены замковы... - кот по прежнему изучал ногу принца, по-видимому, примериваясь, куда приложить когти. - Брысь, пакость! Я же злой! Я же страшный! Я же тебя сейчас... - рыжий хотел сказать что-то ещё, но махнул рукой и одним движением вскочил. - Да, и чтобы тварь меня тоже боялась! Ни стыда, ни страха, гр-р-р! Неожиданно в голове прозвучал ласковый голос - Ты проснулся, рыженький, где ты? Захотелось пройти по комнате колесом, закричать и подпрыгнуть. - Солнышко моё зеленовласое! Я у Алмаза, на завтрак сейчас пойдём, присоединяйся! Хочу тебя видеть! Ты чего сбежала в такую рань?

Алмаз: Ответ Изумруд был предсказуемо сердитым, хоть и не совсем понятным. Несмотря на извиняющийся, примирительный тон обращения. "Может, это ругательство какое-то? Надо было учить диалекты..." - На завтрак - в халате? Нет, ну это вообще наглость! Ты хоть внешне должен быть похож на приличного человека. Будь добр, делай иногда вид, что ты вменяем, - весело отмахнулся от претензий рыжего Алмаз. - И хватит пугать Айса. Он все равно тебе не верит и бояться не будет. Взяв в охапку кота, мордочка которого выражала неприкрытый скептицизм, король кивнул просиявшему отчего-то Рубеусу на дверь. - Иди отсюда. А то оставлю без завтрака за хамство. Да, Айс? - кот с понимающе-мученическим видом посмотрел на хозяина: будь у него руки, он явно покрутил бы пальцем у виска. - И чтоб умылся. "Тебя ведь уже ждут, да?"

Рубеус: Будь добр, делай иногда вид, что ты вменяем Сам знаешь, в нашей семье вменяемых нет... - Иди отсюда. А то оставлю без завтрака за хамство. Да, Айс? Рубеус скроил обиженную мордаху и упёр руки в бока. - Ну всё, совсем дошёл, с котом советуешься кормить ли брата! Да эта погань с радостью скажет своё веское "мя". Пойду, помру от голода. Рыжие - народ гордый, на провокации не поддаётся! В животе предательски забурчало. Ну, ничего, перебьюсь, не буду я угрозы терпеть!

Алмаз: "Проголодался, бедненький... Шел бы ты к ней, а? А то она что-то злая...или это только со мной? Хмм... Ну, судя по твоей довольной физиономии, тебя ее плохое настроение не касается" - Если весь этот гордый народ постоянно столько же трепется, сколько ты, я прекрасно понимаю, почему вас так мало. Вы вымираете от голода, потому что есть вам просто некогда! Рот же не закрывается... Кот выкарабкался из рук, прошелся по хозяйским плечам (Алмаз потерся щекой о мягкий мех, и в ответ ему царственно мурлыкнули) и спрыгнул в кресло, укоризненно поглядывая оттуда на Рубеуса. Рыжий - весь солнечный, счастливый и светящийся изнутри - скорчил капризную физиономию, явно с трудом подавляя улыбку. "Какой же ты красивый...сейчас, сонный и растрепанный, спешащий к своей девушке. И Сапфир такой же - весь сияет, когда о ней говорит. Совсем взрослые...я так за вас рад, хоть и придется вас отпустить... Женить вас, что ли?"

Рубеус: Рубеус ухмыльнулся и выразительно щёлкнул зубами. - Ладно уж, буду есть! Рано радуешься, такие не вымирают! Вот, ругается, вредничает, стебётся, а сам чему-то умиляется. Любит нас брат всё-таки. А что за нотка сожаления в эмоциональном фоне? Откуда? Ладно, об этом потом подумаю. Пойду, а то меня ждёт Изумруд... Принц подошёл к двери, обернулся, неожиданно по-детски показал язык и скрылся за слегка пнувшей его дверью. Варвар, пиши переходы!

Алмаз: Брат отправился к своей капризной красавице, как всегда не без детских выходок. "И как его такого женить? Нет, рановато...подожду, пока вырастет" Алмаз усмехнулся мыслям. Настроение непреклонно улучшалось. То ли из-за радостной физиономии Рубеуса, сбежавшего на свидание, то ли из-за расцветающего теплым золотом утра, стирающего в памяти бесконечный серый коридор... "Может, сегодня день будет поспокойнее? Дали бы мне хоть полчаса на себя потратить!" Бросив халат на свободное от кота кресло, Алмаз надел джинсы (самые потрепанные и любимые) и открыл настежь окно. Лет пять назад король взял за правило делать до завтрака разминку, и старался не нарушать это тайное обещание самому себе. Конечно, от настолько легких, даже примитивных упражнений тот же Рубеус только скривился бы презрительно, но чтобы расслабить ноющие, сжатые узлами мышцы спины и привести себя в тонус их вполне хватало. На большее Алмаз не замахивался - такую великолепную физическую форму, как у рыжего, надо было нарабатывать годами. А ему хватало этого утреннего ощущения тепла и легкости в мышцах, чтобы чувствовать себя молодым и здоровым. В завершение король прошелся по комнате на руках, сопровождаемый неодобрительным взглядом Айса. Наверно, это была единственная привычка хозяина, которой кот не мог принять категорически. Алмаз погладил недовольного кота за ухом и полез в шкаф за полотенцем. Не хотелось звать слуг, не было никакого желания нарушать этот момент тишины и равновесия, когда даже давление щита перестало чувствоваться...

Зойсайт: И обычно, именно в такие минуты оказывается, что всем, непременно срочно, необходимо вас видеть, слышать и безоговорочно владеть вашим вниманием. Это утро, конечно, не стало исключением. Из Обители. Бог Огня возник в центре покоев короля Алмаза, чуть не наступив при этом на хвост его домашнему любимцу. Кот, до этого вальяжно развалившийся на полу, шарахнулся в сторону хозяина. - Приветствую правителя Даймонда, - с улыбкой сказал Зойсайт. Величественность его слов несколько смазывало шипение Айса. Бог стряхнул несколько лепестков, запутавшихся в его рыжих волосах, и покосился на бедное животное: - Приятно, что некоторые вещи совершенно не меняются, Алмаз. Здравствуй.

Алмаз: "Как же нам хорошо, что вас четверо, а не девять, как у сильверов..." Почему-то именно эта совершенно непочтительная мысль первой посетила короля, и он порадовался тому, что не сказал это от неожиданности вслух. Приветливо улыбающийся Зойсайт был подчеркнуто элегантен, как и всегда, и Алмаз несколько смутился, представив как смотрится со стороны - растрепанный, в одних заношенных джинсах и с полотенцем на мокром от пота плече. - Доброе утро! - король вежливо поклонился. К внезапным визитам Зойсайта он давно привык - бог был непредсказуем, но неизменно тактичен и никогда не появлялся невовремя. - Надеюсь, вы ко мне не с плохими новостями? - не удержался от вопроса Алмаз, вспомнив усталый взгляд Кунсайта.

Зойсайт: - Ну что ты, - Зойсайт отмахнулся. - Какие могут быть плохие новости? Разве только, повара в этом дворце разучились готовить тот ваш бесподобный апельсиновый десерт! - И видя вежливую, но слегка недоумённую улыбку Алмаза, Бог пояснил: - Я подумал, что ты не будешь против, если я позавтракаю вместе со всеми в большом зале? - Зойсайт поморщился: - Хоть поем по-человечески, а то в Обители, за время моего отсутствия все фрукты слегка подморозились. Ерунда, конечно, но есть совершенно невозможно.

Алмаз: Король задумчиво повертел в руках злосчастное полотенце. - Нет, конечно... Наоборот, буду только рад! Вы у нас так редко завтракаете, что я немного удивлен. Обычно только лорд Нефрит... - Алмаз сделал ударение на слове "лорд". - ...частый гость во дворце. Я дам распоряжение, чтобы подали этот десерт, который вам нравится. Возможно, он сегодня удастся и вы будете наведываться к нам чаще? Видя безмятежное спокойствие огненного бога, Алмаз добавил, не удержавшись: - А то, без присутствия наших покровителей, начинают являться самые странные посетители...

Зойсайт: Зойсайт благополучно пропустил мимо ушей речь молодого человека о «лорде Нефрите», но на вкусной части оживился: «Истинный король не оставит Бога голодным! - подумал он, однако, услышав про странных посетителей, заметно сник: - Ну, надолго ведь не оставит точно?..» Алмаз явно ждал реакции на свои слова. - Ты про богинь? - поднял брови Зойсайт. - А что, тебе разве не кажется, что подобные события придают обсуждениям в ваших дворцовых кулуарах некой... остроты? Бог смерил короля пристальным взглядом чуть прищуренных зелёных глаз: - К тому же, я вижу, Алмаз, что это также и тебе на пользу идёт... Кунсайт щит ставил?

Алмаз: - Да, он и Джедайт, - коротко подтвердил Алмаз. "Это не Кунсайт, который не просто терпит меня, но и заботиться ухитряется. Далеко не Нефрит, который не оставляет Рубеуса без присмотра. И даже не Джедайт, который возится с Сапфиром с детства. Никто из них не сказал бы такого о щите, разрушающем сознание. Этому богу наши проблемы неинтересны. Я забыл, с кем говорю." - Я бы предпочел, чтобы придворные сплетничали по менее серьезным поводам, - забывшись, король нахмурился и скрестил руки на груди. - Впрочем, это наши внутренние проблемы, я сам с ними разберусь. Завтрак будет совсем скоро. Если вам угодно, можете подождать у меня. Я, с вашего позволения, отлучусь в душ.

Зойсайт: Бог тяжело вздохнул: "Да, похоже, одними апельсинами не отделаешься... Мальчик-то совсем в растрёпанных чувствах. Чем это его Джедайт так застращал? - с недовольством подумал Зойсайт. - Этот умник, по-видимому считает, что Алмаз совсем ни на что не способен, если не хочет поощрять развитие его способностей?! Такого мага ведь испортит!" - Я подожду, благодарю, - согласился Бог, отворачиваясь к окну. - Может быть душ охладит твою голову и ты начнёшь, наконец, пользоваться ею по назначению.

Алмаз: Король понял, что сказал что-то не то. Даже более того - глупость. Зойсайт демонстративно отвернулся и делал вид, что его неимоверно интересует пейзаж. Но даже рыжий хвост, стекающий по спине бога плавными волнами, каким-то странным образом излучал недовольство. "Не умею я с богами разговаривать. Катастрофически. Вот еще с одним поругался... Хорошо хоть не наорал, как на Джедайта!" - Извините...я чего-то не знаю об этом щите, да? - осторожно спросил Алмаз, ожидая от сердитого Зойсайта чего угодно, вплоть до обрушивания нахала в огненную пропасть (легенды гласили, что вспыльчивое божество карало так за непочтительность).

Зойсайт: - Всё знать вовсе не обязательно, Алмаз. Да и нет никакой необходимости, на самом деле, - пожал плечами Бог, устраиваясь поудобней на подоконнике. - Просто нельзя забывать, что всё в этом мире имеет не одну отрицательную или положительную сторону. И даже не две. Это только коронер тебе расскажет, что хорошо, а что плохо. И то не всегда. А здесь... - терпеливо начал Зойсайт и поморщился: - Я так с тобой, Алмаз, скоро в старого занудливого ментора превращусь! Просто подумай на досуге, почему один повелевает, а другой подчиняется приказам. Кто-то выплывает из самых бурных вод, а кто-то тонет. Айс неодобрительно косился на Бога. Потом начал гипнотизировать Алмаза. - Щит расширил твои возможности, - Зойсайт поправил кружевные манжеты и, вскинув голову, встретился взглядом с королём. - Ты ещё не понимаешь этого с прежнего уровня своих сил. В конце концов, и Аделит не сразу научился управлять Мечом. К тому же, если уж ты предпочёл Щит нападению, учитывай, что искусством защиты овладеть намного тяжелей. Защищаться и защищать тоже по-разному можно... Бог тоскливо прислушивался к своему пустому желудку. Потом оценил состояние Алмаза. «Пора заканчивать читать лекции, - решил Зойсайт. - А то мальчик совсем заскучает». - Но ты - достойный наследник рода Валор, Алмаз, - с уверенной, одному ему понятной гордостью сказал Бог. - Справишься.

Алмаз: Сила, сравнимая с полумифическим Мечом...это надо было осмыслить. Теперь король начинал понимать, почему создание щита сопровождалось такими предосторожностями. Это было интереснее, чем сложные заклинания, которые трудно освоить без долгой подготовки. Магия иного рода и другого порядка. "Так вот что беспокоило Джедайта!" - Спасибо. Я сделаю все от меня зависящее, чтобы оправдать такое доверие, - пытаясь скрыть смущение, Алмаз поклонился богу. "Он же есть хочет! Надо срочно собираться и не доставать его вопросами. А приходится объяснять, наверно, элементарные вещи... Сегодня же украду у Сапфира что-то почитать" Еще раз извинившись, король направился в ванную, оставив Зойсайта сидеть на подоконнике под присмотром недовольного кота. Закрывая дверь, Алмаз почувствовал легкие вспышки двух телепортов - где-то на краю щита, и потому смутные, но ощутимые. "Кто-то не торопится на завтрак...интересно, не Изумруд ли это сбежала?...Да, она. И с ней рыжий. Почему-то я совершенно не удивлен. Но так хоть можно быть уверенным, что она вернется" Младший брат объявился через несколько минут, пробрался мысленным зовом сквозь теплые ручейки воды, льющейся с мраморного потолка. «Доброе утро, Величество, щиты стоят, королевство пока тоже, и я ужасно хочу есть. Пора пустить голодных придворных и одного еще более голодного брата к столу. За тобой зайти или сам дорогу найдешь?» Алмаз рассмеялся. "О, какой ты сегодня веселый! Я скоро буду, вот только душ приму. Иди без меня и присмотри там за порядком, а то вдруг голодающие дамы начнут буянить..."

Бертрайт : Из сада Бертрайт постучала и немножко побоялась зайти ведь она впервые будет в комнате Алмаза.Девушка решилась и ещё раз постучалась. -Извините господин алмаз можно к вам? Девушка с лёкгостью сказала фразу.Её локоны были умыты,одежда новая.Она надела платье.На голове зколка в виде розы. Да проверяйте же правописание! К тому же, не "господин", а "ваше величество" Ворд, ворд и еще раз ворд! Имена пишем с большой буквы. И извините, но как вы представляете себе «умытые локоны»?

Зойсайт: Чуть слышный стук в двери королевских покоев гармонично вписался в высокоточные расчеты Зойсайта по созданию новых, хрустальных пристроек в главном Храме Бога Огня. Две широкие пирамиды с пляшущим внутри красным пламенем вздрогнули, тонко зазвенели и рухнули к ногам Бога бесформенной грудой осколков. Зойсайт досадливо крякнул: «Да уж, теперь, действительно, лучше, - окинул он мысленным взглядом свой Храм. - Живенько так, модернизм в самом своём расцвете». Снова постучали. Уже более настойчиво. Зойсайт уловил волнение в девичьем голосе и спрыгнул с подоконника. - Доброе утро, прекрасное виденье! - приоткрыв створку двери, окинул он взглядом Бертрайт. - Лорд Зойсайт к Вашим услугам. К сожалению, вынужден Вас огорчить: Их Монаршее Величество сейчас никого не принимают. Для аудиенций ещё слишком рано, - улыбнулся Зойсайт, качая головой. Потом прибавил, понизив голос: - Я не могу позволить Вам войти. Но если Вы озарите сегодня своим присутствием Большой Зал, король непременно спустится к завтраку.

Алмаз: Сапфир ответил забавным образом - стаей мышей, ожесточенно грызущих мебель и стены, причем забавные вредители были обряжены в карикатурные подобия нарядных платьев. У брата явно было хорошее настроение. Король задался вопросом, почему младший не сердится и не вредничает. "Джедайт его успокоил, что ли…" Помня о голодном боге, терпеливо ожидающем встречи с вожделенным десертом, Алмаз постарался не задерживаться в объятиях водной стихии. Наугад потянул одежду из шкафа – получились строгие черные брюки и бледно-голубая рубашка. Не совсем то, что положено надевать монарху к завтраку… Алмаз вздохнул и решил не сопротивляться. "Ладно, сдаюсь! Видимо, это судьба" Выйдя из ванной, король обнаружил своего огненного гостя у двери, что-то тихо говорящим кому-то невидимому. Разобрать слова было трудно, но тон был странный. - Кто там? – шепотом спросил Алмаз, подкрадываясь к двери - так, чтобы его не было видно загадочному посетителю.

Зойсайт: - У Вас ещё есть пара минут, - подмигнул девушке Зойсайт. - Поспешите. "Одна из твоих придворных дам, Алмаз", - мысленно хмыкнул Бог, почтительно поклонившись Бертрайт и закрывая дверь. - Совсем ещё дитя. Светлые волосы, невинная улыбка... - повернулся он к королю. - Очаровательное созданье! Зойсайт окинул взглядом Алмаза: - О, я вижу, мы уже можем спускаться к завтраку? - радостно заключил он. В Большой Зал

Алмаз: Король вздохнул. "Опять. Ну у них и воспитание... Как мне надоело это все! Эти влюбленные в неотразимый титул дамы, воображающие, что могут заполучить мое сердце...а также деньги, земли и прочие прелести. Так глупо и унизительно..." - Да, можем направляться в большой зал. Там уже все готово, - Алмаз покосился на дверь. - Я вообще собирался пройтись, но теперь только телепорт. Иначе живыми не доберемся. Встретимся в зале, лорд Зойсайт. В Большой зал.

Иллит: Из Коридоров По-детски зажмурив глаза, Иллит шагнула в комнату. -Доброе утро, Ваше величество я дико извиняюсь... - скороговоркой протороторила она, оглядываясь вокруг. - Ваше величество..? - вопросительно позвала Иллит, начиная понимать, что в комнате никого кроме неё нет. Ну вот... раз в жизни решилась на подвиг и тот сорвался Девушка озадаченно сдвинула брови и потопталась на месте. Что же делать теперь?.... Активный мыслительный процесс прервал шум в коридоре. -Ну вот..как всегда -обречено вздохнула Иллит, прячась за роскошную королевскую кровать.

Алмаз: Из комнаты Рубеуса. Телепорт отнимает немного энергии, но требует сосредоточенности и навыка. Эта банальная фраза из учебника по магии пространства сразу вспомнилась королю, оказавшемуся в коридоре вместо собственной комнаты. "Замечательно. Теперь я еще и нервничаю, оказывается!" Войдя и захлопнув за собой дверь, Алмаз направился к столу - аккуратная стопка бумаг, исчерканных непонятными постороннему значками, была приготовлена еще вечером. Только рабочий блокнот куда-то запропастился. Перерыв все, что лежало на столе, король неожиданно понял, что не помнит, что ищет. Замер, выругался вполголоса. Раздраженно оторвал от помятого воротника рубашки жалобно болтающуюся на нитке пуговицу. "Да что со мной такое?! Отвык от постоянного напряжения? Расслабился? Стыдно!" Не помогало. Отступило азартное предвкушение опасности, столкновения с достойным противником, близкого осуществления самой дерзкой, самой блестящей идеи... "Сапфир неправ. Мне есть чем рисковать. Я слишком много успел сделать, чтобы бояться только за свою жизнь." Алмаз упал в кресло, сжал пальцами виски. Почему-то вспомнилась далекая ночь смерти забытой королевы Базальт...

Иллит: Иллит лежала за кроватью и так боялась хоть чем-то выдать своё присутствие, что даже дышала через раз. Длинные пряди золотистых волос ореолом улеглись вокруг свернувшейся клубочком девушки, тем самым увеличивая её шансы быть найденной. Она слышала шуршание бумаги и твёрдые шаги…которые то приближались, то отдалялись. Мамочки... Что теперь делать! Что теперь делать!? Что теперь дела-а-а-ть!!!!!!! В голове царил полный беспорядок. Чрезвычайно развитое воображение Иллит рисовало перед глазами постыдное изгнание из замка, прилюдное наказание и что ещё хуже - недовольство короля!!! Может... может лучше попробовать поговорить с Алмазом и всё объяснить, перед тем, как он рассердится? - состроив несчастную мордашку подумала Иллит, аккуратно выглядывая из-за кровати...

Алмаз: "Некогда. Надо идти" заставил себя собраться Алмаз. "Уже нет смысла сомневаться. Решение принято." Блокнот нашелся. Почему-то на подоконнике и под Айсом. Кот, растянувшийся на удобной кожаной книжечке, лениво шевельнул лапой, когда король попытался вытянуть из-под него блокнот. Но отдавать отказался. Пришлось взять зверя на руки и принудительно переложить на кровать. - Разбаловал я тебя! - укоризненно сообщил король нагло жмурящемуся коту. Айс до реакции не снизошел. За кроватью блеснуло что-то золотистое. Алмаз наклонился посмотреть... и наткнулся на испуганный взгляд янтарных глаз. - Вы кто? - изумленно спросил он.

Иллит: - Вы кто? -Я? - делая над собой усилие и пытаясь "проглотить" застрявший в горле испуг, переспросила Иллит. Король был красив как и прежде...даже ещё красивее. Шелковистые волосы, капризный изгиб губ, соcредоточенный и даже немного надменный взгляд фиолетовых глаз...Хотелось кинуться ему на шею и закричать: "Как же я скучала! Как же скучала по тебе!" Но хоть Иллит и росла в тепличных условиях и славилась своей нелюдимостью, воспитание не позволяло ей таких выпадов. ..К сожалению.. -Я... -снова проронила она, - Иллит... вы меня, наверно не помните...я совершенно случайно сюда...- затараторила Иллит, интенсивно жестикулируя и краснея от стыда.

Алмаз: - Иллит? - автоматически переспросил Алмаз. - Я не... Но вспомнил сразу. У ворот опустевшего, тихого от горя замка - бледная женщина с отсутствующим взглядом и прячущаяся в ее юбках маленькая девочка. Золотоволосый чертенок, презрительно отворачивающийся от поданных рук и предложений помочь. Пока король не усадил наследницу Фианита в седло перед собой, плюнув на все приличия. Тогда она, как показалось Алмазу, вовсе его не заметила. Потом он видел девочку лишь однажды. Массивный серебряный браслет на тонком запястье. Огромные, сияющие глаза из-под челки. И нарочито взрослый реверанс. - Вы меня удивили, леди Иллит, - мягко улыбнулся король растерянной девушке. - Чем могу вам помочь? "Вот это сюрприз. Ну да. Дверь пропускает только Валоров... А она выросла! Сколько же времени прошло?!"

Иллит: -Мне? ....помочь?- выдохнула Иллит, удивлённо хлопая ресницами. - Я... "Король, уладьте мои дела сердечные, возьмите меня в жёны!" - подсказывало навязчивое подсознание, мешая сосредоточится. -Я это... - всё ещё дико смущаясь, поднялась Иллит, - Не ругайтесь, а... -умоляюще сложила ручки девушка и жалобно посмотрела на Алмаза зелёными, как весенняя листва, глазами. Пряди огненых волос разметались по плечам и весьма своеобразно оттеняли нежно-фисташковый цвет атласного платья.

Алмаз: "Какая странная девочка," - подумал Алмаз, вслух сказав: - Не переживайте, не буду. Ничего не бойтесь и расскажите, что вас ко мне привело. "...сюда ведь просто так приходят только три человека. Остальным всегда что-то нужно. Особенно девушкам. И тем более красивым...таким вот..." - Присаживайтесь, пожалуйста, - Алмаз указал гостье на кресло. Как вести себя с дочерью родственника-мятежника он не знал. Ситуация была очень неудобная, и король спрятался за спасительной вежливостью. От своего смущения и от очарования нежного румянца, сцепленных тонких пальчиков и тяжелых сияющих локонов.

Иллит: - Не переживайте, не буду. Ничего не бойтесь и расскажите, что вас ко мне привело. Иллит задумалась. По пути сюда она была полна решимости рассказать Алмазу о своих чувствах...но в связи с тем, что всё получилось не так, как она планировала, прежняя решимость осталась сидеть за кроватью свернувшись комочком и накрыв голову руками. А Иллит вновь была не уверена в себе и в правильности своего поступка. Я не трус... - мысленно оправдывала она себя, - ..но я боюсь... - Присаживайтесь, пожалуйста. Иллит послушно села. На какой-то момент в комнате повисло неловкое молчание. - Я заблудилась! - неожиданно выпалила девушка, словно нашла решение сложной задачи,- И случайно попала в вашу комнату. Я тут давно не была и всё позабыла... -виновато развела руками Иллит - За что дико извиняюсь и прошу прощения Вашего величества за подобную дерзость. - опустив глаза завершила она.

Алмаз: Похоже, девушка растерялась. В самом деле, не могла же она потеряться во дворце среди белого дня, когда в коридорах полно придворных и слуг! Значит, что-то хотела. Алмаз попытался вспомнить, что слышал о маленькой (впрочем, уже почти взрослой) Иллит...на ум не приходило ничего, кроме короткого рапорта Рубеуса о том, что буйный ребенок в отдельном поместье стал вести себя гораздо приличнее. "Надо поручить кому-то из дам присмотреть за ней," соображал король, наблюдая за девушкой. "Рыжему сейчас явно некогда" - Ничего страшного, я не буду наказывать за такой мизерный проступок. Я совсем не такой строгий, как принято считать. Впрочем, вы же совсем меня не знаете... Если я не ошибаюсь, мы с вами встречались только однажды? Думаю, этот пробел стоит восполнить, - Алмаз отогнал мысли о том, кто был отцом Иллит. "Она совсем юная, и ни в чем перед нами не виновата. И она такая же Валор, как и я" - К сожалению, я сейчас даже не могу с вами толком побеседовать - мне уже нужно уходить. Я попрошу кого-нибудь из служанок проводить вас в вашу комнату. Вы не против?

Иллит: - Ничего страшного, я не буду наказывать за такой мизерный проступок. Я совсем не такой строгий, как принято считать. Впрочем, вы же совсем меня не знаете... Если я не ошибаюсь, мы с вами встречались только однажды? Думаю, этот пробел стоит восполнить "Какой он милашечка"- влюблено глядя на Короля, подумала Иллит. В ней снова преобладал ребёнок. "Коварная девушка-вамп" пошла к трясущейся от ужаса Решимости валяться за кроватью. -Да-да! - закивала Иллит, - Я тоже так думаю...Ваше величество. Мысль о том, что она сможет увидеть Короля ещё раз - сделала её несказанно счастливой. За плечами росли невидимые крылья, а в глазах искрился совершенно детский восторг. - К сожалению, я сейчас даже не могу с вами толком побеседовать - мне уже нужно уходить. Я попрошу кого-нибудь из служанок проводить вас в вашу комнату. Вы не против? Всей душой Иллит хотела остаться, но вынужденно согласилась -Нет,..нет я не против. Это был не первый и не последний раз в жизни Иллит, когда "надо" подавляло "хочу".

Алмаз: "Почему она так странно на меня смотрит?" - Вот и замечательно, - Алмаз улыбнулся девушке и подал ей руку, помогая встать. - И...леди Иллит, если я могу чем-то вам помочь - не бойтесь обратиться. Я сделаю все, что в моих силах. "...потому что я виноват перед вами, девочка. Я совсем забыл о ребенке, запертом в чужом доме" Провожая гостью до двери, король позвал Изумруд "Мне нужна твоя помощь. Сейчас во дворце дочь Фианита, Иллит. Я прошу, чтобы ты за ней присмотрела. Девочка совсем одна и напугана. Я на тебя рассчитываю."

Иллит: - И...леди Иллит, если я могу чем-то вам помочь - не бойтесь обратиться. Я сделаю все, что в моих силах. -О, мой король, - присела в реверансе Иллит, - Это такая честь... Она посмотрела на Алмаза из-под полуопущенных ресниц. -До скорой встречи, - нежным голосочком проронила она, эффектно склонив головку на бок. Золотистые локоны аккуратно обрамляли хорошенькое личико и огненными лучами струились вдоль тела. Иллит неспешно удалялась, таким образом предоставляя Алмазу возможность насладится её красотой. Он смотрел вслед. Она знала это. В свою комнату

Алмаз: Король задумчиво проводил девушку взглядом. "Ничего не понимаю...только что она не знала куда себя деть от смущения, а теперь улыбается так смело...красиво" Собрав бумаги, Алмаз уже собрался уходить, когда получил сердитый, обиженный ответ Изумруд. Я теперь оказывается нянька? Вечером я выезжаю из дворца. "Ты? Ты близкий мне человек, на которого я надеюсь. Хватит злиться, в конце концов! И никуда не девайся. Пожалуйста" Как всегда, взрывоопасная натура зеленоволосой дала о себе знать. Алмаз вздохнул. Очень важное объявление должно было быть сделано после совета...но теперь планы менялись. "Рубеус, Сапфир, Изумруд! Вам не кажется, что мы все стали слишком серьезными? Мне вот - да. А так жить нельзя! Поэтому сегодня вечером собираемся в "Подстаканнике", как в старые добрые времена. Ровно в семь. Не опаздывать и настроиться на отдых и хорошую выпивку." Почесав за ухом Айса, король подобрал "бродячий" блокнот и вышел. В Коридор.

Алмаз: Из центрального коридора Под дверью комнаты неуверенно топтались человек десять слуг. Блеск пуговиц на ливреях Алмаз заметил чуть раньше, чем ожидающие увидели его и дисциплинированно выстроились в две шеренги, заранее сделав постные лица. Король вторжений на свою территорию не любил, и допускал туда прислугу редко, неохотно и исключительно для уборки. И вообще отношения со слугами у него никогда не ладились - естественно, легенды о том, сколько народа сгубил ради развлечения тогда еще принц, с годами только обрастали красочными подробностями. Хоть и слабо соотносились со сдержанным и вежливым королем. Но под руку ему никто старался лишний раз не попадаться. На всякий случай. Алмаз улыбнулся замершим слугам, они сделали вид, что поверили, и перегруппировались: вперед вышли те, у кого в руках были дорожные чемоданы. Это была чистейшей воды жертва приличиям - такое количество вещей, какое предполагала вместимость поклажи, было бы достаточным для всей делегации. На месяц, если ни в чем себя не органичивать. Пообещав себе дать строжайшее указание "забыть" половину чемоданов дома, король открыл дверь и пустил строй прислуги разорять шкафы. Им понадобилось минут пятнадцать, чтобы выгрузить все необходимое и профессионально ловко уложить в дорогу. Айс на руках у хозяина даже задремать толком не успел. Когда последний слуга покинул комнату, унося связку неизвестно откуда взявшихся небольших коробок, "ограбленный" устроил недовольного зверя на кресле, пощекотав напоследок величественно поднятый кошачий подбородок. Потом наскоро принял душ, переоделся и ушел завтракать...нет, сначала за каким-нибудь толковым и неразговорчивым клерком, а потом - завтракать. В канцелярию.



полная версия страницы