Форум » Храмы » Храм Саюри » Ответить

Храм Саюри

Мэллорин: Снаружи: Внутреннее убранство:

Ответов - 45, стр: 1 2 All

Sauri: Врата времени возвышались в центре храма. Густой туман расстилался по каменному полу. Часть сознания Саюри пребывала возле приоткрытых врат. Неяркий свет пробивался из за тяжелых каменных дверей с вытесаными на них рунами. Ветер времени овевал пространство вокруг. Все это место находилось за пределами пространства, пятое измерение хранило в себе священное место Саюри. Ветра времени разыгрались не на шутку. За вратами неспокойно, что то хочет ворваться в мир Двух королевств. Мрачные мысли омрачали прозрачное лицо Хранителя времени. Да, тот ветер в зале Темных королей мне не показался. Но сейчас не время дуать об этом. Мне нужно вернуться в зал, воссоединиться с другой частью ьсознания. В следующее мгновение временной вихрь возникший в месте, откуда счезла тень Сецуны, наглухо запер Врата.

Саюри: ++Из комнаты Алави++ Саюри материализовалась в неосвещенном углу одной из башен храма. Поколебавшись, сменила платье на удобное и привычное повседневное одеяние Тейедоры стали - черные штаны, заправленные в сапоги и куртку-кимоно с красно-золотой вышивкой в виде змей, сплетенных в клубки меж терновых ветвей. Как водится, у плеча вышивка была прервана, а игла вколота в ткань. Обычную прическу тейедоры Мэйо украшала вышитая красным по черному повязка с височными кольцами, на концах кос брякали монетки. Тейедора быстро пересекла большой неф и скользнула на территорию ткачей. Хитрая акустика не выпускала под своды главного помещения речь и песни - только тихий перестук челноков, а в боковом нефе было далеко не тихо. Кто-то пел, молодые вышивальщицы переговаривались и хихикали. И все это пронизывали звуки работающих станков. Саюри села за один из незаконченных гобеленов, изучила рисунок и последовательность нитей, пододвинула к себе челноки, тронула педаль, и присоединилась к остальным. - Ты вертись, вертись, мое колесо. Тянись, тянись, шерстяная нить. Отдавай мне, гость мой, мое кольцо, А не хочешь если, совсем возьми...

Саюри: Песни то и дело сменялись разговорами. Все больше суетными, житейскими – какое платье сшить на свадьбу себе или подруге, какая вышивка что означает, и можно ли использовать символ Саюри в узоре, если это не храмовая одежда, не брачная, а самая обычная… - Можно, отчего же нет? – вбросила в кстати повисшую паузу свою фразу молодая тейедора, - Символ есть символ, на одежде ли, на цепочке ли, это почитание богини. Что же дурного? Главное, не сочетать вместе Весы и Звезду – ведь не бывает на небе двух солнц, не берут двух мужей сразу и не имеют двух живых матерей. - Хотела бы я глянуть на того нахала, который посмеет содеять такое, - фыркнула молодая и рослая спинерия, сидящая за прялкой, - уж я бы отвесила ему хорошего пинка… -Можно и так, - согласилась Мэйо, хмыкнув, - А можно посоветовать ему спороть одну из вышивок, пока боги не заметили святотатства… Или не говорить ничего и подождать, пока на его голову падет кара судьбы. Или пока он сам не сделает осознанного выбора. Молодые еще… горячие. Смешные. А ведь на большинство вопросов уже есть ответ, достаточно открыть и прочитать… с другой стороны, сколько людей живут и даже не задумываются о вечном, о выборе? Им проще просить Мэллорин о любви, чем самим добиваться расположения дорогого человека. В дальнем конце нефа снова затянули песню, ее подхватывали другие голоса, будто полотно разворачивали. Медленный, немного унылый мотив об одиночестве девушки, чей возлюбленный ушел на войну. - Уехал милый рыцарь мой пятнадцать лет назад, Но на прощанье я ему Заворожила взгляд. За сотни рек, за сотни гор, Направив бег коня, Во всех красавицах с тех пор Увидит лишь меня.

Саюри: Нить в челноке закончилась. Саюри взяла новую катушку, вставила, привычно подвязав узел, чтобы он ушел на изнеакнку. Значит, делать в храме больше нечего... Во всяком случае, пока. Солнце медленно клонилось к закату, откуда-то с улицы веяло сдвоенной божественной песней. Море с Ветром развлекаются... - эмоций в мыслях не проскользнуло, Саюри просто принимала происходящее к сведению. Куда больше дел столичных богиню занимало Алмазное королевство. Я здорово навела там шороху... Может, стоит взглянуть на дворец еще раз? или просто прогуляться по городу... До сих пор ей не казалось нужным посылать в чужие земли своих жрецов собирать информацию - никто не скажет им ничего важного, а ссориться с богами Алмазного - глупо. Прогуляюсь сама. Отчего-то собственный собор и даже город стали навевать глухую тоску. Предчувствие чего-то большого, какой-то внешней перемены витало в воздухе. Но разобрать его на пряди и понять Саюри не могла. Предчувствие шло извне, чтобы понять это, не стоило тратить время на возвращение в обитель и проверку гобелена. Достаточно было прочинать несколько страниц Храмовой книги. Что-то будет... Что-то будет... Тэйедора остановила станок, встала и аправилась через неф к лестнице в башню, где располагалась "ее" комната. Вернее, комната Сандры Инфинит. Личину богиня сменила, едва ступив на лестницу. Разумеется, предварительно убедившись, что она пуста.

Саюри: Покои Сандры Инфинит Дверь закрылась за спиной, мягко щелкнул замок. Толстые каменные стены башни обеспечивали желанное одиночество. Почему-то Саюри вдруг стало тошно от людей внизу с их заботами, мыслями, деяниями... Пыль, все одна только пыль... Она забивается в нос и мешает дышать. Но тогда зачем все? Женщина подошла к широкому ложу и навзничь упала на шелковое покрывало, вышитое багровым, серебряным и золотым. Мозаика на потолке изображала звездное небо. Вечное Небо... Ей не хотелось сейчас смотреть на нарисованные звезды, и Саюри закрыла глаза рукой. Зачем? Зачем я нужна? Чтобы смертным было, на кого свалить все беды в своей жизни? Чтобы решать чужие споры? Гонять сны, как пастух гоняет стадо? - Зачем? - тихий голос едва колебал воздух. Бывало время - дни, месяцы, годы... когда Саюри ощущала себя призраком. Комком тумана. Сном. Это не было состоянием божественного просветления, скорее наоборот. Она будто спала наяву, и мир вокруг отделялся от нее серой кисейной занавеской. Ее провокации, ее совершенно необъяснимый вечер с Нефритом... У Саюри была еще одна, личная причина для этого действа - хотелось почувствовать себя живой. Хоть чуть-чуть... - Не хочу ранить твое самолюбие... - Саюри убрала руку и посомтрела в нарисованную ночь, - Но тебе не удалось это. Она перевернет эту страницу, как переворачивала прошлые, и не станет перечитывать это место. Кстати, о чтении. Печаль печалью, но от обязанностей меня никто не освобождал. Сандра встала, откинула за спину слегка растрепавшиеся локоны и подошла к толстой книге на массивной каменной подставке.

Саюри: Чтение и переписка заняли у нее несколько часов. Но последняя линия была выведена на пергаменте, и Саюри закрыла свою книгу. Время все ближе к закату... Какое красное сегодня солнце. Сандра стояла и смотрела ны низко висящий над морем пылающий шар. Такой большой, объемный... обманчиво мягкий и по-домашнему теплый. Иногда недеяние требует куда больше сил, чем деяние. Конечно, она может остаться в башне. Может спуститься вниз и обсудить с кардиналом политическую ситуацию. - Но это так скучно... Скучнее вышивания с тысячу раз! - стоила этим словам сорваться с губ, как Саюри пришлось признать - ее хандра не проходит. - Или это хандрит мир? - от постоянного одиночества у богини выработалсь привычка размышлять вслух, - Что бы ни послужило причиной... Я уже покинула свою башню. Если я нахожусь на земле... Так не все ли равно - где? Она ведь хотела посотреть на Алмазный дворец, верно? И да... и нет... Страница той ночи перевернута и забыта, но последствия... это страница сегодняшняя. И на ней Саюри пока не написала ни строчки. Сандра Инфинит вынула из шкафа легкий шелковый плащ с капюшоном. Глубокого багрового цвета, как у кардиналис. Без единой нити вышивки, с гладкими застежками... Лицо спряталось под капюшоном, заколотая булавкой пола скрыла черное платье Акатавы. Очертить рукой полукруг перед собой... И шагнуть в призрачную дверь. В чужой город. На чужую землю. Что может быть глупее? ++На Улицы ++ В Алмазное королевство, столицу

Саюри: ++Из Столицы Алмазного королевства, с улицы Маляров ++ В келье никого не было. Хотя Саюри сочла бы странным, если бы кто-то ждал ее в покоях акатавы. Облик музыкантши Сильвы поплыл, окутывая лицо богини туманной дымкой, пока не скрыл полностью всю фигуру. В полном безветрии клочья тумана истаяли, от них не осталось и следа, как не осталось ничего от Сильвы в облике акатавы Сандры. Разве что взгляд, смешанный из мудрости пополам с усталостью и неясной тоской. Плащ вернулся в шкаф, акатава любила во всем порядок. Так легко забыть о какой-то мелочи, запутаться, а потом именно за эту дырку и уцепится Хаос и потянет рвать тонкое, как паутинка, полотно Узора Мироздания. Небо над городом расцветила первая вспышка огней – синих и белых. Значит, салютуют храмы Мэлоди и Хариет. Как им удается радоваться в толпе смертных забывая обо всем хоть на вечер, хоть на час? Пока Саюри стояла, закусив губу, неподвижная, как статуя, платье ее менялось непрерывно. Рукава то удлинялись, то пропадали вовсе, отделка сверкала всеми оттенками черного и золотого то бисером, то вышивкой, то драгоценными накладками. - Что толку сидеть здесь одной и думать, думать… - у нее еще будет время. Хотя бы до завтра. Сейчас она знает слишком мало, чтобы делать выводы. Но Алмаз что-то скрывает от нас. Чего-то он боится… Что-то готовит. Платье перестало колебаться под порывами безветрия и замерло в окончательной форме. Тонкий черный шелк, вместо рукавов – крылья, прикрепленные к талии и запястьям, юбка колоколом, облегающая бедра и вихрившаяся у лодыжек на жестких кружевах нижней юбки. Открытая спина перечеркнута крест-накрест шнурками, сплетенными в редкую сеть. Спереди концы крыльев-рукавов образовывали нечто вроде шарфа, собранного на груди застежкой из гранатов и морионов, оправленных в темное серебро. Такие же кольца, тяжелые, массивные, украшали руки. Черные локоны акатавы падали до середины спины. Саюри редко одевалась роскошно. Но сейчас ей этого хотелось. Праздник все же, и почему не сделать приятное Лорелее и Анемоне, ведь ей, Ткачихе, это не стоит ровным счетом ничего… Закутавшись в мантилью прозрачного черного газа, Саюри вышла из покоев на лестницу. Ее путь лежал на площадь. ++ На Элизиумскую площадь++

Джей Хоук: Из комнаты Хоука. Тихонько приоткрыв дверь, молодой человек проскользнул в зал храма. Хорошо, что сюда можно прийти в любое время суток - подумал Хоук - здесь очень красиво и тихо, можно спокойно предаться своим мыслям. Джей подошел ближе к алтарю, на котором горели десятки свечей. - Что, как не время, всегда есть у нас и с другой стороны его у нас нет. Что как не время выслушает, примет и успокоит душу. - размышлял Хоук шепотом - Что как не время, вылечивает все раны и покрывает слоем пыли старые обиды и ссоры. Сейчас мне уже лучше и я благодарен тебе, Саюри, что ты дала мне те доли секунды, когда я висел на волоске от неизбежного уничтожения всего, к чему я стремился, которых оказалось достаточно, чтобы я не сорвался в пропасть сумашествия и необдуманных действий. Да, любовь оставила меня с ноющей раной на сердце, но я готов открыться..., я готов к настоящей любви, я хочу этого... Хоук обернулся. Ему послышалось, что он не один. Врядли в такое время в храме есть кто - то еще - подумал Джей - скоро уже рассвет. И я хочу, чтобы время забрало мои нелепые мучения, по - этому... - Хоук заговорил вслух - слушай время, слушай справедливая, прекрасная Саюри... Среди безмолвия ночей, среди равнин широких Терзается моя душа, в своих порывах одиноких. Вокруг простор и тишина, и только изредко молчанье Бессильным стоном нарушает душа, что ищет состраданья. Как только первые лучи земле отдаст светило ночи Быть одному в глухой ночи, в душе моей уж нету мочи. И вот по - этому во сне, среди лесов и гор высоких Лечу. Куда? Не знаю я. И мне узнать не суждено то. И где - то очень далеко, в астральном мире подсознанья Душа откроет НИКОМУ всю горесь моего терзанья. Хоук замолчал, опустил голову и закрыл глаза, прислушиваясь к мерному потрескиванию свечей...

Саюри: ++ С Элизиумской площади++ Где-то на середине ведущей к храму улицы Саюри услышала слова. Такое иногда бывало - чья-то особо рьяная молитва прорывалась сквозь завесу тихих шепчухщих голосов. Только вот никогда раньше не прорывались стихи... Прерывать зыбкую тишину скрипом закрытых на ночь дверей показалось ненужным, неправильным, и Саюри просто просочилась скозь них под стрельчатые своды храма. Нагрудный знак акатавы в платиновой оправе оказался вделан в драгоценную застежку платья. Хотя кому здесь быть в это время? Кому есть дело до того, поздно или рано возвращается Акатава из своих прогулок, где она размышляет о вечном? Разве какой кардинал мается бессонницей, да и то - нечего ему делать в этот час в молельном зале... Так что Саюри не скрываясь, шагнула из портала, собираясь пройти по центральному нефу до лестницы.

Джей Хоук: Хоуку показалось, что в воздухе повисло какое - то напряжение, он стал как - будто бы разряженным, дышать стало немного тяжело. Но через мнгновение все пришло в норму. - Может это знак, всеисцеляющее время, - заговорил Джей - знак, что не стоит останавливаться и опускать руки? Знак, что все в этом мире непостоянно: печаль и радость, ненависть и любовь? В чем есть смысл... только во времени. Так подари мне его, Саюри, подари время для жизни, ненависти, радости, печали и любви. Пусть это будут лишь мнгновения, по сравнению с великой вечностью, но они будут принадлежать мне. Хоук задумался на несколько секунд и продолжил: - Я не могу просить этого у тебя, но все - таки, ведь времени подвластно все, отпусти мне немного на счастье и любовь, я хочу знать что такое любить и при этом быть любимым... Джей поднял глаза в окно. На начинающем светлеть небе, все еще сверкали в своем немом великолепии звезды. Но вот одна задрожжала и сорвалась вниз.

Саюри: И все же в Храме она была не одна... Саюри замерла на месте, затем продолжила свой путь. Уже медленнее, выгадывая то самое время, она присматривалась к молодому парню, что стоял около ее статуи. Рубин в центре лба богини бросал красные отблески на бронзу, отчего лицо статуи казалось почти живым, а тени от свечей, укрепленных на серебряной арке Врат вокруг статуи создавали обманчивое впечатление мягкости складок одежд богини. Я кажусь живой, хотя на самом деле в этом не уверена... - Даже во времени нет смысла, если оно не наполнено событиями... - негромкий голос акатавы шелестел сотнями книжных страниц, звенел древними колоколами... и был одновременно просто женским голосом, - Во власти богини подарить тебе время, но не заполнить его. Знать, что такое любить и быть любимым... - Познать любовь... Не помню, чтобы кто-то обращался ко... к Ткачихе с такой просьбой. Обычно с этим идут в храм Мэллорин. Почему ты решил иначе? Мотивы постыпков... Причины... То, что выбивается из общего потока, порождает свой, особый узор... Саюри всегда благоволила людям, которые свою судьбу творили сами.

Джей Хоук: - Даже во времени нет смысла, если оно не наполнено событиями... Во власти богини подарить тебе время, но не заполнить его. - Познать любовь... Не помню, чтобы кто-то обращался ко... к Ткачихе с такой просьбой. Обычно с этим идут в храм Мэллорин. Почему ты решил иначе? Хоук вздрогнул - Неужели Саюри заговорила с ним... - Справедливая, я не прошу у тебя любви - сказал Хоук - я просто говорю о том, как бездарно я потратил время, которое было мне отпущено, я не умел ценить каждый миг, каждую секунду этого времени. Я разменивался по пустякам...и получил то, что заслужил. Я лишь прошу...Я не прошу, я просто говорю с Тобой. Хоук замолчал и глубоко вздохнул. Затем поднял глаза на сияющий лик статуи Саюри и продолжил: - У кого как не у Тебя спрашивать мне совета. Ты знаешь о нашем прошлом, настоящем и будущем. Ты слушаешь бред людей и никогда не скажешь чтоб мы замолчали, потому, что Ты есть само Время, лучший лекарь и собеседник с начала мира. Скажи, что мне делать: забыть и жить дальше или верить, добиваться... но помнить...

Саюри: Вместо того, чтобы обернуться на голос, парень, а судя по сложению, ярким волосам и голосу, это был именно молодой человек, прикипел глазами статуе, будто она с ним разговаривала... Собственно, в какой-то мере так и есть... Скажи, что мне делать: забыть и жить дальше или верить, добиваться... но помнить... Конечно, она могла бы сейчас взглянуть на нить судьбы этого юноши, понять, что именно он пытается забыть и одновременно забывать не хочет, но делать выбор за другого Саюри никогда не любила. - Обернись, - он ведь спросил, как поступить? Для начала пусть говорит лицом к ней... На губах богини-акатавы появился намек на улыбку.

Джей Хоук: -Обернись! - послышался легкий шорох ткани. Хоук обернулся. Левая бровь взлетела вверх а челюсть медленно пошла вниз. Перед нам стояла девушка с длинными волосами, одетая в роскошное черное платье, на руках бьли кольца, от которых отходили рукава-крылья. Все это завершала брошь и камнями в центре которой располагалась агатовая камея с символом Саюри. С начала Джей не знал что сказать и просто смотрел на это видение и хлопал глазами. Что - то в ее чертах было знакомое... Хотя не важно - подумал телохранитель, а вслух сказал: - Так это Вы со мной говорили? Я было уж подумал, что это сама Саюри, пришла посмотреть на душевные терзания смертного. Хоук встал - Не вежливо сидеть при даме, тем более на полу . - Надеюсь я не разбудил Вас - учтиво улыбнулся Джей. Он привык вовремя улыбаться и кивать, не выдавая того, что творится в душе - Просто я думал, что в такое время в Храме никого нет.

Саюри: - Статуи пока не научились говорить, - улыбнулась богиня. Эх, знал бы ты, насколько прав... Вот только смотреть на чужие терзания - радости мало. И без того слишком часто это делаю. - Нет, ты не разбудил меня, и внизу действительно никого нет в этот час. Разве что в скриптории кто-то засиделся. И что ей теперь делать? Оставить парня тут одного? Так он все равно не даст ей спать своей молитвой, сила его духа достаточно велика... так что уж лучше поговорить, тем более, что делать это лицом к лицу куда удобней... да и интересней. Мимика, жесты... Они порой рассказывают о причинах куда больше слов. - Если хочешь, можешь поговорить со мной... - вот если он сейчас скажет, что ему непрменно подавайте богиню - уйдет и наглухо закроется. Пусть хоть сутки молится. Видела она таких... Вроде почитателя Мэлоди, который так и умер на верхней крыше ее храма.

Джей Хоук: Странно - подумал Хоук - ей не все равно. Она хочет поговорить. А она красивая: стройная фигура, длинные волосы, хрупкие плечи и пальцы... Тут он понял, что слишком пристально разглядывает незнакомку и быстро отвел глаза. - Я забыл представиться. - сказал телохранитель - Меня зовут Джей Хоук. Я .... - он хотел сказать что он телохранитель Ее Величества, но решил, что не стоит - я живу, тут недалеко. Вот зашел поговорить с Саюри, но если вместо нее меня услышали Вы и если Вам интересно, почему я взрослый и самодостаточный мужчина, пускаю сопли как маленькая девчонка. Что ж, милости прошу, надеюсь только Справедливая не рассердится на меня за то, что я так по - хозяйски распоряжаюсь в ее Храме. Хоук улыбнулся незнакомке, снял с себя легкий плащ, уложил его на пол и приглашающе кивнул головой: - Удобств не обещаю, но, по крайней мере, не на полу сидеть будем.

Саюри: - Не обидится, - успокоила парня Справедливая богиня, - В конце концов, кто знает, может я оказалась здесь потому что чуть раньше она услышала тебя? Но на полу чидеть в собственном храме богине не хотелось. Конечно, можно пойти в неф ткачей, там довольно уютно - ковры, стулья, отложенные вышивки... Но светильники уже погашены, их придется зажигать снова, а потом опять гасить... И пусть она может сделать это одним движением пальца, к чему? Когда есть такое удобное место для разговора... - Да, на полу как-то... - договаривать Сандра не стала, а просто подняла расстеленный плащ и накинула его,сложив вдвое на постамент собственной статуи. Благо, тот был достаточно широк, чтобы у ног богини могли разместиться сидя два сройных человека. пусть и почти вплотную друг к другу. - Лучше сюда, - и села первой под левой рукой богини, сжимаюей в пальцах весы.

Джей Хоук: Она что ничего не боиться - удивился Хоук - хотя на камее символ Саюри, может она жрица... Джей уселся рядом с незнакомкой, отчего его плечо коснулось хрупкого плеча девушки. Он , даже, через рубашку, почувствовал ее тепло, настоящее человеческое тепло. Почему - то Хоук был уверен, что может доверять этой девушке, ему с ней было уютно и легко. - Ну, с чего же начать... - вздохнул Джей - наверное с самой сути. Я встретил замечательную девушку, ее зовут Адель. Это было как наваждение. Я гулял с ней, ловил каждый ее взгляд, держал за руку. Я наверное глупый? - обратился он к незнакомке - напридумывал себе того, чего нет и не может быть. А потом, я увидел как она целует другого, прямо у всех на глазах... Хоук поморщился от неприятных воспоминаний. - Вот как Вы думаете, что мне теперь делать? - продолжил он - В Храме Мэллорин, я бы точно стал просить вернуть мне любовь, которой может и не было вовсе, а здесь в Храме Саюри я прошу, дать мне время, чтобы разобраться в себе. Я Вас не слишком утомил своими проблемами? - разволновался Джей - А что же привело сюда Вас так поздно?

Саюри: Напридумывал себе того, чего нет и не может быть... Счастливец. Глупый, он даже не понимает, как ем повезло... - Скажи, а было бы лучше, если бы ты... скажем, встретил девушку, она бы тебе понравилась... И ты провел с ней ночь, а наутро понял, что она была... вовсе не особенная. И ничего у тебя внутри не дрогнуло, не забилось, ничего не осталось на память, кроме мимолетного удовольствия... Сандра прикрыла глаза и вздохнула. - Мне трудно советовать тебе... Предоставь времени излечить себя. Хотя бы день или два... и, может, ты поймешь... чью любовь ты чуть не бросился выпрашивать обратно - свою или ее, и была ли она вообще. Наваждения... Богини иногда любят пошутить. Вот только сама Саюри не шутила уже давно. Или просто шутки у нее стали иные? Вроде того визита на бал к Алмазу... - А я... я была на празднике. И поняла, что совершенно не умею веселиться. О том, что в храме она вообще-то живет, богиня предпочла умолчать.

Джей Хоук: - Плохо... - отазвался Джей - плохо, когда демаешь, что не умеешь веселиться. Тогда жизнь становиться ненужной игрушкой, тогда ты слаб и беззащитен. Он посмотрел в глаза девушки. Ему показалось, что в них живет вечная печаль и мудрость. Хоук почувствовал, что сейчас утонет в этих прекрасных, грустных, но теплых глазах. Может ее нужна помощь? - подумал молодой человек - Может ей, как и мне, сейчас нужна поддержка и...смех. -А хотите, я Вас развеселю! - с этими словами Хоук стянул с себя сапоги, вскочил, в тот же миг согнулся пополал. Натянул обувь на руки, так, что получалось, будто голова сидит прямо на на ней и начал отплясывать руками какие - то неимоверные па, напевая веселую детскую песенку. Затем Джей одел сапоги и поклонился, смотря на незнакомку, в надежде, что хотя бы ее глаз коснулась улыбка. Ему невыносимо захотелось что-то сделать для этой грустной девушки, просто так от всего сердца. Хоук подбежал к своей ночной собеседнице, подхватил ее под руки и закружил в танце. - Надеюсь Вы не против? - запоздало спохватился он, глядя на немного удивленную девушку - Просто танец - это способ сбросить все свои печали и отдаться завораживающему ритму шагов и поворотов. Не важно - есть ли музыка или нет ее, главное - чтобы она звучала в душе. Он кружил незнакомку по главному залу Храма, чувствуя ее теплое дыхание у себя на шее, держа ее за тонкую талию и глядя в ее темные, как бесконечное ночное небо, глаза. Хоук не знал, сколько прошло времени, минута, час, год - это было не важно, потому, что он теперь знал, знал как жить дальше. Эта девушка помогла ему вновь обрести себя. Надеюсь, я тоже смогу помочь тебе, - подумал телохранитель - Я не знаю как тебя зовут, я не знаю, что за печаль таится в твоем сердце, но, надеюсь, я развею ее. Благодарю, Справедливая Саюри, что подарила мне эту встречу, благодарю, что дала шанс разобраться в себе.

Саюри: Ей уже давно не приходилось удивляться, не разочаровываясь. Но эта выходка... Она была по меньшей мере забавной, рождала внутри маленький теплый комочек. Который затем подхватили и повлекли, как осенний лист. И у нее не получилось быть отстраненной, просто перебираться ногами в такт несуществующей музыке, потому что музыки не было, был пульс и шаги присутствующего здесь человека. И эхо под сводами храма. Надеюсь Вы не против? Просто танец - это способ сбросить все свои печали и отдаться завораживающему ритму шагов и поворотов. Не важно - есть ли музыка или нет ее, главное - чтобы она звучала в душе. - Да, главное, чтобы звучала... - и богине показалась, что она... услышала даже не саму музыку, а только ее эхо. Но все равно улыбнулась. - Я уже давно не танцевала просто так... - время застыло вокруг храмового зала, не мешая своей повелительнице невнятным шумом секунд.

Джей Хоук: Хоук смотрел на на девушку и все никак не мог понять: с одной стороны она вроде не была расстроена, но с другой все ее поведение, речь, взгляд говорили о том, что на ее сердце лежит невыносимая, тяжелая печаль, которая медлено, но уверенно впрыскивали свой яд в размерено стучащее под ритм шагов сердце. Как - то это странно - подумал Джей - вот так просто танцевать в Храме Богини Справедливости, с незнакомой девушкой, слушая музыку, что рождена в вечности и живет в каждом человеке, до его последнего вздоха. Танцевать не думая ни о чем.., просто отдавшись на волю легкого ветерка, бродящего под сводами Храма, то нагоняя на двух людей теплую волну запахов заканчивающейся ночи, то отступая, как прилив. Прилив... - Скажите, а Вы любите воду ?- спросил Хоук - Ну, в смысле море, океан? Может согласитесь со мной прогуляться, как выпадет свободная минутка. Завтра я занят по долгу службы, а вот послезавтра... - Хоук остановился и серьезно посмотрел на незнакомку - Я наверное слишком навязчивый? Просто скажите и Вы меня больше никогда не увидите...

Саюри: - Океан? - а в самом деле, любит ли она окаеан? - Не знаю... Тысячу лет уже не гуляла по берегу. Не хотелось как-то. Наедине с океаном собственное одиночество становилось только четче и выразительнее. Как и бесполезность собственного существования. Танец неожиданно прервался. Я наверное слишком навязчивый? Просто скажите и Вы меня больше никогда не увидите... Саюри покачала головой. - Нет. Одно кроткое слово и серьезный взгляд.

Джей Хоук: Нет - это хорошо - подумал Джей - это же однозначно и безповоротно. Четкое нет. Значит ее не замучили мои идиотские выходки. Хоук все еще не выпускал девушку из рук, просто внимательно смотрел на нее и чуть улыбался. - Я наверное пойду. - сказал он, наконец позволив незнакомке освободиться - Может Вас проводить до дома, а то мало ли кого можно встретить на улицах в такой час. И я даже не знаю где Вас найти. Хоук подошел к постаменту статуи Богини и поднял свой плащ. На пару секунд ему показалось, что почти живое изваяние улыбается ему. Может это и есть знак, который я хотел увидеть? - Джей прикрыл глаза - Спасибо Справедливая... Ты дала мне время понять что все бесконечно в этом мире и в тоже время непостоянно, как этот ночной танец с незнакомкой, прекрасной как ночь, как само Время. Танец закончился, но ритм сердец затаился в душе в надежде вновь зазвучать и вырваться наружу.

Саюри: - Я еще побуду здесь... А вы идите, уже поздно, - улыбнулась Саюри в спину юноше. И прекрати уже думать таким высокопарным слогом... Почему все люди думают, что с богами лучше разговаривать как можно высокопарнее? Хотя за комплимент спасибо, я запомню. - А найти меня можно здесь, - пожала плечами богиня, - Или в городе. Захотите найти - найдете обязательно. Я в этом уверена. Чтобы такой... настойчивый парень и не справился?

Джей Хоук: Хоук подошел к незнакомке. Его глаза сияли, а сердце продолжало бешенно стучать. Джей запустил руки себе в шевелюру и взлохматил розовую копну непослушных прядей. - А знаете - усмехнулся он - вы наверное Богиня. Благодаря Вам, по крайней мере один человек остался сегодня жив, может быть я, а может и не я. Хоук задумался: Что его сейчас гложет? Осталась ли обида и горечь от потери необретенного? Джей не знал... Его больше занимали те ощущения, которые он испытал, когда танцевал с темноволосой девушкой и тонул в ее фиолетовых глазах, не желая выбираться из их омута. Джей взял руку незнакомки, поднес к губам и поцеловал тонкие пальцы девушки. - Я Вас обязательно найду. - телохранитель не сразу заметил, что все еще держит руку незнакомки, в своих руках, а заметив подумал, что не так уж он и хочет ее выпускать - Да я весь город переверну! Джей улыбнулся своим словам, развернулся и уверенными шагами направился в выходу из Храма. Обернуться? - думал он - Нет, а то вдруг незнакомка расстает, как ночное видение. Комната Хоука

Саюри: Слишком удачлив или проницателен? В фиолетовых глазах Сандры Инфинит зажегся еще один огонек интереса к Джею. И чью же жизнь она спасла, сама не зная того? Нет, Джей, ты сделал это сам... - Не стоит приписывать мне чужих заслуг и титулов, - покачала головой акатава, - Я - это всего лишь я. Почему она не вынула руку, почему позволила ему целовать себе руку? Хотя это был всего лишь жест вежливости. Он такой порывистый... как ветер... как птица... Она отвернулась и не стала смотреть ему вслед. Молча прошла к лестницам и поднялась на верхушку башни. Там тоже были ветер и птицы.

Саюри: На крыше Южной башни храма (той самой, что была достроена), уютно уместились три сказочных зверя. Каменных, разумеется. Почему архитектор решил поместить их туда - кто знает? Наверное, об этом была запись в храмовой книге, но какой смысл ее смотреть? Поместил и поместил. То и дело у гаргулий отваливались крылья, а у грифонов - уши, и их каждый раз ремонтировали или тесали заново и затаскивали с превеликими предосторожностями к самому шпилю по крутому шатру крыши. Может, именно для того, чтобы сейчас Саюри могла удобно устроилась на спине такого полульва-полуптицы? И сидеть, облокотившись на каменное крыло, позволяя ветру трепать свое платье и волосы, и смотреть на город внизу. Похожий на россыпь светлячков, никогда окончательно не засыпающий... Хотелось спуститься вниз, но кому она там нужна? Алави? Если она ему и нужна, сам лекарь этого не знает. Джей? Богиня улыбнулась, вспоминая беззвучный танец и собственный смех, гуляющий по храму. Но он ушел, и привычная хандра опускается на плечи тяжелый плащом. Не поспешишь же за ним вслед... Тем более, что если даже она решится... Будет так больно, когда он умрет.

Джей Хоук: С лужайки около дворца. Вдруг Хоук заметил, что сам не зная почему оказался у Храма Саюри. Величественное здание, отбрасывало длинную черную тень на улицы города, которые пылали огнем разноцветного карнавала. - Странно - удивился Джей, оглядывая величественное строение - что меня суда привело. Неожиданно он увидел какую - то фигуру там наверху, около статуй грифонов. Сердце его бешенно заколотилось и кровь отхлынула от лица, проявляя нешуточный испуг в глазах телохранителя. Это была его ночная незнакомка... Но что она делала там, наверху... - Стойте! - крикнул Джей, лихорадочно соображая, что ему сейчас делать - Стойте! Не шевелитесь! Я уже бегу к вам! Телохранитель стремительно ворвался в Храм Справедливой Богини, в надежде как можно быстрее подняться наверх.

Саюри: Внизу раздавались какие-то голоса. Шум праздника долетал даже сюда, под тсарые деревья, что росли около храма. Когда-то давно здесь была площадь, но Время есть Время, и многолюдье схлынуло, а под тенистыми деревьями так хорошо гулять и думать о вечном... или наобоот. о сиюминутном... Только необычно, что кто-то здесь шумит... Саюри поудобнее устроилась на своем каменном сидении и посмотрела вниз. То ли в сумерках с такой высоты было плохо видно, то ли беспокойный мужчина уже ушел, но никого богиня не разглядела, а вставать и подходить к краю было лень,как и задействовать нити судьбы. - День за днем идет, все течет вода, Как мелеет река, вижу я одна, Как пустеет город, пылает спепь, Не желаю я, не хочу смотреть. Только мне глаза не закрыть, не уснуть, Уж такой мне роком начертан путь. Бесконечно ткать, шить или прясти, Подвигам с грехами учет вести, - в песне конечно, говорилось "ей", но богиня слегка переиначила слова. Глупо говрить о самой себе в третьем лице, верно? да и петь - тоже. - Позабыла смех, притупилась боль, Мне едино - нищий или король, Золота ли блеск, тусклый ли свинец. Есть начало жизни и есть конец.

Джей Хоук: Телохранитель ворвался в Храм, словно взбесившийся зверь, готовый перевернуть все на своем пути. Он метался внутри строения пытаясь найти лестнице наверх Наконец он ее обнаружил и поспешил подняться. Каждый его шаг, эхом отзывался в пустынном помещении и в застывшем от страха. Страха не перед чем-то или кем-то, а страха за кого-то, страха за нее, девушку, которую он практически не знал, но желал ей добра и хотел заботиться о ней, доставлять радость. И теперь этот страх нес его вверх по лестнице. Джей не чувствовал усталости, не чувствовал боли, когда его нога соскользнула и по голени заструилась кровь из ссадины от гвоздя, который так неудачно торчал из ступени. Волосы и без того всклокоченные и непослушные, развивались на ветру, словно головы гидры. Глаза телохранителя горели решительностью и неотступностью. Он был похож на демона, вырвавшегося из сердца пламени и стремящегося вновь покорить землю. - Стойте! – прохрипел он – В жизнь нет ничего, ради чего стоит… - только тут Хоук заметил, что ошибся в намерениях девушки, он взял себя в руки и продолжил - Я сейчас к Вам подойду! Там опасно, Вы можете упасть.

Саюри: - Глупости, - безмятежно отозвалась Саюри, оборачиваясь, - Я не собираюсь никуда падать... Время созерцания прошло... да и как можно созерцать, когда полотно мира разве что не волнами ходит от резких движений и колебаний ауры этого парня? И сам весь всклокоченный, взволнованный какой-то... - У тебя что-то случилось? Подрался? - во всяком случае, было похоже. И темнело что-то из-под распахнутой рубашки... Нет, запаха крови Ткачиха не почувствовала... Сандра инфинит встала со спины каменного грифона и легко, будто по паркету, сделала несколько шагов по черепице храмовой крыши. За что-то держаться ей и в голову не пришло. Как может бессмертная бояться высоты? Да еще, если эта бессмертная регулярно ходит в свои же додзе, проверять - не заржавели ли навыки?

Джей Хоук: - У тебя что-то случилось? Подрался? Девушка, не боясь шагала по крыше и ветер развивал ее шелковое платье. Сердце Хоука в очередной раз сжалось. Только теперь он был уверен, что не от беспокойства. - Как она прекрасна. - пронеслось у него в голове - Такая смелая и невесомая на фоне ночного неба. Нет, она не собиралась подать ни специально, ни тем более случайно. Я просто испугался, потому-что... Почему? Джей подошел к незнакомке и помог ей спуститься вниз, нежно подхватив за талию и вновь вдохнув аромат ее духов, который заставил его голову пойти кругом. - Я не дрался. - сказал Хоук - Просто... просто я всретил кое-кого. И вот я каким-то непостяжимым образом оказался около Храма Саюри. - улыбнулся телохранитель - Не знаю, что меня сюда привело, но значит так надо. Я думал Вы уже ушли домой.

Саюри: Домой... Нет, ей не хотлоеьс в обитель. И в свои покои - тоже. - Как видишь, я еще здесь... - руки на плечи парню Саюри положила для равновесия, а вовсе не затем, чтобы понять, с кем таким, точкее, такой, парень встретился. Запах свежего ветра и едва слышный звон от золотой сережки розы Ветров богиня и без того слышала. Значит, Хариет избрала тебя для служения... Хоук и в самом деле был похож на ветер. Такой же порывистый, легкий?.. Да, именно что легкий, а не легковесный. - А почему было надо, чтобы ты пришел сюда? - Саюри легко влезла через узкое высокое окно на верхнюю площадку юашни, - И не просто к храму, а прямо на крышу? Конечно, он запыхался, оттого, что перепрыгивал через ступени винтовой лестницы... До сих пор дышит с трудом. Богиня прислонилась к текмной стене и черное платье почти слилось с темнотой, только драгоценности сверкали.

Джей Хоук: - Понимаешь! - Хоук сам не заметил как перешел на " ты" - я увидел тебя , здесь наверху и я испугался. Джею с трудом давались слова, но он твердо для себя решил, что с этой девушкой можно быть абсолютно честным. ему казалось, что она и так знает, что он хочет сказать, а уж тем более скрыть... - Я вспомнил какая ты была сегодня печальная и подумал, что... - телохранитель выбирал как бы помягче сказать - что у Хитаеры могла появиться работа. Джей скользнул в башню вслед за незнакомкой. Хоук посмотрел в глаза девушки и окончательно убедился как он был не прав. В них не было обреченности. - Я не знаю почему, но ты важна для меня и я не хочу, чтобы с тобой что-нибудь случилось. И вообще...- Хоук хотел сказать, но он еще пока сам не верил себе. Он заглядывал во тьму, скрывающую гибкую фигурку, с трудом различая очертания девушки, но отчетливо слыша ее дыхание и ловил сознанием каждый шорох ее шелкового платья, каждый блик драгоценностей, каждое ее слово.

Саюри: Прыгнуть с башни? Саюри усмехнулась. Если бы богиня Судьбы прыгала в пропасть каждый раз, когда хандрила... Забавно. За меня давно никто не волновался. А как вообще можно волноваться за бессмертную богиню? Хотя Хоук же не знает, кто она на самом деле. - Просто я люблю там сидеть. С крыши хорошо видно город... Знаешь, если смотреть издалека, то мелкие недостатки исчезают, скрадываются. Что она говорит? Какую-то ерунду, просто чтобы отвлечься от странного ощущения, совершенно непривычного - быть для кого-то важной не как богиня или акатава, а просто... И смешным это не казалось. Хотя должно было бы... Страсть бога оставила меня равнодушной, а бесокойство смертного юнца порождает внутри приятное тепло... Жаль, что он под чужим покровительством... Хотя... еще меньше Саюри сейчас хотела, чтобы Джей Хоук оказался ревностным почитателем ее самой.

Джей Хоук: - Зачем вообще обращать внимание на недостатки? - усмехнулся Хоук - идеальных людей нет, а если когда - нибудь такой появиться, наверно, наступит конец света. Джей оперся на стену башни Храма и ненадолго погрузился в свои мысли. Тишина, которая образовалась вокруг него и девушки не напрягала совсем, а даже была уместна. Вопросы закончились, остались одни утверждения, которые не обязательно было знать, они просто были. Внезапно телохранителя осенило: - Не правда ли смешно...я до сих пор не знаю твоего имени. Ты служишь Саюри? - Хоук вспомнил пряжку на платье девушки с символом Справедливой Богини. - Ну конечно, - подумал он - наверное она жрица Саюри, если в такой время находится в Храме, да к тому же любит сидеть на его крыше. Телохранитель вспомнил Адель или...теперь Хариет...и добавил с веселыми нотками в голосе: - А может ты здесь потому, что ты Саюри? Почему-то Джей всегда считал, что Богини должны быть такими как эта незнакомка - человечными, жывыми и бузусловно прекрасными, какой-то загадочной, истинной красотой.

Саюри: Нет, - мысленно ответила она Хоуку, - Недостатки очень важны, и важно их видеть. РАзве можно говорить о полтоте чувств, закрывая один глаз, действуя одной рукой? Надо видеть мир таким, какой он есть, а не каким мы хотели бы его видеть. Спорить вслух не хотелось. Может, гуляя по берегу, они еще поговорят об этом. А сейчас просто замечательно молчалось. И даже холод от каменных стен, который был все сильнее ощущался сквозь тонкое платье. - Не правда ли смешно...я до сих пор не знаю твоего имени. Не знает. Потому что настоящего она не скажет, а выбирать между своими масками не хотелось. Как не хотелось и создавать новую. - Ты служишь Саюри? А может ты здесь потому, что ты Саюри? Темные вишни глаз блеснули в темноте. Богиня не сдержала удивления и... нет, не страха, скорее острого нежелания, чтобы все закончилось вот так, быстро... Ответить, не солгав, но и не сказать правды... Опять кружева плести. - Я здесь потому, что мне быть просто больше негде... Вне храма меня сейчас никто не ждет. А все-таки надо представиться... И пусть будет маска, которая на ней сейчас, маска, наиболее похожая на истинное лицо. - У меня есть жреческое, но ты можешь назвать меня "Сандра". Ведь сейчас ты здесь уже не затем, чтобы искать у богини утешения и совета?

Джей Хоук: - Сандра, Сандра... - повторил Джей, как бы пробуя имя на вкус, значит он все- таки угадал и она жрица. – красивое имя. Означает защитница… - Интересно, - подумал Хоук – когда мы танцевали там внизу, я сначала не придал этому значение, но теперь уверен, что в руках этой девушки точно побывали не только домашняя утварь и вышивание. Она точно умеет управляться с оружием. Такие сильные, но хрупкие руки… Спросить…Нет, не стоит…пока… Телохранитель сделал пару шагов и оказался рядом с Сандрой. Он плохо различал в темноте черты ее лица, но ему показалось, что на губах девушки горькая усмешка. - Что ее гложет? Какую тайну хранят эти темные глаза. - Я не разрушу твои планы, если отведу тебя на карнавал. – это был один из тех «не вопросов», которые умел задавать Хоук. Он протянул девушке руку, большую, горячую, правда все еще перевязанную, но надежную.

Саюри: - Нет, - согласилась богиня, - Хотя я там уже побыла... но одна, а это ведь не считается, да? Тем более, что почти все время она общалась с Алави, хоть и довольно продуктивно, но... Они оба не умели веселиться, а Алави, кажется, и не хотел. Что, интересно, он скажет, когда прочитает в хрониках о единственном лекарстве от Черной Тоски? Но мысль об Алави была быстрой, будто написанной на полях. - Подожди, пока я переоденусь и возьму маску, хорошо? - платье можно, наерное, и не менять, только взять пелерину, но маска... Маска необходима. Чтобы позволить быть собой... и только собой. - Спускайся осторожнее, ступеньки здесь крутые, - хотя вряд ли воину лестница составит достойное соперничество.

Джей Хоук: - Спускайся осторожнее, ступеньки здесь крутые. - Я буду ждать тебя внизу. - Хоук медленно побрел вниз, немного расстроенный, что Сандра отказалась взять его за руку. Но потом он решил, что она ЖЕНЩИНА, а им нужно не мало времени, чтобы привести себя в порядок, даже если этот порядок, растекается от них, озаряя безупречностью все вокруг. Звук от его шагов гулко отражался от стен башни. Было темно, но на этот раз Хоук четко чувствовал непослушные ступени, грозящие, при каждом движении выскользнуть из под ног. Телохранитель легкой тенью пробежался по залу Храма и готов был выскочить наружу. Потом все же обернулся и прошел к статуи Богини Времени. -Как – то не хорошо – подумал он – быть в Храме и не обратиться к Саюри. Джей приклонил колено перед бронзовым изваянием Справедливой, наклонил голову и задумался: - Ведь мне уже ничего не надо просить у Богини…Я обрел цель, я обрел даже большее, чем я просил…Спасибо… Просто спасибо, что ты есть, что ты смотришь на нас, поддерживаешь нас, направляешь… Телохранитель поднялся, посмотрел на прекрасный лик Богини, улыбнулся, склонил голову в поклоне и направился к выходу из Храма. Скоро должна была спуститься Сандра и они отправятся на карнавал. - Там веселье, огни, музыка, маски. Правда я без маски, но это правильно, я не люблю прятаться от мира, он людей. Хотя сегодня праздник - пряток и можно почувствовать себя кем угодно и где угодно. Может и стоит надеть на себя какую -то личину.

Саюри: Пришлось немного убежать вперед, чтобы Хоук не видел, за какой из дверей она скроется. Покои акатавы есть покои акатавы, а чего меньше всего хотелось сейчас богине, так это почтения и пиета. Она, конечно, к ним привыкла, но и надоесть ей сие кушанье успело преизрядно. Бархатная пелерина длиной до пояса легла на плечи - давно не приходилось ее надевать, а жаль, вышивка серебром и бисером на ней получилась прекрасно... Теперь сотворим подходящую маску... - черный лак покрывает тонкая патуинка узора - золотая и серебряная, и в перевилах теней маска кажется живой... Просто спасибо, что ты есть, что ты смотришь на нас, поддерживаешь нас, направляешь… - общий гул молитв разошелся под напором искреннего обращения... Да, очень знакомый голос. да иду я уже, иду... - мысленно фыркнула богиня, прилаживая маску на лицо. По ступенькам Саюри слетела со скоростью, совершенно не приличествующей ни тэйедоре, ни тем более акатаве. Но даже акатава - женщина и имеет полное право слетать по крутым лестницам, рискуя упасть, когда внизу ее ждет свидание... Первое за несколько сотен лет, но это же неважно, правда? Каблучки звонко процокали по залу, будто и не она, и не тех же самых туфлях бесшумно плыла по нему час назад... - Я готова! - отзываясь на настроение, камни на платье дробили скудный свет ночных ламп тысячами праздничных огоньков, - Не соскучился еще? Когда в твоем распоряжении вечность, трудно сразу привыкнуть к секундам, как к чему-то важному для тебя, а не только для других. Но сейчас она неслась вместе с Джеем внутри потока времени, потому что именно там происходило... что-то. Просто что-то. Это лучше, чем абсолютный покой созерцания.

Джей Хоук: Вдыхая ночной воздух в котором смешались запахи цветов, листвы, влаги и гари, от сотен фейерверков, громыхающих на площади и озаряющих небо немыслимыми узорами и чудными животными, сотканными их миллиарда разноцветных искорок, Джей стоял в зале Храме и ждал Сандру. Пьянящий аромат веселья проникал даже сюда, но у телохранителя все равно складывалось впечатление, что Святилище окутано печалью и тоской, словно какой – то маг наложил заклятие на все, что здесь находилось. Хоук погладил рукой стену, прочувствовав пальцами рельеф холодной каменной поверхности. Толща кладки отозвалась только ледяной твердостью. Джей вспомнил мягкий, теплый шелк платья Сандры… - Я готова! – раздалось позади него. Хоук обернулся и на мгновение замер, зачарованный видением. Сандра была все в том же платье, поверх него была накидка, играющая в свете ламп, на лице была маска. Но не узнать этот голос, эти волосы и глаза Джей просто не мог. Телохранитель приблизился к девушке и учтиво поклонился. - Идем. – подтвердил он, жестом предлагая Сандре взять его под руку. На Элизиумовскую площадь.

Саюри: Сандра обернулась и посмотрела на темное, несколько тяжеловесное здание храмового комплекса. В темноте собор казался еще более массивным, чем был на самом деле, окна и цветными витражами были темны, и все дышало каким-то... вечным покоем. Бр-р-р-р... Почему она раньше не обращала внимания на это? - Надо хоть яблони или вишни в саду посадить... чтоб цвело что-нибудь... - конечно, за этим придется ухаживать, но что больше иллюстрирует бег времени, чем растения? так, ты же не будешь об этом думать сейчас , верно? Хоук и без того удивленно воззрился на застывшую спутницу. - Идем, идем! - Сандра резко отвернулась от собора и уже сама потянула Хоука к выходу из сада. Почему-то было удобнее взять его не под локоть, а за руку... На Элизиумскую площадь

Джей Хоук: Со старого причала Войдя в храм, Хоук окинул его критичным взглядом, ищи куда положить спящую девушку. Взор его остановился на статуи Богини. Гулкие шаги разнеслись под сводами храма, когда телохранитель прошествовал к постаменту статуи. Джей решил оставить свой плащ, не снимать же его с Сандры, заставив ее лежать на холодных камнях. - Спи. И не держи зла не меня. Мне правда надо идти. - Хоук опустил девушку на подножие изваяния. Аккуратно вложил в руку Сандры лилию из бисера и бусин, которую выиграл для нее в тире, поцеловал горячие губы и покинул храм. В Главный коридор



полная версия страницы