Форум » Храмы » Храм Мэллорин » Ответить

Храм Мэллорин

Мэллорин:

Ответов - 35

Мэллорин: обитель Мэллорин Мэллорин появилась в вихре лепестков (она всегда была склонна к ненужному тщеславию) в задней комнате храма. Теперь она была Минако - жрица богини любви и красоты. Решительной походкой она вышла в приемную часть храма. -Есть какие-нибудь важные задачи? События?- налетела она на жриц. Те быстро ответили, что королева выходит замуж. -Что ж... Она наверное нуждается в нашей поддержке и поддержке великой богини Мэллорин! Я отправлюсь к ней!- заключила Минако. Дворец, придворные интриги, красивые мужчины... Что еще нужно! Выйдя на улицу, девушка поняла почему остальные смотрели на нее стаким непониманием. Была ночь. Ну и что?! Я все равно пойду! Королевский дворец/покои ЧИби-Усы

Мэллорин: Королевский дворец. западное крыло > Западный коридор Мэллорин возникла в цветочном саду, принадлежащему ее храму. Сюда посетители, как правило, не допускались, так как считалось, что богиня любит проводить здесь время в одиночестве. Сама же Мэллорин появлялась здесь редко, так как одиночество не любила. В саду круглый год цвели цветы, независимо от погоды и температуры (подарок от Маори за помощь в устроении одного нелегкого брака). За роскошным садом ухаживали местные жрицы, а также садовники при храме. Мэллорин как-то отметила, что все они весьма хороши собой и молоды... Однако, в данный момент богине было не до красивых садовников, она была столь раздражена, что появилась без обычных сопровождавших перемещение спецэффектов вроде цветочных лепестков и дурманящего аромата ландыша. Минако огляделась по сторонам, высматривая смертного, который мог видеть ее появление, однако никого из них не наблюдалось, и Мина даже как-то разочарованно вздохнула. Злость, понимаете ли, сорвать не на ком. Возле клумбы с маргаритками что-то шевельнулось, из-за цветков выглянула осторожная кроличья мордочка, и ее владелец тут же припустил в сторону кустов ярко-розовой фуксии. - Беги, беги, будущий Воротник, - сердито погрозила Мина и, сощурившись, вскинула руку вслед убегающему "воротнику". - Никакого уважения к богине... Пусть посетит тебя любовь. Безответная, - злорадно закончила богиня любви и вновь опустила руку. Заяц остановился, как вкопанный и встал на задние лапы. Озираясь по сторонам, он наконец увидел обеъект своих поисков и со всех ног (точнее лап) поскакал к нему. Присев возле ярко-красной астры, животинка загрустила, печально трогая лапкой игольчатые лепестки цветка. - Кто сказал, что нельзя влюбиться в цветок, - захихикала Минако и отправилась внутрь Храма сочинять план мести братьям-недотепам Ятену и Сейе и вредной богине Селисе.

Мэллорин: Мэллорин вот уже полчаса лежала на кровати в покоях Верховной жрицы и строила планы мести. Классический вариант - влюбить их в кого-нибудь. "Влюбить самих в себя - банально... Тем более, этот деревенский звездун Сейя и так обажает себя безгранично.... Влюбить двух братьев друг в друга... Хм, мысль неплохая... Но слишком извращенная. Хотя..." - Нет, так я ничего не придумаю. Надо посетить обитель.. помедитировать... расслабиться... и подобрать подходящие пары для жертв. Не вставая с кровати, Мэллорин исчезла, оставив после себя на постели цветочные лепестки. ==> Обитель Мэллорин

Тайгер: Эллизиумская площадь "И то не так и это не эдак" - с такой мыслью Тайгер добрался до храма. "можно было, конечно, попытать счастья той брюнеткой, или даже рыженькой - она тоже неплоха. в другой раз." Впечатление от случайной встречи ещё не выветрились из памяти ни юноши, ни тем более разочарованного хищника. Ни одна из встреченных женщин не излучала такого очарования неизведанного. "Сегодня. Завтра всё будет иначе" Голова привычно склонилась, пока Лоэль входил в храм своей Богини. Светлые глаза в который раз оценили великолепие золотой отделки и игры света в драгоценных камнях, создающих в храме впечатление прозрачной переливающейся дымки, созданной из воздуха и света. Тигр внутри недовольно зажмурился, он был недоволен, разочарован и жаждал продолжения банкета. Взгляд скользнул вверх, остановился на дверях, ведущих в комнату Верховной жрицы. Лукавая улыбка растянула губы и Тайгер, прихватив по пути изумрудный пояс, поднялся на второй этаж. Легкий стук раздался в дверь Верховной жрицы. Потом повторился. Юноша пожал плечами "Все формальности выполнены" толкнул дверь и просунул голову в проём, оглядывая комнату. "Никого" Тайгер бесшумно скользнул внутрь, плотно прикрыл дверь. Встал на колени перед кроватью и, разглядывая крупные изумруды, начал молиться своей Богине. Мурлыкающие звучный голос тихо раздался в тиши комнаты. -Мэллорин, моя Богиня, моя возлюбленная, вокруг всё напоминает о тебе. Игра света в каждом камне этого ожерелья, улыбки девушек на губах. Музыка, аромат цветов в саду и танцы твоих жриц. И даже пустынная кровать Верховной жрицы твоего храма и та напоминает и вызывает жажду страсти и нежности в глубине моего... моей души. Сжалься надо мной, о прекраснейшая из бессмертных, позволь моим пальцам ощутить бархат твоей кожи, моему взгляду любоваться твоей неповторимой красотой. Этими изумрудами на твоей бузепречной талии. - в голос прозвучал почти серьёзно и только в глазах заплясали смешинки. "Мэллорин, в смирении и печали прошу тебя о милосердии" - искренне добавил юноша мысленно.

Персик: Из обители Мэллорин Едва юноша закончил молитву, в покоях верховной жрицы... появился обкушенный с одной стороны персик - и шлёпнулся прямо на колени юноше, истекая соком. Персики не умеют разговаривать - и поэтому умирающий фрукт не мог рассказать, откуда явился и в чём смысл его существования. Персики не умеют думать - а значит, фрукт не мог понять, почему он появился именно здесь и почему один; почему на колени к Тайгеру упал он, а не богиня... Персик даже не был золотым яблоком. Он был просто персиком. Которому посчастливилось в конце жизни побывать в руках самой богини любви - но разве он мог это осознать? Нет. И, может быть, его тайна исчезнет вместе с ним...

Тайгер: Будь Тайгер чуточку медлительнее и пришлось бы соскребать остатки персика с брюк, а так ароматный плод оказался в ладошке. Лоэль поднял персик, с весёлым удивлением приподнял брови и прислушался. Тигр внутри рыкнул, вынюхивая подвохи нежданного подарка. Сладкий аромат смешивался с чем-то неуловимо знакомым. Тайгер хмыкнул, поднялся с колен, а задумчиво откусил персик, слизывая капельки сока с губ. Кусочки фрукта таяли во рту. "Благодарю, тебя, о прекраснейшая, за твоё благословение",- мысленно добавил он, спускаясь со второго этажа на первый. Уходить даже не сказав спасибо юноше показалось невежливым. Разглядывая изумруды и отделку пояса, он неслышно подхватил за талию молоденькую жрицу, стоявшую недалеко и мягко развернул её к себе -Скажите, сударыня, разве это не одна из самых безвкусных вещей? - поинтересовался он мурлыкающе, в светлых глазах оборотня то появлялись, то исчезали искры тигриного взгляда. - Я о поясе - сделав небольшую паузу уточнил он, и отпустил жрицу. -Посмотрите сами, разве такое достойно красоты Мэллорин? -Тайгер продемонстрировал изумрудный пояс. Конечно, изумруды были крупными и даже неогранёнными, но сам пояс выглядел уродливо и безвкусно. Грубо. -Я тоже так думаю, перебив на полувздохе уже открывшую для ответа рот девушку Лоэль откусил персик и улыбаясь пошёл к выходу из храма. В глазах горел лукавый огонёк, как будто Тайгер посдсмеивался над смешной шуткой.

Братья Твидл: Однако так просто выйти Тайгеру не дали. Путь ему преградили два защитника сокровищ богини, добытых за многие годы... скажем так, с любовью. -Тайгер, ты с ума сошёл, - сказал блондин, обладатель низкого, завораживающего, спокойного голоса. Сказал, вроде бы, и негромко - но вокруг прислушались. -Ты хоть знаешь, какое наказание ждёт оскверняющих храм?! - Дунатан, как всегда, был на взводе - в его руках уже блеснула магическая золотая цепь, готовая быть применённой в сражении. -Не торопись, - Дитхард протянул руку, не давая тем самым брату напасть немедленно; он был склонен скорее договориться миром, чем обагрять храм одной из самых милосердных богинь кровью. Тем более, Тайгера видели в храме не раз, и было прекрасно известно, что этот юноша далеко не беден и изумруды ему не так уж нужны (а был бы беден - тем больше причин простить и отпустить с миром). -Тайгер, я прошу тебя объясниться, - продолжил Дитхард, уважительно склоняя голову на мгновение. - Зачем ты рискуешь жизнью из-за бесполезных для тебя камней, которые могли бы сделать наш - это ведь и твой храм тоже - ещё прекраснее?

Тайгер: Тайгер, ты с ума сошёл "Мррр"- подтвердил тигр, Тайгер вполне серьёзно повертел в руках остатки персика, с сожалением вздохнул и доел плод. В руке осталась только косточка. -Ты хоть знаешь, какое наказание ждёт оскверняющих храм?! Лоэль мягко улыбнулся и мурлыкающе уточнил - О каком осквернении ты говоришь? - на вытянутой руке красовался пояс - Об этом? Неповторимые ароматы храма Мэллорин пьянили его чуткую к запахам натуру. Эйфорическое настроение и бурлящая сила дурманили обычно трезвую голову. Тигр внутри подталкивал, требовал немедленных действий. Юноша усилием воли подавил желание немедленно обратиться в тигра и устроить лёгкую разминку в храме. "Мы пришли сюда не пугать и не убивать"- напомнил он зверю-внутри и сделал зарубку на память узнать о составе благовоний, используемых в храме. -Тайгер, я прошу тебя объясниться,...Зачем ты рискуешь жизнью из-за бесполезных для тебя камней, которые могли бы сделать наш - это ведь и твой храм тоже - ещё прекраснее? -Ты прав, мне не нужны камни - медленно ответил Тайгер, успокаивая хищника-внутри, и вежливо кивая головой в ответной любезности - Они прекрасны и достойны Богини. Лоэль развернул пояс, демонстрируя его полностью. Но то, что сделано из этих камней оскорбляет взор художника. Оставить это в таком виде на алтаре?- юноша возмущённо передёрнул плечами - По-моему - это святотатство. Разве вы этого не чувствуете?

Братья Твидл: -Это не позволяет тебе красть подарки Мэллорин! - воскликнул Дунатан - и снова был остановлен жестом брата. Дитхард вздохнул, всё выражение его лица говорило: "Молодость... говорят, со временем это излечивается". -Ду, - покачал головой страший. -Не то, чтобы храм разорился из-за какого-то пояса, - отвёл взгляд Дунатан, заметно ощетиниваясь (всего-то килограммчик изумрудов, мелочи какие), - но... -Из уважения к твоему чувству прекрасного... - усмехнулся Дитхард, обращаясь Тайгеру; как любовник Мэллорин, он имел право принимать такие решения на своём посту, хотя и исключительно под свою ответственность, - я бы пропустил тебя под честное слово. Что камни вернутся к богине в лучшей оправе. Во всяком случае - что они не будут проданы. Вот уж чего культ Мэллорин не терпел. Продавать подарки имел право только безликий храм, как образование. Передаривать возлюбленным - пожалуйста. Продавать подарки ради денег... вот это - настоящее святотатство. Какими бы они ни были.

Тайгер: -Это не позволяет тебе красть подарки Мэллорин! В глазах полыхнул огонёк гнева. Предположение, что он собирается украсть, принадлежащее ЕГО БОГИНЕ до глубины души возмутило юношу. -Ду, Тигр-внутри собрался. От Дунатана нёсся запах сдерживаемого гнева и желания проучить наглеца, к этому примешивалось почти неловимое ощущение потребности признания. Так расшифровал для себя смесь эмоций Лоэль младшего из братьев. "Состязание с ним должно быть интересным. Так ты тоже пытаешься привлечь к себе Богиню?" Из уважения к твоему чувству прекрасного... Спокойная улыбка уверенного в себе более опытного и тигр-внутри ощетинился, не желая признавать, что кто-то может быть лучше. я бы пропустил тебя под честное слово. Что камни вернутся к богине в лучшей оправе. "Сидеть." - приказал Тайгер зверю-внутри и укоризненно качнул головой - Ты мог бы и не сомневаться в этом. - низкие обертона прозвучали в голосе юноши- Иной цели я и не преследую, забирая эту вещь. Обещаю, как только лучший из мастеров закончит свою работу, этот пояс вернутся на алтарь Мэллорин. Торжественность тона диссонировала с ленивой улыбкой сытого хищника, игравшей на губах Лоэля.

Братья Твидл: Дитхард ещё раз долго, изучающе посмотрел Тайгера: -Но каков наглец, - покачал он головой ещё раз, странно улыбаясь, будто вспоминал что-то приятное. - Ду, пропустим его. Он сам как-то раз, лет пять назад, утащил из храма понравившийся браслет - чтобы подарить девушке, которая ему нравилась. В отличие от Тайгера, у него совершенно точно не было денег на такие безделушки. Была ли богиня против такого "акта вандализма"? Едва ли, иначе он бы не был сейчас здесь тем, кем он был. Драгоценности в мире Мэллорин нужны лишь для двух вещей: для того, чтобы украшать ими храмы, и... -Иди, - усмехнулся Дункан, сворачивая свою цепь; гнев в его глазах сменился упрямым, немного вызывающим - и в то же время не враждебным огоньком; он сейчас немного напоминал гордого бойцовского воробья. - Можешь подарить какой-нибудь недотроге, - во фразе так и читалось: "Я разрешаю". И всё тот же вызов: -Зря ты не в храме. Ещё не поздно... до скорого, - младший брат первым вернулся на своё место у дверей.

Тайгер: -Но каков наглец, Тайгер чуть заметно пожал плечами, как бы говоря, таков уж уродился. - Ду, пропустим его. - По спине ползли мурашки от взглядов невольных свидетелей этой сцены, уши чутко ловили неверящие нотки в шелесте шепчущих голосов. "И если эта история не обрастёт новыми подробностями к завтрашнему утру, то я готов съесть собственный хвост на завтрак." Иди - кошачья улыбка Лоэля стала немного ироничной, пока он наблюдал как стражник сворачивает свою цепь - Можешь подарить какой-нибудь недотроге Бровь вздёрнулась вверх, одарив Дункана задумчивым взглядом, Тайгер спрятал пояс во внутренний карман, и мягко скользнул к дверному проёму Зря ты не в храме. Ещё не поздно... до скорого -Может быть, когда нибудь - неопределённо промурлыкал Лоэль - пути Богов неисповедимы. До встречи. Обернувшись в дверях он послал воздушный поцелуй молоденькой жрице, которая так и стояла на том же месте, где её застиг вопрос юноши. Дружески кивнул Дитхарду и Дункану, с абсолютно непроницаемым выражением лица и лукавой искрой в глазах Тайгер покинул храм. на площадь перед храмом Мэллорин.

Мэллорин: Из темы: постоялый двор, гостиница Мираж Мэллорин (всё ещё в облике Чиби-Усы) и её гостья плюхнулись из воздуха точно в центр большой кровати верховной жрицы, на которой без проблем смогли бы разместиться человек восемь. Богиня, не теряя времени, приложила руку к голове: большим пальцем к уху, мизинцем к губам, остальные пальцы - согнуты, у щеки: -Ха-ай! В моей комнате сейчас две гостьи - принеси им одежду? Размеры?.. Нет, чуть меньше... не знаю ещё, но им скоро в гости к королеве; приходи! Жду. Тяф! "Телефон" был разобран; заигравшаяся богиня зачем-то подпрыгнула на кровати на месте: -Невинные розыгрыши ещё никому не вредили; обожаю это! Сейчас нам принесут что-нибудь красивое, одеться.

Юджил: Из темы: постоялый двор, гостиница Мираж Юджил с любопытством и удивлением слушала Шарлотту, совершенно ничего не понимая и оглядываясь по сторонам. Кровать, на которую они вывались, поражала своими размерами и могла бы принадлежать... ну скажем, великану, которому повезло вырасти не слишком огромным. "Как в сказке", - улыбнулась Юджил, обнимая Шарлотту. Она безумно любила волшебные истории. -Невинные розыгрыши ещё никому не вредили; обожаю это! Сейчас нам принесут что-нибудь красивое, одеться. - Розыгрыши? - переспросила Юджил. - А кого мы будем разыгрывать? Я никогда никого не разыгрывала... кажется. Она задумалась. "И вель правда не разыгрывала... Интересно, у меня получится?"

Мэллорин: -Мы не будем. Мы уже. Я всегда так делаю, - объяснила Мэллорин, пытаясь выпутаться из собственных волос. Было несколько легкомысленно крутиться на кровати без всякой защитной причёски. -Ах, - богиня замерла и задумчиво посмотрела на себя. Что-то было не так: "Я же всё ещё Чиби-Уса. Я не смогу пойти во дворец в таком облике". -Я сейчас вернусь! - золотая вспышка. Сдвоенная; можно было и не заметить, что Мэллорин куда-то пропадала, просто на месте "королевы", в той же одежде, появилась девочка лет девяти-десяти, определённо напоминающая Шарлотту: вьющиеся золотые волосы (хотя и гораздо короче; чуть выше талии), тот же носик, такая же светлокожая и хрупкая. Только хвостов не было, ни одного - некоторые рассказывали о волшебных лисах, что так у них и есть в первые сто лет жизни. Но и ушей тоже не было. А глаза были не голубыми, а тёмно-алыми. Мэллорин посмотрела на свои ладошки, а потом обняла себя руками и покачалась: -Ай, мне нравится! Я так давно не была такой маленькой! - богиня бросилась к Юджил на колени. С прыжка, на живот, в лежачее положение: -Погладь меня, - попросила она. - Я теперь ребёнок, поэтому ты должна делать всё, что я скажу, - и вытянулась, чтобы гладить было удобнее. -Давай придумывать мне легенду, - продолжила богиня. - Мне нельзя без легенды. Например, ты путешествовала и встретила меня, умирающую от голода и холода...

Юджил: -Ай, мне нравится! Я так давно не была такой маленькой! - Какая ты хорошенькая! - Юджил захлопала в ладоши и рассмеялась, устраивая её у себя на коленях поудобнее. -Погладь меня, - попросила Шарлотта. - Я теперь ребёнок, поэтому ты должна делать всё, что я скажу. Логика Шарлотты, теперь Юджил совсем-совсем не сомневалась, что это она, была безупречной, хотя и не совсем понятной. Свое детство Юджил не любила до тех самых пор пока не сбежала от родителей, а до побега её желания не особо исполнялись. -Давай придумывать мне легенду, - Юджил задумчиво провела рукой по золотистым кудряшкам Шарлотты, шаловливо её пощекотала и, наконец, просто притянула в объятия. - Мне нельзя без легенды. Например, ты путешествовала и встретила меня, умирающую от голода и холода... - Как грустно... - протянула Юджил, - и ты была совсем-совсем одна и никто не помог, кроме меня? Она нахмурила брови и прикусила губу, представляя замерзающую одинокую Шарлотту и чуть не плача. - Конечно же я не могла тебя бросить и взяла с собой, - добавила Юджил, благодаря своему богатому воображению, почти уверенная, что так и было на самом деле.

Мэллорин: -...и ты была совсем-совсем одна и никто не помог, кроме меня? Мэллорин вздрогнула и прижалась к Юджил покрепче; продолжила тихим, срывающимся шёпотом: -...был пожар, и у моих мамы и папы отобрали землю за долги. Мы хотели переехать в другой город, но мама заболела от расстройства и умерла, - девочка всхлипнула и продолжила ещё тише. - Мама умерла, и мы с папой пошли в другой город вдвоём. Была зима. Мы переходили через реку, и лёд сломался. Папа спас меня, а сам утонул, - на этом месте началась длинная пауза, заполненная гулкими частыми ударами маленького сердца и таким же частым дыханием, а также лёгкими всхлипываниями. - Я заболела, но смогла дойти до города одна, но никто... Продолжать богиня не смогла, потому что слёзы уже ручьями катились по щекам; она вцепилась пальчиками в платье Юджил и открыто расплакалась, вздрагивая: -У-у... На грудь медиуму быстро наплакивалась целая лужа, а Мэллорин всё рыдала и рыдала, маленькие пальцы даже побелели от напряжения.

Юджил: - Я заболела, но смогла дойти до города одна, но никто... Юджил всхлипывала и не пыталась сдержать слёз: история Шарлотты оказалась такой грустной. И у какого злодея могло быть столь жестокое сердце, чтобы не помочь такому очаровательному ребенку? - У-у... - A-a... - вторила ей Юджил, размазывая слезы по лицу. - Злыые... как они... к-как могли?..Т-ты же чуть не умерлааа... на мороозе... Она прижала Шалотту к груди, не обращая внимания, что тонкая белая ткань платья уже намокла. - Т-ты только... не плааачь, не плааачь, ладно? - она зарылась лицом в золотистые кудряшки. - Сейчас... сейчас же... все... х-хорошо? Она всхлипнула, покачивая Шарлотту в объятиях и целуя в макушку: - Я тебя не броошу... никогда...

Мэллорин: -Я тебя не брошу... никогда... Мэллорин, получив это признание, мгновенно успокоилась, курлыкнула что-то на счастливом языке, сморгнула - несчастные глаза сразу стали доверчиво-сияющими (правда, и ещё неуловимо какими-то... или это всё из-за красного цвета?), богиня, радостно поворочавшись в тёплых объятиях, достигла необходимой степени свободы и, подавшись вверх, посмотрела собеседнице в глаза. Долго. Будто передавая какое-то мысленное послание. Сгребла из-под себя уголок одеяла и деловито вытерла им слёзы: сначала себе, а потом девушке-медиуму: -Юджил, не грусти, - виновато улыбнулась она. - А зовут меня... Шарли. Хорошо? - девочка улыбнулась уже как могла более весело. - Меня кое-кто узнать во дворце, если ты назовёшь меня "Шарлотта", - объяснила Мэллорин. - А за то, что ты меня спасла, я буду везде с тобой путешествовать и тебе помогать... - она подняла взгляд к потолку и подумала. - Правда, я ничего не умею, - сама невинность. - Но я буду стараться!

Госпожа Лада: Госпожа Лада серьезно задумалась. Затем деловито заколола волосы на затылке, засучила рукава и на манер композитора повела кистями в воздухе. - Девочки, - сказала она, направляясь к поблескивающим в лучах утреннего солнца дверцам ванной тумбы под зеркалом, - я сейчас. Тройка жриц помладше, закутанных в полотенца и вооруженых расческами, молча проследила за тем, как Лада, опустившись на колени, заглянула в тумбу по плечи. - Я буквально на минутку, - донеслось оттуда. - Хорошо-хорошо, - закивали девушки, следя, как Лада целиком исчезает в тумбе, в которой не поместился бы и подросток. В ту же секунду верхняя половина госпожи Лады выглянула из огромного платяного шкафа через две комнаты от купален. От распахнувшихся створок мигом пошла человеческая волна. - Два женских комплекта из второго сектора, один сорок второго, а другой... тоже сорок второго, пожалуйста, - сообщила Лада, усаживаясь на краю шкафа и свешивая вниз ноги. Атмосфера резко поменялась: в комнате мигом оказалось с десяток ужасно заинтригованых женщин. Второй сектор гардеробной был занят вещами престижными. И даже очень. - Возьмите что-нибудь нейтральное по цвету, - крикнула вслед двум исчезнувшим за дверью жрицам Лада, снова наполовину скрывшись в шкафу. - Только белый комплект не берите. В дверном проеме мигом возникла по-утреннему небрежно убранная голова и с любопытством спросила: - Почему? - Я его уже взяла, - просияла Лада, выглядывая из шкафа с парой туфель и платьем наперевес. Из всякого шкафа в храме, будь он платяной или кухонный, жрица могла достать любую имеющеюся в храме вещь - включая и саму себя. Благодаря этой маленькой бытовой магии она держала неизменно стремящееся к хаосу храмовое хозяство в относительном порядке. Через пару минут перед ней предстали белый с черным, кремовый, голубоватый и бежевый брючный (на всякий случай) комплекты. Жрица оторвалась от беседы с оккупировавшими комнату девушками, отмела как вариант черно-белое платье и, вооружившись белым и кремовым вариантами, исчезла в шкафу, на прощание велев убрать брючный куда подальше и сделав ножкой. Верховная частенько просила сделать презабавнейшие вещи, и подбор одежды для гостей не заслуживал практически никакого внимания. Но Лада, вооруженая платьями и двумя парами туфель, никак не ожидала вместо двух девушек встретить девушку и ребенка. - Ах, - озадачилась жрица, замирая на пороге, - так вас трое?.. Доброе утро, - она подоша к кровати, уложила рядом с оседланной девочкой гостьей оба платья и обратилась к ребенку, - и тебе доброе утро, милая. Ты тоже пойдешь во дворец?

Юджил: - Меня кое-кто узнает во дворце, если ты назовёшь меня "Шарлотта". - Ой, у тебя есть там знакомые? Расскажи, - с любопытством ребенка, ожидающего услышать добрую сказку, попросила Юджил. - Я никогда не бывала во дворце... Там красиво? - А за то, что ты меня спасла, я буду везде с тобой путешествовать и тебе помогать... - она подняла взгляд к потолку и подумала. - Правда, я ничего не умею. Но я буду стараться! - Спасибо, - Юджил нежно обняла Шаротту. - Моя маленькая Шарли, ты ведь теперь меньше меня... я буду о тебе заботиться и чему-нибудь учить. Юджил кивнула сама себе, находя решение очень удачным. В комнату впорхнула незнакомная девушка с ворохом одежды и замерла на пороге. - Ах, так вас трое?.. Доброе утро. Юджил немного настороженно проследила, как она подходит к кровати, но Шарли признаков волнения не подавала, значит все было в порядке: - Доброе утро, - улыбка и любопытный взгляд. - ... и тебе доброе утро, милая. Ты тоже пойдешь во дворец? - Конечно пойдет, - деловито подтвердила Юджил, легонько щекоча Шарлотту. Обращались, конечно, не к ней, но она ведь обещала заботиться о Шарли.

Мэллорин: -Там красиво? Девочка неопределённо повела плечами, а потом слегка надула губки и повела взглядом вокруг. Золотое великолепие тончайших узоров, драгоценные камни, ткани, которые не каждый день увидишь... Дворец тоже был красивым. Но Мэллорин была бы не Мэллорин, если бы признала что бы то ни было более красивым, чем её собственный главный храм. Если считать обитель вне конкурса, конечно. Шарли тряхнула головой; золотые локоны приподнялись и опустились упруго. Было в этом движении что-то капризное. Привычное для тех, кто знал богиню любви или её воплощения достаточно хорошо: -Здесь красивее. Ты хочешь остаться здесь? -...чему-нибудь учить. Шокированная девочка застыла, как статуя Хитаеры в храме подруги. Округлившиеся глаза и губы, сложившиеся единственным движением во фразу: "Чертпоберикудаяпопалазаберитеменяотсюдактонибудьвсёотдам", красноречиво говорили... это самое. Что Шарли совсем не хочет учиться, и жениться тоже не хочет. Замуж - можно. -...так вас трое?.. Жрицы храма Мэллорин - лучшие жрицы в мире; они всегда спасут ребёнка от лишней учёбы. Богиня точно умела считать не то, что до трёх, а хоть до миллиона. -Раз, - пальчик на Юджил. - Два, - на Ладу. - Три, - на себя. - И правда нас трое! "И как только я могла ошибиться?.." -Конечно, пойдет. Шарли ойкнула и подпрыгнула от щекотки; показала Юджил кончик языка и спрыгнула на пол, путаясь в длинной прозрачной одежде; едва не упала, но схватилась за кровать: -Я хочу быть самой красивой, - высказала девочка свои требования жрице. - А самой красивой в возрастной категории после четырнадцати должна быть Юджил. Можно?.. Носиком она уже тянулась к рукам госпожи Лады. На предмет нарядов.

Юджил: -Здесь красивее. Ты хочешь остаться здесь? Юджил откинулась на подушки, разглядывая комнату. Так в её понимании и должна была выглядеть спальня прекрасной, всеми любимой королевы. - А можно? Пока у меня не будет своего дворца? - свой дворец был пунктиком Юджил, так же как свои подданные и страна. Пусть маленькая, но своя. Правда она плохо себе представляла, что со всем этим делать, но разве это не замечательно, когда тебя все любят и исполняют все твои желания? А еще можно было бы устраивать балы и приемы. На этом познания Юджил, почерпнутые о правителях из весьма небольшого количества книг, заканчивались. -Я хочу быть самой красивой, - высказала Шарли свои требования жрице, слезая с кровати. - А самой красивой в возрастной категории после четырнадцати должна быть Юджил. Можно?.. Юджил смутилась. Ну, разве она красивая? Если только волосы, а так слишком худая и недостаточно бледная. А аристократки обязательно должны быть бледными, с нежной, розоватой кожей, а не золотистым загаром, как у нее, в этом Юджил была уверена. - Ты и так самая красивая, - сказала она, свешивая ноги с кровати и не отказывая себе в удовольствии немного подпрыгнуть на мягкой перине. - Когда у меня появится свой дворец, и я буду устраивать балы, все кавалеры будут без ума от тебя. Ты же придешь ко мне на бал? Юджил всегда мечтала масштабно, с размахом и, мало заботясь о том, что большинство её желаний несбыточны.

Госпожа Лада: Ребенок был просто прелестный, а единственым существенным минусом у девушки была легкая сутулость. - Я хочу быть самой красивой, - девочка спрыгнула с колен своей спутницы и, поблескивая глазами. обратилась к жрице, - А самой красивой в возрастной категории после четырнадцати должна быть Юджил. Можно?.. - Конечно, - просияла Лада, передавая ей кремовый комплект и прикидывая белый на Юджил. Затем протянула той руку и помогла подняться с кровати. - Переоденьтесь, - сказала она, снимая платье с плечиков. - Цвет волос у вас просто прекрасный. Мне кажется, если немножко подвить волосы и уложить... - Лада обернулась к двери и громко хлопнула в ладоши, - ...Вы ведь не против? Когда в комнату бесшумно прокрались две девушки и, едва увидев Шарлотту, ахнули в один голос. Госпожа Лада в ответ сначала внушительно глянула на девочку, а потом так же - на кремовое платье. - Какой цвет тебе нравится больше? - спросила она, опускаясь на колени перед Шарли.

Мэллорин: -А можно? -Конечно, можно! - обрадовалась Шарли. - Лада, ты слышала - она хочет здесь остаться! Мэллорин не заметила, что нечаянно надругалась над собственной конспирацией, но, в конце концов, Ладу более или менее знали в городе. Времени девочка даром не теряла и за те мгновения, пока жрица общалась с Юджил, уже успела влезть в кремовое платье. Это было нетривиальной задачей, потому что платье ей было сильно велико, а влезала она в него самым удобным при таком соотношении размеров и отсутствии вспомогательных рук самым простым образом - сначала положив платье на пол, а потом ловко найдя в нём путь "снизу вверх". К приходу подкрепления из верхней части платья высунулась белокурая голова донельзя счастливого дитя. Как раз в ответственный момент самодемонстрации Шарли занималась тем, что пыталась что-нибудь приладить в платье изнутри в качестве имитации груди, чтобы оно сидело получше. Это было занятием совершенно безнадёжным, но весёлым. -Какой цвет тебе нравится больше? Шарли, которая в этот момент (разве что цвет платья смущал - должен был быть зелёным) была наглядной иллюстрацией на тему "найденная в капусте", немного распуталась и доверчиво потянулась ладошками к жрице: -Золотой! - и сразу добавила тоном знатока. - Но много золотого мне сейчас нельзя. Можно белый. Или красный. Бархатный зелёный не подходит к глазам... у меня ведь красивые глаза? - уточнила она, специально для этого посмотрев на жрицу особым, демонстрационным образом.

Юджил: - Переоденьтесь, - Юджил послушно забрала платье, погладила приятную, явно очень дорогую ткань. "Белое... замечательно, красивое, - в свое время девушка долго решала, как должен выглядеть медиум, и пришла к выводу, что образ эфемерного существа не от мира сего подходит, как нельзя лучше. - Цвет волос у вас просто прекрасный. Мне кажется, если немножко подвить волосы и уложить... - Лада обернулась к двери и громко хлопнула в ладоши, - ...Вы ведь не против? Юджил улыбнулась, невольно приглаживая немного растрепавшиеся волосы, быстрым, чуть кокетливым жестом. - Спасибо, не против, - с кудрями она всегда чувствовала себя прехорошенькой. Рассмеялась, увидев, вылезающую из платья, довольную мордашку Шарли: - Ты маленькое чудо... А мне идет?, - Юджил покружилась, от чего белоснежная ткань платья весело заплескалась вокруг босых ног.

Госпожа Лада: За спиной у Лады, повинуясь знакам сестры Меллорин, множились молодые и энергичные жрицы, вооруженные кто чем. Юджил мигом оказалась взята в плотное кольцо сразу же после того, как Лада, дружески похлопав её по плечу, опустилась на колени к Шарли. - ...Можно белый. Или красный. Бархатный зелёный не подходит к глазам... у меня ведь красивые глаза? - Очень, - со знанием дела сказала Лада, протягивая руку назад. Пролетующая мимо послушница обронила в ладонь жрице сантиметр и, весело пощелкивая искрящими щипчиками, протиснулась к окруженной Юджил, а госпожа Лада ловко пропустила ленту сантиметра вокруг талии девочки. Мимо них по полу раскатали отрез белой ткани, поверх него попытались настелить красную - ан нет, пришла веснушчатая и худая портниха с булавками в зубах и ногой спихнула конкурирующий цвет в сторону. Записав измерения, задиктованные Ладой, решительно отвела в сторону не устоявшую перед искушением пощекотать девочку сестру Меллорин и принялась колдовать над Шарли, гордо возвышающейся среди сидящих кругом на коленях портних. Лада еще раз объявилась рядом - показала девочке неколько пар обуви, оставила ту, на которую Шарли важно кивнула, и скрылась за сомкнувшимися рядами жриц рядом с Юджил. Та уже успела накинуть платье - на ней как раз затягивали ремешки туфель и завязывали пояс. И поправляли подол, и подворачивали отвороты на рукавах, и пшикали чуточку пахнущей ванилью водой на волосы, и чем-то протирали лицо... - Не волнуйтесь, - поторопилась сказать Лада, когда увидела, что Юджил тревожно косит глазом на рассыпающин искры щипцы для волос, - это только визуальный эффект. Мне очень нравится. Жрица повела пальцами - круг стал шире, Юджил под коленки сунули стул, и Лада, взяв щипцы, сама принялась ваять каштановые кудри. Круг разомкнулся парой секунд позже, открывая невесть откуда взявшееся напольное зеркало в нехитрой оправе. - Магия, - лукаво шепнула на ушко Юджил Лада, объясняя то ли его появление - то ли то, что девушка могла в нем увидеть.

Мэллорин: За спиной у Лады, повинуясь знакам сестры Мэллорин, множились молодые и энергичные жрицы, вооруженные кто чем: зеркалами, гребнями, полотенцами, любовными зельями, молодыми энергичными жрецами, желанием пообщаться и неуёмным любопытством. Маленькое воплощение богини почувствовало себя, как рыба в воде, и с готовностью разнежившись, не забыла со знанием дела пощекотать в ответ пощекотавшую её жрицу. Правда, ту сразу оттащили в сторону. Шарли была плохим объектом для кройки и шиться, потому что постоянно крутилась, разговаривала со всеми и обо всём, узнавая косвенно храмовые новости, наступала на ткань и измерительно-режущие инструменты - другими словами, вела себя максимально неудобно, пока портниха - девочка-подросток, молодая послушница, - не повесила её на крючок за воротник зафиксировала девочку достаточно надёжно стальной (невзирая на тщедушный вид) хваткой. Мэллорин, однако же, всё равно крутилась и пыталась разглядеть, как там Юджил. И при этом ей очень хотелось, чтобы платье сделали побыстрее - и посмотреть, что получилось.

Юджил: Сначала Юджил чувствовала себя немного неловко: так много народу, и все помогают ей одеться. Но потом вспомнила, что во всех сказках только так и бывало, успокоилась, с удовольствием подчинясь ловким ручкам жриц. Отбиваться от них все равно не получилось бы, да и Шарли явно чувствовала себя в своей стихии, улыбалась, вертелась и была чудо, как хороша. Но вот щипцы для завивки волос не вызвали у Юджил доверия. Увернувшись от чьих-то рук, колдующих над её лицом, она опасливо прикинула какой ущерб может быть приченен ее волосам. - Не волнуйтесь, - Лада, казалось, читала её мысли, - это только визуальный эффект. Мне очень нравится. Под колени что-то подставили, и Юджил от неожиданности плюхнулась на стул. Лада, орудуя щипцами, принялась за ее волосы. Очень хотелось увидеть, что же там происходит с ее головой. - Магия, - раздался щекотный шепот у нее над ухом. Юджил встала и осторожно приблизилась к зеркалу. Девушка, которая в нем отражалась ну никак не могла быть ею. Разве может у нее быть такое восхитительное, изящное, с воздушными, словно сотканными из паутинки кружевами, платье? И эта прическа, которая ну никак не могла получиться из ее растрепавшихся волос. Юджил оглянулась на Шарли: - Ущипни меня... Посмотрела еще раз на свое отражение и обратилась уже к Ладе: - Вы волшебница, да?

Госпожа Лада: Поправив последние детали, жрицы раступились и начали потихоньку просачиваться к дверям, исчезая за ними щебечущими группками. - Ущипни меня... - сказала Юджил, повернул голову. К кому бы она не обращалась. вокруг снова сомкнулась толпа предлагающих свою помощь жриц. Лада ахнула и кинулась спасать девушку от смерти от ущипания. - Вы волшебница, да? - спросила отбитая у жриц Юджил, не отрывая взгляда от зеркала и неосознанно ощупывая платье. Одна из девочек-послушниц было прыснула, но Лада сурово на неё зыркнула, придав немалое ускорение на пути к выходу. Затем провела пальцами по плечу Юджил и доверительно шепнула: - И еще какая! Госпожа Лада была довольна результатом. Очень довольна. Но стоило ей порхнуть от Юджил к Шарли - в очередной раз оправить платье и потрепать по золотым локонам - в комнату влетела девочка-подросток из многочисленных малолетних послушниц и, встав на цыпочки, горячо зашептала на ухо жрице. - Как девять? - ахнула Лада. - Я же только что... Что? Это почему это? - девочка перемялась с пятки на носок и зашептала снова. Лада на секунду нахмурилась. - Ну хорошо, - наконец сказала она, отстраняя девочку в сторону. - Я сейчас. Последний раз позволив себе приласкать Шарли - девочка так поблескивала глазами из-под подвитой челки, что Лада с трудом заставила себя оторваться, - жрица попрощалась с Юджил. - С вами. девочки, было очень приятно работать. Если вам что-нибудь понадобится - спрашивайте кого угодно, - легкомысленно махнула она рукой. Затем последний раз улыбнулась, подобрала юбки и поспешила к дверям: из-за неожиданного задания верховной давно запланированное чаепитие чуть не сорвалось.

Братья Твидл: Совместный пост с Мэллорин (: "Кого угодно" долго ждать не пришлось, "кто угодно" в количестве двух человек культурно стояли всё это время у входа и ждали завершения процесса, для важности притворяясь занятыми охраной помещения. По храму богини любви слухи разносятся чуть быстрее скорости звука. Братьям Твидл как раз было нечего делать - они изображали римлян, играя в шахматы в банном комплексе храма, конечно, не настолько шикарном, как надземные постройки, и всё же достаточно просторном и для бассейнов, и для библиотек. Дунатан как раз в третий раз подряд проигрывал, и известие о прекрасных принцессах в покоях верховной воспринял, как спасение - и возможность развлечься. Ну... чего греха таить, он, пока гостьи переодевались, подглядывал. Из эстетического любопытства. Правда, из-за спин толпы жриц всё равно ничего не было видно. -Я не умею общаться с детьми, - зашептал он, пропуская мимо себя Ладу. -С детьми? - Дитхард заглянул в комнату так, как если бы там была засада с пулемётами, которую предстояло брать штурмом. - Хорошо. Детей я беру на себя, - миновав старшего Твидла, госпожа Лада вскоре с удивлением обнаружила бы у себя в руках алую розу на коротком стебельке. Обычное приветствие жреца; откуда он их берёт и как умудряется незаметно всучить пробегающим мимо лицам женского пола, оставалось вопросом все эти годы. Хотя те же карточные фокусы ему удавались, так что... -Дитхард Твидл, Дунатан Твидл, - представились братья, заходя в комнату настолько спокойно, как если бы это была их комната. - Позволите составить вам компанию? Прежде, чем двое успели хоть что-нибудь ещё сказать, Шарли уже была рядом и протягивала Дунатану руку для поцелуя. Поприветствовав таким образом, она посмотрела на Дитхарда; тот - внутренне - встал наизготовку, но ему руки девочка протягивать не стала, а легко коснулась указательным пальчиком своей щеки. Старший брат улыбнулся, присел и чмокнул Шарли в щёку. Тем самым гармония и взаимопонимание были установлены; девочка обняла Дитхарда за локоть, не давая ему просто встать и забыть о неё: -Правда, Юджил очень красивая? - спросила она у Ди. Дунатан, пользуясь тем, что был в "слепой зоне" и для брата, и для девочки, услышав это, вознёс взгляд к потолку, прошептал какую-то короткую молитву и подошёл к юной девушке в белом платье, достойном прекраснейших жриц храма... или её. Взгляд длиной в две секунды - и ребёнок с братом перестали существовать, как и весь остальной мир: -Леди, Вы так прекрасны, - восхищённо произнёс он; ровно то, о чём подумал, искренне, и опустился на колено. - Для меня было бы величайшей честью сопровождать Вас повсюду. Ну, по крайней мере, до свидания, назначенного на четыре часа вечера.

Юджил: -Дитхард Твидл, Дунатан Твидл, - представились братья, заходя в комнату настолько спокойно, как если бы это была их комната. - Позволите составить вам компанию? Юджил немного подозрительно оглядела незнакомцев: к новым людям она всегда относилась немного с опаской, но Шарли уже изящно протягивала руку для поцелуя, сияя глазами и улыбаясь с веселыми ямочками на щеках. Хотелось обнять ее и поцеловать эти задорные ямочки, что Дитхард и сделал. - Леди, Вы так прекрасны. Для меня было бы величайшей честью сопровождать Вас повсюду, -Юджил обернулась, чтобы увидеть, как второй юноша опускается перед ней на колено. Она сначала смутилась, мило розовея и опуская глаза. Потом вспомнив, что прекрасным дамам положено быть вежливыми и немного кокетливыми, присела в реверансе, придерживая юбку: - Спасибо, но Вы мне льстите... - лукавый взгляд из-под ресниц и совершенно искренняя улыбка: ей было весело и хорошо, платье казалось подарком крестной феи из сказки, которой у нее никогда не было. - Вот Шарли действительно красавица. Юджил подмигнула сияющей девочке, которая завладела вниманием Дитхарда, вновь обернулась к неожиданному поклоннику и, забыв, что прекрасной даме кроме всего прочего надо еще быть неприступной и гордой, призналась: - Мне никогда не делали столько комплиментов, сколько я услышала за сегодня... и встаньте, пожалуйста, Вам же неудобно.

Мэллорин: В отличие от платья Юджил, которое было вполне подогнано под дворец, на Мэллорин - которой в связи с небольшим возрастом тела прятать было особенно нечего и понятие "придворных приличий" несколько размывалось - оторвались. Результат не поддавался словесному описанию. Шарли нравилось, Дитхард тоже был не против. -Сейчас мы пойдём гулять, - объясняла она планы. Любовнику Мэллорин было неудобно сидеть так низко, кроме того, это не очень соответствовало его образу, поэтому девочка милостиво разрешила ему встать при условии, что она будет сидеть у него на локте - иначе ей неудобно разговаривать с таким дылдой. Какие-то там тридцать-сорок килограммов в течение какого-нибудь часа для Дитхарда больших проблем не составляли, и на этом фронте нерушимый союз был утверждён. -...пойдём гулять. Сначала в ресторан. Вы нас угостите - мы не успели позавтракать, - растущий организм, как заметила богиня, заявлял свои права на питание куда активнее её обычного тела. Хотя богиня любви и красоты в чём-чём, а в еде никогда не сдерживалась (хотя в ней и не нуждалась), подавая зачастую не лучший пример последовательницам. -Мне никогда не делали столько комплиментов, сколько я услышала за сегодня... и встаньте, пожалуйста, Вам же неудобно. -Правда, она чудесная? - щекотно нашептала девочка Дитхарду на ухо. Ответа вопрос не требовал. Братья Твидл каким-то шестым чувством уже ощутили, кто здесь главный, и повиновались беспрекословно; Дунатан, поднявшийся с колена, обратился к своей даме сердца (очередной): -Я хочу пригласить Вас на свидание, леди. Вы можете подумать, что я излишне смел, что прошу о подобной вещи?.. -Да-вай! Да-вай! - у дверей Мэллорин вскидывала вверх кулачок, подбадривая Юджил и указывая Дунатану, что народ на его стороне.

Юджил: -...пойдём гулять. Сначала в ресторан. Вы нас угостите - мы не успели позавтракать.Юджил заинтересованно прислушалась, полностью одобряя идею Шарли; вечером были только чашечка кофе, печенюшки и молочный коктейль... И очень много событий. - Я хочу пригласить Вас на свидание, леди. Вы можете подумать, что я излишне смел, что прошу о подобной вещи?.. Юджил улыбнулась, демонстрируя очаровательные ямочки на щеках и пряча глаза. Её еще никогда не приглашали на свидание. -Да-вай! Да-вай! - Шарли вскидывала вверх кулачок, подбадривая её и тем самым еще больше смущая. Юджил немного порозовела, накрутив на пальчик завитый локон: - Я люблю смелых, - ответила она, мало задумываясь о том, что говорит и делая шаг к Дунатану, совершенно забыв, что на ней длинное платье. Коварный подол, конечно же, попал под туфельку, от чего Юджил споткнулась и начала падать на юношу. Чтобы удержать остатки равновесия пришлось почти повиснуть на нем, обвивая шею руками. - Я такая неуклюжая... - растроенно выдохнула Юджил, заливаясь жарким румянцем.

Мэллорин: Чарли захлопала в ладоши: так натурально у Юджил получилось споткнуться; даже она не заметила ни малейшей неестественности в движении девушки. В храме Мэллорин любили милую маленькую ложь, превращающую обыденность в сказку. Да, здесь могли и не верить в совпадения наподобие случайно потерянной хрустальной туфельки - но включались в игру с двух сторон, и, если Золушка оставляла туфельку, то принц обязательно начинал искать свою будущую принцессу; а если Юджил падала... ...то её, как если бы она была лёгкой, словно пёрышко, подхватывали на руки, в тёплые и мягкие объятия, лучше слов говорящие о нежной заботе - и отсутствии какой-либо необходимости переживать о секундной неловкости. В самом деле, зачем уметь бегать, когда тебя с радостью носят на руках? Это совершенно бесполезный навык. Уметь падать в объятия так, чтобы не сбить неискушённого поклонника с ног - куда важнее. Богиня, не дожидаясь продолжения лирики (любовь - это не жалобный стон далёкой скрипки, да-да...), нетерпеливо заболтала ножками и объявила отбытие. ---> Храм Мэллорин. Гостиные



полная версия страницы