Форум » Королевский дворец. Окрестности » Поле » Ответить

Поле

Рубеус: Тут растёт множество полевых цветов

Ответов - 7

Зойсайт: Совместный пост Рубеуса и Зойсайта. С Озера. Ну ты обнаглел - «мелочиться»… - подумал принц, искоса поглядывая на друга. Тот ехал с абсолютно невозмутимым выражение лица и, кажется, интересовался исключительно местными видами. - Я же говорю, ты спокойный очень, Бог Огня меня бы за такое - принц кивнул на по-прежнему искрящую гриву Зоя, - спалил к лешему. - Ну почему же, - Зойсайт жмурился на периодически выглядывающее из-за больших мохнатых облаков солнце. - Это вполне отражает мою пламенную суть. Они ехали почти не выбирая дороги, отпустив поводья и лошади вскоре совсем остановились. Зойсайт соскочил наземь. Почти из-под самой подошвы его сапог вывернулась большая зелёная ящерица и мгновенно испарилась, только её и видели. Тихо, томно, как бывает в самый разгар жаркого летнего дня, шумела трава. Доходя им выше колена, она переливалась мягкими волнами. Тёплый ветерок приятно трепал уже практически распахнувшуюся, если бы не кумачовый кушак, рубашку Зоя. Вдохнув полной грудью, лорд Зойсайт огляделся. Далеко впереди виднелись макушки деревьев - там, похоже, начинался лес. Со стороны же озера и по обе руки далеко вокруг них, простиралась широкая равнина; а небо было так низко над головой, что до него можно было дотянуться кончиками пальцев. Посреди поля, тут и там - меж невысоких кустиков, бурьяна и репейника, - были рассыпаны причудливой мозаикой кипенные ромашки и лазоревые васильки... Рубеус поудобнее угнездился в яркой россыпи полевых маков, фыркнул на щекочущий нос колосок и блаженно раскинул руки. Пахло сладко и одуряюще, мерно звенели цикады, огромный полосатый шершень азартно жужжал и охотился то на растрёпанную ромашку, то на сочно-жёлтый пушистый молочай. От дурмана и полузабытых воспоминаний кружилась голова. Зойсайт так и рухнул, словно подкошенный, лицом вниз, пытаясь унять рвущееся, горячее сердце, совсем как у... - Да, кстати о Боге… - начал Рубеус. Принц лениво повернул голову к Зойсайту и тот нехотя перекатился на спину. «Дался тебе этот Бог...» - с толикой досады скрипнул зубами Зой, наблюдая, как над ним колышутся высокие красные маки.

Рубеус: Совместный пост Рубеуса и Зойсайта. -…хочешь хохму? Прохожу я вчера мимо храма, и вижу - мужик какой-то тащит охапку травы, козла ведёт на привязи, и направляется прямо-таки к храмовым воротам, с козлом этим. Мне аж интересно стало, что это он такое задумал. Подхожу, спрашиваю (благо он во мне принца не признал - а то б сбежал ещё). А он мне кланяется и говорит «Это, ваше благородие, амброзия», я ему «Ну и на что она тебе сдалась?». Мужик подбоченился и даже побагровел от возмущения - как это, дескать, я такого не знаю: «Дык это, боги же амброзию вкушают, вот я и несу в храм» В этот момент козёл как раз потянулся к охапочке, и мой новоиспеченный знакомый хлопнул его по морде «Ах скотина ты рогатая! Не для тебя это, для Бога Зойсайта!» Придя немного в себя от смеха, Зойсайт хмыкнул: - Если так и дальше пойдёт, придётся завести козла-храмовника, а то куда ж столько сена девать? - он представил себе жвачное парнокопытное с золочёными рогами и его снова скрутил приступ хохота. Как же он давно, оказывается, так не смеялся... Почему считается, что со временем многое забывается? Зойсайту вот всегда казалось, что его память имеет обыкновение только заостряться. Чем дольше он жил, тем больше запоминал и вспоминал, если так можно выразиться. Облака проплывали неторопливо, безмятежно. Высокая трава отбрасывала неверные тени на лицо. Ни одной связной мысли не осталось и Зойсайт, закинув руки за голову, просто смотрел на играющее в прятки солнце. Лицо его приобрело спокойное, отстранённое выражение и, наверное, поэтому Рубеусу показалось, что его друг чем-то опечален. Всё-таки удивительное он существо, - подумал принц, - на голове нечто невообразимое, смешно ужасно, но это пока он сам смеётся и подыгрывает, а стоит ему вот так задуматься, и уже совсем не весело и не забавно, он вовсе не выглядит нелепым, наоборот, скорее… Принц сорвал полевой красный мак и заправил его Зою за ухо. - Тебе идёт. - Эй, возвращайся из своих облаков, я чувствую себя глупо. - Это что за заигрывания, мой принц? - сложил губы бантиком Зойсайт. - Уже твой? - Рубеус приподнял бровь, опёршись на локоть и заглядывая в глаза Зою. «Мог бы быть и мой...» - вспомнил Бог давний спор с Нефритом. - Не в том, правда, смысле, - задумчиво пробурчал он. - Что-что? - не расслышал принц. Я чего-то не понял? - Друг ты мой, говорю. И соперник, - со смешком продолжил Зойсайт, отпихивая нависающего Рубеуса. - Помнишь того блондина? Аметист, кажется… Принц свалился на спину и подставил лицо ветерку. Лет семь назад Зой проявлял к Аметисту знаки внимания, весьма-таки недвусмысленные знаки. Рубеус, тогда полагавший белокурого красавчика исключительно своим, вызвал Зойсайта на дуэль... Все уже привыкли к постоянным спорам и соперничеству отчаянных рыжих, никто не сомневался, что дело кончится большой кровью. Такая толпа поглазеть собралась - ещё бы, они же драться не на пустырь пошли, они прямо в Большом зале оружие обнажили. Отсалютовали друг другу, встали в позицию, кинулись и пронзили шпагами… по яблоку из вазы. Ах, скольких они тогда разочаровали! Принц рассмеялся, вспоминая озадаченные лица придворных. - Да уж, такое не забывается… - Рубеус посмотрел на мирно пасущихся лошадей, и шальная мысль стукнула ему в голову. - А давай на перегонки?

Зойсайт: Совместный пост Рубеуса и Зойсайта. Лорд Зойсайт широко улыбнулся и вскочил на ноги. Круэл тут же подошёл ближе, словно почувствовав настроение человека. В чистом светлом поле вороной был единственным мрачным штрихом. Тонконогий, горбоносый, он был точно сажа - солнце бликовало лишь на смольной гриве и хвосте Круэла. - До опушки леса! - в мгновение оседлал коня Зой. Он подождал Рубеуса и перешёл в галоп, становившийся с каждой секундой всё быстрее и быстрее... На какой-то благословенный миг потеряло значение и кто он, и что он помнит, о чём думает... Никого и ничего не было вокруг, только лёгкость во всём его существе. И присутствие Рубеуса Зой осознал только когда всё ещё преображённый Быстр поравнялся с Круэлом. В спину пекло вновь показавшееся солнце, лицо обжигал, напоённый ароматами земли, травы и ромашек, ветер. Кровь горела... и, обычно, в такой гонке глаза лихорадочно блестят, а щёки неправдоподобно краснеют. Но Зойсайт всегда лишь сильней бледнел. Холодел и бледнел. Даже, когда был человеком. И только глаза приобретали цвет малахитовой зелени, темнели... Теперь важно было всё: запах неба, цвет каждого колоска, ощущение необузданности, простора... Разгорячённый вороной рвался вперёд. Высокий бурьян хлестал Зоя по сапогам, доставая даже до голени. Пригнувшись ниже к Круэлу, Зойсайт поправил цветок за ухом и оглянулся на остающееся позади поле... Ветер бил в лицо, свистел в ушах, Рубеус летел не разбирая дороги, не глядя по сторонам, знакомая, пьяная радость наполняла его, выплёскивалась наружу в безумной, дикой улыбке, в бешенно счастливом стуке копыт, стуке в груди, стуке в висках, в звенящем ощущении свободы мига, который перестал ждать пока его остановят, и наконец-то начал жить по-настоящему… …Перед глазами мелькала золотистая грива Зойсайта, и принц нетерпеливо хлопнул пяткой по боку коня, вырываясь вперёд. Скорость - это такая песня, которую нельзя петь дуэтом. Либо ты мчишься в горизонт, либо - едешь за чьей-то спиной. Третьего не дано. В Лес

Рубеус: Из комнаты Рубеуса Утренний воздух упоительно свеж. Непроснувшиеся от дрёмы музыкальные колокольчики, которые водились только на Канаане и тщательно оберегались учёными-травоведами, только начинали позвякивать - робко, негромко. Как-только дамы выпустят хоть по одному файерболу, трели будут по всему полю. Рыжий вскарабкался на толстую ветку единственного растущего посреди поля дерева, и приготовился наблюдать. На показательные бои Изумруд он был способен смотреть дольше, чем на огонь.

Беатрикс: Из комнаты Рубеуса -Боевой план... - это была специализация Беатрикс, как-никак. Ей не хотелось устраивать драку с Изумруд, даже показательную. Даже если та и умела драться, она была слишком... леди, чтобы её хотелось пинать. Да-да, у Беатрикс были проблемы с тем, чтобы обижать девушек, по крайней мере, не по долгу службы. Даже если это всего лишь зелёное стервозноватое создание, вылезшее поутру из окна Рубеуса. -...замаскируйся. Как раз сольёшься с травой. Когда он потеряет концентрацию - нападаешь со спины. Я добиваю, - генерал проверила тактический нз камушков. Против общего врага можно объединиться хоть с дьяволом, это любой скажет.

Изумруд: еще один динамичный нанопост >< Из комнаты Рубеуса Рыжий полыхал шевелюрой и изображал из себя удобную мишень. Беатрикс, женщина суровая и к сантиментам не склонная, на скорую руку набросала план действий. - Ок, - сказала Изумруд, приседая и высовываясь из буйных даймондских злаков только макушкой, - прикрой меня. Рубеус со своего обзорного дерева мог наблюдать, как пронзительно зеленая точка, делая стратегические крюки, неизбежно приближается к нему, обходя дерево по дуге. Изумруд обдумывала, как снять возлюбленного с ветвей, не совершая акта экологического мародерства. И не урезая правящую ветвь династии на одного её рыжего представителя. В конце концов, рыжий представитель и сдачи дать мог. Когда до дерева было метра четыре, Изумруд высунула ладонь и помахала Беатрикс.

Рубеус: совместный пост Рубеус отследил траекторию движения ярко-зелёной точки в светло-зелёной же траве и хмыкнул, перетекая за ствол дерева и оставляя на своём месте иллюзию. Ну, если специально не проверять - точь-в-точь настоящий. Изумруд уже наверняка добралась до ствола, так что двигался принц как можно осторожнее. Леди снизу проверила: цель была на месте. Обернувшись, Изумруд дала отмашку Эмбер и поспешила повернуться обратно. Рубеус на ветке головы не опустил и на взмах рукой не отреагировал, так что она решила продолжить. Где-то в ветвях пару раз тревожно звякнула птица, завидев чужака, затем замолкла, а затем и вовсе улетела, когда вверх по стволу, из взметнувшейся у ног замершей в охотничей стойке Изумруд пыли, поползла просвечивающая черная полоса, постепено становившаяся все темнее и темнее у своего основания. Рубеус изо всех сил зажимал рот, чтобы не заржать в голос. Говоря по правде, он предпочитал, когда его касаются нормальные руки Изумруд, а не эти... как их там папаша Кварц называл?... псевдоподии. Псевдоподии, надо сказать, получались внушительные и жутковатые: оказаться в огромном тёмном кулаке из непонятно чего и быть выжатым, словно апельсин на кухне - самая нелепая и неэстетичная смерть, какую только можно придумать. Но, конечно, Изумруд не собиралась его сжимать. Только погладить метровой "ладошкой". Рыжий затрясся от беззвучного хохота - "рука" свободно прошла сквозь иллюзию. - Так, - зловеще послышалось снизу. Параподия в момент обзавелась ладонью. Внимательный Рубеус насчитал на ней семнадцать пальцев и проницательно счел это дурным знаком. С дерева панически бежали птицы: зловеще шурша листвой, Изумруд (уже осознавшая, что конспирация провалена, да еще и позорнейшим образом) мистически облапывала дерево, обыскивая его на предмет своего рыжего благоверного. Многопалые черные руки, кокетливо трогая кору, истончались, но множились. Делала Изумруд это нарочито медленно и ласкающе, кора под пальцами эротично трещала и кажется, даже сминалась. - Эй, подожди! Я очень люблю это дерево! - Рубеус спрыгнул вниз и укоризненно посмотрел на любимую. - Посмотри, ветви примяла. А там в дупле, между прочим, белки живут, ты поосторожнее. - говоря последнюю фразу принц шустро откатился в сторону. В траве образовалась здоровая проплешина. - Хохо, - ответила Изумруд, выглядывая из-за дерева. Под пристальным взглядом зеленых глаз Рубеус дже отступил на шаг, а затем, заметив, что леди смотрит куда-то за его спину, обернулся. За ним, по пояс в траве, возвышалась Эмбер.



полная версия страницы