Форум » Библиотека » Творчество » Ответить

Творчество

Рубеус: Давайте делиться своим творчеством, если у кого есть стихи, фанфики, проза, рисунки, фотошопные картинки... Если что-то уже висит на просторах Интернета - можно кидать ссылкой

Ответов - 131, стр: 1 2 3 4 All

Джей Хоук: Посвящается Саюри, которую уже много дней Джей Хоук не видел и не слышал И сердца нет... Лишь воск огняный В груди остался навсегда. Глаза не зрят... Ведь лишь с тобой Мир красок радует меня. Мой меч упал..., Оставив руки, Что прикасалися к тебе. Время ушло... И боль разлуки, Как эхо бродит в глубине. Мечтаю я... Хоть раз, однажды Тебя узреть в тени лесов. И голос... Нежный, шелестящий Узнать из сотни голосов.

Мэллорин: Когда-то давно, эдак месяц назад, Алмаз увидел набросок мордочки лица, и предложил вывесить в творчество; а я, насколько помню, пообещала ему это сделать, если дорисую... Исполняю обещание ^^ Фона уж ждать не буду, а то он будет неизвестно когда и неизвестно, будет ли. Алмаз её знает, кто это XD

Рубеус: Вааа!!!

Алмаз: Мэллорин ты умница!)) Сколько труда и любви вложено в эту красавицу - только ты знаешь (ну и я немного в курсе). Она получилась замечательная, браво! *____*

Асбест: Меня заставили. Это был подлый и беспринципный шантаж, в том числе - шантаж честью Мельки, и в конце концов, у нас абсолютная монархия)) Чтобы не ловить все шишки самостоятельно: автор первой и большей части сего - Дарси, великий и ужасный))) Фразы, на которые было мной заказано: 1) А так мы мухи не обидим... 2) Кто же устоит против такого прекрасного голоса! 3) ... - Ещё бы, ведь свой тыл вы не покажете никому... По мотивам ролевой игры Перекресток Миров. - Уж опустел стакан? Так дай мне знать – я полный поднесу. - Да блин, ты нормально можешь разговаривать?! - Тс-с-с, ты лучше оцени сам факт – он говорит целых два предложения подряд... Сэйя фыркнул, чуть не расплескав содержимое стакана, и захихикал, уткнувшись носом в диванную подушку. Ятэн с честью выдержал пристальный, хоть и слегка расфокусированный взгляд шатена и невозмутимо отсалютовал ему своим бокалом. - Тебе для полного счастья не хватает трибуны и микрофона – и аудитория была бы у твоих ног. - Аудитория и так у моих ног, часть ее уже не может самостоятельно встать, - Таики мотнул головой в сторону частично свисающего с дивана посла, который продолжал тихо ржать в подушку, уже позабыв причину и полностью уйдя в сам процесс. - Ну низшее существо, чего ты хочешь... – проследив взгляд приятеля, атташе обратился к темно-красному содержимому своего бокала и с сожалением покачал головой. Таики угрюмо наблюдал за обоими друзьями. Душевный подъем незаметно сменялся подавленностью, радость – неудовлетворенностью, спокойствие – подозрительностью, хорошее настроение – отсутствием его. Единственный светлый проблеск в замутненном сознании оставила мысль о том, что завтра он ничего этого помнить просто не будет. - И вот так мы теряем одну двенадцатую суток... – вздохнул шатен и задумчиво взглянул на свет лампы через дымчатое стекло стакана. – Ятэн?.. - Ммм... Вы очаровательно выглядите сегодня, милая... – атташе пристальнее вгляделся в вино в бокале и склонил голову на бок, абсолютно не слыша консула. - Я-атэ-эн... – не оставлял попыток Таики, в котором вдруг проснулась настойчивость, перемешанная пополам с занудством. Белобрысый был в своем мире в полном согласии с собой. - Ведь мы встречались, это так? Я помню, что забыл дышать, лишь только вы пред мной... э-э-э... нарисовались?.. Таики хмыкнул и отставил свой стакан подальше, решив, что хотя бы для одного измененного сознания на сегодня хватит. - Встречались, встречались... – он приподнялся, отчаянно хватаясь за спинку кресла, и проверил свою устойчивость в вертикальном положении. – Я тоже много чего забыл, когда пред мною в первый раз раскрыл зеленый ты свой глаз... – Таики запнулся, вяло соображая, в каком именно месте он мог допустить ошибку, о чем свидетельствовало крайнее изумление на мордочке Ятэна. - Зеленый?.. – неуверенно уточнил он. – Глаз?.. - Зеленый. Глаз, - вдруг подали голос с дивана. Таики обернулся и удивленно хмыкнул, завидев расправившегося со смешинкой посла, теперь чинно восседающего на подушке. Сэйя царственно кивнул в ответ на недоумение консула и снова обратился к застывшему в трансе атташе. - Ятэн – это твой похмельный ангел. Похмельный ангел – это Ятэн. Теперь вы знакомы, так что идите на фиг и будьте счастливы. - Сэйя, лучше замолкни... – похмельный ангел выразительным жестом провел рукой вдоль шеи, показывая предполагаемую "линию отреза". – У ангелов нынче трудная работа, небольшие проценты и вагон непредвиденных ситуаций, поэтому у нас есть право и на радикальные меры в том числе. А так мы мухи не обидим. Или она просто ничего не почувствует... Посол нервно потер шею и твердо решил пересмотреть значение слова "ангельский" в свете сложившейся ситуации. Таики, убедившись, что эффект достигнут, вновь повернулся к Ятэну. Ответственность за невменяемых братьев по разуму грызла изнутри и заставляла и без того неадекватного в данный момент парня неимоверным усилием воли включать мозги и принимать судьбоносные решения. - Ятэн, сменил бы ты транс в вертикальном положении на сон в горизонтальном, а?.. – шатен неуверенно пожал плечами и кивком головы указал на дверь в комнату белобрысого. Атташе с трудом поднялся, цепляясь за Таики в качестве опоры. Из-за дивана начал медленно выползать маленький дипломатический кузен. - Засранец ты... – тем временем жаловался Ятэн консулу на него же самого. – Самый настоя... а-а-а-АПЧХИ!!! Кузен в шоке уставился на атташе, испуганно пикнул и максимально быстро дунул обратно за диван. - Ятэн, - консул встряхнул обмякшего приятеля. – Мы только что чуть не лишились оконных стекол и маленького Тоширо. Я тебя прошу, в следующий раз поменьше экспрессии в чихании... - Угу, - подхватил Сэйя, поднимаясь. – А то у нас есть все шансы потерять моего впечатлительного братца и погрязнуть в ремонте с полной заменой окон. - О горе мне! – отчаянно возопил Ятэн и драматически – насколько смог в данной ситуации – осел на пол, лишившись опоры в виде отскочившего в сторону Тайки, привыкшему, что неожиданные вопли в этой компании ни к чему хорошему не ведут, - О горе мне, несчастному, ибо суждено мне теперь за моё прегрешение вечно стеклить окна в геенне огненной!.. – и атташе принялся самозабвенно заламывать руки. - Да ты смотри, смотри как выкаблучивается! – приговаривал обрушившийся обратно на диван посол и, не отводя восторженных глаз от артистично страдающего атташе, нашаривал под диваном забившегося в угол кузена. Кузен слился со стенкой и постарался стать как можно более ненащупываемым. - Грубые вы, - сварливо буркнул Ятэн, мигом сворачивая вдохновенную истерику и предпринимая неуверенные попытки подняться, - неженственные. А я, может, - он бросил бесплодные попытки утвердиться н разъезжающихся конгечностях и душещипательно всхлипнул, а я… может… может, оперной певицей хотел стать, да! У меня был бы голос! Ух, какой у меня был бы голос! Никто не мог бы устоять! - Не мог бы, не мог бы… - с явными ласковыми интонациями санитара психлечебницы успокоил угрюмый Таики, беря надрывно всхлипывающего атташе в охапку и пытаясь приподнять. – Кто же устоит против такого прекрасного голоса! Все под стулья попадают заранее, на всякий случай… Следующие пять минут Сэйя с интересом наблюдал, как консул, и сам не больно-то уверенный, где потолок а где стены, пыхтит, хрипит и корячится, пытаясь отодрать недееспособного атташе от пола. Сонный и расстроенный Ятэн по отрываемости от пола походил на кошку, которой не хочется, чтобы её брали на руки. - Ты пинками его докати, - посоветовал посол, отчаявшись выудить из-под дивана уснувшего там пацана и задумчиво подпирая щёки ладонями. Похмельный ангел зыркнул на него из-под очков, увидел в глазах посла чистый и незамутнённый мыслью алкоголь, вздохнул, обхватил атташе поудобнее, пошатнулся и, крякнув, запятился в сторону атташёвской спальни. - А почему не пинками? – обиженно протянул Сэйя, очень рассчитывающий на хорошее шоу на ночь. - Потому что я привык смотреть в лицо опасности, - пропыхтел консул, оставляя на полу при помощи Ятэна извилистый след. – То есть, на данный момент, вам, сударь. - Ну ещё бы, - промурлыкал посол, - ведь свой тыл вы не покажете никому… Даже в темноте и даже затуманенным алкогольными парами зрением можно было прекрасно различить, как ярко засияли пурпуром уши чуть не выронившего свою бесчувственню ношу консула. Сэйя хищно улыбнулся и отработанным движением стёк с дивана. Мысль о том, что наутро некоторые участники попойки, как обычно, не будут помнть ничего, очень грела ему душу.

Госпожа Лада: *рыдает* Ооооо боже мой. О боже.

Алмаз: *подхватывает* Это ужас

Асбест: *невозмутимо* Не знаю ничего. Ничего не знаю.

Рубеус:

Мэллорин: Мой облик сейчас (чиби-Шарлотта). Правда, я сейчас не одета и без причёски ^^

Рубеус: Мэллорин



полная версия страницы