Форум » Библиотека » Наша ролевая - слитный текст - 2 » Ответить

Наша ролевая - слитный текст - 2

Рубеус: Продолжаем выкладывать слитный текст ролевой. Как всегда, что-то вырезано, что-то поправлено для пользы текста))

Ответов - 10

Рубеус: Дворец с приближением к завтраку, стал похож на муравейник - все засуетились, засобирались и отправились в Большой зал Петсайт вернулась от Изумруд Быстрым шагом Петсайт вошла в комнату. Она устало села на кровать. Все так трудно! Может Изумруд была права, может мне на самом деле уехать на какое-то время из столицы?- в акой-то момент промелькнула мысль, которую впрочем сразу же отбросила девушка,- Глупости! Я не смогу жить нигде больше... И Сапфир тоже находится в столице, уедет он, возможно уеду и я. Представив себя в гостинице, с кучей вещей, везде следуя за принцем, девушка не удержалась от смеха. Настроение ее заметно улучшилось. В конце концов, чего я боюсь? Один раз в жизни можно себе такое позволить! Петсайт посмотрела в зеркало и села поправить макияж. Красивый внешний вид - залог успеха!- подкрашивая губы, подумала она и оторвала взгляд от зеркала. Что-то лежало на подоконнике. -Веер? Откуда он здесь?- перед глазами предстала замечательная картина. Я выкинула веер,- констатировала Петсайт,-в который раз за сегодняшнее утро понимаю, что сошла с ума. Хотя конечно он устарел и пользоваться я им все равно не буду... Но нельзя разбрасывать вещами. Она бросила веер в шкаф и встала. Калаверайт в это время была в саду... Девушка пооглядывалась. Потом прошлась по тропинке. Обогнула парочку беседок с неприличными звуками. Сорвала громадную маргаритку, понюхала и воткнула в волосы. Тихонько пропела куплет из старинной фривольной песенки... А делать-то вопиюще нечего. В саду было скучно. Зелень... Везде зелень. Зелень и ни одной сплетницы. Просто кошмар какой-то. Ну, может в большом зале кто-то есть? Скоро ведь завтрак... Сапфир и Рэй вернулись с ночного свидания Принц проводил девушку до дверей – уж очень недовольный был у нее вид. Вот только сейчас эти поджатые губы и огоньки в глазах забавляли – без меры. А умиляли – и того пуще. Рей была заносчивой и самовлюбленной барышней, но Сапфиру это безумно нравилось. В конце концов, кто в его окружении не был таким? А если человек стоил своих амбиций, то… тут в памяти мелькнули стриженые волосы и плавная походка. Принц, погрустнел, отмахнулся, и…заметил, как красиво мокрая ткань облепила бедра Рей. Сразу нахлынули воспоминания, и хотя Сапфир знал, что не время сейчас рассказывать рассерженной девушке о своих навязчивых идеях, в дверях он все же ее задержал. -Знаешь, иногда я думаю, это и есть счастье – вот так вот проводить тебя до дверей, когда ты зла и воздух вокруг искрит. Рассвет, факелы уже не горят, и тебе удивительно идет мокрая одежда, - принц смеялся. Скорее всего, он получит за свое озорство. Но удержаться не мог. – Мне очень нравятся твои бедра, - мурлыкнул принц и со смехом откланялся. Рейенис чувствовала себя бесконечно уставшей - ночь без сна, навязчивые идеи, ненужные воспоминания, глупая сентиментальность. Она то и дело мельком бросала взгляды на Сапфира, словно бы сомневаясь в своем решении. Он выглядел таким счастливым...Но нет, цель оправдывала средства, таково было жизненное кредо богини. Навесив на лицо самую что ни на есть приятную улыбку, девушка следовала за принцем. Ощущение мокрой ткани на бедрах сменилось ощущением влажной ткани на бедрах, но этого не стало более приятным. Немного нервничая, она толкнула перед собою дверь, попутно выслушивая слова Сапфира. Нет..Это - не счастье., - подумала Рей, а вслух сказала другое, - Может быть, может быть..Однако я думаю, что истинное счастье у тебя впереди, - девушка и в самом деле говорила почти искренне. На последнюю реплику принца про бедра Рейенис рассмеялась и выговорила -Иди уже, мне надо переодеться к завтраку , - с этими словами она закрыла дверь, предварительно послав своей пассии воздушный поцелуй. За закрытой дверью девушка чувствовала себя свободней. Вздохнув, она подошла к шкафу и выбрала себе легкое белое платье, вполне подходившее для утра, после чего подощла к зеркалу и начала неотрывно следить за своим изображением. Богиня, несмотря на проходившее время, не менялась. Нисколько. Каждый раз зеркало отображало красивое немного бездушное лицо, на котором читались признаки скуки и усталости. Надоело... Рей провела пальцем по своему отображению, резко встала и направилась в Большой Зал. Принц Сапфир направился к себе... Сапфир вошел в комнату, скинул промокшую одежду. В ванной смыл пыль с ног и вычесал листья, запутавшиеся в волосах: казалось бы, было б где застревать, ан все равно умудрились. Легкая рубашка, темно-синие брюки, цепочкой с камнем – старый подарок Топаз. Он старался носить это украшение всегда – что-то в нем было такое, что помогало и успокаивало. Волосы принц высушил заклинанием, мельком глянул в зеркало. Распахнул окно – в комнату пролились солнечные лучи, свежесть и утро как-то сразу вобрало в себя и комнату, и принца. Щебетали птички, шелестела листва и жить хотелось неимоверно. А еще – есть. Сапфир любил покушать, хотя по нему это и не видно было. А после всех приключений аппетит проснулся действительно зверский. Потянувшись – хорошо – принц послал менталку венценосному брату. «Доброе утро, Величество, - шутливый тон, радость и довольство – щиты стоят, королевство пока тоже, и я ужасно хочу есть. Пора пустить голодных придворных и одного еще более голодного брата к столу. За тобой зайти или сам дорогу найдешь?» "О, какой ты сегодня веселый! Я скоро буду, вот только душ приму. Иди без меня и присмотри там за порядком, а то вдруг голодающие дамы начнут буянить..." «Есть, сир» - Сапфир смеялся. Даже разбушевавшиеся дамы, разнесшие кухню на сувениры и тихонько грызущие каждая свой ее кусочек – украдкой и по углам - не испортили принцу настроение. Послав королю очередную интерпретацию его двора – на этот раз в пьесе «Атака мышек», Сапфир поспешил в большой зал. Жизнь прекрасна. А когда ты любишь и любим, и возлюбленная рядом – особенно. Пусть даже и ворчит, как сейчас, - улыбка. Эти мысль не покидали темноволосую голову Сапфира. Он собирался, шутил с братом, считал плиты под ногами – по пути в Большой Зал. Ни ушибленная порогом на выходе правая нога, ни вылетевшие из расчески зубья, ни странное утро, когда все летело из рук, и он шел развлекать придворных дам – а принц не любил это безмерно - не испортили это нутряное, щемяще-трепетное чувство. Даже прохладному сквознячку не удалось похитить сокровенное настроение. Ветерок успел только поиграть с волосами и тихонько залезть за шиворот, как Сапфир скрылся в Большом Зале, и тяжелые кованые двери разлучили их. Принц крутил в руках кулон, много раз проворачивая камень по и против часовой стрелке, запутывал цепочку и распутывал снова, улыбался и думал. О жизни. О близких. О братьях и Рей. Настроение же Бога Ночи не было столь радостным. Хотя он тоже вернулся со свидания... Нефрит появился из ниоткуда, прошелся по комнате, пугая своим видом мебель и цветы на подоконнике - бегонии поспешили увянуть. Пуфик полетел в угол, отброшенный злобным пинком. - Никаких связей с врагами, - прошипел Бог сквозь зубы. - Нельзя спать с тем, кого потом собираешься убить... - еще один пуфик обиженно крякнул и развалился. - И вообще, есть дела поважнее. Кажется, Джедайт с Кунсайтом щит здесь поставили... Надо бы пообщаться с ними. И с Алмазом. Щелчок пальцев - на Боге появились черные брюки и синий пиджак. Нефрит уверенно зашагал на завтрак. А Хранительница Замка разделила долю Алмаза по части кошмаров... Каоринайт проснулась резко, как от тяжелого страшного сна. По всей видимости, было уже время завтрака. Хранительница села на своем каменном ложе и осмотрелась. После минутных колебаний она отправилась в сторону лестницы, ведущей в дворцовые коридоры. Эх Изумруд… Тебе будет невероятно тяжело и мне жаль, что тут я тебе ничем помочь не смогу. А вот, доселе незнакомый нам юноша, мрачный и черноволосый - начальник стражи - Асбест Асбест лежал, растянувшись на просторной кровати и глядя в каменный потолок. Мысли в голове медленно перетекали из одного состояния тупого одеревенения в другое, но ни чем не лучше этого. За окном трепетал рассвет, но солнце не могло пробиться через толстые темные шторы и ему приходилось довольствоваться другими, менее защищенными, комнатами. В конце концов, он лежал так уже порядка десяти часов, сон как будто разозлился на него и просто ушел, оставив человека лишь глупо таращиться куда-то вверх. Ну что ж, наверное, пора и подняться. Темноволосый рывком сел на кровати, взглядом нашаривая затерявшуюся где-то в комнате одежду. Наконец вычислив, где прятался хитрая амуниция, Асбест встал. Ну а далее все по банальному сюжету – ванная, вода, полотенце, тонкие кожаные брюки, высокие черные сапоги. Потянувшись к длинному кожаному плащу, чернявый задумался. По комнате раздались мягкие шаги. Он резко обернулся – Чароит аккуратно держала в пасти черную шелковую рубашку с берилловыми пуговицами. С тяжелым вздохом Асбест взял и кое-как нацепил на себя черную материю. Предпочитая ходить в плаще на голых плечах, он не признавал парадных мундиров. Зашуршали крылья. Чароит смотрела на него довольными глазами и тихо мурчала что-то, ведомое лишь ей одной. Плащ теперь был совсем не к месту. Асбест положил его на край постели и вышел из комнаты.

Рубеус: Итак, в Большом Зале... Дверь отворилась и в зал вошла девушка в зеленом платье. Я опять первая, - недовольно подумала Петсайт. Она терпеть не могла приходить куда бы то нибыло первой, но очень любила быть первой во всем остальном. Не желая стоять у самых дверей, она подошла к окну и бросила взгляд за окно. Дежа вю...- усмехнулась Петсайт, вспоминая вчерашний вечер,- Не хватало только, чтобы открылась дверь,и сюда ворвалась Рей... Хотя, - презрительно и вместе с тем ревниво подумала девушка. - она ведь сейчас занята! Придворная дама грустно смотрела в окно. Почему я всегда одна? Вокруг столько людей, а я постоянно в одиночестве. О Боже, сейчас расплачусь, как... как...как Бертрайт. Этого Петсайт позволить себе никак не могла. Она гордо выпрямилась и сделала вид, что довольна своим положением. Каоринайт заглянула в залитый светом зал. Пусто? Она не сразу заметила стоящую у огромного окна Петсайт. Значит я не первая… Надо поторопить поваров, а то что-то они совсем распоясались. Не забыть бы… Девушка подошла к огромному столу и, тихо отодвинув один из стульев, присела на краешек. За окнами пели утренние птицы, легкий ветерок шептался о чем-то с листьями деревьев. Сегодняшний день должен был принести массу неожиданностей. Петсайт стояла, закрыв глаза. Хорошо, тихо, спокойно....- казалось ничто не сможет помешать девушке насладиться этим утром. Однако она ошибалась - дверь слегка скрипнула, и раздались едва различимые шаги. Ну кто еще? - недовольно подумала девушка. Слегка приоткрыв один глаз, она заметила Каоринайт, скромно сидевшую на краешке стула. - Здравствуй,- поприветствовала ее Петсайт. Я уже не одна, может быть, мы уже начнем завтрак.... И где Алмаз? Калаверайт, которая пришла третьей, дамам обрадовалась. Не то чтобы это были её близкие подруги, но поговорить с ними можно было. А то молчать и молчать... Это же ужасно! - Доброе утро! - улыбнулась Калаверайт и поправила в волосах маргаритку. Пусть посмотрят, как жёлтый цветок сочетается с её платьем. Девушки синхронно повернулись к ней. Каори мягко улыбнулась придворным дамам и слегка кивнула. "Что слова? Пустая трата сил, когда жесты могут сказать гораздо больше". Скоро зал заполнится придворными, скоро воздух будут сотрясать десятки голосов… Каоринайт облокотилась на спинку стула и устремила задумчивый взгляд на одну из многочисленных картин, висевших почти по всем замковым стенам. Девушка прислушалась к мерному дыханию замковых стен – ее любимое детище, восстановленное дорогой ценой. Многочисленные звуки, издаваемые каменным гигантом – божественная симфония для её сердца. К реальности ее вернула суета, с которой по столу расставлялись десятки приборов и бокалов – вокруг засновала прислуга. -Доброе, доброе,- обернулась Петсайт. "Райти верна себе, жизнерадостна и бодра". - Как спалось? Не терзала совесть? Ты же вчера Рубеуса варваром обозвала, он мог обидеться, - усмехнулась девушка. Странно, почему Каори там часто молчит... Неправильно это... Петсайт любила людей живых и энергичных, хотя слово любила было слишком громким, скажем они ей были симпатичны. Естественно, и в этом правиле были исключения... Сапфир, например... Калаверайт даже немножко растерялась. Этого вопроса она не ожидала. Она ожидала, что её спросят про маргаритку. - Ну, он, наверное, думает, что я много выпила... Вряд ли он запомнил какую-то даму. Он же только себя и видит. Самовлюблённый и грубый. Даже комплимент мне сказать не мог, у меня вчера такое платье было! - сегодня Калаверайт ещё не пила, потому говорила негромко, так, чтобы её слышала только Петсайт. Как скучно... - устало подумала Петсайт. Все дамы были сонные и какие-то вялые. Уставившись на стол, девушка ждала, когда же наконец придет король. И кто только придумал этот дурацкий этикет! Петсайт была в отвратительном настроении - мало того, что ей сообщили о ее ночных похождениях, она опять пришла первой, не выспалась, а теперь еще ждет завтрака. Ну как тут сохранить хорошее расположение духа. А это что еще такое... Девушка повернула голову по направлению к двери, куда только что вошел Сапфир. Заглянувший в зал принц отметил, что быть голодными весьма шло придворным дамам:глазки горели, в движениях появилась некая хищная грация (вместо расслабленно-сытой), а может, это просто у Сапфира было хорошее настроение, взрастившее его эго до непомерных размеров, так что теперь он всех мерил по себе. Широко улыбнувшись – и улыбка поползла еще шире, когда принц заметил реакцию на эту редкую для него мимическую манипуляцию – принц поприветствовал присутствующих. "Так…Это уже интересней! Он один…." - подумала Петсайт - "Где осталась эта выскочка? Хотя какая разница!" - она кокетливо прищурила глаза и собралась поприветствовать принца. Плохое настроение сразу же улетучилось. Девушка уже открыла рот, как заметила ее… Рей… О, ну конечно, куда же без нее! – Петсайт скрестила руки на груди, демонстративно не замечая гостью. Рей вовсе не была голодна, она прекрасно могла бы обойтись и без завтрака, но разве могла она упустить шанс увидеть всех придворных и, конечно же, самого короля. Теребя прядь своих черных волос, девушка с задумчивым видом вошла в Зал. Как и ожидалось, все "сливки" общества были уже там. Не обошлось и без уже протрезвевшей Петсайт, которая заявилась, как ни странно, без своего веера. Рядом с дамами стоял и Сапфир, единственный человек, к которому можно было бы подойти и поговорить, ожидая начала завтрака. Рейенис, стараясь идти как можно тише, подошла к принцу и быстро закрыла ему глаза, прежде, чем он успел бы обернуться, интересуясь, отгадает ли он ее или нет. А принц ее тотчас почувствовал – кожей ли, сердцем, тем, как особенно потрескивал воздух при ее приближении – он сам не знал.Но когда две нежные ладони закрыли ему глаза, принц как-то странно потерялся. - Кто это? – детское недоумение, любопытство, ожидание. Он действительно не понял – на какое-то мгновение потерялся – этот зал, придворные, все события просто вылетели из головы, оставив что-то исконное изнутри. Потом его ладони накрыли эти ласковые руки, и он уже знал. -Рей, - засмеялся Сапфир, перебирая ее пальца своими и поворачиваясь к ней. Полупоклон – не разжимая рук. – Доброе утро. Белый, - он улыбнулся, разглядывая девушку. – Тебе идет. - Дамы, - обернулся он к стоящим здесь. – Позвольте представить вам Рей из рода Пустынников. Она – моя дорогая гостья. Прошу любить и жаловать. Как меня самого. – точная отмеренная доля приказа в голосе – так, чтобы и незаметно почти. Задержать взгляд на Петсайт. Вначале – строго, потом улыбнуться. Ей одной, так как придворной даме явно не понравилось происходящее, а затем и всем остальным. "Теперь им сплетен занять себя хватит..." "Что? Я должна любить ее, как Сапфира?! Ну, это уж слишком!" - про себя возмутилась Петсайт. - Доброе утро, Сапфир, - все же решила сказать девушка и добавила с презрением - Доброе утро, Рей. Мы рады, что такая гостья посетила нас… Рей удовлетворенно улыбнулась и обвела взглядом стоящих перед ней девушек. Каоринайт поморщилась. Девушка не произвела на нее никакого впечатления. Ее любопытный взгляд скользил по собравшимся в зале. Хранительнице это не понравилось.Что-то даже есть расхотелось от ее вида. Да и латание Изумруд отняло много сил. "В крайнем случае сама что-нибудь сотворю". Каори встала со стула и церемониально поклонилась принцу и его гостье. - Прошу простить меня, но я вынуждена удалиться с завтрака. Не дожидаясь ответа, она повернулась к выходу из зала и вышла. - Утро добрым не бывает, - заметила Рэй, улыбаясь уже только Сапфиру, но намеренно не глядя в глаза. Привычным жестом проведя рукой по волосам, Рей последовала к окну за принцем. "Какое, однако, хмурое приветствие". - Тебе не понравилась прогулка или я успел надоесть? – шутливо спросил принц, хотя втайне действительно боялся услышать «да» - Ты же вообще не ложилась, правильно я понимаю? Все в порядке? – принц прижал пальцы девушки к губам, благо, отворотные заклятия накладывать не разучился – никто на них не смотрел. - Не ложилась, хотя чувствую себя отлично. Видимо, твое общество на меня благоприятно действует...Ты, я так понимаю, тоже не спал? - Рэй задала ответный вопрос. - Когда, милая? Хотя мне сейчас и не надо. Я же купался, в отличие от тебя. – принц ткнулся лбом в ладони любимой. Поднял голову, удерживая ее руки на месте, и посмотрел на нее из-под ее же запястий. Волосы встопорщились, пробиваясь сквозь пальцы девушки, и забавно торчали. - Никогда не поверю, что плавание в бассейне, пусть даже таком красивом и волшебном, заменит полноценный сон. Принц шутливо поднял брови. - Неженка? – шепнул ей на ухо быстро-быстро, тут же ретировался. И добавил – И зануда. Самая милая зануда в моей жизни. – Его палец пропутешествовал от переносицы девушки до кончика носа, сделал тихое «бип» - легко нажал, ощутил под кожей пальцев тонкий хрящик. Рейенис безумно смешили все эти милые выходки Сапфира. Он напоминал девушке плюшевого мишку с бантиком на шее, если нажать на лапку которого, раздаются различные забавные звуки. - Еще раз назовешь меня занудой... - Рей погрозила пальцем перед самым лицом принца и напустила важный вид. - И что? Ты меня накажешь? – "Петушок, грудь колесом и глаза сверкают. Забавно."- Знаешь, а я безумно проголодался после всех наших ночных похождений. Где Алмаз? – Сапфир улыбнулся девушке. Ее общество любого дороже завтрака. -Ты спрашиваешь меня? - Рей рассмеялась, настолько комичным показался ей этот вопрос,- Кто из нас его брат? - Я. Зато ты всегда все знаешь лучше всех. Тебе можно. - встряхнул головой, перехватывая ее руки своими и закрывая их в раковину из собственных ладоней. - Я столько всего хочу тебе показать… рассказать… просто увидеть вместе с тобой. А времени до бессовестного мало. – Сапфир улыбнулся. – Хотя, позавтракать с тобой вместе – тоже отличная идея. - Смотри, - шепотом сказала Рей. - Петсайт опять недоброжелательно смотрит на меня. По-моему, во дворце меня приняли не совсем гостеприимно.... -Милая, твое тщеславие должно гордиться этим приемом. Ведь гостеприимно тебя принимаю я – какой-никакой, а принц, а вот они, – он кивнул в сторону Петсайт и компании, - завидуют. Не злись, наши дамы в своем роде замечательные. С ними действительно никогда не бывает скучно. И вообще, будешь бурчать, останешься без завтрака, - принц преувеличенно серьезно уставился на фигуру девушки. И все-таки, как ей шло это платье… - Мое тщеславия было бы удовлетворенно, если б весь двор меня бы ненавидел... - богиня опустила глаза в пол и принялась внимательно рассматривать "замысловатый узор" паркета. Что ж, по крайней мере это было чистой правдой. Но ты, увы, не король... - Ты настаиваешь? Могу организовать, - принц сбросил отворотное заклинание, нагнулся и поцеловал ее. Крепко. На глазах у всего Большого Зала – теперь дамы могли ясно видеть, что происходит между ними. То, что совершил Сапфир, было в высшей степени непредсказуемо. Дерзко, смело, ошеломляюще и.. приятно. Мысли разом вылетели у Рэй из головы. Принца определенно следовало поощрить...Хотя бы за то, что этим он всяко собьет спесь с чопорных сплетниц при дворе. Рей с облегчением подумала, что, слава богу, Алмаз еще не спустился к завтраку. Его мнение на данный период было важным для богини. - Впечатляет... - Рейенис шагнула назад, склонила голову налево и зааплодировала. Склонность к некой театральности всегда была присуща ей. - Знаешь... - она вновь подошла к принцу и зашептала ему на ушко - Теперь женщины и впрямь ненавидят меня. А как насчет мужчин? Я же говорила о ненависти

Рубеус: "Ну вот, платье испорчено" Губы Калаверайт задрожали и она едва не расплакалась от досады, но природная жизнерадостность и неиистребимый оптимизм взяли верх. "Хорошо хоть кофе не горячий был... И это шанс поближе познакомиться с таким обаяшкой". Лорд рассыпался в извинениях. - Ну что Вы! Вы тут совсем не при чём! - лукаво подмигнула девушка. - Это всё тот растяпа с омлетом... Но если вы так настаиваете на своей вине, я согласна простить Вас за прогулку с Вами и букетик цветов - Букетик цветов? - улыбнулся Нефрит. "Шустрая девчонка..." Лорд завел руку за спину и материализовал маленькую розу. - Боюсь, букета у меня сейчас с собой нет, но... - Нефрит ловким жестом извлек из рукава миниатюрную желтую розочку, - ... это подойдет? Лорд протянул девушке цветок. "ой, а улыбка у него какая, мамочки!" Розочка была необыкновенно красивая, таких красивых цветов девушка никогда не видела, и замерла, очарованная изяществом лепестков и совершенством формы. Хотя, конечно, она не думала ни про какое "совершенство формы" - такими выражениямими она никогда не пользовалась - это словечки только для учёных сухарей, а не для юных и хорошеньких барышень - ей просто нравилась роза, и, кажется, очень нравился этот галантный лорд. Не то что этот хам Рубеус! - Спасибо, это просто чудо! - "как бы мне узнать его имя, ведь девушке не пристало первой спрашивать... А и ладно! Может он просто стесняется спросить!" "Все душки и ловеласы всегда очень стеснительные в глубине души" - так говорила ей мама, а мама у Калаверайт была женщина мудрая. - Моё имя Калаверайт, но Вы можете меня звать просто Райти... Девушка сияла, рассматривая цветок с бутона и до среза, чуть ли не облизывая лепестки и не танцуя с ним в обнимку. "Как мало нужно некоторым для счастья..." улыбнулся Бог. -Лорд Нефрит, - кивок. - Невероятно рад знакомству. - У Вас такое красивое имя, Лорд! - Калаверайт захлопала ресницами, искренне полагая, что так она выглядит просто неотразимо. В конце концов, ресницы были длинные, роскошные такие ресницы, и грех было ими не похлопать. Девушка вспомнила, что скромность красит дам, и тихо, с придыханием и стыдливым румянцем прошептала. - Не смею даже надеяться...но Вы не откажете мне в прогулке? "Какая естественность! – восхитился Нефрит. – Идем к цели напролом, словно поезд." - Как могу я отказать столь очаровательной даме? – изумленно спросил Бог. – Я с радостью прогуляюсь с вами. К сожалению, после завтрака мне необходимо поговорить с Его Величеством , а после я сообщу вам время и место. - Буду рада... - Калаверайт спрятала улыбку за подаренным цветком. День определённо удался. "Может, это приближённый Алмаза, и я смогу через него приблизится к королю. Даже если нет - это в любом случае отличное приключение и возможная достойная партия. Надо будет узнать его родословную... Ах, я так хочу замуж!" "Нет, ну какая девушка... Таких нужно беречь и лелеять" - заулыбался Бог, любуясь жадными огоньками в глазах Калаверайт. -Почту за честь. Допив наконец-то чай, уже порядком остывший, Алмаз встал из-за стола. - Думаю, завтрак можно завершить. Ваше высочество, вы мне будете нужны через два часа. Почти не нарушая и так страдающий этикет, король вышел из зала первым. Дожевав последний хрустящий тост и допив свой утренний чай с молоком, Сапфир покосился на Рей. "Оставить ее с этим... Ни за что". Сапфира беспокоил Лорд Зойсайт. - Ты готова? - улыбнулся девушке принц. - Да, конечно. Пошли. - Рейенис смотрела в сторону заинтересовавшего ее мужчины и чувствовала необъяснимое дежа вю. - Сапфир, а это кто? - еле слышным шепотом спросила она принца, внимательно смотря на его реакцию. Сцены ревности ей были пока ни к чему. Рей допила уже остывший кофе, абсолютно не чувствуя его вкуса. - Это? Лорд Зойсайт, - недовольно отозвался принц. - Он редко появляется во дворце. - Ты сейчас куда? -Тебя проводить, куда же еще? А потом - дела государственные, - улыбнулся принц, задвигая за девушкой стул. Из Зала они вышли рука в руке. За разговором Нефрит не заметил отбытия короля. "Алмаз, я хотел с тобой поговорить. Тебе же интересно узнать, чего нам ждать от недавней очаровательной гостьи? Да и про щит мне расскажешь. Развили тут без меня бурную деятельность, видишь ли! – поморщился Бог. - Встретимся сейчас? Не хотелось бы откладывать этот разговор в долгий ящик" Улыбнувшись Райти, Нефрит встал из-за стола и вышел из зала. Голоса вокруг, шум... Хотелось побыть одной. Тишина и покой... Когда они наступят,- подумала Петсайт, чувствую нарастающую головную боль, - Никогда, к сожалению... Общее оживление угнетало, наверное, это сказалась почти бессонная ночь. Наконец, завтрак был закончен, о чем объявил Алмаз. Слава богам... Все, иду к себе... Асбест уныло смотрел вслед Алмазу и Нефриту. Вот я бы тоже так щас ушел бы…А долг обязывает уходить последним. Через несколько мгновений большой зал покинула леди Петсайт. О боги, когда же кончатся эти…муки? Чароит печально посмотрела на уходящего короля и не замедлила вернуться к хозяину. Асбест протянул руку и почесал питомицу между ушей – та даже расправила свои огромные крылья от удовольствия. - Что, вернулась, заблудшая душа? Ну хоть не ушла вслед за Его Величеством – и то радует. Он задумчиво наблюдал за все еще завтракающей массой придворных, неосознанно поглаживая Чароит по вытянутой морде. Кошка урчала и махала хвостом из стороны в сторону, но отчего-то не спускала взгляда с лорда Зойсайта. Решив, что надо бы перекинуться с верховным Богом парой слов насчёт щита всё-таки прежде, чем отправляться к конюшням, Зойсайт легко коснулся сознания Кунсайта: «Доброе утро. Ты что, спишь до сих пор? Ничего, если я заскочу к тебе сейчас на несколько минут?» В конце концов, променад мог затянуться, а Кунсайт и потом отоспится. Привлечённый контрастным спокойствием на общем оживлённом фоне подходящего к концу завтрака, Бог посмотрел на Бертрайт. Светловолосая девушка с мечтательным, отсутствующим видом, что-то допивала из высокого запотевшего стакана. Потом Бертрайт почему-то тяжело вздохнула и вышла из-за стола. Зал постепенно пустел. Поклонившись остававшимся придворным, Зойсайт отложил салфетку и встал. «Как там мой вороной? - думал Бог, неспешно направляясь к дверям. Вокруг него уже кружились едва заметные лепестки. - И по Яшме я ужасно соскучился...»

Рубеус: А теперь ненадолго перенесёмся в одну из самых высоких башен дворца - Печальную Башню. Туда, где сквозь маленькое окошко у самой крыши едва-едва пробиваются тусклые солнечные лучи, стены поросли бархатистым изумрудно-зелёным мхом, где небо совсем-совсем близко, но где по совершенно непонятной причине сыро и прохладно, словно бы в подземельях, и с потолка периодически капает вода. Пол и ступени покрыты нетронутым слоем пушистой, мягкой, светло-серой пыли, и при свете травяных ароматных свечей серебрится густая ажурная паутина... В углу этой башенной комнатки, которая открывается непременно фигурным медным ключом, стоит старинное зеркало в необыкновенной красоты и изящества тёмной раме ( и вот на зеркале-то нет ни пылинки, уж поверьте!), фортепиано на покосившихся ножках служит подставкой для вазы с засушенными, готовыми рассыпаться от времени листьями, пузатой чернильницы и пожелтевшего, с замысловатым украшением пера, а в дубовых шкафах, на маленьком столике красного дерева, да и прямо на полу громоздятся древние книги... Здесь живёт Пиндар. Пиндар-Поэт. Пиндар-Призрак. Великий Пиндар. Пиндар радостно влетел в комнату - ему не терпелось примерить серьги, и не просто серьги - а невозможно красивые серьги (золотые листики блестят при свете свечей, агатовые виноградинки переливаются от чёрного до лилового, сияя маленькими круглыми бусинками - в общем, прелесть такая... такая... такая, что аж дух захватывает от восторга!), которые он не далее как сегодня утром слевитировал из шкатулки придворной дамы Петсайт (она их не носит, у неё таких много, ей всё равно, а Пиндарчику - радость и счастье!). Призрак приложил серёжки к мочкам своих маленьких аккуратных ушек и с надеждой вгляделся в зеркало. Однако противное стекло показывало противную стену, противный столик и даже противное перо на этом противном фортепиано... и не показывало никакого Пиндара! О том, что он призрак и, следовательно, ни в чём не отражается, великий поэт забывал часто, можно даже сказать регулярно - с каждой новой и чудесной вещицей, что обещала сделать его милые и совершенные черты ещё более милыми и совершенными... Пиндар расстроился, трагически изогнул брови и уронил парочку призрачных слезинок на тогу, но в тот самый момент, когда он уже был готов расплыться огорчённым нежно-голубым облачком, ему в голову пришла мысль, что раз он неотражаем, то он и неотразим, а это значит, что он прекрасен. Велик, прекрасен и талантлив. Настроение у призрака улучшилось и он решил посетить завтрак. Да, конечно, привидения не едят, но им может нравиться вид хорошо сервированного стола и общество, собирающееся Большом зале, и вообще, какой же завтрак без баллады, без песни, без стихов придворного Поэта? Радостно улыбаясь и помахивая невидимыми счастливыми крылышками, Пиндар влетел в самый роскошный, самый помпезный, самый большой зал дворца - он уже сочинил новую (ах! чудную, чудную, просто бесподобную!) песнь и предвкушал, как все замрут в немом благоговении, взирая на него со слезами в бездонных очах, но его ждало очередное разочарование... Последняя придворная, мелькнув хорошенькой беленькой косичкой и ядовито-розовым платьем, похожим на творение обезумевшего кондитера из "Сладкуши Куши-Няши", скрылась в коридоре прямо на глазах бедного поэта. Счастливые крылышки потрепыхались, поникли и растаяли. Пиндар остался один посреди столов, белых скатертей, пустых стульев... Нет, один человек всё-таки был в зале - какой-то темноволосый юноша задумчиво смотрел на огромную чёрную пантеру... Неожиданно он обернулся, взъерошил смоляную шевелюру, посмотрел на поэта... и Пиндар обомлел. Дивный лик, что навеки сохранила его память - не могла не сохранить, ведь это же он, ОН, милый, родной, самый лучший, самый умный, самый сильный - любовь всей его, Пиндаровой, жизни (да и не-жизни тоже) - доблестный афинский воин, храбрец Абеонт! Ресницы поэта затрепетали и щёки его окрасились нежным румянцем. - Что же я вижу, глаза ли подводят меня так жестоко, Сердце надеждой маня, изгоняя и боль, и печаль? Это ли ты, Абеонт, сокол мой ясноокий? Ждал тебя вечность поэт сладкогласый Пиндар! Дай мне в объятья принять тебя, милый герой мой могучий, Грез одиноких услада, подобный красою богам! Черная кошка среагировала быстрее хозяина и кинулась на непонятное нечто, висевшее в воздухе. К удивлению меховой шкурки, когти прошили странного пришельца насквозь и не причинили ему вреда. Чароит застыла в удивлении, в ее глазах читалось любопытство вперемешку с досадой. Не успел Пиндар насладиться собственным стихотворением и светлым ликом ненаглядного Абеонта, как чёрные, страшные, когтистые лапы прошили его насквозь - жестокое и бессердечное животное не имело никакого представления о том, как следует обращаться с поэтами, а тем более, с Великими Поэтами. Призрак отряхнул призрачные же пылинки со своей призрачной тоги, пренебрежительно надул губы, расправил плечи, выпятил грудь и вознамерился было дать достойную отповедь неразумному творению Богов, но в сей же момент Асбест заговорил, и Пиндар замер, ловя каждое слово да впитывая каждое движение губ своего счастья. До Асбеста постепенно начинало доходить, что, а точнее кто, сейчас к нему обратился. Это был один из призраков замка. Дух нетерпеливо трепетал и как-то странно смотрел в его сторону. - Абеонт? Нет, вам довелось обознаться. - Асбест поднялся со стула, краем глаза наблюдая, как снует прислуга с многочисленными подносами, убирая со стола. Что там какие-то когти, что там мечи да копья, что там тысячи игл! Ничто не могло столь же сильно ранить чувствительное - да, призрачное! да, не настоящее! да, но ведь живое-живое-живое! - сердце Поэта. Пиндар побледнел так сильно, что сквозь него стал виден центральный гобелен Большого зала. Глаза призрака - его огромные, чистые, приводившие в восхищение афинян глаза, - наполнились слезами и потускнели. В глубоком отчаянии, дрожащим голосом Пиндар обратился к реинкарнации своего возлюбленного. - Твой стан и взгляд... Не мог я ошибиться, И словно стрелы мне твои слова!... Зачем ты бьёшь - так метко - (не по птицам!), Срезая два пиндаровых крыла? Забыть легко!... Легко так измениться! Зачем живёшь ты с чистого листа? А клялся мне, что ты навек влюбился, Соединив в лобзании уста... Казалось, призрак вот-вот разрыдается. Асбест уже развернулся, чтобы покинуть Большую залу, как его, точно тяжелым поленом, настигли слова призрачного поэта. Герцог замер на полу-движении, черные зрачки сузились, вертикально, как у кошки. Невоспитанная же кошка расфыркалась, накрыла свою черную мордочку пушистой лапкой и, кажется, смеялась над Асбестом (ведь над Пиндаром она смеяться не могла, правда? потому что призрак был так серьёзен, и у него было такое горе, такое горе!). Однако прекраснейший и храбрейший из военачальников никак не наказал беспардонное животное, даже, кажется, одобрительно кивнул. Хозяин слишком многое позволял своей любимице, и факт сей только укрепил призрака в мнении, что у его дорогого Абеонта всегда было доброе сердце... "Ну вот вам и здрасте, приехали, подвиньтесь пожалуйста! И что мне теперь делать с этим… Развеять?" - Асбест повернулся лицом к Пиндару, парящему над полом и с возмущением взирающему в его сторону. - Вы обознались, призрачный сударь. - чернявый с тоской посмотрел на неуспокоенный дух древнего поэта. - Летели бы вы лучше придворных дам развлекать. "...А жестокие вещи он говорит только потому, что ничего не помнит о Пиндаре. Но это не страшно, это дело поправимое, это можно вылечить. Самое главное то, что Пиндар наконец нашёл его! Да. Именно так." - размышляя подобным образом, Пиндар немного успокоился. Призраку даже стало стыдно за свои несправедливые упрёки, ведь быть лишённым счастья помнить Великого Поэта... можно ли придумать что-то хуже? И уже не гневно, а мягко, даже нежно, словно мать к своему больному ребёнку, он обратился к пребывающему в растерянности Асбесту: - О бедный герой мой, утративший память, Не стоит грустить из-за этой беды! Пиндар здесь поможет, он зелье достанет... Войдём мы в счастливых влюблённых ряды! У Асбеста в горле образовался ком. "Не дадут отдохнуть". - тенью вокруг сгустилась его злоба и ненависть (способность контролировать силы ненависти и гнева и преобразовывать их в заклинания проявилась в нем после смерти Кайриры. Тогда он не понимал, что происходило. И лишь Чароит смогла показать ему его же способности, лишь она помогла ему понять.) Кошка заинтересовалась всплеском вокруг хозяина. Она перевела взгляд темных блестящих глаз с Асбеста на Пиндара. - Я очень рекомендую вам покинуть залу. - голос холодный, интонации резкие. Таким он бывал редко, и в последствии очень жалел о содеянном в подобном состоянии. Только один человек мог помочь ему справиться с собой, она, Изумруд. Было ясно – либо призрак бодренько смоется отсюда, либо упокоится в бесконечной пустоте. Ну, по крайней мере, Асбест надеялся, что упокоится. Поэту стало холодно от голоса Абеонта. Как мог он... Как он мог... Пиндар замёрз. И слёзы его тоже замёрзли. Хотя какие могут быть слёзы у призрака? Вы шутите? Только маленькие кристаллики - цок.. цок... цок... по полу. Нет, не слышно. Пиндар же призрак. Пиндар бесплотен. Пиндар ненастоящий. Пиндар глубоко и тяжело вздохнул. Но ничего. Он исцелит беспамятного возлюбленного! Обязательно. А пока он устроит сюрприз для принца Рубеуса. И на этот раз Принц Рубеус его не узнает. Призрак преобразился и вернулся в свою прекрасную пыльную, паутинную, готичную обитель.

Рубеус: А сейчас давайте проследим за Рубеусом и Изумруд, которые отправились к озеру Изумруд и Рубеус вышли из огромного замка, прошлись по дорожке гравия в сторону сада, а там уже телепортировались на озеро. В лицо ударил легкий прохладный ветерок, бросивший в лицо смесь запахов цветущих деревьев, высаженных по берегам небольшого кристально чистого озера. Яркий солнечный луч пробивался из-за сплетенных древесных ветвей и ласкал мягким теплом тела, бесцеремонно пробиваясь через одежду. Изумруд сорвалась с места и пробежала к берегу, один взгляд и на мягкой траве материализовалось вышитое коричневое покрывало. Она спиной повалилась на экспромтом сочиненное ложе и раскинула руки в разные стороны. Ее волосы разлетелись по ткани драгоценными локонами и отливали всеми оттенками зеленого. Девушка закрыла глаза, прислушиваясь к тихому пению молодого ветра. "Хорошо и свободно… Что еще нужно? Ну не могу я в замке, не могу!" Она рывком поднялась, скинула с себя одежду и нырнула в прохладную, не успевшую нагреться, воду. На поверхность она вынырнула не скоро,только когда легкие стало жечь от недостатка кислорода. Зеленовласая проплыла на середину озера и обернулась. Только сейчас она вспомнила о том, что Рубеус остался на берегу. Его темная фигура выделялась на фоне расстилавшегося за ним поля. Девушка некоторое время всматривалась в движения его фигуры, а после поплыла обратно к берегу. Стоять на берегу было жарко. Озеро манило свежестью, прохладой, и, конечно, присутствующей в нём девушкой - искрящаяся, прозрачная вода обнимала тонкую фигурку Изумруд, нежно скользила по её спине и плечам... Мучительно, до дрожи захотелось оказаться рядом с ней. Принц облизнул пересохшие губы. Но шрамы... Шрамы ей видеть вряд ли стоило. Ей это не понравится. А иллюзия такому магу как она не помеха. Рубеус опустился на корточки, и погрузил в воду кончики пальцев. Вода была замечательно прохладной. Изумруд плыла к нему. - Эй! Не думай остаться на берегу! Она схватила его за рукав и утянула в воду. Сверкающие капли взметнулись в воздух и заискрили на солнце. Над озером разнесся яркий смех девушки. "Ну вот, так то лучше". Мокрый принц забавно отфыркивался и хохотал, ему вторил мелодичный смех девушки. Изумруд улыбнулась и посмотрела на Рубеуса. Взгляд сводил с ума, близость опьяняла. Зеленовласка прижалась к слегка покрасневшему принцу всем телом, и поцеловала его. Руки рыжего заскользили по её спине, спустились на талию, коснулись упругого живота, поднялись выше, чуть сжали... Горячее дыхание коснулось шеи девушки. Изумруд слегка отстранилась, заглянула в глаза Рубеусу, о чем-то задумалась и, улыбнувшись, прикусила розоватое ухо. Рубеус вздрогнул. Тёплая волна пробежалась по телу... - Как думаешь, чем все закончится? - прошептала девушка. Губы её прошлись по шее, руки скользнули по спине, обтянутой мокрой рубашкой. Мокрые рыжие волосы почему-то пахли мятой. По коже Изумруд побежали мурашки. Вопрос застал рыжего врасплох.Принц растерянно улыбнулся и совершенно серьёзно ответил - Не знаю, счастье моё. Не знаю. Мне почему-то кажется, что ты хочешь сбежать от нас.. от меня?... - руки рыжего крепко прижали девушку к себе, он слегка потёрся носом о её носик. - Но мне совсем не хочется тебя отпускать... От мысли, что ты можешь уехать как-то... - принц замялся, нужного у него слова не было, наверное потому, что раньше ему не приходилось такого говорить. - ...пусто. Здесь. - Он приложил руку девушки к своей груди. "Неужели это так чувствуется? А обо мне вообще кто-нибудь подумал?" Эта эгоистичная мысль заставила бровь Изумруд взметнуться в удивлении. Память приоткрыла то, что происходило когда-то давно, годы, долгие годы назад. Девушка тряхнула головой, прогоняя навязчивые видения. Она коснулась губами места, где сходились ключицы Рубеуса, руки сомкнулись на шее. Девушка не ответила, только покрепче прижалась к Рубеусу. "Значит, ещё не пришло время ответить... Но я что-нибудь придумаю. Я помогу ей справиться с тем, что её угнетает... что бы оно там ни было" - принц дыханием коснулся ушка Изумруд, потом дыхание сменилось жаркими губами, лёгким укусом, ласковым касанием... ...И озеро стеснялось, озеро прикрывало глаза белыми кувшинками да солнечными бликами, не выдерживало и подглядывало сквозь травяные свои ресницы, и шло смущённой рябью, и летела над ним, куда-то в сторону берега, невиданной чёрной птицей промокшая насквозь рубашка, и не долетев, терялась в прибрежных лилиях... Капли в рыжих волосах были похожи на россыпь драгоценных камней, которые мастер по ошибке пристроил в необычный венец, вместо дорогой диадемы. Жаркие лучи били в спину, но вода в озере оставалась все такой же прохладной. Вокруг мельтешили стайки необычных пестрых рыбок. Изумруд зажмурилась и откинулась назад, в объятия воды, легко выскальзывая из рук Рубеуса. Зеленые волосы оплели ее тело. Она засмотрелась на проплывающие по небу белоснежные облака и спросила: - Мне кажется, или двор собирается навестить соседнее королевство? "Ну вот, и о чём она думает в такой момент?" Думать и говорить не хотелось. Однозначно. Дра-азнишься? Изумруд недоуменно посмотрела на принца и рукой взметнула в воздух столб воды, окатив и без того мокрого Рубеуса. - Да уж... - принц хмыкнул, прослеживая взглядом стекающую по шее девушки каплю воды... - Собирается. Торжественное мероприятие всё-таки... Чтоб его... - принц успел поймать соскользнувшую каплю на груди Изумруд... - "Дразнюсь - это как?" Девушка наивно улыбнулась и склонила голову на бок. "И куда это ты смотришь, а?" Она повернулась боком к рыжеволосому, почти полностью прикрытая густыми волосами. Смех звенел и переливался. Рубеус шутливо зарычал - Заводишь разговоры на отвлечённные темы.... Очень отвлечённые. У меня воспоминания об их королеве все романтические мысли отбивают! - юноша передёрнулся. - Бр-р-р! Девушка хмыкнула. - Даже видеть не хочу его будущую…жену. Я уже молчу о том, чтобы ехать к ней. - Я тоже не в восторге от политического брака брата... Может, ещё что-то придумаем, чтобы это обойти... Но почему тебя это так задевает? - Рыжий ревниво нахмурился, глядя в глаза Изумруд. Девушка отвела взгляд, развернулась к нему спиной и побрела в сторону берега, рассекая кончиками пальцев водную гладь. В голове царил кавардак, изнутри рвалось какое-то детское возмущение вперемешку с таким же негодованием. Рубеус растерянно посмотрел вслед убегающей девушке. Озорные капли скользили по коже Изумруд – серебристые на белом – красиво, мучительно, и так рядом, так близко, что не поймать… Озорные капли играли в воздухе насмешливой радугой брызг – от алого до фиолетового, и обратно… Озорные капли били по щекам солёными ладошками… и небо, небо-то какое! До него рукой же подать!… не то, что до берега, до берега теперь как до Танариса, только на лодке, только с парусами, только в мёртвый штиль… И капли на спине перед глазами. Капли… Спина… Не белая – смуглая… на ней тоже были такие вот капли… Капли-капельки… Рубеус резко встряхнул волосами, прогоняя неуместное воспоминание. Об этом он никому не расскажет. Даже ей. Да, тем более – ей. Про Аметиста – запросто, если, конечно, спросит – на отношения между юношами никогда не было табу в Алмазном королевстве, в отличие от ханжеского Серебряного, и она вправе знать обо всём – о дамах, о маркитантках, о любовниках, о хаслерах… Но это… Это лично его. Это даже почти стыдно. Это… оно глупо, и не надо никому. "Наверное, нам обоим есть что скрывать – и тебе, и мне, в нашем неожиданном романе очень давних и близких друзей. И, наверное, придётся заново узнавать друг друга – такими, какими мы можем быть только для своей половинки, какими нас не знают ни родня, ни знакомые… Либо узнать, либо счесть всё порывом и ошибкой. Очередной". Изумруд дошла до постеленного на траве покрывала и завалилась на него, раскинув руки в стороны. Льняной костюм лежал около мокрой головы, отчего сам вскоре пропитался озерной водой. Девушка тяжело вздохнула и, приподнявшись на локте, посмотрела в сторону Рубеуса, так и оставшегося в озере. "Да-да, меня это задевает… Но нужно ли тебе знать почему?" Рубеус вздохнул, и медленно пошёл к берегу. Машинально протянул руку за рубашкой, застрявшей в озёрной траве. Тёмная ткань обернулась вокруг камышинки в форме сердца. Жизнь была настроена иронически, и принц её понимал. "Ну ведь, в конце концов, у нас уже есть одна любовь на всю жизнь – война. Война, война... Мы влюблены вот в это чувство, когда или ты, или тебя, вот в этот сладкий кошмар до решающего удара, вот в этот миг, когда можно поднять глаза и ответить врагу улыбкой…" – Мысль почему-то насмешила рыжего, и он тихо хмыкнул. – "Влюблены, аж жуть…" - принц обернулся, что-то сообразил, и неспешно поплыл на середину озера. – "Мы такие сильные, нам такими быть нравится, мы…" - он сорвал самую большую, самую белую лилию и осторожно перехватил её зубами, – "Калеки мы". …Рубеус выбрался на землю, отряхнулся, как большой рыжий кот, шумно отфыркиваясь и стряхивая с волос совершенно лишнюю воду. Настроение почему-то было прекрасное. Наверное, настроению не нравились мысли принца, и ему надоело им соответствовать. Изумруд лежала, широко раскинув руки, погрузившись в свои мысли, и вроде даже не замечала рыжего. Рубеус склонился к ней, и провёл мокрым лепестком по носу, губам, подбородку девушки. - Прости, дурака. А говорить ничего не надо, если не хочешь… - принц снял со щеки Изумруд прилипшую зелёную прядку и аккуратно заправил ей за ухо. – Не лежи на солнце, нос обгорит, будешь как змейка шкурку менять… А я буду завидовать. – рыжий мурлыкал какой-то совершенный бред, но тон был мягким, обволакивающим, даже нежным. – Завидовать и отращивать чешую, чтобы мне тоже было не страшно солнце, и плавники… Да, обязательно плавники и жабры, чтобы мы могли с тобой жить в этом озере… - он забыл о том, что так и не натянул рубашку, и девушка уже минуты три сосредоточенно рассматривала его изрытый шрамами торс. А, может, ему было всё равно. Голос, его голос. Где то рядом и невероятно далеко. В голове роем пронеслись многочисленные вопросы, но воспаленный солнцем разум просто вытеснил их куда то далеко, на самое дно сознания.Силуэт принца становился все более расплывчатым, глаза слезились. Хотелось просто вот так лежать и не видеть, не слышать ничего, а просто чувствовать, чувствовать кожей, ощущать запахи, касаться сознанием. Она услышала и улыбнулась, потянувшись мягкой ладонью к жутким шрамам. - Ой! Щекотно же! – рыжий скроил забавную мордочку, шутливо отпихивая руку. Ей не противно? Рубеус мстительно нацелился пальцами на рёбра девушки и наглюче-довольная ухмылка поползла по его губам. Будет противно. Не сейчас, так потом. Изумруд смотрела мимо него, куда-то вглубь себя, и он собирался этим воспользоваться. Но побезобразничать принцу не дали. - Жить в озере? - Изумруд подняла взгляд на рыжего. - Мечта и несбыточная сказка. А жаль, действительно жаль, но этим миром мы пожертвовать просто не в состоянии. "Когда тяжелее? Сейчас или годы назад? У каждого есть свои скелеты в шкафах, свои тайны. И лишь полные безумцы, заточенные во тьме, которую создали сами, тянутся к свету, чужому и холодному свету, только потому, что это СВЕТ". Странные мысли, совершенно ненужные, под звуки старинных инструментов, всплывающих сложными мелодиями откуда-то из бездн памяти. Изумруд приподнялась и откинула голову на плечо принца. "Что нам свет, когда мы есть друг у друга?" Фраза летела по рекам воспоминаний упорной серой птицей. "Долг, обязательства, привязанности… права ты, ох как права" Изумруд приподнялась и откинула голову на плечо рыжего. - Пока мы есть друг у друга, мы живём в озере. Разве нет? – принц пропустил сквозь пальцы пряди её волос – молодая листва на весеннем солнце – и легко поцеловал в висок. Он почувствовал, что девушка улыбается, и улыбнулся сам. Из воды выглянула любопытная рожица кого-то из морского народца, подмигнула такой же любопытной рожице на поляне и скрылась в камышах. Воздух пах тёплыми ароматными травами и почему-то сосновой корой, а по небу бежала стайка смешных кудрявых лошадок. Может, Джедайт опять развлекался с облаками, а может, у рыжего просто разыгралось воображение. Рубеус об этом не задумывался. Не до того было. Он сосредоточенно рылся в монструозной корзине. – Цапни ягодку, - принц выбрал большую сочную вишенку и поднёс к губам Изумруд. Девушка аппетитно вцепилась в неё острыми зубками. – Вот так, эту - за меня, эту – за Сапфира. – приговаривал принц, намереваясь, по-видимому, скормить ей все ягоды. - а эту – за Бога Зойсайта… На этой фразе девушка неожиданно подавилась и рывком села, вытирая губы тыльной стороной ладони. - Все шутим, да? А вот если бы я щас задохнулась бы? "Так бы я и позволил..." Девушка грозно-шутливо посмотрела на принца, вздохнула и потянулась за льняной рубашкой. Солнце разгоралось все сильнее, его жар нагревал все вокруг. Но, не смотря на это, снова лезть в воду не хотелось. Хотелось просто спать. Вот так взять, и уснуть где-нибудь в прохладном месте, на чьих-нибудь заботливых руках… А хотя почему чьих-нибудь? На его, ЕГО руках. - Я бы сделал тебе искусственное дыхание... - а она ведь не сердится, совсем. - Вот так. И принц поцеловал Изумруд. Девушка закрыла глаза. Было такое чувство, будто они летели куда-то, летели долго, целое мгновение. Но всему приходит конец – вот и этому необычайно нежному и чувственному моменту пришла пора раствориться. - Вот тебе и искусственное дыхание… - Изумруд весело посмотрела на Рубеуса и скорчила смешную гримасу. - Дай одеться-то наконец. Девушка взялась за рубашку и стала натягивать ее на голову – вода с волос пропитала ткань и сделала ее непослушной, упрямые локоны мешались и путались. Изумруд недовольно бурчала что-то под нос. - Зачем одеться? - принц убедительно изобразил обиду. Даже нижнюю губу выпятил. Но потом таки помог Изумруд натянуть рубашку, осторожно распутав волосы, закрутившиеся вокруг пуговицы. "А эти там, наверное, уже позавтракали" - мелькнула мысль, мысль догнало отчаянное бурчание в животе, и принц вцепился зубами в приготовленный им бутерброд. - Вкушно! Буфешь? - спросил он с набитым ртом, забыв о приличиях и манерах, о которых в Большом Зале Дворца приходилось помнить ежесекундно. Рубеус с аппетитом поглощал бутерброды, выуженные из плетеной корзины-монстра. А как будто и не было последних 6 лет – все такой же мальчишка. Она смотрела на принца и улыбалась. - Нет, не буду. Не хочу. В момент ставшая мокрой рубашка прилипала к телу. - Нам наверное пора вернуться в замок… - она грустно повернула голову в сторону каменного гиганта. Отсюда виднелись лишь шпили двух самых высоких башен. "Да что с ней не так?" - Ага. - Рубеус потянулся. - Мне передали, что один лорд просил поговорить с ним. Ума не приложу, что он хотел сказать, но кажется, что-то важное. - Рыжий вздохнул. - А я его даже в глаза не видел... - Ну что ж…Тогда нам пора возвращаться. - девушка протянула руку за брюками, но передумала – рубашка длинная, зачем они? Изумруд поднялась с покрывала и потянулась, вбирая в себя окружающие запахи и звуки. - Жить в озере…Да, жить в озере. Я буду изумрудной, а ты золотой рыбками. - она обернулась к Рубеусу и улыбнулась. - Надо обдумать такой вариант событий.

Рубеус: Избавившись от необходимости украшать собой завтрак, Алмаз наконец-то почувствовал себя свободнее. Без скрещивающихся со звоном металла яростных взглядов, колкостей шепотом и невыносимо постных лиц, с которых постоянно сползали плохо приклеенные фальшивые улыбки. Улыбки ослепительные, как поддельные драгоценности. "Отменю эти невыносимые официальные завтраки, обеды и другие глупости... Хотя нет, не отменю. Они тогда все вообще распустятся. Лучше перестану туда ходить! С другой стороны, что там будет твориться без присмотра? И так дамы чуть не бросаются друг на дружку... Сколько же злости в этих внешне беззаботных красотках! Бедный Сапфир, они его просто на части рвут. А он еще и влюбился, как мальчишка, в обладательницу самого скверного характера.." Уже за поворотом, довольно далеко от зала, короля догнал зов Нефрита. Видимо, Калаверайт не удержала его внимание надолго. "Алмаз, я хотел с тобой поговорить. Тебе же интересно узнать, чего нам ждать от недавней очаровательной гостьи? Да и про щит мне расскажешь. Встретимся сейчас? Не хотелось бы откладывать этот разговор в долгий ящик" За обманчиво беззаботным тоном пряталось что-то, подозрительно смахивающее на беспокойство. "Да, конечно. Я сейчас напротив библиотеки. Если подойдете, сможем поговорить без посторонних ушей." "Пусть будет библиотека. Почему бы и нет", - решил Бог Ночи и свернул налево. "После разговора с Алмазом найду Джеда. А потом, глядишь, и с Райти встречусь. Давненько я в городе не бывал". Лорд Нефрит появился из-за угла - вальяжный, самоуверенный, привыкший к восхищенным женским взглядам. И эта привычка ко всеобщему обожанию сквозила в любом движении. Вот только с каждым шагом в нем что-то неуловимо менялось. Оттесняя в сторону лорда, к королю подошел бог Нефрит. Точно такой же любитель земных удовольствий, насмешливый и снисходительный. Но Алмаз никогда бы их не перепутал. Король молча распахнул дверь библиотеки перед богом и жестом пригласил войти. Все еще строя планы на будущее, Нефрит подошел к Алмазу. Только сейчас Бог заметил уставший вид короля. "Не только я сегодня не выспался, - мысленно ухмыльнулся Нефрит, – или…Неужели он на себе щит замкнул?! Зная характер нашего короля, не удивлюсь, если это окажется правдой. Ладно, что гадать. Сейчас разберемся". ...Библиотека королевского замка, была, пожалуй, самой большой в королевстве. Звук шагов тонул в плотном ковре, терялся в торжественной тишине огромного помещения. Здесь всегда царил полумрак - и не только потому, что высокие стрельчатые окна давали мало света. Казалось, сами древние книги, дремлющие на сотнях полок массивных дубовых шкафов, создали в бывшем тронном зале атмосферу вечного вечера. Алмаз указал богу на ближайшее кресло и сам рассеянно уселся на подлокотник первого попавшегося. - Я весь внимание... Кстати, хотел выразить восхищение вашим вчерашним появлением. Это было неподражаемо! - И это говорит человек, который не стесняется в одиночку спорить с Богиней, - подмигнул Алмазу Нефрит, устраиваясь в мягком кресле. - Впрочем, вряд ли вам вскоре предоставится такая возможность еще раз, - бог прикрыл глаза и улыбнулся. - Мы нашли общий язык. А вы, я смотрю, щит поставили? И никак, на себе замкнули? Работа Куна с Джедом, как я понял. Паникуете? - Еще как, - с достоинством признался король. - Потому и пришлось принимать такие меры. "Всегда считал его смелым. Другой стал бы отнекиваться. А Алмаз еще и гордится" Да, это их работа, Вы правы. "Еще бы! Не узнать такую сильную магию…" Джедайт высказывал сомнения, но я убедил его в том, что все будет в порядке. Теперь вот...соответствую. "Вижу я, как ты соответствуешь, – недовольно подумал Нефрит. – Ночью, наверное совсем глаз не сомкнул. Подстраховать его что ли? Но об этом с Богами поговорю". Алмаз задумчиво покрутил на пальце перстень. В глазах бога, уютно устроившегося в кресле, тонкими звездными лучиками искрилось лукавство. - Зато с этой ночи дворец для них недоступен. Можно ехать спокойно. Дел еще невпроворот, но время терпит, еще целые сутки в запасе. И не выдержал, спросил с плохо скрываемым раздражением в голосе: - И все-таки зачем она сюда являлась? Они что-то подозревают? - Если у Богинь и есть какие-то подозрения, Саюри об этом не знает. Я практически уверен. А причина ее появления… – Нефрит задумался на пару секунд. – И Богам бывает одиноко. В тихих словах Нефрита была горечь. Та же, которую Алмаз иногда замечал в глазах невозмутимого Кунсайта. "Одиночество...неужели даже когда уходит все человеческое, стертое божественной силой, одиночество остается? Не хотел бы я быть бессмертным. Потерять себя - и что взамен?" - Раз так...тогда я спокоен. Насколько вообще можно быть спокойным в такой ситуации. Я вам доверяю. В том, что касается женщин вы непревзойденный эксперт, лорд Нефрит, - с шутливой важностью сказал король. "А тебе по-прежнему оскорбления в каждом слове мерещатся. С чего бы это? - менталка от Зойсайта настигла Бога Ночи только сейчас. - Я лишь отметил твоё развившееся остроумие". Нефрит усмехнулся, пожал плечами и отправил мысленный образ в ответ: Маленький и пухленький Зой, прилипший потоками застывшей патоки к полу, с огромной банкой засахаренных апельсинов и плакатом - "Хочу пийожок". "Нет, ну так пыжится! Будет ему его пыжение в прямом и переносном смысле" - Кстати о дамах. Вам не показалась странной девушка Сапфира? Если вы вдруг запамятовали, это красивая брюнетка, сидевшая слева от него. На нее еще очень пристально смотрел ваш друг лорд Зойсайт... Закинув ногу за ногу, Нефрит широко улыбнулся: - Так это девушка Сапфира? Давно пора. А то всю жизнь между библиотекой и лабораторией проведет. Честно говоря, я не обратил на нее особого внимания. А уж интересоваться, за кем следит мой… друг Зойсайт, я и вовсе не стал бы. Тем более в обществе твоей придворной – Калаверайт. Очаровательная в своей непосредственности особа. Но если что-то в этой девушке тебя настораживает, я мог бы присмотреться к ней, - посерьезнев добавил Нефрит. Алмаз поморщился. - Леди Калаверайт из той породы девиц, с которыми не о чем говорить, когда заканчиваются стандартные комплименты. Но я, наверно, предпочел бы, чтобы Сапфир выбрал себе игрушку попроще, вроде нее. Эта Рей... Рубеус подозревает, что она шпионка. Я сам за ней понаблюдаю, спасибо. Вы и так меня очень выручили. "Я неправ. Кроме одиночества остаются мелкие вредные привычки. Вроде как у них с Зойсайтом - подкалывать друг друга." - Выручил? Собственно, для этого я здесь. Тебя с братьями втянули в конфликт между Богами. Естественно, вам нужна защита, - у Нефрита был глубокий, уверенный голос. Он придавал особую важность каждому слову. - Так что, пока я в твоем замке, могу и понаблюдать за... Рей. К тому же, я всегда прислушивался к мнению Рубеуса – он смышленый мальчик, - Бог улыбнулся. "Почему у меня такое впечатление, что он думает о чем-то совершенно другом?" - Мы очень вам благодарны за все, что вы для нас сделали. Но я прекрасно понимаю, что это именно конфликт богов. И когда дело дойдет до открытого противостояния, вам будет не до нас. Богинь ведь больше, и они очень могущественны. Поэтому я стараюсь подготовиться к тому, что мы будем рассчитывать только на себя. В конце концов, нельзя бесконечно пользоваться вашей помощью. Особенно в мелочах, да еще и в такое время. Меня совесть загрызет, если в последние сутки до отъезда вы будете морочить себе голову всякой чепухой. Король поднялся - одним неожиданно легким движением. Как будто не было рассветных мучений, а ведь магией в замке пользовались вовсю. "Может, я не так безнадежен?" - Не вы один это понимаете. Раз мы взяли вас под свою опеку - выбрали вас своими наперсниками на Земле, поделились силой и знаниями - мы поделили и ответственность. И свою долю выполним неукоснительно. А геройство... Алмаз, хватит с вас пока и щита. Рей же я.... запомню. Нефрит встал следом за королем. - А совесть... пошлите ее поиграть в латки с вашим эгоизмом, - подмигнул Бог. "Интересно, это им так удобнее - называть "геройством" нормальное желание человека сделать то, что за него не в состоянии сделать другие? Лучше уж действительно эгоистом считали бы. Проще как-то." - У меня есть идея, которая должна вам понравиться. Сегодня вечером я отменяю общий ужин и увожу семью гулять в город. Я очень хотел бы, чтобы наши боги почтили своим присутствием это неформальное мероприятие. Если вам не трудно, передайте это приглашение остальным. Мне неловко беспокоить Кунсайта, он выглядел очень уставшим. - Придем. Давненько я Рубеуса не видел... Он все картинки шлет, но не показывается. Впрочем, ему сейчас не до Богов... - Бог улыбнулся, будто изумляясь чему-то. Потом пожал плечами и отвернулся. - Я передам остальным. Бодрого Вам совета, - Нефрит махнул на прощание и вышел из Библиотеки. Выходя из библиотеки следом за богом, Алмаз обернулся. Мрачный зал, согретый книгами, забыл о ужасных трагедиях, веками сопровождавших дележ власти. Кажется, забыл даже его собственное первое королевское решение. А ведь тогда казалось, что оно навеки врезано кровавыми каплями в камень стен... "Какая жестокая и ироничная вещь - время..."

Рубеус: Рей с Сапфиром достаточно быстро выскользнули из Зала, чтобы их мало кто заметил. К своему удивлению, девушка была этому даже рада - изобилие любопытных взглядов так же напрягает, как и их отсутствие. - А почему? Ему не нравится дворец? Или его обитатели? - богиня засыпала вопросами об интересовавшем ее лорде недовольного этим Сапфира, стараясь придать голосу оттенок равнодушия. - Не знаю, - вздернул нос принц. - Никогда им не интересовался. Лорд Зойсайт - ужасно скучный лорд, ему нравится только еда - преимущественно сладкое, - Сапфир старательно забыл о том, что и сам он к вкусненькому неравнодушен. - Он капризный и инфантильный, - юноша скривил губы. - А мне кажется, что он очень даже симпатичный... - задумчиво проговорила Рей, теперь уже исключительно из желания подразнить вспыльчивого принца, но так и не смогла сохранить "влюбленный" вид и рассмеялась. Дразнится. Сапфир подавил тихий рык, защекотавший его горло, когда Рей упомянула в одном предложении "Зойсайт" и "симпатичный". - Смазливая мордашка - это еще не все. - Может и не все. Но она тоже имеет какое-то значение. И, слава Богам, у тебя она тоже имеется. - богиня немного запнулась, вознося хвалу чужим божествам. Вся сущность ее протестовала против такого святотатства, но фраза уже была сказана. Пусть даже она об этом жалела. - Ну спасибо, - улыбнулся Сапфир. - Меня еще только с Зойсайтом не сравнивали! Хотя приятно, что для тебя я не урод, - принц щелкнул Рей в переносицу. Девушка зажмурилась и презабавно сморщила носик. В принце всегда просыпалась какая-то маниакальная радость при виде этих шевелящихся маленьких ноздрей. Да, он фетишист. И собирает такие вот гримаски на лице возлюбленной. Бережно сохраняет в памяти, а иногда - вызывает к жизни снова - проверить, не изменились ли? - Не надо меня щелкать по носу, - обиженно пробурчала Рей, пнув в отместку принца куда-то пониже колена. Маленькая месть. Но долго вредничать и показывать свою глубокую обиду не хотелось. - Так чем будешь без меня заниматься? Интересно...Ты же мне расскажешь? - в точности как ребенок, Рейенис дергала за рукав принца, требуя рассказать желаемое. - О делах? Милая, так ведь свадьба на носу. Все вокруг нее вертится. А дальше - увы, государственная тайна. Хотя, уверен, что обширный цветник слухов уже разросся в Большом Зале. А мы его только что покинули, - шепнул Рей на ухо юноша. Потерся носом о нежную щеку. - Жалеешь? - Зачем нужен этот брак? Король хоть невесту-то видел? Честно говоря, я не приемлю таких браков, когда сторонами преследуется какая-то цель. Ведь ясно, о любви здесь даже речь не идет, - девушка чмокнула Сапфира в услужливо подставленный носик и улыбнулась. Богиня старалась притвориться как можно более несведущей в политических делах, дабы не навести на себя и тени подозрения. - Король на то и король, чтобы жертвовать многим ради своей страны. На Земле наконец-то будет мир. К тому же, политические браки не так уж и плохи. По крайней мере, ревность в них особой роли не играет. Главное, чтобы супруги уважали друг друга. К тому же, кто знает, может, королю понравится королева? И наоборот? "Ага. И тогда Алмаз не убьет ее до первой брачной ночи. Убьет после. Нам не нужна глупая девчонка, болтающаяся под ногами. Лишние проблемы". Как бы там ни было, врать принц умел. А сейчас еще и настроение просто вдохновляло на такую романтическую чушь. Пусть девочка порадуется. Принц поцеловал черную макушку. -Бла-бла-бла... - девушка покачала головой и уставилась на Сапфира скучающим взглядом - Ты сам-то веришь в то, что говоришь? Уважали..Насколько я успела узнать Его Высочество, он не станет уважать девчушку с розовыми оданго, пусть даже если ее называют королевой, - мысленная просьба прощения за столь наглое описание Чиби Усы. В конце концов Рейенис была богиней именно ее королевства и какое-то уважение, хотя бы за принятие культа новых божеств, она к ней питала. - Верю, - совершенно убежденно ответил Сапфир. В конце концов, если собираешься лгать, сомневаться - первейшая глупость. - А розовые волосы - ты слышала о хне, басме и ромашке? -Не думаю, что их королева станет менять свой незабываемый имидж ради нашего короля...

Рубеус: Как раз в этот момент Рубеус и Изумруд и телепортировались в замок. В дальнем конце коридора стояли двое. Рыжий насторожился - времена-то не лучшие, беспокойные, нужно сказать, времена - просканировал ауры, узнал брата и успокоился. "Распоряжусь, чтобы освещение в коридорах стало поярче", - Рубеус с раздражением посмотрел на тусклые зеленоватые шарики - красивые, переливающиеся, но не слишком полезные, - "Так и параноиком стать недолго". "Кто это тут у нас?" - Изумруд интуитивно потянулась к двум фигурам, скрытым тенью. Разума коснулось что-то мягкое и такое знакомое… "Сапфир!" Губы девушки растянулись в улыбке. "Но кто это с тобой, друг мой?" В памяти всплыл утренний разговор с Петсайт. "Неужели это и есть та самая Рей?" Девушка аккуратно переключилась с принца на незнакомку. Аура, окружавшая пришелицу, вселяла странное беспокойство. Сапфир. Не познакомишь меня со своей спутницей? - мягкий и слегка насмешливый голос Изумруд серебряными колокольчиками зазвенел в сознании принца. "Изумруд, ты здесь! Я так соскучился!" - Добро пожаловать! - мысленная речь смешалась с устной, радость в голосе и улыбка на лице. Рэйенис обернулась и внимательно посмотрела вглубь коридора. Слабо горевшие светильники, отсутствие окон скрывало их фигуры, что не устраивало богиню. -А это кто?, - с легким налетом подозрения спросила она, вновь и вновь силясь разглядеть парочку. - Сейчас узнаешь, - подмигнул девушке Сапфир. И голос Рэй, и тон этого голоса Рубеусу не понравились: капризно-высокомерные интонации резали уши. "Неужели Сапфир не видит", - подумалось ему - "Она дурно воспитана, да и личность, сдаётся мне, пренеприятная" - рыжий подошёл к брату, слегка поклонился ему и Рэй. - Добрый день, Ваше Высочество и ...простите, не имею чести быть представленным? "Привет, братишка! Представишь ей нас с Изу?" "Сапфир! Да не стой ты как вкопанный. Мне же интересно!" - Изумруд мягко улыбнулась и склонила голову в приветствии. - Рубеус, Изумруд, - Сапфир приветливо улыбнулся, шагнул было обнять девушку, да застеснялся, смущенно улыбаясь ей из-под челки. - Доброе утро. Позвольте вам представить - Рей из рода Пустынников. В интонациях, во взгляде, в улыбке Сапфира - да просто во всём - плескалась едва сдерживаемая границами этикета нежность к возлюбленной и гордость за неё. "Вот уже чудо! Нас мог бы не стесняться и таки обнять её!" - рыжий чуть насмешливо прищурился, и собственнически положил руку на талию Изумруд. - "Стоп! Пустынники... Курчавые волосы, тусклые глаза, тёмная кожа..." - улыбка Рубеуса стала шире. - "Видно, что Сапфир с ними никогда не сталкивался". Изумруд прищурилась. "Пустынники? Что она забыла в этом месте? Далековато будет…Да и на сколько я знаю, там не было…А ладно, потом с этим разберусь". - Рей, - позвал Сапфир, - его Высочество Рубеус, мой старший брат. А эта очаровательная леди, - лицо принца сияло - Изумруд. Она редкий гость в нашем замке, но от того не менее желанный. Увы, сражения ее увлекают намного больше дворцовой скуки. "Зря, зря сказал это, малыш". - Зеленовласая едва заметно улыбнулась этой мысли. - "Не все следует знать посторонним. Тем более неизвестным посторонним. Ну ладно, об этом я тебе еще успею сказать". - Я скучал. Почему ты не сказала, что вернулась? "Право же, какой он милый". - Признаться, было немного не до того. Я вернулась поздно ночью… Безобидно-глупая перепалка с Петсайт не шла ни в какое сравнение с взглядами, которые бросали на Рей эти двое. Высокий принц Рубеус и его зеленоволосая подружка. "Как там сказал Сапфир - Изумруд? Чудесное имя для особы с волосами цвета весенней травки". А эти сияющие глаза принца при взгляде на нее? Рейенис окинула ее глазами и, несмотря на свои предубеждения, все же увидела, что в ней было все то, что может привлечь мужчину. Охлаждая поднимающийся внутри пар, богиня вежливо улыбнулась, пока ее представляли. Она наклонила голову, показывая, как приятно ей это знакомство, и просто показывая уважения к особам, стоящим здесь выше нее. Если есть возможность, зачем идти на открытую вражду? Увлекаясь своими чувствами, девушка не заметила, как к ним подкрался король. Впрочем, на данный момент ее интересовала "парочка". За разговором с Нефритом Алмаз почти упустил момент, когда в замок вернулись Рубеус и Изумруд. С последней надо было поговорить, пока было время... "Некогда нам обижаться друг на друга. Можно не успеть извиниться" В коридоре их оказалось четверо. Счастливо дурачащийся Сапфир, при нем его Рей. Неожиданно терпеливо переносящая шалости эмоционального принца. Но не как влюбленная, а...как взрослые снисходительны к детям. Рубеус и Изумруд стояли рядом. В них теперь еще сильнее была общность, в свете их новых отношений ставшая наконец уместной и правильной. Оба уверенные, статные, соединяющие неукротимую силу духа с силой воинской, дающей мощь и плавность движениям. И оба мокрые - видно, не спасли одежду от озера. Или сушиться не захотели, одинаково чуждые условностям. А еще - оба настороженные, под вежливыми улыбками. Недоверие к Рей и беспокойство о Сапфире - это читалось в сузившихся зрачках рыжего, в кошачьей улыбке его...напарницы? Партнера? Назвать их "влюбленными", этих хищников из одной стаи...нельзя, не то слово. Алмаз прошел мимо растерянного младшего, незаметно ободряюще ему подмигнул. От Рей поддержки не было. Она была сама по себе. "Запомним это..." Заняв положение между двумя парочками - так, чтобы видно было и тех, и других - король совершенно искренне тепло улыбнулся. "Не хочу видеть тут никакого напряжения. Мы - семья. И присутствие чужих мне безразлично" - Как погуляли? - обратился Алмаз к дезертировавшим с завтрака брату и сестре...да, так правильно. И автоматически протянул руку и поправил зеленую прядь, прилипшую к щеке Изумруд, не задумываясь о семейной бесцеремонности жеста. Рубеус решил, что у брата приступ нежности к своим. А Изумруд не знала, что ответить."Ох, какие мы заботливые!" - Замечательно. Просто превосходно. "Стандартный кислый тон. О боги, что мне с ней делать? Проще укрощать мятежников, чем понять, как справиться с твоими капризами, сестренка!" - горестно подумал король. "Ну вот, только что губы не поджала" - огорчился рыжий. - "Ты что ей сделал, белобрысый?" "Ты думаешь, я знаю?!" - мысленно удивился Алмаз. - "И с чего ты взял, что я вообще в чем-то виноват..." - Позвольте узнать, что привело Вас в наши края, так далеко от дома Ваш род никогда не забирался. - вопрос, заданный Изумруд Рей, звучал безобидно и мягко. На первый взгляд. Приближённую раздражало поведение и вид спутницы Сапфира. "Это что это за надменность? Никто не имеет права так вести себя в королевском замке. Здесь есть силы, которым вот такой подход может не понравиться. Интересно, что может с ней такого случиться…" "Умничка моя! Значит, не только я это вижу..." - Рубеус доверял интуиции Изумруд - у неё она была развита даже лучше, чем у самого принца. - "Облик её оценила, нэ?... Пусты-ынный такой облик" - рыжий послал любимой образ иронично приподнятой брови, внешне оставаясь безупречно вежливым. - "А главное тон-то какой невинный... Прелесть просто!" - восхитился Рубеус. "Дело даже не в облике. Вся ее биография – сплошная ложь. Но ради чего? У Пустынников в роду девушек нет как таковых. Она ЧУЖАЯ! И что-то мне говорит, что она даже… не из нашего королевства…" - Мои родители очень хотели, чтобы их дочь училась в столице. Я не смела противиться их желанию, - Рэйенис мило улыбнулась. Спокойный, несколько холодноватый взгляд оставался неизменным,как у Алерии. "Гадючник. Когда расстроится свадьба, я сюда еще вернусь. Только меня уже не будут представлять как Рей из рода Пустынников..." "С каких это пор на юге стали отсылать девушек учиться?" То, как Рей отбила удар Изумруд - так же безукоризненно вежливо, как он и был нанесен - внушало Алмазу и уважение, и опасения: новая возлюбленая Сапфира бесспорно была умна и умела держать себя в руках. Вот только не было в ней ни верноподданической почтительности, ни страха...в конце концов, не так уж много лет прошло с тех времен, когда имя Изумруд внушало ужас. А эта девушка, видно, была столь же отважной, сколь красивой...или просто ничего не знала о мрачной славе зеленоволосой воительницы? - О! Невероятно! Наши гордые дети пустынь посылают учиться дорогое дитя в столицу? В центр разврата и интриг, пренебрегая собственными мудрецами? По истине невероятно! - Изумруд умело играла интонацией, но глаза ее были непроницаемы и как бы говорили пришелице:кем бы ты не являлась и для чего бы не явилась сюда – берегись.Этот знак могла увидеть только Рей, девушка с холодным взглядом, девушка, неизвестно откуда. Поистине невероятно - хотя Рей лишь пару раз была в пустыне, она почувствовала за них обиду и просто раздражение. "Наши гордые дети"...С каких пор придворные дамы рожают целые народности? И, поверьте, "дорогое дитя" знало все об интригах и разврате, когда вы еще под стол пешком ходили. Девушки мило улыбались друг другу. До жути мило. Беседа получалась такая насквозь светская, что от невыносимой деланной приязни, как от уксуса, сводило скулы. "Продлись это еще немного - и мы поставим Сапфира в неловкое положение. И... она начинает меня забавлять" - Кажется, его высочество Сапфир сказал, что соскучился по леди Изумруд? Думаю, вам найдется о чем поговорить, пока есть время. - и быстро, в паузах, Сапфиру "Не мешай мне сейчас" и Рубеусу "Мне нужны все данные, которые есть по ней у разведки. Срочно" - Его высочество Рубеус, если я не ошибаюсь, торопится... А вы, леди Рей, окажете ли мне честь, позволив проводить вас до вашей комнаты? - Буду только рада оказать вам её, - богиня обратилась к королю с очередной улыбкой. "Будь осторожен. Она не та, за кого себя выдает. Это видно с первого взгляда". Тон предостерегающий. Плечи Изумруд сами собой расправились, рука легла на бедро – жест, внушающий страх всем знающим. "Я это уже понял. Именно поэтому и хочу присмотреться. Не переживай." Непроницаемая, дежурная улыбка Рей только утвердила Алмаза в мнении, что девушка ничего не знала о тех, с кем говорила. В ярких глазах "Пустынницы" был вызов. И, кажется...ирония? - Что ж. Было весьма приятно познакомиться с девушкой из таких далеких земель. Надеюсь это не последняя наша встреча. - Изумруд слегка прищурилась. - Я буду рада увидеться с Вами снова, - Рей ответила уверенным взглядом, что она постоит за себя, в случае той опасности, о которой предупреждали глаза Изумруд. "В этом самообладании есть что-то интригующее. Я начинаю понимать, чем она так привязала к себе младшего. Сильная личность. Кем бы она ни была" Изумруд вздохнула полной грудью. Улыбка, искренняя и теплая, чтобы не расстраивать Сапфира. - Принц Сапфир, вы не будете столь любезны и не проводите меня до моей комнаты? Смех. Звонкий и чистый. Никакого напряжения. И только для Сапфира. "Рубеус…" Девушка тронула руку принца. Образ поцелуя, страстного и неожиданного. "Найди Асбеста. Он поможет. Увидимся позже". "Спасибо, моя родная!" Сапфир наблюдал за знакомством своей возлюбленной и семьи. Он решил не мешать Рей - в конце-концов, момент очень ответственный. Вот только результаты его неожиданно не порадовали. Сапфир сжал руку Рей и церемонно раскланялся. Ему действительно надо было поговорить с Изумруд. Очередной повод появился просто секунду назад. Попрощавшись с братьями, Сапфир предложил руку Изумруд. Принц несколько поник, хорошее настроение медленно уступало место недоумению и недовольству. Что-то пошло не так. Когда никто не мог их слышать, Сапфир жалобно взглянул на Изумруд. - Тебе не понравилась Рей, - протяжно, утвердительные интонации в голосе - не вопрос. Изумруд - практически сестра. Старшая. Сапфир обожал ее безмерно, ему всегда хотелось завернуть девушку в лист кувшинки и подбрасывать в воздух, или поразить ее - да так, чтобы восхищение написало аршинными буквами на лице - "Ого". И вот теперь ей не нравилась Рей. Что-то похожее на детскую обиду тихонько защекотало краешек ушей Сапфира. Девушке было неловко перед ним. Это стало чем-то личным, касающимся лишь ее и этой…Рей. - Она не та, за кого себя выдает. - прямота была одной из отличительных черт зеленовласой. - Где же ты ее откопал, друг мой? "Интересно, они все так думают? Рубеус вон не решился сказать, молчит". - Знаешь, - принц вздохнул, - мне все равно. Я не смогу ее отпустить. - Принц откинул челку со лба, взъерошил волосы. Рука так и не вернулась свободно повиснуть вдоль тела - пальцы судорожно сжались в кулок - Сапфир рассматривал костяшки пальцев. Он ободрал их по пути из сада. - Я потерял Топаз. И был дураком. Без Рей я.... в общем, я надеюсь, что вы все ошибаетесь. - Принц остановился, взял еще и вторую руку девушки в свою - но упорно смотрел в пол. - Я ведь не дурак, и вижу, что вы ей не верите. Ты, Рубеус, даже Алмаз. И у вас есть на то причины. Но я не могу. Ведь если не я буду ей верить - то кто здесь? Ты сама знаешь, что это за гадючник. Даже теперь, - принца передернуло - А познакомились мы действительно в пустыне. Я даже видел ее отца - он действительно отправил ее сюда учиться. Не нужно меня недооценивать. - Не беспокойся. Я не причиню ей вреда. Просто я хочу убедиться… Ласковый и нежный взгляд. Все-таки судьба принца была ей не безразлична. Она беспокоилась за него. Так они шли, рука об руку, по полутемным коридорам, к толстым дубовым дверям. - Если посчитаешь нужным - попытаешься. И извини, я буду ее защищать. Понимаешь? - рука принца ласково погладила нежную белую щеку. - Я тебя очень люблю. Пожалуйста, не вынуждай меня. Что бы ты ни решила, приди вначале ко мне. Я рассчитываю на тебя Перед Изумруд стоял уже не тот маленький всезнайка, перед ней стоял мужчина, готовый ради своей любимой на самые безрассудные поступки. - Да, надежда…Она всегда уходит последней. Принц упорно сверлил пол под ногами. "Да нет у Пустынников детей! Девочек нету! Уж я то точно знаю…" - Я понимаю. - Стараясь успокоить его, девушка просто и бесцеремонно обняла Сапфира, ласково гладила несчастного мальчишку по темным волосам, и только тени по углам наблюдали за ними. - Не бойся за нее. Рей никто не тронет, даже если выяснится что-то не очень хорошее. Но знаешь…Сердце иногда стоит держать в узде, иначе голоса разума не слышно. Все будет хорошо. Просто верь в это. - Я именно это и делаю. Только Рубеус упорно принимает это за слепоту, - Сапфир засмеялся. - У него такой материнский инстинкт, тебе стоит брать с него пример. - Принц увернулся от карающего подзатыльника. - Ладно, хватит обо мне. Не видел тебя черти сколько. Я смотрю, вы с братом нашли общий язык? Как дела на границе? Рассказывай. "Гм…Рассказать ему все или все-таки стоит поберечь? Эх…" Изумруд глубоко вздохнула. - Да…С рыжим мы всегда…ладили. - девушка улыбнулась. - Границы…Сейчас там неспокойно. И опасно соответственно. Да это уже по моей части. Скоро все разрешится. - "Он не почувствовал…Ничего не почувствовал. Значит ничего о стреле не знает. Это хорошо". "Ты молчишь. Раньше взахлеб рассказывала бы об очередной битве". - Из, ты же знаешь. Если что понадобится - одно только слово. Даже полслова. - Принц улыбнулся. Изумруд ответно подмигнула. - А я вижу, тут побывали неожиданные гости? Очень интересно. - Да. божественные, и с противоположного фронта. Алмаз бросился с ними бороться. Видно, не наигрался в детстве в солдатиков, на подвиги потянуло, - принц вспомнил о щите. - Когда он повзрослеет? - беспомощный взгляд. - Король у Алмазного только один. И совершенно этого не понимает. Мне иногда хочется запереть его в стерильной комнате - настолько он из себя выводит своей безрассудностью. - Принц помолчал. - Впрочем, все уже уладилось. О прочем я позабочусь. А ты береги себя получше. Тебе еще когда-нибудь детей растить - Сапфир знал, что сейчас будет - после "детей"-то. Но Изумруд пора бы поостыть - нельзя же все нести в себе. И в одиночку. Изумруд молчала. Странно, почему-то глаза у нее стали мокрые-мокрые. Сапфир обнял девушку, притянул к себе, не обращая внимания на ее сопротивление, погладил по зеленоволосой голове... Прошла минута. Изумруд тихо всхлипнула, потом грустно посмотрела на принца, быстро поцеловала его в щеку и скрылась за дверью. Сапфир ошарашенно смотрел ей вслед. Потом решил все-таки оставить девушку одну - Изумруд ненавидела, если кто-то видел ее слабость. Растерянный, принц уставился в окно.

Рубеус: Предложив девушке руку, король повел Рэй по коридору. Намеренно неторопливо. Давая ей время подумать и собраться. Рейенис чувствовала напряженность, повисшую в воздухе между ними, и не предпринимала ничего, чтобы ее разогнать. Без всякого сомнения, Алмазу было что-то нужно от нее, догадывалась она, непрерывно глядя вперед, на какую-то точку. - Я давно хотел побеседовать с вами. С того самого танца, о котором сохранил самые приятные воспоминания. Вы ведь первый раз в столице? Как вам у нас, не слишком холодно? - двусмысленность вопроса показалось самому Алмазу несколько неосторожной. Но - что сказано, того не вернешь. И он внимательно, с интересом посмотрел на девушку, спокойное лицо которой терялось в смоляных прядях волос. - Ошибаетесь, в столице я уже не первый раз, - размеренно, спокойно ее каблучки стучали о каменный пол, - Вероятно вы не услышали, как я говорила леди Изумруд, что училась здесь. Мне очень нравится этот город. Тем более шанс увидеть королевский дворец изнутри выпадает далеко не каждому, - практически безразлично заметила она и все же перевела свой взгляд на короля, интересно было посмотреть на его реакцию. Лицо Его Величества оставалось неизменно спокойным и беспристрастным. "Чем дальше, тем интереснее. Оказывается, она провела здесь не меньше трех лет. Посмотрим, что скажет по этому поводу контрразведка!" Король сдержанно усмехнулся. - О, я не столь невнимателен. Я просто вас неправильно понял. Вы так юны, что я и предположить не мог, что вы уже закончили обучение. Но тем лучше! Наверняка у нас с вами масса общих знакомых среди профессоров университета... в котором из них вы учились, кстати? - и, припомнив патриархальные нравы южан, о которых что-то слышал от Рубеуса: - Должен признаться, удивительно видеть жажду к знаниям у столь прекрасной леди. Или ваше образование было только волей родителей? - Я старше Вас, Ваше Величество, - мысленно улыбнулась Рейенис, услышав замечание о своем юном возрасте и вслух сказала,- Университет Исландии. Древнейший университет в столице, - богиня лихорадочно припоминала все, что знала об университетах в королевстве, и на память ей пришел лишь этот, причем со старым названием. Кто знает, возможно он был уже переименован? Рей старалась говорить по возможности уверенней, дрожащий от робости голос скорее бы навел на и так возникшие подозрения. - Меня с детства тянуло к новым знаниям. Те редкие книги, которые иногда покупала мать, были изучены мною до дыр. Видя такое рвение, со стороны моих родителей было очень разумно предложить мне обучение в столице, - ответила она королю. Детства она своего совсем не помнила, как и родителей, так что, возможно, что придуманная легенда была правдой. - "Минутку, брат. Я уточняю. Но на первый взгляд всё до отвращения безупречно. Ни в чём дурном за свой визит не замечена, ни с кем не связывалась, появлялась только в сопровождении нашего младшего". - Рубеус сделал ментальный запрос на Рэй, выслушал глав разведки и контрразведки. "Так, так... а это любопытно..." - "Ага, есть. Слушаешь? Сведения до этого противоречивые. По нашим данным, её видели в сопровождении отца - видного деятеля рода Пустынников. Но дело в том, что у Пустынников, можно сказать, нет девочек. Они берут жён из других племён совсем юными и воспитываю согласно своим обычаям. Настоящая женщина для них - это гибрид кастрюли-самоварки с домашним любимцем. Рождение дочери для них - к несчастью. Дочерей Пустынники отдают в другие рода... Рэй скорее могла бы быть женой того деятеля. Но их отношение к жёнам я тебе сказал. Разве что этот тип ярый сторонник прогресса, однако из того, что о нём известно, он скорее удавится, чем изменит хотя бы одной из своих дурацких традиций. Так что мы имеем дело с очевидной подменой. Но что-то мне говорит, если мы обратимся к этому "папаше" или запросим любой подтверждающий её личность документ, мы его получим . С самыми безупречными магическими печатями. Полагаю, она не из Даймонда в принципе, иначе бы лучше была осведомлена о внутренних делах королевства. И не из рядовых - те много осторожнее, на глаза не попадаются... С такой самоуверенностью и без длительной подготовки к внедрению Рэй может быть только иерархом уровня Воина Королевы или Советника. И вот ещё странный факт. Я говорил, что не чувствую её магического фона? Это может значить либо то, что она просто собирает сведения для кого-то из высших сильверов, но для не-мага, повторюсь, слишком высокомерна... либо то,что она невероятно сильна физически, либо...я знаю, как это странно прозвучит, но всё же... либо её сила значительно превышает нашу. Просканируй и ты на случай, если я ошибаюсь". - принц на секунду задумался и добавил. - "И не сади её в слишком большую лужу. Пока. Хорошо? Я ещё свяжусь с тобой. Полный отчёт телепортну в твой кабинет" Устаревшее название университета было последним штрихом. Менее известные учебные заведения король помнил не все - стараниями младшего и блестящего администратора Гелиотропа, министерство образования за последние годы развернуло бурную деятельность. Но то, что университет Исландии перешел под личную опеку Сапфира и стал Королевским, Алмаз помнил прекрасно. Как и вечер, когда это самое переименование они отмечали вместе с Сардониксом, закрывшись с бутылкой горчайшей нибельгеймской настойки в новом кабинете последнего. Подробный доклад Рубеуса был уже подтверждением - не открытием. "Ясно. Жду полный отчет. Она говорит, что училась в главном. Все проверить." Непробиваемая уверенность Рей чуть дрогнула. Это успокаивало - значит, девушка не была опытной разведчицей. Со стороны рукводства армии соседей было бы верхом глупости посылать к вражескому двору шпиона с такой расплывчатой легендой. Могла ли эта заносчивая красотка действовать по личному поручению королевы? По имевшимся сведениям, Ее Величество была не слишком сведущей в военных науках. Чтобы не сказать хуже. "А еще она может действовать на свой страх и риск. Амбициозных одиночек всегда хватало" - Вы наверняка учились на историческом, леди Рей! Только там могут придерживаться старого названия, - рассмеялся Алмаз, давая ей шанс выкрутиться. - Я очень рад, что рядом с моим братом такая умная и целеустремленная девушка. Расслабленный смех Алмаза ясно показал Рэй, что название университета все-таки изменилось. Надо же, какая жалость, - Богиня улыбнулась в мыслях - с иронией и вежливо - королю. - Ошибаетесь. Я училась на юридическом. Просто увлекаюсь историей, и всегда считала, что исторические названия следует сохранять. Не находите, Ваше Высочество? - Рэйенис раздражал сам тот факт, что какой-то королек искренне уверен в том, что ловко обвел девушку вокруг пальца, и к тому же проявляет благородство, давая ей отыграться. Она не собиралась играть по чужим правилам. Не в ее стиле. В глазах девушки заиграли смешливые искорки, и она на секунду отвернулась, дабы скрыть невольную улыбку. Какой-то нелепый фарс. За кого они только ее принимают? - Я тоже рада находиться с вашим братом. Не заостряя внимания на неправильном титуле (к чему придираться к мелочам?), Алмаз следил за реакцией девушки. Не упуская ни тени иронии в глазах, ни тщательно скрываемой улыбки. "Откуда столько спеси в простой девушке? Она так небрежно подготовилась, а так дерзит, да еще и претендует на место рядом с Сапфиром...кем она нас считает? Слепыми?" - Не нахожу. Названия, как и прочие детали, должны соответствовать времени. Если бесконечно цепляться за устаревшее, невозможно двигаться вперед. И в мелочах, и в главном, - спокойно, почти равнодушно. "Кто же ты такая, "провинциалка" без капли магии, так равнодушно говорящая о влюбленном в тебя принце? Чего ты добиваешься, навлекая на себя подозрения?" - Вполне возможно, - Рейенис решила не упрямиться и не доказывать свою точку зрения с пеной у рта. Иногда лучше просто тактично промолчать. Взгляд Алмаза тщательно изучал девушку, проверяя реакцию на каждое его слово. Это забавляло. Хотя затянувшуюся комедию пора было заканчивать. - Знаете, Ваше Величество, я, пожалуй, дойду до своей комнаты сама. Я помню туда дорогу, - милая улыбка, - Сапфир мне что-то говорил о ваших важных государственных делах. Так вот. Я не хочу вас от них отвлекать "А еще мне надоели ваши нелепые подозрения, Алмаз". Богиня равнодушно уставилась куда-то влево, после кинула вопросительный взгляд на короля, ожидая его реакции. "Ну ничего себе!" - весело ужаснулся король. Эта загадочная девушка была первой, кто посмел ему открыто перечить. Со времен королевы Базальт, естественно. - Ну уж нет! Государственных дел всегда хватает. А удовольствие от беседы с не только очаровательной, но и рассудительной леди, кем бы она ни была, - редкая удача, и я не могу позволить себе его упустить. Ощущение дуэли. Полузабытый азарт схватки с достойным противником. - Раз вам наскучил разговор о учебе, давайте побеседуем о путешествиях. Вы желаете сопровождать Сапфира во время визита в соседнее королевство? "Кем бы она ни была?", - "намек на неблагородное происхождение или король решил показать, что имеет подозрения на мой счет?" И в том и другом случае, это было недальновидно. Рейенис начала цепляться буквально к каждому слову короля и находила это безумно увлекательным. Богиня чувствовала себя разведчиком во вражеском лагере. Впрочем, так оно и было. - Если так, я буду рада продолжить наш разговор. Скореее всего я поеду с принцем. Ведь я мало что видела: лишь родную Пустыню да столицу. Мне будет интересно посмотреть на чужую страну. "На какой день запланирован визит? И на какой день свадьба? Сколько времени мне осталось, чтобы составить безукоризненный план по разоблачению этой семейки?" Тем, как эта подобранная в пустыне девушка с манерами капризной принцессы милостиво позволила с собой беседовать, нельзя было не восхититься. Алмаз даже разозлиться не мог. Что-то в этой наглости было...сверхъестественное. И почему-то знакомое. - Вы так мило просите место в делегации! - искренне веселился король, уже почти не пытаяся удержать беседу в рамках светской учтивости. - Я подумаю над вашей просьбой и, скорее всего удовлетворю ее, хоть это и не совсем прилично. Ради вас я могу сделать исключение, леди Рей. Отправляемся мы завтра, в полдень. "Какой властью и силой она должна обладать, чтобы сметь так со мной разговаривать - пусть не с правителем, но даже с хозяином дома, где она гостья?" Воспоминание ударило, как нож из-за угла. Противным холодком пробежало по спине. "Надеюсь никто из собравшихся не будет против моего присутствия?"* Годы опыта в переговорах спасли короля. Каким-то чудом он не выдал себя, хотя от неожиданной догадки стало бы жутко и более сдержанному человеку. "Не может быть! Ни тени, ни отблеска силы - ничего нет!" - Вот и ваша комната, куда вы так торопились. Было очень приятно побеседовать с вами, леди Пустынница, - вежливый кивок, улыбка. Ни одного лишнего движения. - Те самые дела, которые я отложил ради вас, не могут ждать слишком долго. Только за поворотом Алмаз выдохнул. "Этого не может быть. Не может. Чушь какая-то" "Даже если бы вы мне запретили ехать, это бы ничего не изменило", - беспечно подумала Рэйенис. Эта самоуверенность смертных всегда нравилась ей, не каждый бог или богиня мог похвастаться этим. Хотя для многих тысяч людей его королевства он и был богом. - "До свидания, Ваше Величество. Разговор с вами поднял мне настроение", - ни к чему не обязывающая улыбка скользнула практически незаметной тенью и скрылась в неизвестном направлении. Рейенис постояла под своей дверью, старательно делая вид, что никак не может открыть замок, пока король не скрылся за поворотом. Пора было найти себе союзника. Кого-нибудь, обладающего умом, хитростью и необыкновенной выдержкой. Рей отошла к маленькому окну в готическом стиле и попыталась найти Алерию. "Алерия, прости что беспокою. У меня к тебе важное дело. Я бы хотела с тобой поговорить. Иду к тебе". Девушка попыталась телепортироваться к бывшей подруге, но что-то сдерживало ее. Чары. Нечеловечески сильные чары, наложенные на дворец. Рей, помня все коридоры во дворце и куда они ведут, шла к выходу, стараясь ни на кого не натолкнуться. Иначе расспросов не избежать. Выйдя за ворота, получив пару улыбок от охранника, богиня отошла немного подальше, дабы оставаться незаметной, и телепортировалась. "Докатились. Богиня изображает любовницу младшего. И ведет себя так, как будто победа у них в кармане. Зачем она может здесь быть? Неужели они знают? Или это разведчица? Их ведь должны беспокоить предстоящие события..." Алмаз нахмурился, нервно заходил по коридору. Живая, осязаемая опасность только что шла с ним под руку. Улыбалась, пряча в глазах презрение. Почему-то представилось, как с той же сочащейся ядом полу-улыбкой Рей привстает на кровати и с нечеловеческой силой сжимает горло беззащитного, еще влюбленно смотрящего на нее Сапфира. Это был совсем Рубеусовский жест. Недопустимый. Король сжал в кулак многострадальную правую руку, брезгливо стряхнул кровь и неодобрительно покосился на ни в чем не виноватую стену. "Спокойно. Она его не убьет - он ее прикрытие. А если хоть пальцем..." Опять недоумение в гаснущих глазах Сапфира, и черные волосы, траурным покрывалом падающие на его лицо и плечи... "Хватит!" - мысленно одернул себя Алмаз, прекратив мерять шагами узкий закоулок коридора. Выпрямился. Задавил кипящие эмоции волей - так, как Сапфир закрывает котлы тяжелыми крышками. "Нет времени на страх. Поговорить с Джедайтом, чтоб он от него не отходил? Так ведь не сможет... И вообще... Не стоит им говорить. Пока. Надо подумать, как распорядиться этой информацией." - думал король, идя по коридору. Перед дверью комнаты, в которой набегами жила Изумруд, замер Сапфир. Грустный и растерянный. - Проводил? Молодец, - одобрил Алмаз, делая вид, что не замечает излучаемой ссутулившимся принцем печали. - Ты, кажется, хотел поговорить? Я в твоем распоряжении. - Поговорить? - растерянно отозвался принц - он все еще думал об Изумруд. - Ах да, - что-то щелкнуло в голове, возвращая в реальность. - Диета. Сапфир покосился на дверь - там минуту назад скрылась Изумруд. - Нездоровая обстановка сегодня в коридорах, - непонятно высказался принц. - Пойдем-ка лучше ко мне. - Как скажешь, - Алмаз с самым беззаботным видом пожал плечами и направился к комнате Сапфира. Сам младший принц еще какое-то время продолжал напряженно смотреть на дверь, как будто та неожиданно могла стать стеклянной и этот момент нельзя было упустить. - Не переживай за нее. Изумруд сильная девочка. И знает, что мы всегда у нее есть, - оглядываясь через плечо, спокойно заметил король. - Втроем присмотрим. Тем более, Рубеус теперь лицо заинтересованное... Пошли. Времени мало. Принц открыл дверь, пропуская брата вперед. На столе, как всегда, лежали аккуратные стопочки бумаг, комната встретила хозяина благословенным уютом и гостеприимным поблескиванием панциря красного рака - точнее, его чучела, уютно устроившегося на стене. Примечательный это был рак, надо сказать.... Ну да ладно, сейчас речь не о нем. В камине привычно вспыхнул огонь, попробовал температуру воздуха, досадливо зашипел и немного посинел - в комнате сразу стало прохладнее. Да, летом пламя Сапфира еще и охлаждало. Отличное заклинание нашел в свое время принц... Только король почему-то относился к нему с недоверием, так что распространения оно так и не получило. Может, Алмаз недолюбливал "Чуткое пламя", потому что оно его упорно не слушалось, сколько бы король не бился? Так всего-то и надо было, что подкинуть ему впервые вишневых дровишек... А Алмаз посвоевольничал и скормил костерку сосновые. Вот оно и расшалилось... Король кинул опасливый взгляд на пламя и сел в кресло - как раз напротив бюста знаменитого алхимика. У Сапфира все никак не доходили руки убрать его со стола в шкаф.... Алмаз огляделся. В комнате младшего царил привычный бардак. Причем пугающе упорядоченный бардак. На столе из-за бумаг выглядывала какая-то пучеглазая гадость, законсервированная в зеленом растворе (таких банок в комнате было множество, и все они были заполнены самыми причудливыми существами). Камин, заколдованный дурацким капризным "Пламенем", полыхнул цветным. Король устроился в кресле и приготовился слушать нравоучения. - Я тебя внимательно слушаю. Что ты хотел? Алмаз был какой-то резкий и злой. "Ну вот, опять напыжился..." - вздохнул принц. Ему сейчас только ощетинившегося Алмаза не хватало.... - Ал, - Сапфир жалобно посмотрел на брата. Разговор с Изумруд напомнил ему о том, что ему пока не хотелось вспоминать, а уж тем более - озвучивать. А пришлось. - Твоя диета. Ну зачем ты закрепил щиты на себе? Ведь столько других подходящих вариантов есть... Хоть на страховку согласился? - Прости, малыш, - Алмаз мысленно выругал себя за неуместное ехидство. - Думал о завтрашнем дне, не успел перестроиться... - мягкой, извиняющейся улыбки не хватило, чтобы прогнать тоску из синих глаз брата. Что-то его зацепило, расстроило так, что он даже сердиться не стал. "Значит, будем врать и успокаивать" - Не было никаких вариантов. Я должен сам все контролировать, по-другому не получается, ты же видишь. А что диета? Здоровая пища, не умру. Все в порядке. Ты же видишь - сижу вот, живой и здоровый. Щит не такой тяжелый, как расписывал Джедайт. Тем более, что страховка у Нефрита. Не переживай. Расскажи лучше, что с тобой не так. - Да все в порядке. - Сапфир совсем не отвел глаза. Ну, может, самую малость - со зрачков Алмаза на его светлые ресницы. - И вобще, гений, как ты можешь рассуждать о диете, когда еще даже не знаешь, из чего она состоит? Опять геройствуешь? "Как всегда, Алмаз у нас один. Как всегда, у него все замечательно. Как всегда, он все делает сам - сам пилит сук, на котором сидит. А до земли - лететь и лететь..." Захотелось зарычать и побить чем-нибудь по полу. Можно бы и светловолосой головой... да только жалко. Он и так столько вытерпел. Но как же с ним тяжело.... - Не верю! - Алмаз засмеялся, поймал младшего за руку. Сжал вздрагивающую отчего-то ладонь, как будто хотел поделиться уверенностью. - А что, можно еще что-то кроме овсянки? - искренне удивился король. - Твой бог меня порядком запугал. А я еще и чаю с утра выпил, когда сестренка заходила... "Хватит смотреть так грустно, как будто этим проклятым щитом меня уже убило! Я знаю, что делаю. Как мне вам это объяснить? Я никуда не денусь." - Рассказывай все сразу. И про диету, и про свою печаль. Не зря же я тут сижу, в этом замечательном кресле, которым только спину ломать. Сапфир невольно улыбнулся. Нет, он, конечно, невыносим, но как его можно не любить? "Правильно, улыбайся. Не смей падать духом! Что мне щит, по сравнению с вами? Вот вас удержать - это действительно тяжело. И никаких страховок нет." - Можно и не овсянку. Нельзя только мясо. А точнее - все продукты животного происхождения - мешают сосредоточению. Молоко - исключение. Особенно горячее - оно поможет расслабиться и избавит от кошмаров. Вместо мяса ешь побольше орехов. Все не так страшно, - подбодрил брата Сапфир. - Неплохо бы еще уделять минут 10-15 в день глубокой медитации. Поможет удерживать контроль. Пока все. - Мясо жалко, - вслух сказал Алмаз, изображая вселенскую скорбь. - Обойдусь без молока. Какие еще кошмары? Чепуха! - беззаботно отмахнулся, погладил тонкие холодные пальцы. - Спасибо, малыш! Я учту. А теперь требую подробного доклада о твоей проблеме. Немедленно! Иначе рассержусь "Нет, о Рей он с Алмазом говорить не будет...." - Изумруд. Она какая-то странная. Мы с ней нормально говорили, а потом черт дернул меня упомянуть детей и то, что ей бы поберечься, а она вдруг зарыдала, уцепилась за меня, а потом убежала, ни слова не сказав. - Сапфир вздохнул. - Я ее так давно не видел... Это были не те слова? "Ну, не хочешь - не говори. И так знаю." - Она с утра странная и плачет. Я думал, с тобой ей легче будет поговорить. Мне-то она шипит и язвит, как всегда в самые неподходящие моменты. - король задумчиво изучал рисунок на ковре, как будто это было невообразимо прекрасное произведение искусства. - Знаешь...она ведь зря не хочет говорить о том, что ее на самом деле беспокоит. Мы бы помогли, мы бы ради нее сделали что угодно! Или хоть оторвали бы от ее боли себе по куску. Но мы ничем не можем помочь, пока это зеленоволосое чудо прячется за своим панцирем. Разве что ждать, пока эта броня проржавеет от слез. - Алмаз заставил себя посмотреть на брата. Тот действительно не думал о Рей.- Я бы сам Землю перевернул ради сестренки. Веришь? - Ал... Ну что ты спрашиваешь? Я не верю, я знаю. Веришь? - улыбнулся Сапфир, потом встал, подошел к окну, выглянул в сад. - Может, услать ее куда-нибудь? С заданием, достаточно сложным, чтобы не ущемить ее гордость, но в то же время безопасным? - принц почесал переносицу. Садовые дорожки уже скрылись в мареве жары. - Как думаешь? Горячий воздух клубился за окном, создавая вокруг младшего ореол, напоминающий внешнее отражение силы Джедайта. - Нельзя. Она и так слишком долго была на границах, хватит. Пусть теперь будет с нами. Так хоть какой-то шанс уберечь. "Ну да. Особенно если учесть, с чем нам предстоит столкнуться. Я, наверно, невообразимый эгоист... А вот о хрустальной стреле она малышу не сказала - иначе сейчас вопросов было бы... Умница!" - Я ее никуда не отпущу. И рыжий был бы против, - ухмыльнулся король. - Ты только из-за нее так расстроен? - Не знаю. Беспокойно мне. Боязно. Как всегда перед большим и опасным делом. Мы опять поставили на карту все.... А ведь потерять теперь можно гораздо больше. Хотя... не больше, чем свою жизнь. Так ведь, Ал? Принц отвернулся от окна и посмотрел на брата. Алмаз внимательно глядел на него, да так, что хотелось спрятать глаза. И не только глаза. Или подойти, кинуться в ноги и все рассказать. Но нельзя. С этим Сапфир разберется сам. И точка. - Это каждый решает сам, малыш. Я склонен думать, что больше, но это лично мое мнение - философски заметил король, удерживая напряженный, сумрачный взгляд Сапфира. - Впрочем, риск оправдан, и цель того стоит. Не бойся. Мы далеко не те беззащитные мальчишки, какими были. Если тогда выжили, то сейчас тем более справимся. Тем более, что нам помогают боги, которые заинтересованы в успехе предприятия чуть ли не больше нас. - Алмаз встал, потянулся с видимым удовольствием, тряхнул бесцеремонно лезущими в глаза волосами. - Все получится. Ты только...не лезь вперед, если что, хорошо? С рыжим об этом говорить, конечно, бесполезно. Поэтому говорю одному тебе: это не наша война. Она должна обойти нас стороной, но если вдруг зацепит - отойди в сторону. Для страховки. "Поймешь ли? Сможешь ли переступить через себя и не полезть не в свое дело, хоть раз в жизни?" - И это говоришь мне ты? Который всегда впереди всех? Даже не знаю... Когда такой хороший пример перед глазами, сложно удержаться. - Сапфир улыбнулся. - А страховка - да я всегда вас страхую. Это уже профессиональное. - Я вообще плохой пример для подражания, - рассмеялся король. - Вот только будь добр, все равно береги себя в случае прямого столкновения. - Это уж все будет зависеть от тебя. Чему научишь... - Сапфиру никак не хотелось слазить с любимого конька - ругать Алмаза было так привычно... так по-семейному... - Я двадцать лет пытаюсь научить тебя слушаться старших. И где результат? Так что не надо во всем обвинять мое пагубное влияние! Младший продолжал развлекаться, критикуя старательно возмущающегося Алмаза. Не хватало последнего штриха - язвительных комментариев по поводу вопиющего неумения обращаться с хоть сколько-нибудь серьезной магией. Принц прошелся по комнате, потом посмотрел на Алмаза. - Ты знаешь, пожалуй, я смогу сварить зелье, облегчающее последствия контроля над щитом. А то с каждым днем у тебя все больше и больше будет болеть голова - на тебе сейчас столько нитей стянуто... Оно и понятно, боги ставили. И спать будет легче. - Принц отлично знал, что кошмары - это естественное последствие подобных экспериментов с сознанием. И, похоже, личные страхи Алмаза все также мучали его по ночам. - А от молока ты не отказывайся, очень хорошее средство. Еще и без прочей мясной пищи сильнее действовать будет. Исследователи считаеют, оно так помогает, потому что молоком кормили нас матери, и сознанию это нравится. Сразу возникает дополнительная психологическая защита. Сапфир бродил по комнате и умничал. Важный, рассудительный...и такой милый. Окончательно сбрасывая в воображении когти Рей с шеи младшего, Алмаз спокойно возразил: - Не надо зелья. Знаешь, я нашел такой своеобразный способ справляться с влиянием щита... Боюсь, вмешательство может разрушить баланс. - Алмаз запнулся - объяснить, что одни кошмары он успешо давит другими, было нельзя. О своих странных, мучительных снах он никогда не рассказывал братьям. Не факт, что они не догадывались, но... - В общем, лучше не надо. Ты его свари, на всякий случай, но я пока попробую сам. - Ты, конечно, попробуй, только без зелья голова будет болеть все больше и больше. К тому же.... это снадобье Джедайта, называется "Провидение". Кто знает, что раскажет тебе замок, если ты упорядочишь все в сознании. - Ладно, я это учту. Только я твоему богу свое сознание не доверю! Как-нибудь покажу, чем он меня пытался запугать...если будет совсем плохое настроение. Поворачиваясь за вышагивающим по комнате братом, король задел какую-то склянку. Опасно стоявшая на самом краю стола пробирка закачалась, упала и звонко разбилась о пол. Алмаз резко повернулся и задел колбу на столе. Она с мелодичным звоном ударилась об пол, треснула, оттуда пролилась бесцветная жидкость и тут же зашипела, испаряясь. По полу заструился нежный розовый дымок... - Черт возьми, неужели нельзя поаккуратнее? Решил разнести мне комнату? - хмурый взгляд, глаза горят, радужка потемнела. Принц разозлился. "Пришел, нравоучения читает, говорит о каком-то послушании, а сам просто невыносим... Так и хочется прекратить это нытье обиженного ребенка. Богу он, видите ли, не доверяет! Да Бог ему щит подарил, а эта неблагодарная..." Дымок быстро растворился в воздухе, о происшедшем напоминали только прозрачные осколки. Колбы у Сапфира были тонкие и хрупкие - все как положено, поэтому даже их почти не видно было на пестром ковре. До того, как почти невидимый дымок достиг Алмаза, последний успел подумать "Что это с ним?!" Удивление смыло мутной волной неожиданной злости. - Наставил всяких дурацких мензурок, пройти негде! И, кстати, сбавь тон! "Достала меня эта кислая физиономия! Кто он вообще такой, чтобы читать мне морали? Ходит, бубнит какую-то чушь...да от его занудства под ним ковер гнить должен!" Под ногой короля как-то особенно издевательски, гадостно хрустнуло стеклышко... - Что уставился? Смотри лучше по сторонам, а то еще какую-то дрянь разольешь! Зачем тебе эта мерзость вообще? Отравить нас всех хочешь? "Сбавь тон?! Дрянь?! Это у меня-то в кабинете дрянь? А за собой последить не хочешь? Стоп.... " -...Отравить? Ха, тебя травить - время терять - ты и сам отлично справишься! Самовлюбленный мальчишка, лишь бы в героев поиграть... Только о себе и думаешь! Пора уже повзрослеть! Когда уже эта дурь из твоей башки-то выбьется?! "Нет, ну вначале все его геройские выходки, теперь это вот выдал: "отравить". Так детки малые обвиняют! Но ведь не ребенок уже!" - Кто бы говорил, - процедил сквозь зубы Алмаз, медленно подходя к брату. - Не слишком ли часто упрекаешь других в том, что они ведут себя как дети? Это что у тебя - навязчивая идея или больная тема? Бесстрастное, как будто окаменевшее лицо. Прищуренные, темные от гнева глаза. "Ты вздумал указывать мне, что делать? Забыл, с кем говоришь? Не нарывайся лучше... Ты, кажется, упоминал, что твои вонючие пробирки тебе дороги?" Алмаз оглянулся. Рядом, на краю стола, стояла высокая бутылка странной угловатой формы. В стеклянных гранях плескалось что-то алое, яркое до рези в глазах. Глядя в упор на брата, король демонстративно развернулся и одним пальцем столкнул уродливую емкость вниз. - Да, больная! С тобой здоровой не бывает! - уже выкрикнул Сапфир в лицо брату. - Ты кого хочешь доведешь! И тут Алмаз сделал ЭТО. Опрокинул бутыль с таким дорогим сердцу Сапфира зельем "Радужного пламени" - как раз для камина припасенным. Провокация удалась. Сапфир метнулся вперед, ухватил брата за шиворот. - Ты, - медленно, четко выговаривая слова, - немедленно, - прямой взгляд, - это, - кивок под ноги, - уберешь. - Сквозь зубы, - Сейчас же. - Еще чего! Может, тебе еще и пол вымыть? - иронично ухмыльнулся Алмаз, даже не пробуя оторвать от воротника трясущиеся от злости руки. Глаза в глаза. Презрительная холодность - с пылающей яростью. "Не посмеешь. Никогда не посмеешь. Хоть и смотришь так, как будто убил бы из-за паршивой склянки..." "Что я говорю?!" смутная мысль - нелепая, слабая, неуверенная - мелькнула и растворилась в густом, обжигающем бешенстве. - Отличная идея. Надо же когда-нибудь учиться ответственности! Работа - отличный способ! - Сапфир почти шипит. Алмаз только уставился на него - дикий, абсолютно дикий взгляд, ну никакого проблеска здравой мысли. "Да что это с ним?" - Ну попробуй меня заставить. Слабак. -За-аставить? - надменно, растягивая слова. - Тебя? - так и хотелось - с размаху коленом - под дых. Так легко - они стоят в сантиметрах друг от друга. И Алмаз так и брызжет высокомерием и самодовольством. Ничего не стоит. - Так и не научился отвечать за свои поступки? Вперед. Живо. "Что? Ты собрался учить меня работать?!" Такого хамства Алмаз не стерпел. Оторвав от своей рубашки руки брата, он отшвырнул Сапфира в сторону. Тот вскрикнул и упал, глухо ударившись о стену. Но продолжал смотреть снизу вверх с ненавистью. Как на злейшего врага, которого только что держал за горло и из-за досадной случайности выпустил. - Не смей... - начал было говорить Алмаз и сбился. Злость куда-то испарилась. И он понял, что только что сказал. И сделал. Инстинктивно шагнув к брату, все еще испепеляющему обидчика яростным взором, Алмаз увидел горлышко пробирки, валяющееся у правого ботинка принца. - Что было в этой банке, Сапфир? - спокойно поинтересовался король. - Тихо, не рычи! Я сейчас окно открою. Пожалуйста, не бросайся пока на меня! Ударился принц крепко. Перед глазами все плыло, что-то вязкое забило уши. Алмаза видно не было. Сапфир мотнул головой, на выдохе, с хрипом - прочищая мозги. - Бросишься тут, - проворчал принц - в голове звенело, отметая все лишнее. - Тут бы сложить тебя левого и тебя правого, чтобы знать, куда бросаться. Открывай быстрее, а то опять начнется - там зелье агрессии...Одно из составляющих того фиала. Странно, как оно на столе-то оказалось? Я их всегда в сейф убираю... - Тогда лучше не складывай, - пробормотал Алмаз, распахивая окно. Горячий ветер ворвался в комнату, жадно рванул портьеры, выжигая из воздуха злость. Осколки стекла весело блестели в солнечных лучах. - Как ты? - помогая брату встать, виновато спросил король. - Прости, я не догадался закрыться от этой гадости...ну, то есть от зелья. Ты зачем вообще держишь у себя такие вещи? - Да не держу я их у себе... - комната все еще двоилась. - Сам не понимаю, как оно на стол попало. Ты не мог догадаться - и не так-то легко от него закрыться - только задержка дыхания поможет. Ну, или, - Сапфир беспомощно мотнул подбородком куда-то назад и тут же схватился за голову, - затылком приложиться. Покрепче. - принц, морщась, опустился в кресло. К руке подплыл круглый холодный шар, который Сапфир тут же прижал к затылку. - Один из этапов секретеного эксперимента. Сам знаешь, мой сейф на крови заклят - никто кроме меня не влезет. А попробуют вскрыть - подорвутся. Вот и прячу тут. - Я прекрасно знаю, какой у тебя сейф. Только от него, как видишь, пользы никакой нет. Алмаз брезгливо поправил раздерганный воротник - вещи, потерявшие приличный вид, действовали ему на нервы. Сапфир встревоженно посмотрел на брата. - Тебе с твоим щитом сейчас только психотропных препаратов не хватало. Зайди к Руби - у него, кажется, осталась та укрепляющая настойка. Я свою еще в прошлую мигрень извел. Головные боли были частыми гостями Сапфира. Привычными, даже какими-то родными. Они срослись друг с другом, что не мешало принцу люто их ненавидеть и травить - как тараканов и нелюбимых родственников. Впрочем, пропади они пропадом, как Сапфир того желал, принц бы забеспокоился - это могло быть чревато куда худшими последствиями. - Что? Да, я сейчас к нему зайду, - голова кружилась. Примерно так же, как у тесно познакомившегося со стеной брата. Предпочитая не раздумывать о том, что это - эффект вредного зелья или невольная эмпатия, Алмаз телепортировался к рыжему. "Ну не ходить же по замку в таком виде, в самом деле!" * - фраза в воспоминаниях короля принадлежит Богине Саюри

Рубеус: Телепортировав Алмазу обещанный отчёт, Рубеус задумался. Что-то важное было назначено на сейчас, что-то, от чего его и отвлекла неожиданная встреча с братом и Рэй. "Ах да!" Принц телепортировался в Печальную Башню. Мрачно огляделся, поморщился и, не удержавшись, оглушительно чихнул. "И какого хм... этот Лорд Пендрагон, побери его Эскалатор, назначил мне встречу в самом пыльном, самом пропаутиненом, мышами хоженом месте нашего дворца? Он что, меня тут придушить решил?" Принц улыбнулся своим мыслям - во-первых потому, что застать врасплох было делом...ну, мягко говоря, не лёгким, а во-вторых, он только что понял, _кого_ помянул всуе. Видно, крепко ему запомнился жрец-сектант Скипидар (поклонник древнего пра-бога Эскалатора, Ступеней его и книги священной его Инструкции), который фанатично блестя лысиной (примечательной такой лысиной, очень блестящей и очень фанатичной), и размахивая какой-то разваливавшейся брошюркой (наверняка той самой инструкцией), призывал Эскалатора спустится с небес и "побрать" этих "неверных идолопоклонников с их идолами" (это принцев-то с Богами!)... "Эх, славно мы тогда повеселились, изображая глас Эскалаторов с ближайшего дерева, дабы утихомирить и жреца пришибленного, и всех его подопечных..." . - Рубеус ещё раз чихнул, и выругался - Да где же этот грёбаный Пендрагон? Пиндар грозно развёл широченные, прямо-таки былинные плечи - честно говоря, с образом он немного перемудрил, дверь не была рассчитана на столь могучее телосложение, и призрак понадеялся, что факт частичного прохождения его мощной мускулатуры сквозь стену останется незамеченным. Принц Рубеус стоял у стенки и пинал...эту прекрасную, гладкую, пушистую, несравненную пыль! Пыль!!! Пинал!!! Но Пиндар решил взять себя в руки и не придавать этому значения. В конце концов, Рубеус - грубый варвар и ничего не понимает в истинной красоте. - Мой принц! Вас приветствует лорд Пендрагон В отчизны час трудный покоя лишен К вам тяжкую думу покорно несу На ваш справедливый и благостный суд Принц сполз на пол в приступе гомерического хохота. "Потом надо будет от пылищи отряхиваться, весь изгвоздался аки свин заморский, ну и пофигу!" ха-ха-ха! Ы-ы-ы-ы... держась за живот и истерически похихикивая, генералиссимус Алмазного корлевства, наконец сфокусировал взгляд на обиженно дующем губы "Пендрагоне". Тот уже стал просвечиваться и даже, кажется, немного уменьшился в размерах. - Лорд Пендрагон! - принц широко и победно улыбнулся - В прошлый раз это был маркиз Пендель, а до этого барон Пиндарелли! Я должен был догадаться! Как Рубеус умудрялся каждый раз выигрывать в их маленькой забавной игре, призрак не догадывался и ужасно огорчался, ведь все его образы были тщательно продуманы и являлись настоящим произведением искусства. Пиндар пролевитировал перед собой томик стихотворений, который в очередной раз достал в каком-то странном месте, может даже в тайниках Серебрянного королевства, морали и понимания что такое хорошо, а что такое плохо, призрак лишился уже давно, да и в самом деле, разве могут отказать какие-то сильверы Великому Поэту? Рыжий потянулся за книгой. Вопреки сложившемуся при дворе мнению, что принц не более чем вояка и солдафон (подобная слава сулила определённую выгоду - мало кто мог уловить за широкой мальчишеской улыбкой иронию, а за наглым прямым взглядом весьма цепкий ум), Рубеус был человеком не чуждым искусству. Надо сказать, он был не только эрудирован и начитан, но и сам порывался писать стихи, однако стеснялся сей стороны своей натуры. Пожалуй, в тяге к стихосложению он мог признаться только этому взбалмошному призраку, который уже давно приносил ему самые редкие и ценные произведения искусства и брал их, казалось из воздуха... Пиндар был бы поистине бесценным существом , кабы не его стремление завести роман с каждым обитателем замка, кто был молод и носил штаны. Призрак (уже в своём, пиндаровском очаровательном облике), кокетливо хлопнул принца призрачной ладошкой по загребущей лапке. - А что мне будет за сие? Лобзанье жаркое иль нет? "Шиш тебе, гадкий дух, перебьёшься!" - А кружевное трико тебе не пойдёт? Призрак огорчённо покрутил попой - трико, конечно, ему пойдёт, но трико - оно же не поцелует и не обнимет... - А может всё-таки лобзанье - Цена пиндарову старанью - Никаких лобзаний! - гаркнул Рубеус и скрестил руки на груди, силясь не расхохотаться снова, потому что иначе обидчивое и злопамятное привидение эту книгу ему никогда больше не принесёт. Другие - всегда пожалуйста. А эту - нет. Призрак старательно вилял задницей и мёл ресницами. Зловредно насобачившийся Рубеус (о грубый! грубый! грубый негодяй!) даже перестал быть привлекательным. Ну почти. Пиндар опечаленно вздохнул и отдал принцу книгу. - Тогда давай своё трико... "Да не моё оно! В прабабкиных сундуках обнаружили..." И сгинь, примерить я стесняюсь... "Ну да, стесняется он, и тащит тогу с плечей... У-у-у, противный!" Иди, не трожь ты пыль веков! Как ты с ней так! Я изумляюсь... "С _пылью_? Да ты поди поехал, милый стихотворец?" Пока его не скрутил новый приступ смеха, Рубеус решил ретироваться. В этот самый момент его и застала менталка от друга его юности, ныне генерала Даймондской армии - Аметиста. -"Принц, Вы не слишком заняты? Может встретимся где-нибудь? Где Вы сейчас? Мне найти Вас или Вы сами придёте ко мне?" Рубеус послал Аметисту образ тёплой улыбки - "Милый мой друг, к чему церемонии между нами, когда нас не слышит ни один из придворных сплетников? Так понял, ты недавно вернулся? Знаешь, у нас здесь происходят странные вещи, я расскажу... только вот разберусь с делами и обязательно свижусь с тобой!"



полная версия страницы