Форум » Город » Криминальные районы » Ответить

Криминальные районы

Гелиос: Окраины Столицы. Здесь живет вся беднота города и скрываются самые отъявленные негодяи и преступники, обитающие в городе или забредшие на огонек из соседних городов и провинций. Ветхие жилые здания чередуются с притонами, харчевнями и кабаками. Если днем ходить по улицам опасно – вас могут обчистить или облить помоями, то прогулка ночью по плохо освещенным "коридорам" из домов и узких улиц - это просто самоубийство. Одним словом, окраины города - это не то место, где бы вы хотели оказаться ночью в гордом одиночестве.

Ответов - 12

Юнон: Из малой гостиной. Со свистом выпуская воздух, красный Юнон ворвался в криминальные районы. Ветхие здания и подозрительные личности не внушали юной "фрейлине" королевы ни малейшего доверия - любая доска здесь могла прогнить ровно в тот момент, когда миниатюрная королевская ножка коcнется презренного дерева. Вспомнив о маскировке, Юнон закутался поплотнее в свой удачно черный плащ, попытался упрятать туда же большую часть всклоченных зеленых волос, и приняв независимый вид, пошел вперед по улице - насвистывая и старательно изучая звезды. Именно так посоветовал себя вести голос во сне. Это была Маори, да сама Маори. Она решила меня благословить. Она указала на ужасную опасность! - рассудила "фрейлина".

Гелиос: От фонтана на Элизиумской. Чертов Дарси! Дубина стоеросовая, крестьянин неотесанный... и шутки у него глупые, и сам он... Каждую шутку можно рассказать определенное количество раз, а потом она перестает быть смешной, но пародия на настоящего разбойника этого не понимает, не-е-е-т... Заладил как заведенный: "моя госпожа", да "моя госпожа"... А потом еще и говорить будет, что это я достал его своими привычками в девку рядиться. Можно подумать, я от этого удовольствие получаю. Алекс шел по темным ночным улицам города, не разбирая дороги - на север, подальше от Хэйла. ... и вовсе я не беспомощный! Я сам спасу Фредерику, и его помощь мне не нужна! Хм... А куда дальше? Так, вроде бы налево... Хоть раз в жизни мог бы промолчать, он же знает, как я отношусь к таким приколам... Ночной ветер забирался под плащ и холодил кожу, а вокруг стали слышаться звуки, совершенно не типичные для центра столицы – Пристли приближался к окраинам города. Поплотнее запахнув плащ вокруг себя и надвинув глубокий капюшон еще ниже – во избежание ненужных знакомств с посторонними незнакомыми мужчинами и женщинами - парень продолжил путь. Он еще пожалеет, что не пошел со мной и не увидит моего триумфа...Что за бред я несу? Надо было промолчать и стерпеть, а я разнюнился, как баба, и наорал еще при всех... Может, Дарси и прав, и мне надо... Нет! Тут он точно не прав! Черт возьми, где эта таверна? Я точно помню, что по карте она должна быть здесь... Погрузившись в воспоминания о карте прохода к злополучной таверне, которую Алексу показывал Дарси, который в свою очередь добыл ее неизвестно какими путями у одного из своих заклятых друзей, блондин опустил голову, пытаясь в потрескавшихся булыжниках угадать, куда же ему свернуть. Так сначала прямо-прямо до мертвого вяза, потом налево, потом через мост и снова налево... это я помню, я так и пошел.. потом под арку и направо и тут... Что-то мягкое с громким "Ой!" со всего размаху врезалось в Пристли. - Какого?.. - воскликнул Алекс нормальным голосом, забывая, что он маскируется под "девушку-нежный цветок", оказываясь сидящим на пятой точке посреди грязной улицы в самом криминальном месте Столицы один, без денег и оружия.

Юнон: -Ай! - воскликнул Юнон, когда что-то стукнуло его по лбу. Кажется, это был другой лоб.... говорила мама в детсве: не зевай на прогулке, по сторонам смотри.... мама мудрая была, мама жрица... мысли путались самым естественым образом - все-таки, травма головы... Наш герой от неожиданности и острой боли аж сел на землю. Перед глазами вскоре прояснилось, и Юнон осторожно ощупал шишку. Нет, завтра на приеме в честь прибытия делегации ну у "нее" и вид будет! Вспомнив об обидчике и более того, о своей миссии (а вдруг это злоумышляющий житель криминальных районов) Юнон состорил самую что ни на есть симпатичную свою мордашку и поднял большие зеленые глаза на... девушку. Странно, поначалу "фрейлине" показалось, что это был парень - лоб уж точно твердый, как мужской. В юноше взыграли рыцарские чувства - малышке, верно, больно. - Ты как? И кто? - выдавила из себя "фрейлина".

Гелиос: Немного расфокусированный взгляд Пристли, вызванный внезапным падением на мостовую и разноцветными кругами перед глазами, обратился к лицу молодой девушки… парня… - парень пару раз моргнул, прогоняя хоровод кружочков и звездочек, - нет, все- таки девушки. Юная особа, также как и сам Алекс, сидела на земле и, по-видимому, тоже не могла понять, что с ней только что произошло: большие зеленые глаза смотрели на блондина открыто и доверчиво, а выбившиеся из-под капюшона прядки волос только добавляли образу трогательности. - Ты как? И кто? – тихо спросило юное создание. Боится, подумал Пристли. А значит вести себя естественно нельзя, а то еще подумает, что я какой-нибудь извращенец и специально караулю в подворотнях маленьких девочек, чтоб их потом съесть. - Со мной все в порядке, спасибо, – пропел Алекс тонким сценическим голосом, смахивая челку с глаз и поправляя капюшон. – Меня... Генриетта зовут, – закончил парень свою короткую речь, но видя, что девушка все так же смотрит на него и, кажется, даже не моргает и не дышит, понял, что надо что-то добавить. – Вы знаете, я в библиотеку шла... – Великая Алерия, что я несу! – но, похоже, заблудилась... ведь библиотеки тут нет, да? – робко закончила «Генриетта», не предпринимая попыток подняться на ноги. Все, если она не примет меня за свою, то подумает, что я сумасшедшая и меня тем более не надо бояться.

Юнон: В библиотеку? здесь? в этих районах? ПОДОЗРИТЕЛЬНО! В голове сиреной зазвучал сигнал тревоги. Невинный вид, это напыщенное имя "Генриета"... Так только в романах или пьесах зовут! Нет бы Афиной там или Авророй представилась, а тут Генриета! Вот ты и выдала себя, криминальщина! Мысленно сощурив глазки щелочками, здрав все три зеленых хвоста на голове трубой и пропев победный марш, "Юнона" улыбнулась "Генриете" еще слаще. - В библиотеку? Да-да, конечно, здесь ее нет. Хотя я тут впервые... пирожки бабушке носила.... - О Маори, что я несу! - Если честно, я бы тоже хотела туда зайти, - защебетала "фрейлина". - Возьму себе романчик почитать, про любовь, - мечтательный взгляд в вверх, в темное скучное небо. - Вот только голова слегка кружится.... Это от волнения, - тут же поспешила добавить "она". - Может быть, вместе пойдем? У вас такое необычное имя.... А я вот скромно зовусь, Юнона, - и парень исполнил нечто вроде сидячего реверанса.

Гелиос: -В библиотеку? Да-да, конечно, здесь ее нет. Хотя я тут впервые... Прищуренные глаза и милая улыбка были немного странным сочетанием, но Алекс решил не обращать на это внимания, списав необычную мимику на последствия столкновения. Так, она приняла меня за свою, это хорошо… -…пирожки бабушке носила…Если честно, я бы тоже хотела туда зайти. Возьму себе романчик почитать, про любовь. … или нет. Какие пирожки, какой романчик в первом часу ночи?.. Точно, она приняла меня за свою, она тоже думает, что я того… романтическая барышня с синдромом провоцирующей жертвы, которая ходит ночью одна по кладбищам в поисках своего суженого. - Вот только голова слегка кружится.... Это от волнения Вот и симптомы на лицо. Мечтательный взгляд в небо, постоянные головокружения.. . -Может быть, вместе пойдем?.. Дальнейшее блондин не услышал, так как пытался незаметно отползти подальше, по-прежнему сидя на пятой точке с вытянутыми на земле ногами. Выходило не очень. Она зовет меня с собой.. А вдруг она меня хочет убить, как конкурентку за территорию?.. Надо как-то отсюда выбираться… Пристли попытался вспомнить хоть какие-то советы по обращению с психически неустойчивыми людьми, но вспомнил только дарсино «Глуши их первой попавшейся корягой и беги». Вот только это напутствие относилось к разбойникам в лесу, когда Алекс первый раз надел женское платье и собирался отправиться с Фредерикой в город пробовать новое прикрытие, поэтому к сегодняшней ситуации оно как-то не очень подходило. Да и коряги никакой под рукой сейчас нет… Какая-то часть сознания Пристли понимала, что остальная половина несет полный бред, но потом, оценивая сложившуюся сюрреалистическую картину происходящего, соглашалась, что для такого балагана такие мысли в самый раз, и умолкало… Балаган или нет, а выпутываться было надо, поэтому Алекс применил безотказное оружие любой женщины в сложной ситуации – робко улыбнулся и кивнул головой, отвечая таким образом на пародию на реверанс, исполненного зеленоглазой собеседницей. От резкого движения перед глазами снова заплясали вальс звездочки и кружочки, а в голове взорвался фейерверк. Блондин тихо охнул и приложил пальцы к виску, растирая и прогоняя боль. -Похоже, у меня тоже голова кружится от волнения, – произнес парень, извиняющимся тоном, улыбаясь девушке. – Это все свежий воздух праздничного дня. А нам хорошо бы уже встать с земли, ха-ха, – добавил он, оглядывая темную улицу, по краям которой где-то во тьме раздавались непонятные настораживающие шебуршания. – Возьмите мою руку, поможем подняться друг другу – как еще аккуратно и женственно подняться с мостовой, не показывая девушке напротив свою пятую точку, Алекс не представлял. Минут пять он и зеленоглазая незнакомка в плаще возились в пыли, мило друг другу улыбаясь, и пытались подняться, не наступив друг другу на руки и на ноги. -Ах, какие милые девочки! – раздался скрипучий старческий голос над их головами. От неожиданности Пристли одним рывком поднялся на ноги, утаскивая за собой девчушку и тоже ставя ее в вертикальное положение. - Вы, наверное, с праздника, да? Веселились и хохотали до упаду, небось. Молодость-молодость... – голос принадлежал безобидной на вид бабульке в белом переднике и с корзинкой в руках, материализовавшейся около них не пойми откуда. – А теперь, наверное, у вас головушки болят, да, сладкие мои? – поинтересовалась старушка, приветливо улыбаясь и подходя еще ближе. – Ну это ничего, у меня снадобье есть, оно боль враз излечит, как будто и не было ничего, – и отточенным движением фокусника старушка извлекла из корзинки маленький пузырек с сизой жидкостью. – Нате, выпейте, - и всучила Алексу в руки. Подозрительная какая-то старушенция… А, а вот и ее подельник в тени стоит. Ну, все ясно... -Ой, бабушка, что вы, у нас и денег-то нет, как мы за вашу доброту отплатим тогда? – тоненько произнес блондин, пытаясь отдать флакончик обратно. -Ну, что вы, что вы, я же вижу как вам плохо, а человек должен помогать страдающему, так Селиса говорит, – упорстовала бабуля, не желая забирать пузырек. – Иль вы думаете, что я вас отравить хочу? – проявила она чудеса догадливости. - Так не бойтесь, я сама сначала выпью, у меня тоже головушка разболелась, - и откупорив склянку, опрокинула в себя «лекарство», а затем снова отдала флакончик Алексу. Пристли уставился на старушку. Та не думала падать замертво или начинать плясать эротические танцы. Может и правда помочь нам хочет? В самом деле, не все же люди гады и подлецы… -Ну, что вы, бабушка, я даже и не думала ничего такого, что вы! – улыбнулся парень и пригубил лекарство. Действительно, тут же голова перестала напоминать Элизиумскую площадь во время праздника, а звездочки, поклонившись, пропали. – Хм, помогло... – с удивлением в голосе констатировал он, уставившись на пузырек в руках, а потом, вспомнив о новой знакомой, развернулся к ней и протянул склянку: -У вас тоже, кажется, голова болела. Будете?

Юнон: Юнон смотрел то на девушку, то на торговку. Черт... наверное, они сообщники.... ну какой идиот будет пить непонятно что, тем более здесь? Но если я не выпью, они поймут, что я их раскусил! И тогда... тогда набросятся на меня все разом, распознав человека королевы! Ах ты ж божечки, что ж делать? Придется пить. Ничего они из меня не вытянут, я наркотикоустойчив. - Буду, - храбро заявила фрейлина и опрокинула в себя остатки пойла. Бабушка довольно усмехнулась. Непонятная Генретта смотрела на Юнона невинными глазами. ой-йой.... пора сматываться. - Спасибо вам большое, вы ужасно милы, - защебетала "девушка". - Но мы спешим, очень-очень спешим, - и не давай "Генриетте" (шпионка она, как есть шпионка) опомниться, Юнон потащил ее в боковой переулок. Пусть опешат, что я их сообщницу спер... ла.... Тьфу! Быстрее, быстрее, быстрее.... Поворот, поворот, и еще. Фух, кажется , оторвались. Решетка, сад, кусты, деревья. Пойдет. - Ты что, дурная, пить непонятно что еще и здесь? - играл роль отважный защитник королевы. "Генриетта" не должна догадываться, что ее раскусили. - Они, наверное, оглабить нас хотели! - продолжал жаловаться Юнон. - В моей зизни не лаз такое было... - речь становилась все более и более несвязной. Так вот почему эти странные личности не спешили... это не наркотик, а концентрированная сивуха! Мысль мелькнула и пропала. Стало ужасно смешно. Хи... хи-хи-хи-хи-хи..... га-га-га! Юнон смеялся. Весело и заразительно. Все равно здесь кусты и нас не найдут. а смех... подумают, что это птички смеются. Птички? смеются? Га-га-га-га...

Время: Третий игровой день. Утро. В теме: Гелиос, Юнон.

Гелиос: - Буду. С этими словами очаровательная девушка цепкими пальчиками выхватила пузырек с лекарством и профессиональным жестом вылила в себя содержимое. Она, наверное, часто болеет, приходится пить всякие дурные настои … - объяснил для себя Алекс жест незнакомки. - Надо попросить эту чудную старушку приготовить ей лекарств, - парень повернулся в сторону доброжелательно улыбающейся бабульки и улыбнулся в ответ, - тогда она сразу поправиться и все у нее будет хорошо, а еще надо будет ей конфет купить. Когда маленькие девочки болеют, они очень любят сладкое, вот Фредерика всегда конфеты просит, когда простужается… В голове блондина как будто вспыхнула яркая лампочка, озаряя и заливая ярким светом все мысли, копошившиеся в голове, делая их каким-то маленькими и незначительными. Из глубин памяти вспылило забытое чувство наивности и доверчивости. Пристли любил весь мир и смотрел на него распахнутыми серыми глазами без единого огонька разумности в них. - Спасибо вам большое, вы ужасно милы. Какая милая девчушка все-таки, так благодарна старушке за лекарство. - Но мы спешим, очень-очень спешим. - Аа?.. – Договорить Алекс не успел, потому, как был бесцеремонно схвачен за руку и отбуксирован в неизвестном направлении. Лево-право, право-лево, в глазах мелькали редкие желто-красные огни от фонарей и окон и зеленая макушка невежливой девушки. От всего этого мельтешения и еще от того, что приходилось наклоняться вперед, ведь девушка оказалась чуть ли ни на целую голову ниже Алекса, кружилась голова и хотелось смеяться. Хм... что-то странное со мной творится… давление, наверное, меняется. Было у Гелиоса Александра Дэшвуда, а ныне Александра Пристли два недостатка, серьезно мешающих ему на пути продвижения вверх по карьерной лестнице при дворе. Первый недостаток заключался в том, что у Алекса не было слуха. В детстве он, конечно же, учился играть на различных музыкальных инструментах, как и подобает отпрыску любой богатой и уважаемой семьи, но родители и педагоги быстро поняли, что как бы мальчик не старался, мучить его, а главное, себя было бесполезно. С вокалом было то же самое, Алекс не мог попасть ни в одну ноту и жутко фальшивил, так что, даже обладая приятным тембром, распевать ночные серенады под окном он не решался. Второй недостаток был в том, что парень не умел пить: в первый же свой важный бал юный Дэшвуд напился всего лишь четырьмя бокалами шампанского так, что еще долго потом краснел от рассказов, что же он вытворял с фрейлинами после приема. Тогда Алексу повезло, и такое его не подобающее при дворе поведение списали на нервозность и неопытность, но повторять свои ратные подвиги под градусом ему как-то не хотелось. В какой-то момент молодой человек решил потренироваться «пить, как настоящий мужчина». Увы, все многочисленные эксперименты и испытания увенчивались провалом, и единственное, что почерпнул для себя Пристли, это то, что пить больше двух бокалов шампанского или одного бокала вина ему не стоит, если он хочет сохранить трезвость мысли до утра и уснуть в своей постели. Судя по состоянию блондина, которому незнакомка устроила кросс по пересеченной местности, с таким трудом нажитый ценный опыт по употреблению алкоголя внутрь был забыт. Наконец остановившись в каком-то темном месте, пахнущем сладкими южными цветами, девушка развернулась лицом к Пристли и принялась отчитывать того за беспечность. - Ты что, дурная, пить непонятно что еще и здесь? Такая серьезная… - подумал парень, пытаясь сфокусировать взгляд на зеленых пятнах, скорее всего являющихся глазами собеседницы - Они, наверное, оглабить нас хотели! Обвиняющий тон сменился несчастным всхлипыванием. Такая несчастная… - подумал парень, пытаясь сочувственно покачать головой так, чтобы не повылетали все звездочки и кружочки, живущие в его голове. -В моей зизни не лаз такое было... Всхлипы сменились хихиканьем. - Такая милая, - подумал парень, непроизвольно произнеся мысль вслух, и засмеялся вместе с зеленоволосой нимфой. Тут его собственное тело его подвело – неизвестно почему парня повело в сторону и, не справившись с управлением, Алекс покачнулся и упал бы, но вовремя сообразил опереться на девушку и обнял ее за плечи для устойчивости, глупо хихикая над идиотсской ситуацией. - Ой, а где это мы? – отсмеявшись, прошептал на ухо парень, все также обнимая девушку за плечи… Кажется, ее Аврора зовут… нет... Гера… Миневра... Юнона, точно Юнона... повернулся к металлической решетке, из-за которой доносились пряные запахи невиданных цветов, шелестели фантастические деревья и переговаривались между собой сказочные животные...

Юнон: - Н-н-не знаю... - хихикал Юнон. И тут ему пришла в голову блестящая мысль. Уединенное место, деревья, кусты, цветы - прекрасный шанс проверить "Генриетту!" Прижать ее к древесному стволу, и.... устроить допрос! Только нужно подальше в сад отойти, на дороге такое делать не рекомендуется. И Юнон ухватил девушку за урку: -Смотри! Там же девятихвостая лунная лиса! вон, вон ее шерсть белая мелькает! Поедем, поймаем, потом девять желаний загадаем, по одному на хвостик! И потащил девушку в глубь леса. охотиться за богатством, славой и исполнением желаний... Генриетта восторженно хлопала глазами, недоуменно моргала, но шла. Ибо что еще ей оставалось. лису, конечно, Юнон выдумал, а вот в этих кустах обитало множество птиц - ярких, красочных, попугаистых и горластых. Фрейлина так и не понял, как они сюда попали, но кажется, это был чей-то частный сад. Справа, за частой металлической сеткой вольера обитали разные фантастические звери - пушистые, когтистые, зубастые, яркой раскраски и со зловеще светящимися глазами. девушки тихо взвизгивали, как и положено девушкам, хватались друг за дружку и отважно продолжали охоту. загадочный лис захватил воображение. В испуге ухватив генриетту за талию,Юнон чуть не забыл о своей миссии, но продолжил уводить шпионку вглубь и пугать ее - во-первых, полезно для развязывания языка, во-вторых, он так мило пугалась! Кусты, кусты, вольеры, деревья, цветы, ягоды. Юнон с заговорщеским подмигиванием сунул Генриетте орхидею, и девушка смущенно воткнула ее себе в волосы. А потом им под ноги попался корень и они полетели. Прямо на усыпанную мелким гравием дорожку. Прямо под теплый свет магического фонаря. Прямо под ноги двум широкоплечим детинам в форме охранников поместья. - Так-так, - зловеще протянул один из них, хватаясь за оружие. - А это у нас кто? Юнон запищал. Тихо-тихо.

Гелиос: За решеткой что-то закопошилось, сверкнуло золотым и зеленым и тихонько тявкнуло. Заинтересовавшись, Алекс отпустил плечи своей новой подружки и двумя руками схватился за металлические прутья, вглядываясь в ночную темень сада, пытаясь угадать что за чудо-животное мелькает среди кустов. Не то чтобы Пристли обладал тягой к изучению редкой и экзотической флоры и фауны, скорее виной натуралистического интереса было снадобье, предложенное бабушкой-рецидивистом на грязной мостовой, оставшейся далеко позади. Также на поведение, несомненно, повлияли мысли, благодаря тому же снадобью приобретавшие необычные формы и направления. Алекс решил, во-первых, не пугать юную особу и не признаваться, что он парень, а во-вторых, решил доказать окружающим и себе в первую очередь, что он великий актер, что бы там не говорили всякие завистники при дворе, и может достоверно изобразить юную деву, еще не пробовавшую жизнь на вкус. Но как именно ведет себя юная дева, еще не пробовавшая жизнь на вкус, парень представлял себе слабо, особенно в таком состоянии, поэтому, когда его отлепили от решетки, посулили чудо-зверушкой с проблемами в хвостовом отсеке и потащили через соблазнительно приоткрытую калитку в глубь сада, Алекс только тоненько охал, еще тоньше ахал, хлопал ресницами и распахивал глаза пошире, вздрагивая от особо резких звуков. По его нетрезвому мнению именно так должна была вести себя любая приличная девушка в незнакомом саду, полном опасностей и диких животных. Чем дальше они заходили в лесосад, тем ярче и громче становилось вокруг. У блондина начала кружиться голова от обилия звуков, карамельно-цветочных запахов и ярких расцветок животных и оперений у птиц. Вдруг Пристли почувствовал руки на своей талии – это Юнона в испуге прижалась теснее, проявив, по мнению парня, нормальную девичью реакцию на происходящее вокруг. Запомнив это важное для построения образа юной девы движение, Алекс решил его повторить для усвоения материала, но удобной возможности все никак не представлялось, так что оставалось пугаться по старой методике. Когда же зеленоволосая нимфа протянула ярко-голубой цветок, пахнущий конфетами, Пристли смущенно потупил взгляд – как себя вести с девушками, задаривающими тебя цветами и при этом многозначительно тебе подмигивающими, он как-то подзабыл. В последнее время так поступали одни мужчины, а бить женщину и указывать в грубых выражениях куда ей следует засунуть этот веник, не пристало юной деве, еще не попробовавшей жизни на вкус. Поэтому оставалось только заткнуть бутон себе в волосы и попытаться не чихнуть из-за сладкой пыльцы, попавшей в нос. В попытках сдержаться и не проявить грубость неприличным чихом, Алекс совсем забыл о цели вояжа – поимке неведомой зверушки и отрывания каждого из девяти хвостов, дабы осуществить заветное желание, – так что неудивительно, что и коряга, притаившаяся в стратегически важном месте тропинки, осталась незамеченной. Следующее, что увидел Пристли в лучах мягкого желтого света, были черные блестящие армейские сапоги сорок пятого размера. - Так-так.. А это у нас кто? – пробасили ботинки. Рядом, справа от парня, запищала мышь. - А вы не подскажете, как пройти в библиотеку, мы, похоже, заблудились, знаете ли…– поинтересовался Алекс у ботинок и оглушительно чихнул. Школа балобольства имени Дарси не прошла даром. - Гых, ночью? – сапоги расхохотались, подрагивая мысками. - Учиться никогда не поздно! – выдал Алекс набившую оскомину сентенцию, поднимая глаза и замер, как сусликрыс перед удавом. Сапоги оказались не просто сапогами сами по себе - оказывается, они принадлежали сине-зеленой форме и двум детинам ростом под два метра, которые ой как недобро таращились своими узкими глазками на двух юных дев, еще не попробовавших жизни на вкус. Ты попал, братан, - ехидно заметила рациональная часть рассудка Пристли, которой удалось остаться трезвой. Где-то рядом опять пропищала мышь.

Юнон: - В библиотечку, значит, - заржал один из бугаев. - Слышь, учиться хотять Тута, - пихнул в бок своего напарника. - Угу. В садах босса. Мы вам сча найдем учителя, - второй ткнул большим мясистым пальцем в сторону вольера с большим, весьма агрессивным зверем - в ту сторону Юнон не рискнул идти искать цветок папоротника. - Ээээ... - нет, спасибо, пожалуй, не стоит.... - залепетала фрейлина. - ну, эээ, понимаете, мы правда заблудуились, совсем не хотели никому мешать. - в голове все смешалось, и нужно было срочно изобретать историю. Ведь кажется Юнон вспомнил, что за личность является хозяином большого и роскошного парка в криминальных районах - такого росокошного, что о нем шушукаются даже при дворе. И фрейлине королевы, ее воину, состоявшему в лично охране Ее Величества, светиться в таких местах вовсе не пристало. Тут в мозгу вспыхнула гениальная идея. Мыльные пузыри и легкое головокружение сопровождали свечение этой чрезычайно разумной мысли, аромат бабушкиной настойки убедительно кивал и успокаивал - сработает. Фрейлина королевы - она ведь девушка... А вот Юнон... - Джентльмены, - юноша приосанился, и заговорил, перестав изображать сбивчивое девичье лепетанье, а наоборот, пытаясь подчеркнуть увереные, строгие мужские интонации. Практики ему не хватало, но вот старания... - дело в том, что я на самом деле парень, и мы с любимой - Юнон указал на Генриетту, - сбежали, чтобы тайно обвенчаться. Но кучер, то есть конюший, то есть гувернер, узнал о нашем плане и преследовал вместе со всей челядью, чтобы отнять ее у меня и вернуть домой. Тогда мы увидели эти кусты и спрятались тут, надеясь обходными путями добраться до библиотеки, где нас ждал священник... Тут Юнон запнулся, заметив кое-какие недочеты в своем рассказе. Генриетта смотрела на него большими глазами и усиленно кивала. Охрана ржала, один ткнул Юнона пальцем в плечо. Он сел. Тут в кустах послышался шорох, и появилась та самая старуха в сопровождении парочки подозрительных личностей, при первой встрече прятавшихся в подворотне. - Ах вот вы где... - начала она, но тут увидела охранников и запнулась. - Аааа - возопил Юнон при виде старухи. И вдохновенно продолжи л - Вот он, вот! гувернер! За ней пришел... Свет погас. Совсем. Была темнота, головная боль и тихие охи рядом. Очнулся фрейлин только какое-то время спустя. Рядом сидела Генриетта. - Что случилось? - на голове вздулась шишка. Да и весь он был как-то побит и даже, можно сказать, избит. - Ну, они не стали особо разбираться, - тихо отозвалась Генриетта. - Просто сунули нас всех в подвал... Только тут Юнон заметил сбоку еще три тела. Это была старуха и К, чумазые и побитые - видимо, они сопротивлялись.



полная версия страницы