Форум » Город » Дамский магазин "Незабудка" » Ответить

Дамский магазин "Незабудка"

Алмаз: Вывеску этого маленького магазинчика украшает кокетливо изогнутый цветок. Его обманчиво простые черты набросал когда-то великий художник, прадед владелиц. Теперь рисунок покрыт серебром и стоит куда больше, чем земля, на которой стоит магазин. Такие же цветы стоят в витринах высоких вазах. Они очень похожи на полевые, только крупнее и ярче. Эта изящная, нарочитая скромность - отражение души этого замечательного заведения. "Мы продаем мечту" - хором говорят хозяйки. - "То, чего хочет каждая женщина". "Незабудка" - самый роскошный, дорогой и безумно модный салон дамского белья в столице. Днем модницы стоят в очереди, чтобы попасть внутрь и обменять пару кошельков золота на невесомую паутинку, превращающую даже самую заурядную девушку в опасную соблазнительницу.

Ответов - 12

Лета и Мнемозина: Стремянка опасно шаталась. А Лета висела на руках, вцепившись в верхнюю полку и круглыми от ужаса глазами смотрела вниз. Худые ноги в залихватски подкатанных джинсах тряслись и подкашивались, угрожая обрушить владелицу вниз еще до того, как рухнет лестница или поломается тонкая фанерная полка. - Помогите...- жалобно взмолилась девушка, услышав опасный треск. - Мене...Неза...тьфу! Сестра-а-а! Мнемозина у прилавка прислушалась, нахмурилась, хлопнула ладонью с зажатым в ней пером о дерево и рванула в подсобку. - Мнемозина, - крикнула она, поднимаясь на цыпочки и хватая стремянку в попытке придать ей хоть чуть-чуть устойчивости, - Черт тебя дери, Мне-мо-зи-на! Не дрыгайся! Я тебе говорила не брать стремянку? Говорила! Стремянка вроде как встала понадежней - но Лета все норовила дрогнуть и поколебать зыбкое равновесие. - Упадешь - я тебя... - зловеще пообещала Мнемозина,чувствуя, что ни полка, ни стремянка, ни она с сестрой дого так не продержатся. В наступившей тишине отчетливо скрипнула фанера. - Ай, не надо, не на... - Лета причитала, чувствуя как пальцы соскальзывают и отчаянно заскребла ногтями, пытаясь хоть как-то зацепиться. - Держи...и-и-и! Вместо того, чтобы встать на площадку и прекратить этот опасный аттракцион, совершенно не соображая, что делает, она дернула ногой и вышибла защелку. - Ой, - успела убито констатировать старшая сестра, прежде чем стремянка с облегченным клацанием сложилась, зажимая пальцы Мнемозины. Лета молча грохнулась на пол, и едва успела состроить скорбное выражение лица, как травмированная полка все-таки треснула, и на сестер посыпались отрезы драгоценного западного атласа. - Извини... - шепотом покаялась виновница бардака, выглядывая из-под алой ткани. - С тобой все в порядке?

Лета и Мнемозина: - Нет, - сдавленно произнесла погребенная под тканями, стремянкой и сестрой Мнемозина. Она медленно втягивала воздух, одновременно считая от ста в обратном порядке и думая о приятном. О холодном компрессе на палец. О котятах. О топоре и геноциде. - НЕТ! Нееет! - от яростного вопля Мнемозины завибрировали оконные стекла, - Не в порядке! Слезь с меня, идиотка! Ты хоть знаешь.... Ты хоть!... Ты!.. - она на секунду замолкла, чтобы отдышаться, и отпихнула сестру в сторону, - У тебя руки одкуда растут? Кто это убирать будет? А мой палец?! Лета жалко ойкнула и рухнула на размотанные ткани лицом, прикрывая руками затылок. Ей очень хотелось мимикрировать под цвет атласа. А еще - остаться в живых. И, по возможности, даже не идти к лекарю. - Прости меня! Прости-прости-прости-и-и!! - зарыдала девушка, не в силах сдержать скорбь. Она живо представила, как было больно несчастным раздавленным пальчикам... - Давай поцелую? - всхлипывая, Лета подползла ближе и преданными собачьими глазами заглянула в лицо сестры. - Я уберу весь ситец, честно-честно! Наверху что-то треснуло, и прямо на голову старшей упал последний обломок полки. Весомо упал. Мнемозина не шелохнулась - но начала издавать приглушенное рычание. Фанера, цепляясь занозами за растрепанные волосы, неторопливо сползла вниз и упала на пол. - Я тебя сейчас... - багровея, произнесла младшая, - Я тебя... так сейчас поцелую! - она схватила ушибленными руками сестру за шаворот и тряхнула, - Мало не покажется! Стремительно распухающий палец правой руки попал в петельку на одежде Леты, и Мнемозина, взвизгнув, оттолкнула сестру и затрясла пострадавшей рукой. - Что я такого сделала? - всхлипнула та в ответ. - Я же...я же так люблю тебя, Зема! А ты... От обиды Лета начала рыдать еще горше. Преисполнившись отчаяния, она снова подвинулась и замолотила кулачками по спине сестры. - Ты жесто-окая-а-а! Все...все плохие! Никто не любит меня-а-а... Плача и колотя Мнемозину, девушка все глубже запутывалась ногами в драгоценном атласе. Ткань от слез уже была основательно усеяна мелкими мокрыми пятнышками. - Я тебя ненави-и-ижу! - А я... - Мнемозина завозилась в тканях, отбиваясь от рыдающей родственницы, - А я тебя тоже! Атлас слегка треснул. Обе сестры замерли и задержали дыхание. Дальше они выбирались уже куда медленней, напару откинув в сторону стремянку и сосредоточенно сопя. Лета то и дело судорожно всхлипывала, а Мнемозина говорила ей, даже голос зачем-то понизив на полтона: - И никто тебя так не ненавидит, так как я. И я никого так больше не ненавижу, поняла? И никогда - ни-ког-да! - не перестану! И прекрати рыдать на товар! Лета торопливо кивала, дрожащими руками разматывая ткань. Но все равно слезы щипали уголки глаз, и сладко-мучительный комок обиды в груди неудержимо рос. - И я...и я тебя, Низочка! - от такого трогательного шепота мог превратиться в плавленый стеарин даже камень. - Только...ты видишь? Оно же все помятое...ты все испортила! Это ты...ты во всем виновата! Зачем ты меня толкнула? И так беспросветно девичья, если можно это так назвать, память Леты выкинула очередной финт - и теперь она смутно припоминала, что сестра держалась за стремянку...и, раз так, то она ее и толкнула! - Мы разоримся! - потрясенно ахнула девушка. - Мы...мы будем просить милостыню! И ползать в грязи!! Мнемозина кинула на раскиданный на полу атлас панический взгляд и выдала сестре крепкий подзатыльник: - Ты что - совсем из ума выжила?! Прекрати это немедленно! Так. Так! На секунду замерев, она схватила размазывающую по лицу слезы сестру за шиворот и поволокла прочь из подсобки. - Приведи себя в порядок! - младшая яростно фыркнула, убирая с лица прядь. - Займись покупателями. И не вздумай лезть в подсобку! Опять что-нибудь сломаешь, растяпа! Не прекращая поток злобных восклицаний, Мнемозина исчезла в подсобном помещении, и вскоре оттуда послышался жуткий скрип - младшая раскладывала древнюю гладильную доску. - Но...Мена...ведь уже поздно! - взмолилась Лета, потирая ушибленную голову. У сестры, как бы ее ни звали, рука была тяжелая, куда там полкам! За витринами было уже совершенно темно. Девушка оглянулась на стройные ряды плечиков, между которыми никто не бродил, и хотела сказать, что нельзя так издеваться над родной сестрой и ей пора спать...но за стенкой что-то стукнулось, заскребло о пол и зашипело. Лучше было не лезть. Лета горестно вздохнула и оглянулась. Возле кассы лежала чья-то книжка с яркой обложкой... Открыв на закладке, девушка с минуту непонимающе смотрела на страницу, потом хмыкнула и открыла на первой. Дочитывать за кем-то она не хотела. На обложке мускулистая красавица держала за горло хлипкого мужичонку, над ее рогатым шлемом красовалось название сего произведения - "Соблазн и порок". Отброшенная закладка с вышитым "Лета" билась о переплет. Это был шестой такой подход к книге за день.

Telulu: Вдвоем с Чиби Усой из "Синей Чашки" - Все равно это жутко, - уводя Чиби Усу переулками, шептала фрейлина. - Я не понимаю...у меня просто мурашки по телу от этих разговоров! Конечно, девушке-медиуму она не поверила. Мертвые - они в земле и в загробном мире, как можно их потревожить? А то, что страшно...так это просто так. По темным улицам столицы Телулу шествовала неторопливо, но уверенно. Не забывая контролировать королеву, она успевала заглядывать в полутемные витрины - там дремали безликие манекены и от тусклых огоньков где-то в глубине магазинов таинственно мерцали драгоценности. В этом было что-то чарующее, хотя и страшное. Обаяние полусмерти неживых. Неподвижность, которую не скрадывала дневная суета. Даже дешевенькие пуговицы и фальшивое серебро кантов внушали уважение, поблескивая в свете фонарей. Как будто облагороженные полумраком и тишиной, отсутствием пересыпающих, щупающих, загребающих рук и визгливых голосов торговцев. Ночью ценники не видны. "Все как будто совсем другое..." Что-то щебеча ее величеству, фрейлина морщила бровки, переступая через канаву или горку мусора. Не опускаясь до Палладиного безумия, она все же не любила грязь. Поэтому предпочитала смотреть на город из окна кареты, мимоходом - чтобы видеть только свежеокрашенные двери и яркие клумбы. - Вам нравится? - почему-то шепотом спросила девушка у Чиби Усы. Ночь настраивала на таинственный лад. Нужный магазин она увидела издалека - свет горел только в его окнах. Убедившись по вывеске с цветком, что это то самое место, Телулу решительно открыла тяжелую дверь. - Лета? Мнемозина? Это я! Как всякую постоянную клиентку, да еще и первую придворную модницу, ее обязаны были узнать по голосу и встретить с восторгом и трепетом. - Можете снимать плащ, ваше величество, они не сдадут.

Лета и Мнемозина: - Ой, - Лета захлопнула книжку и сунула под ящик кассы, придавив и так полузадушенного бурной страстью мученика на обложке. У нее напрочь вылетело из головы, что вошедшие – это давно ожидаемые важные клиентки. Кто ходит под капюшонами? Только разбойники! Девушка сжалась, юркнула за прилавок и на четвереньках поползла к подсобке, задевая боком стопки бархата и коробки с чулками. - Миза-а-а… - чуть слышно жалобно звала испуганная до дрожи Лета. – Нас, кажется, пришли грабить… это так ужасно… спаси меня, пожалуйста... Мнемозине слово "страх" было, разумеется, известно, но находилось оно в её пассивном словарном запасе. Из подсобки она выскочила с горящими глазами и утюгом наперевес, сопровождаемая эпическим грохотом схлопывающейся гладильной доски. - Я вам сейчас!.. - объявила она, окидывая взглядом помещение - и охнула. И уронила утюг. Затем, не спуская глаз с посетительниц, младшая проскользнула за стойку, незаметным метким пинком заставила остановиться и подскочить Лету и бегом кинулась к двери. - Простите нас, ради всего святого, - она приняла у Телулу плащ и, встав на цыпочки, повесила его на крючок у двери, - Лета такая трусишка, что я сама должна была догадаться, что все в порядке - но вы ше знаете, я так за неё беспокоюсь... И за магазин... Госпожа, - Мнемозина обратилась ко второй посетительнице, - позвольте, я вам помогу...

Чиби Уса: Кофейня "Синяя чашка" => Идя вместе с Телулу по уже тёмным улицам, королева и в правду ощущала вокруг нечто таинственное и магическое. Как необычно, я никогда не видела город таким раньше... - Не бойся милая, и вообще - не думай об этом! - Успокаивающе проговорила Серенити, сжимая её руку. Хотя от недавнего разговора с медиумом и окружавшего их города, Чиби Усе и самой становилось немного не по себе. Наконец они подошли к магазину. Похоже Телулу была здесь частой гостьей, так как вошла уверенным шагом и позвала хозяек просто по именам. Юные девушки очень понравились королеве, своей живостью, искренностью и заботой, хоть и несколько странной, друг о друге. Она улыбнулась словам Телулу и позволила помочь Мнемозине снять с неё плащ. Оправив свой наряд, королева очень мило и приветливо улыбнулась -Добрый вечер. Благодарю вас, что ради меня вы так задержались. Это очень любезно с вашей стороны. Пробежав глазами по вешалкам и полкам, Чиби Уса покраснела. Всё бельё здесь было.. как бы это помягче сказать... Провокационным. И как Телулу может думать, что я решусь надеть нечто подобное?...

Telulu: Отдав модный плащик в надежные руки Мнемозины, фрейлина проследовала в зал и огляделась. Все-таки в городе чувствовалось, что самое главное событие сезона...да ладно - года, или вообще века!...произойдет в храме Мэллорин. В новой коллекции преобладало золотое шитье, а разрезы были такие, что от одного вида некоторых чудных вещичек хотелось восхищенно упасть в обморок. Потому что решительно непонятно, как можно простой смертной носить такие вещи. Легче крыльев бабочки, прозрачнее утреннего тумана, нежнее лепестка розы... Самая жалкая замухрышка станет принцессой, если ей подарить вот эти как будто висящие в воздухе золотые цветы...или ту шикарную накидку с белопенным пухом! Телулу на секунду забыла о том, что вроде как привела с собой ее величество, но колоссальный придворный опыт спас ее и не дал совершить непоправимой ошибки. - Ох...вы видите? Красота какая... - глаза девушки сияли, пальчики нервно перебирали край невесомого пеньюара. - Девочки! - прижав свободную руку к груди, воскликнула Телулу почти что жалобно. - Нужно самое красивое белье. Я...я даже не знаю, как тут можно выбирать, когда хочется все! Но...очень надо! Такое, - фрейлина замолчала, накапливая вдохновение. - Чтобы можно было совратить даже статую!

Лета и Мнемозина: Лета проводила посетительниц настороженным взглядом. Нет, вроде нормальные - вон белье щупают...смотрят как голодные на колбасу... Выползая из-за стойки, девушка стукнулась макушкой о кассовый аппарат, вогнала в колено булавку и наступила сама себе на волосы. - Мы будем рады вам помочь, - гладя на покупательниц огромными, полными слез от жалости к себе глазами, скорбно сказала Лета. - Мима, где у нас кремовый шелк? Мнемозина приставила пальчик ко лбу, скрывая раздраженно дернувшиеся уголки губ. Она была готова на тюке прозрачного тюля поклясться, что рулоны шелка убирала Лета. Откуда ей знать, куда это склеротичка запихнула товар? Она не ясновидящая, в конце концов! - Сейчас-сейчас, - отозвалась она, опуская руку и отпархивая от покупательниц в сторону подсобки. Скрывшись из виду, Мнемозина пнула тумбу с швейной машинкой. Неплотно прикрытая дверца тумбы со стоном распахнулась и обнажила хорошенько смазанные швейные внутренности. - Зараза, - прошептала младшая, зверски оглядывая комнату. За годы жизни с Летой она, во-первых, выучила сестрины привычки, а во-вторых, развила недюжинную интуицию. И то, и другое, подсказывало ей, что старшая вряд ли засунула рулоны далеко. Через минуту благостная и улыбчивая Мнемозина, нежно обнимая мерцающий шелковыми боками рулон, влетела обратно. От сестры исходили волны искренней злости - такой, что Лете захотелось навзрыд зареветь и запустить в нее утюгом. Но при покупателях разводить сырость нельзя - это вбила в нее младшая. Такими неконстутиционными методами, что в обход нездоровой памяти знание отложилось на уровне рефлекса. Лета ласково-ласково посмотрела на взбешенную, но сияющую улыбкой Мнемозину и потянула краешек ткани. Развернутое нежно-персиковое великолепие легло на ладони обеих сестер. - Вам нравится? Очень изысканно, модно, актуально! Как раз хороший вариант для высокородной дамы, - певуче завела обычную речь младшая сестра. - За два дня сделаем, - поддакнула старшая. - Сейчас все берут, очень красиво. А?

Чиби Уса: Королеве искренне забавлялась, глядя на Телулу. Похоже, что здесь была её родная стихия. Модели и ткани были и вправду великолепны, но откровенность кроя заставляла щёчки королевы мило розоветь. Несмотря на то, что произошло сегодня в её покоях, Чиби Уса всё же была ещё невинной девушкой, и то, что подразумевали под собой эти наряды, смущало её. Слова Телулу о совращении статуи заставили королеву низко опустить голову и отойти подальше, сделав вид, что она рассматривает модели в другом конце зала. Она так спокойно говорит о том, что мы должны... что будет между нами. А мне так страшно. Меня просто паника охватывает! Когда мы наконец закончим, я пойду в храм Алерии. Может Ами даст мне силы успокоится и унять эту дрожь в сердце? Надеюсь, она поможет мне. Осматривая витрины, королева наткнулась на неземной красоты пеньюар из белой полупрозрачной ткани с кружевом и бледно розовыми вставками. - Какая красота! - Восхищённо воскликнула девушка, - Телулу, мне кажется мы нашли то, что нужно.. Вот только... - Чиби Уса наморщила лобик, - По краям его надо украсить белым мехом!

Лета и Мнемозина: Незнакомая дамочка, приведенная проверенной клиенткой Телулу, бродила по залу. А сестры с жаром доказывали вышеупомянутой зеленоволосой, что неяркий, пастельный оттенок шелка - именно то, что надо. - Нет, ну просто как карамелька же! - сладко шептала Лета. Она уже не помнила, что и кому пыталась продать, но профессиональная, выработанная годами тренировок говорливость работала сама по себе. - Да-да, - кивала Мнемозина. Так виртуозно трепаться она не умела, но оставить сестру без поддержки не могла: она-то понимала, кто перед ними и какими заказами может обеспечить их эта уверенная особа. Сколько бы там ни было жен и дочек городских толстосумов, а королевский двор - это вам не мешок наперстков. И тут как раз вернулась робкая девушка, держа в руках... "О Мэллорин", - хором подумали сестры, тоскливо глядя на выбранный заказчицей фасон. Переглянулись, все еще ослепительно улыбаясь - и тут же переключились на следующую часть представления. - О, замечательный выбор! - заталкивая поглубже тоску и разочарование, пропела прошлогодним белым рюшечкам Лета. - Давайте запомним этот вариант и посмотрим кое-что еще...к подбору белья нужно отнестись очень тщательно, вы же знаете! Мнемозина, отвернувшись от покупательниц, скорчила сестре кислую рожицу и умчалась куда-то в ряды кружев. И тут же в воображении свернула Лете голову - раз в жизни попросила эту оторванную от жизни бездельницу помочь с уборкой, так та забыла ведро с грязной водой прямо между рядами. Свирепо царапая цинковые бока ведра недоломанными ногтями, младшая сестра отодвинула его в сторону. - Зизочка, дай нам, пожалуйста, что-нибудь черное, - донесся от кассы нежный голос старшей. - И вот ту алую модельку из восточных мотивов...и, наверно, серебряную "паутинку", только без шнуровки. Проглотив возмущение, Мнемозина нахватала с вешалок вещей, добавив еще кое-то на свое усмотрение. Лета ее вкусу доверяла не больше, чем та ее памяти, но младшая наследница магазина не сдавалась. Старшая встретила ворох невесомой одежды и Мнемозину ослепительной счастливой улыбкой. "Где можно было столько шляться?!" Не снимая с лица лучезарной улыбки, Лета за стойкой отдернула ногу, по лодыжке которой ей только что заехала носком туфли мстительная сестра - за ведро и за все хорошее. - Давайте посмотрим...какой цвет лучше всего подойдет роковой соблазнительнице? Конечно, черный! Вот взгляните, какой замечательный, смелый комплект... Конечно, хаотическую путаницу из узких черных лент, при должном воображении, можно было представить на живой женщине, и даже прикинуть, что откуда будет выскальзывать и где дразняще виднеться.

Лета и Мнемозина: Не увидев энтузиазма клиенток, "агитатор" мигом отбросила черные полоски и подняла ярко-красный корсет. Вес нашитого бисера был таков, что не натренированная на тяжелых рулонах бархата, утюгах и драках с сестрой Лета смогла поднять его только двумя руками. Бусины шелестели и позвякивали о золотые нашивки, ослепительно сверкали камни по краю очень откровенного выреза... - Не бывает мужчин, которые могли бы сопротивляться такой красоте. Вы только посмотрите! Какой шик, какое сияние! Алый цвет мгновенно привлекает внимание - ну, а потом его удерживает то, что под бельем, - девушка заговорщически подмигнула Телулу, но та снова никак не выразила одобрения. Мнемозина ковыряла ключом кассу и вполуха слушала сестру - может, той нужно было бы что-то принести. Самой ей идти за чем-то нельзя: если не убьется, то забудет, за чем шла. А если даже не забудет, найдет где-то на наскоро сметанном образце торчащую из шва нитку и устроит истерику. - О, я все понимаю, - до Леты наконец дошло, в чем загвоздка. Клиентка была из "одуванчиков" - а они не могут соблазнять, они только ждут, чтобы их совратили, но при этом нечеловечески расчетливы и упорны. - Нужно что-нибудь нежное, так? Вот... Нежно улыбнувшись, Лета поманила к себе сестру и накинула на ее угловатые плечи последнюю предлагаемую вещь. Невесомая паутинка, сплетенная, казалось, из утреннего тумана, мягким облачком обняла младшую. Ткань была совершенно прозрачной и не была бы заметна вообще, если бы не легкое серебристое свечение. - Беспроигрышный вариант, - твердо сказала старшая сестра, метким пинком заставляя младшую повернуться. - Казалось бы, все прикрыто...и все доступно. Ничто не привлекает больше, чем недосказанность...

Telulu: - Лета, - наконец вмешалась Телулу. Процесс ее безумно забавлял, и вот ту красную штучку она сама взяла бы с удовольствием...может быть, только заказала бы себе такую синюю. Под цвет нового браслета. Вещи в таком стиле носили храмовые танцовщицы, а это уже признанные эталоны стиля! Правда, сейчас вроде как и не на кого охотиться - из всех более-менее нормальных кавалеров некого выбрать. Или занят так, что надоест отбивать, или такой, что самой не хочется... Впрочем, скоро будет образовываться новый двор. А там видно будет. - Лета, ее светлость хочет беленькую, - фрейлина улыбалась, но твердый взгляд говорил "хватит впаривать свое, я все поняла". - Пожалуйста, снимите мерки. Мы очень торопимся. Успокаивающе пожав локоть королевы, Телулу отпустила ее с Мнемозиной, снимать мерки. - Чем быстрее будет готово, тем выше цена, - как бы между прочим проронила девушка, глядя как мелькает вокруг Чиби Усы белая измерительная лента. - Ее светлость - особа очень, очень высокого ранга. И может позволить себе абсолютно все. Так что все зависит от вас... И не забудьте, ее светлость хочет с опушкой. В конце концов, освободив закруженную и всесторонне измеренную Чиби Усу, фрейлина кивнула сестрам, забрала свой и королевский плащи и направилась к выходу. - Куда теперь, Ваше Величество? - шепотом спросила она.

Чиби Уса: Королева растерялась и смутилась под напором юных продавщиц. Которым явно не нравился её выбор. Видимо они считали его слишком скромным, так как предлагали наряды один "бестеоесней" другого, последний же похоже вообще не был одеждой, так как абсолютно ничего не скрывал. А девушка и свой-то выбор считала дерзким. - Нет-Нет, я не думаю, что это мне пойдёт... Но тут ей на помощь пришла Телулу, похоже, она лучше ладила с хозяйками магазина. Вскоре те утихомирились, и фрейлина, ободряюще сжав руку королевы, отправила её снять мерки. Одновременно давая девушкам указания поторопиться и намекая, что "время - деньги" и, чем скорее они выполнят заказ, тем больше денег получат. Всё-таки хорошо, что она моя приближённая. С её хваткой мы не пропадём! - улыбнулась девушка про себя Когда мерки наконец были сняты, Чиби Уса и Телу попрощались с хозяйками и направились к дверям. Взяв их плащи, Телулу тихо спросила, куда им идти теперь Я должна увидеть Ами! Мне нужно с ней поговорить. - В храм Алерии, дорогая! - Проговорила Чиби Уса, надевая плащ, - Хочу помолиться ей и попросить благословения и мудрости. Завтра будет очень непростой день. Низко опустив капюшон, королева подождала, пока Телулу наденет свой плащ и они вышли на улицу, направляясь к храму Богини Мудрости => Храм Алерии



полная версия страницы