Форум » Город » Постоялый двор-гостиница Мираж » Ответить

Постоялый двор-гостиница Мираж

Ями и Токиями: Гостиница стоит недалеко от летнего сада. Кирпичный пятиэтажный особняк немного в глубине аллеи за забором из цветущих кустарников. Широкая аллея ведёт к ступенькам из чёрного мрамора и большой двери из красного дерева. У дверей стоит швейцар в серой с серебристым кантом форменной одежде. Пройдя через дверь, попадаешь в своеобразную прихожую небольшая прямоугольная комната. Слева от входа удобно устроившись обычно сидит Токанава, либо за партией в шахматы, либо, полируя любимое оружие. Справа- рабочее помещение Ямамото, или её доверенного лица. Напротив входа арка ,ведущая в холл. В просторном холле стоят кресла разной ширины, со спинками и прямыми и отклонёнными назад, так ,что любой посетитель может найти себе удобное местечко. Во время чаяпития тут обычно собираются постояльцы, чтобы отдохнуть и обменяться новостями. Два больших камина отапливают комнату. Всё выдержанно в тёмно-красных тонах. Выход из холла расположен напротив входа и тоже под аркой. Широкая деревянная лестница ведёт на верхние этажи, где расположенны комнаты постояльцев. Налево от лестницы по коридору первого этажа гостинная, курительная комната, две просторных читальни, танцевальный зал. Направо - комнаты персонала и хозяев гостиницы, а так же выход во двор, где стоят несколько деревянных однокомнатных одноэтажных коттеджей. Коттеджи предназначены постояльцам, которые будут гостить в городе не более суток.

Ответов - 47, стр: 1 2 All

Ями и Токиями: Ямамото подняла голову от конторских книг и посмотрела на появившихся на пороге юношу и девушку. Тайгер частенько появлялся в её "детище" обчыно каждый раз не один. С новой спутницей. Излучая доброжелательность, она поспешила навтречу посетителям. -Добрый вечер. Чем могу помочь вам? "Где ж ты был в мои молодые годы, юноша, уж я бы тебя не упустила. Красивая молодая вертушка, не такая женщина нужна этому красавцу. Не удержит она его. Однодневка. Но, выглядит получше прочих." -Хай, Тайгер, давненько тебя тут не было - грубовато поприветствовал оборотня Яма - может партию в шахматы сообразим на двоих. Невинное выражение лица в ответ на недовольный взгляд жены. Токанава не заинтересовался спутницей Тайгера. Для него она была всего лишь женщиной. Вот если бы Тайгер принёс с обою крепкий клинок, тогда Ями проявил бы гораздо больше внимания. "Оружие - то ради чего стоит жить, а женщины. Есть только одна единственная моя любимая Ямамото - иключение из женщин."

Мэллорин: Из летнего сада, корчмы "Ястреб и чайка" -А я не знаю, - ответила Мэллорин на вопрос про то, где предпочитает комнату, и... ...путь до гостиницы прошёл в описании её фантазии. Подробном. Вплоть до тапочек у кровати и положения чернильной кляксы на листе бумаги от небрежно брошенного пера, а также описания морозных узоров на стекле. Выдохлась богиня как раз когда они добрались до места назначения; её сознание, потеряв нить рассказа, временно рассеялось и искало объект применения; таковым оказались хозяева этого местечка - и Мэллорин не преминула вежливо им улыбнуться (правда, не утруждая себя отцепиться от Тайгера). Такие милые люди. И так тепло любят друг друга - отношения такого рода всегда заставляли Мэллорин в душе умиляться. "Шахматы - это где такие красивые фигурки, беленькие и чёрненькие? - вспомнила она. - Как интересно!" -Тайгер, а ты научишь меня играть в шахматы? Я тоже хочу попробовать! - шепнула богиня оборотню на ушко. Правда, она вряд ли была способна надёжно усвоить правила игры, превышающей по сложности шашки - это было скучно и быстро надоедало - но она ведь совершенно не имела представления о шахматах и не знала, что её может ждать. Кроме того, в процессе обучения вполне можно было сидеть у Тайгера на коленках. Правда, эффективность тогда точно упала бы до нуля. Немного выговорившаяся Мэллорин притихла, становясь на удивление смирным и скромным существом. И давая Тайгеру тем самым возможность разобраться с проблемами самому, без "помощи. Помощь Мэллорин не так уж часто кому-нибудь помогала, даже в любви. Единственным надёжным её эффектом было сдвинуть дело с мёртвой точки, а уж в какую сторону...

Тайгер: Лоэль улыбался, слушая описание Мэллорин. Её слова удивительным образом приобретали форму. "И даже морозные узоры на стекле. Немного белой краски и всё может стать реальным, даже в это время года." -И вам того же, милая хозяйка - отозвался Тайгер - здравствуйте госпожа Токиями, у вас найдётся свободное местечко для заблудших сюда странников?- по голосу было ясно, что он шутит - Где-нибудь в небольшом домике.- понижая голос промурлыкал юноша. -Тайгер, а ты научишь меня играть в шахматы? Я тоже хочу попробовать! -Шарлотта, желание дамы для верного рыцаря - закон - возвышенным шёпотом отозвался Лоэль и подмигнул спутнице - Ты хочешь приступить к обучению прямо сейчас, или чуть позже в уютной комнате рядом с пылающим камином? Пока Мэллорин думала о собственных желаниях, юноша подошёл (вместе с прилепившейся к нему спутницей) к Токиями и обменялся с ним крепким рукопожатием. Как обычно в таких случаях рукопожатие затягивалось... Мужчины мимоходом испытывали крепость стального захвата и крепость рук друг друга. -Шарлотта, познакомься, Токанава Ями и его жена Ямамото Токиями. Хозяева и опора этого неповторимого по духу местечка. - когда рукопожатие наконец закончилось, торжественно представил спутнице Лоэль своих знакомых- Они всегда готовы помочь решить большую часть проблем, связанных с жильём, пропитанием, путешествием по городу и многие другие проблемя тоже. За вполне умеренную плату.- понизив голос добавил он на ухо девушке.

Ями и Токиями: Яамамото понимающе улыбнулась на просьбу Тайгера и направилась к стойке с ключами. Эта женщина помнила всё, что касалось её гостиницы: свободные комнаты и коттеджи; каждого постояльца по имени лицу и времени и месту пребывания; вкусы и предпочтения постоянных клиентов и т.д. и т.д. Вот и сейчас, она уверенно открыла ящик конторки и вытащила массивный ключ с номером коттеджа, окна которого были скрыты от окружающего мира за переплетениями веток кустарника, растущего рядом. Шарлотта, познакомься, Токанава Ями и его жена Ямамото Токиями -Всегда рады помочь, чем сможем. Надеюсь наше скромная гостиница не разочарует Ваших ожиданий - тепло улыбнулась Токиями и протянула мужу ключи - Дорогой, проводи наших гостей в их коттедж. Женщина лучилась уютом и доброжелательностью. Рядом с нею посетители чувствовали, что тут им действительно рады. Яма приподнял воображаемую шляпу, знакомясь с Мэллорин, и хмуро вздохнул в ответ на слова любимой. Партия в шахматы отменялась. Взяв ключи из рук жены он хлопнул Лоэля по плечу - Пойдём помаленьку. Ты надолго к нам сегодня?

Мэллорин: -Только не сейчас, - заискивающе улыбнулась девушка (мысленно поводя невидимым хвостиком). - Я люблю заниматься такими вещами, немного устав, за тёплым шоколадом... Тёплый шоколад, без сомнения, входил в нарисованную Тайгеру картинку, даже если Мэллорин и не успела сказать о нём вслух. Как и камин. Как и плетёная тарелочка с кусочками чуть сладкого бисквита. Как и многие-многие другие компоненты идеала, которые придумываешь в голове, но о которых сразу же забываешь, этот самый (точнее, совершенно не такой) идеал увидев. -Шарлотта, познакомься, Токанава Ями и его жена Ямамото Токиями. -Для меня это большая честь, - Мэллорин бы сделала реверанс, но тогда плащ мог распахнуться нечаянно, и она не была уверена, что здесь этому обрадовались бы. Поэтому она только слегка склонила голову. - Я надеюсь, что мы видимся не в последний раз и когда-нибудь станем добрыми знакомыми. Она говорила от души - но большой силы слова богини не имели, именно потому, что это были слова богини. Слишком многим она от души говорила то же самое - и в итоге воспоминания и лица путались и терялись во времени... -За вполне умеренную плату, - шёпотом добавил Тайгер. Глаза Мэллорин округлились и она с изумлением посмотрела на оборотня. Конечно, жрицам её храма обычно делали много подарков (за слово "плата" полагалось больно бить по голове всем, чем придётся, и в первую очередь себя саму, поэтому - "подарков"), но она же в этом облике таковой не была. И ночь на постоялом дворе совсем не была хорошим подарком. И... Нет, он наверняка имел в виду что-то другое, - решив так, богиня забыла о странном замечании юноши.

Тайгер: Бью челом о пол, моля о пощаде за долгое отсутствие... и пост на-бегу.... -Это уж как получится - неопределённо отозвался юноша , следуя за проводником через холл, затем по коридору, и наконец остановился в ожидании пока Яма откроет дверь в небольшой но уютный (как и всё на этом постоялом дворе) домик. Тихонько мурлыкая себе под нос песенку, он мягко подхватил на руки свою спутницу и перенёс через порог. -Теперь мы одни и нам никто и не помешает - промурлыкал юноша многозначительно вглядываясь в глаза богини - поговорить- выдержав паузу добавил он. Руки коснулись завязок плаща Мэллорин - Здесь тепло, я тебе помогу снять плащ. Тебе нравится это место?

Писк: У окна что-то звякнуло. Остроглазый человек мог бы заметить некоторое движение воздуха рядом с оконной рамой. Но даже самый зоркий в мире человек, способный различить мельчайшие частицы колец Сатурна без увеличительных приборов, не увидел бы того, что там было на самом деле. - ПИШК, - мрачно сказал Смерть Крыс, отчаянно суча лапками, прытаясь одновременно удержать мелкими косточками хвоста косу и не выпустить из зубов ручку окна, на которой сейчас и висел, слегка раскачиваясь и соскальзывая всё ниже и ниже. Если он упадёт, то костей будет не собрать - в буквальном смысле этой фразы. Писк потянулся лапкой к спасительной ручке и соскользнул ещё на несколько миллиметров. - ПТЬФУ, - злобно сказал он и полетел навстречу далёкому полу.

Мэллорин: оос: описание комнаты с тебя Наконец-то они остались наедине. Мэллорин в это знаменательное мгновение даже думать забыла про то, нравится ей место или нет; зато она прекрасно помнила про данное Тайгеру обещание. Юноша вежливо помог ей избавиться от верхней одежды, потянув за завязочки; Мэллорин легко вывернулась из ставшего теперь ненужным плаща и скользнула на центр помещения; повернулась к Тайгеру лицом. Здесь было не очень светло. Точнее сказать - совсем не светло; на улице уже стемнело, а никакого освещения в домике применить не успели. Однако же можно было видеть, и с каждой секундой это становилось заметнее, что... Мэллорин было можно видеть. Она почему-то выделялась из темноты странным, иллюзорным свечением, не освещающим больше ничего вокруг; ну, если только предеты совсем-совсем рядом. Особенно яркими казались золотые вьющиеся волосы почти до коленей, оставшиеся единственной (и совсем не надёжной) одеждой богини: они переливались и сияли, как если бы были из настоящего, тяжёлого драгоценного металла. Золото - металл Мэллорин, богини любви... Богиня поймала собственные волосы и собрала спереди. -Я не могу вернуться в свою форму даже частично, как я и сказала... - улыбнулась она, поглаживая внушительный "хвост". - Но я могу показать тебе. Как ты и просил, - Мэллорин развела руки в стороны, вызывая маленький золотой поток. На её голове появились два больших треугольных лисьих ушка, покрытых золотой, цвета волос, шёрсткой - и с серебристо-белыми кончиками; а за спиной волной, даже более шикарной, чем волосы, возник... золотой меховой веник. Что ни говори, а иначе это девятихвостое, трудноразделимое, всесторонне пушистое великолепие назвать было трудно. -Тс-с, - богиня приложила пальчик к губам и повернулась к Тайгеру боком, грациозно поведя хвостами и деликатно-застенчиво поджав вторую пару ушек; посмотрела на юношу краешком глаза из такого положения; молодое личико снова приняло ужасно лукавое, почти насмешливое выражение. - Ты слышал про меня когда-нибудь?.. Узнать про такое существо из разных источников можно было довольно много. Начиная от того, что это обычная заколдованная зверушка, и заканчивая - посланцем богов. Подвластные созданию силы тоже не были задокументированы. Мэллорин, конечно, сама читала не все версии. И была почти уверена, что достоверно из всей кипы информации, может быть, одно-единственное описание (неизвестно, какое именно), а все остальные - высокохудожественный вымысел. Плохого про девятихвостую, правда, было связано больше. И что она питается жизненными силами мужчин, и что она то, и что она это... и, главное, в чём сошлись бы почти все источники - это создание никогда и никому не говорило правды или всей правды. Другими словами - органически не умело ни в чём не соврать...

Деймос: Деймос засунул голову в форточку и тут же заизвивался негибким птичьим телом, краем глаза уловив грядущую катастрофу. Он никогда не сталкивался с результатом падения потусторонних грызунов и не знал, как отразятся метр с копейками полета вниз на метафизической сущности, но проверять пока не собирался. Рассыпая перья и приглушенно ругаясь сквозь полусжатый клюв, ворон спикировал вниз и, зацепив Смерть крыс за черный балахон, едва успел выйти из пике почти у самого пола. - Это не для моих штарых костей, - реальность неумолимо влияла на его дикцию, не считаясь с тем, что ни клюв, ни голосовые связки Деймоса не принимали участия в создании звуков его речи, - Хотел бы я жнать, что тебе там понадобилошь? Тяжело хлопая крыльями, Деймос летел к лестнице - не к добру ворону, пусть и сакральному, торчать на глазах у толпы людей в самом помещении. Это не принято. Что бы там не говорил этот метафизический грызун.

Писк: Писк уже приготовился было переместиться куда-нибудь подальше от твёрдого пола, но тут реальность невежливо схватила его за капюшон балахона, обнажая лысый крысиный череп с горящими синими искрами в глазницах, и поволокла параллельно полу в направлениик лестнице. - Это не для моих штарых костей, - мрачно бубнил старый ворон, первый раз в жизни объявившийся вовремя. - Хотел бы я жнать, что тебе там понадобилошь? - ПИСК, ИСК ИСК ПИСК! - доходчиво разьясил Смерть Крыс голосом, похожим на звук сработавшей мышеловки, и заизвивался в спасительном клюве, жестами прося ссадить его тут. И добавил: - ИСК, ПИСК ПИСК. Писк не обращал внимание на наличие в комнате людей. Он выполнял свою работу, и больше его ничего не волновало.

Мэллорин: В комнату влетел ворон. Мэллорин в десятый раз за последние сто лет осознала, что её спектакли просто обречены на провал. Это судьба. Великая и нерушимая. Нет, ну, к кому ещё в самый ответственный момент может залететь в форточку старый растрёпанный... -Деймос? - удивилась богиня, шагнула обратно к Тайгеру, нимало не заботясь о своём внешнем виде (ни в каком смысле), и взяла того за руку; погладила юношу по предплечью, обозначая место для посадки. - Деймосик, хороший, садись сюда. Вообще-то, обычно Мэллорин было всё равно, кто срывает представление; главное что срывает. Но быстро пришло понимание: иллюзорные хвосты - это одно, а говорящий ворон - это совсем... -Ой? - совсем уж удивилась богиня, разглядев ношу приземлившегося на Тайгера ворона получше, и умилилась. - Ути!.. Хитаерина крыска!.. ...а метафизический грызун в клюве говорящего ворона - совсем другое. Впрочем, погладить скелетную крыску Мэллорин, как всегда, не рискнула, уж очень острой выглядела булавочная коса; зато ворон, прилетевший так вовремя, был тщательно обласкан (с сопутствующими виновато-извиняющимися взглядами на Тайгера: извини, мол, пожалуйста; старый божественный знакомый; это ненадолго, а потом сразу твоя очередь, и вообще ты мне больше нравишься). -Деймосик, что случилось, маленький, пушистенький?.. - спросила богиня, мысленно сообщив ворону: "-Я теперь волшебная лиса. Не сдавай! С меня что хочешь".

Тайгер: комната.. буду описывать по мере надобности набросок: Прихожая-предбанник ,т.е. сени, а затем уже дверь ,ведущая в комнату. В сенях стоит 4-х ведёрная кастрюля с водой, ковш и умывальник. Справа от входа между двумя окнами у стены стоят стол на фигурных ножках (узорчатая скатерть, самовар, наверху заварник чашки для чая, коробочка с заваркой из трав и фрукты) и деревянные с резными спинками стулья, слева у противоположной стены два кресла и журнальный столик(шахматная доска,карты, кости и письменные принадлежности) рядом с небольшим камином. За ширмой .скрытая от входа боком камина, расположенна ванна с прозрачной тёплой водой... Ванна стоит так, чтобы трубы с горячим воздухом от камина грели воду. Над нею висит "колокольчик" для вызова обслеживающего персонала. Напротив входа под балдахином широкая кровать. На полу около кровати пушистый ковёр. Всё выдержанно в бежево-золотистых тонах с примесью голубоватого оттенка белого золота. Светильник слева от кровати Про свой вопрос юноша забыл в тот момент, когда плащ Мэллорин оказался в его руках. Это было слишком экстравагантным даже для его уже притерпевшейся к необычности поведения загадочной девушки. Восхищение смешалось с удивлением и растущим подозрением, что девушка из так называемых "свободных душ не от мира сего", которые либо становятся фанатичными приверженцами веры, либо попадают в под особый надзор психиатров. Ещё одна вресия в плюс к остальным, появившимся раньше. "И кто из них она?"-подумал Тайгер "Мрррр"- завилял в умилении хвостом и прижмурился от превкушения тигр-внутри. -Шарлотта- слегка севшим голосом промурлыкал Тайгер ... -Я не могу вернуться в свою форму даже частично, как я и сказала... "Наберись терпения, Лоэль дё Виста де Майрет, или ты как тот самый мотылёк, летящий на огонь." -Но я могу показать тебе. Как ты и просил Лоэль завороженно наблюдал за манипуляциями девушки. Возбуждение подстёгивало полосатую душу юноши, кружило голову, требовало немедленных действий, но он с ленивой улыбкой наблюдал за манипуляциями Мэллорин. "Маг и не из простых, что чёрт возьми происходит?! Лиса с девятью хвостами... Иллюзии я и сам создавать умею." -Гм... вот это сюрприз - промурлыкал он, положил плащ девушки на кресло. Расстегнул пуговицы камзола, пристально рассматривая девушку. Небрежное движение и камзол отправился к плащу. "Как необычно, тест на смелость, правда или попытка заинтриговать, чтобы привязать к себе потом узами, либо прощупывание слабых мест в обороне. Узнаю ли я когда-нибудь правду. Любой здравомыслящий мужчина сейчас уже был бы далеко отсюда." От девушки исходил запах лукавства и удовлетворения хорошего актёра. "Мррр, она очень соблазнительно выглядит с этими хвостами и ушками. Заказать ещё сливок?" -Шарлотта - юноша мурлыкал, отблески огня играли на его обнажённом торсе. - Ты принцесса прекраснее феи Свет росы в волшебстве каждом И звезда, в которую веришь И огонь, которого жаждут. Лукаво улыбающийся юноша мягко двинулся в центр комнаты - Шарлотта я слышал несколько противоположных версий о лисицедевятихвостке, но как-то не было случая узнать что в них правда, а что ложь. Ухо тигра-внутри дёрнулось и Тайгер остановился, взгляд оббежал помещение в поисках в поисках источника шума. "Говоряший ворон, нечего сказать, весёлый сегодня вечерок." - юноша присвистнул и прищурившись взглянул на Мэллорин Деймосик, хороший, садись сюда. Нежное прикосновение девичьих пальчиков к коже и тигр замурлыкал, завилял хвостом. - Ути!.. Хитаерина крыска!.. Юноша покосился на ворона и хмыкнул. -Деймосик, что случилось, маленький, пушистенький?.. Лоэль улыбнулся. Одним движением очутился рядом с девушкой и обнял её правой рукой, намекая гостям насколько они невовремя.

Деймос: - Деймосик, хороший, садись сюда. Долг звал грызуна порой в самые неподходящие места. Деймос, планируя вниз мимо подставленной руки безымянного ухажера богини, сосредеточенно проговорил: - Сейфас. Только высадив Смерть крыс у самой кромки свисающего вниз бахромчатого одеяла и с любопытством заглянув под кровать, он бочком подскакал к блистающему торсом блондину и, тяжело взлетев, уселся на протянутую руку. - Какая неожиданность, - удивился он, поводя клювом, - Простите, госпожа, что мы так бестактно, но грызун очень настаивал. Метафизический долг и все такое прочее... - Деймосик, что случилось, маленький, пушистенький?.. Деймос шумно подавился и начал переступать с одной ноги на другую. - Как сказать, - начал он, кося глаз то на богиню, то на очередного ею обласканного мальчика, - Кажется, мы тут по немножко... неуместному делу... Богиня пряднула ушком - и ворон пошатнулся и захлопал крыльями: такое количество ментальной речи заставляло его чувствовать себя переполненным словами и готовым лопнуть и разойтись на десятки его наполняющих букв. Усвоив сказанное, он принял настолько невинный вид, насколько вобще был способен и кинул короткий взгляд в сторону Тайгера. Про сложный ритуал ухаживания у людей он уже успел уяснить множество противоречивейших вещей - и единственное, что он уяснил точно, так это то, что мешать им - что людям, что богиням - ни в коем случае нельзя. Пусть даже они зачем-то обрастают совершенно неподобающими им ушами и прочими звериными штучками - они все равно остаются людьми, и лезть к ним - себе дороже. Тайгер моргнул. - Жалко, что я совсем не соответствую случаю, - скрипуче сокрушался Деймос, стараясь отвести взгляд от ясных глаз неодетого красавца, - Там, белые перышки и райское пение... Но тут у вас - прошу прощения, госпожа, - кто-то - мне очень жаль - сдох и... Тагер моргнул снова. - ...пал... - как зачарованный, продолжил ворон - а потом, не выдержав, долбанул клювом, едва успев отвести его от поблескивающего в неярком свете глаза. Затем, тяжело вздохнув, отвернулся. - Память предков, - скофужено сказал он, - поля брани... Павшие воины... Как же мне этого не хватает, госпожа, знали бы вы!..

Писк: Проигнорировав чётко и лаконично - в одном вежливом "ПИСК" - сформулированную просьбу ссадить его на второй сверху полке стенного шкафа, ворон выплюнул Писка у кровати и улетучился. Огоньки в глазницах черепа на мгновение схлопнулись - Смерть Крыс моргнул. Если бы он мог сейчас вздохнуть, он бы это сделал - а так он просто похрепче ухватил косу хвостом, подпрыгнул и вцепился в бахрому одеяла и начал карабкаться вверх, помогая себе лапками. Забравшись на кровать, он неодобрительно покосился на обуреваемого инстинктами предков ворона, пробежал по пересечённой местности одеяла, с отстранёным интересом разглядывая людей, которые в этом ракурсе смотрелись как-то не очень, оттолкнулся и повис на нижней полке. Повисел там, собираясь с силами, раскачался и начал восхождение, помогая себе зубами и косой в качестве скалолазных причиндалов. Примерно на пятой сверху полке Писк понял, что отсюда у него опять остался лишь один выход. Вниз. Потому что силы у него внезапно кончились. К тому же он не к месту вспомнил, что на крысином скелете под балахоном ощущается острый недостаток мышц. Времени совсем не оставалось. Крысиный князёк должен был скончаться с секунды на секунду. К сожалению, на сегодняшний день крысиные правители хорошо знали своё право на смерть от Смерти. Выхода не было. - ПИШК! - отчаянно взвыл Писк, раскачиваясь на полке и пытаясь скосить глазные искорки так, чтобы гневно вперить их в старую облезлую птицу, по недоумению имениуемую вороном. - ПИШК ХИШК ХИШК!

Мэллорин: оос: Писк, Деймос, если что-то не так - кусайте сегодня вечером, буду поправляться :) Мэллорин, неспособная оставаться в одном настроении надолго, тем более в таких ситуациях, снова начинала понемногу сердиться: -Деймос! - она слегка щёлкнула ворона, едва не клюнувшего Тайгера куда точно не следует, по клюву, после чего привела на уливление логичные аргументы. - Ты бы всё-таки следил, кого клюёшь? Он живой! Пока что. И ты тоже - пока что живой, а так недолго и наоборот стать. А ты мне, между прочим, - загрустила богиня и снова погладила птицу, - дорог, как друг, - и покосилась на Тайгера. Тот своим видом демонстрировал гостям, что они невовремя; это было совершенной правдой, и Мэллорин почувствовала себя неловко. Нельзя быть такой доброй и общительной, вот всегда себе говорила; не обращала бы на этих двоих вни... -ПИШК! - заголосил у шкафа Хитаерин крыс, и Мэллорин снова не сдержалась - практически позабыв о Тайгере, бросилась ловить зверушку (ну... почти зверушку); поймав, водрузила крыса на самую верхнюю полку, до которой могла дотянуться, раз уж он так хотел наверх; можно было бы попросить ворона перевести, куда именно крысу надо, но... -Ой, - Мэллорин попятилась. Не завизжать в голос и не броситься на шею Тайгеру (хотя было бы неплохо...) ей помог только актёрский опыт (многовековая привычка); она могла позволить себе не бояться крыс, когда изображала лису: -Тайгер, там, за вазой!.. - указала она на вторую полку сверху. Там, за вазой, была крыса. Причём не одна. И по крайней мере одна из этой не одной крысы, судя по всему, должна была вот-вот стать крысой дохлой. У богини резко испортилось настроение. Она ничего не имела против дохлых крыс, если они были живыми или если это были старые знакомые - такие, как Писк. Но провести ночь, твёрдо зная, что у тебя на полке валяется дохлое животное, или даже валялось - это... "А Писка надо было посадить пониже", - вспомнила богиня, но разбираться уже не стала; у неё от этой смертельной чехарды закружилась голова и захотелось на свежий воздух; она поспешно подошла к окну и широко его распахнула, впуская прохладный свежий воздух; вздрогнула всем телом от сквозняка и непроизвольно обвила хвосты вокруг ног, как если бы они были материальными (всего лишь рефлекс закутаться...) - и вернулась к Тайгеру. На личике богини читалось искреннее раскаяние, когда она положила ладошки на грудь юноше, уже и в самом деле не обращая внимания на крыса и его спутника; будто бы даже совсем забыв про них: -Извини, что так получилось, - она слегка отвела глазки. - Я не знаю всего, что обо мне пишут, но почему-то нигде, нигде не пишут, что мне хронически не везёт! Только повезло встретить тебя, как сразу эти... нет, они хорошие, я их давно знаю, но так невовремя! Я, знаешь, я немножко слукавила на самом деле... - призналась девушка, слегка покраснев. Сейчас она тоже лукавила, потому как правды пока что сказала очень и очень немного: -Я знаю одно место, - она подняла взгляд на Тайгера. - Там точно никто не помешает! Понимаешь, - Мэллорин подошла к юноше на полшажка и коснулась его груди щекой. - Я тебя люблю... а можно посмотреть ту блестящую штучку? - вспомнила вдруг она о поясе из храма - и, как вспомнила, так и сменила тему.

Тайгер: Юноша поморщился, когда когти ворона впились в незащищённую одеждой кожу. Жалко, что я совсем не соответствую случаю,- Лоэль покосился на ворона и сосредоточился успокаивая тигра-внутри. Как все представители кошачьих тигр не любил вольностей со стороны тех, кого считал добычей. Там, белые перышки и райское пение... Но тут у вас - прошу прощения, госпожа, - кто-то - мне очень жаль - сдох и... Юноша был слишком занят, сдерживая охотничьи инстинкты взбудораженного тигра и только поэтому среагировал на мгновение позже, чем надо. Голова отдёрнулась в сторону, но клюв успел больно царапнуть по скуле. В глазах полыхнул желтоватый отблеск. Ты бы всё-таки следил, кого клюёшь? Он живой! Пока что. И ты тоже - пока что живой, а так недолго и наоборот стать. "Обнадёживающе звучит." А ты мне, между прочим, дорог, как друг, "И только поэтому это пернатое ещё живо" Рука юноши метнулась, пальцы стальным захватом "ласково" сжали шею не птицы (совсем немного только для того, чтобы помешать ворону продолжить клёв лица и других частей тела) в тот самый момент, когда Мэллорин бросилась к полкам, стараясь поймать что-то несуществующее для юноши. Пользуясь случаем, Лоэль снял ворона с плеча, пожертвовав кусочками кожи и каплями крови, и держал в руках, мешая взлететь. Пальцы зажали клюв птицы, во избежание "дальнейших потерь". Озадаченный Тайгер наблюдал как девушка ловит движущийся воздух, и совершенно не обращал внимания на протесты Деймоса. -Тайгер, там, за вазой!.. "Что на этот раз случилось?" Лоэль подошёл и заглянул за вазу. "Крысы. Чёрт их побери. Однако." Юноша знал, что хозяева регулярно проводят противокрысиные меры, в том числе и натасканные на крыс таксы - неотъемлемая часть хозяйства. До сих пор он даже в этих деревянных коттеджах не видел ни одной крысы. Лоэль отвернулся от полки и направился к звонку, чтобы вызвать обслугу и натравить их на крыс. Не то ,чтобы он сам не мог этим заняться, но время было неподходящим. На полпути его перехватила Мэллорин, окутанная иллюзорными хвостами. Извини, что так получилось... . -Ничего страшного - улыбнулся юноша, вдыхая неуловимый пьянящий аромат богини. Я не знаю всего, что обо мне пишут, но почему-то нигде, нигде не пишут, что мне хронически не везёт! Только повезло встретить тебя, как сразу эти... нет, они хорошие, я их давно знаю, но так невовремя! Я, знаешь, я немножко слукавила на самом деле... "Знаю, но признаться женщине в подобном знании - подписать себе смертный приговор без права на помилование." -Да? - выжидающе промурлыкал юноша. -Я знаю одно место... Там точно никто не помешает! - А Деймоса с собой возьмём или тут оставим? - лукаво прищурившись спросил Тайгер "Мрррр." Обнять Мэллорин помешал только ворон в руках, которого непонятно за какие вороньи грехи до сих пор таскал с собой юноша. - Я тебя люблю... а можно посмотреть ту блестящую штучку? -Блестящую штучку? - озадачился юноша, а затем вспомнил - Шарлотта ты говоришь о поясе? "Я совсем забыл о нём." Его надо отнести ювелиру на переделку. Причну ты поймёшь, когда увидишь. Тайгер быстро пересёк комнату и остановился перед креслом. Достать пояс из кармана камзола - минутное дело, но только не тогда, когда у тебя в руке зажат ворон, а другая неосмотрительно освободила клюв птицы. -Уймись, негодник - шёпотом рыкнул на Деймоса юноша и вытащил из кармана тяжёлую драгоценность и отпустил ворона. В следующий миг на месте юноши стоял крупный тигр, точнее уже не стоял а в прыжке пытался сбить лапой и ухватить зубами птицу. На шее большой полосатой кошки красовался тот самый злополучный пояс с которого собственно всё и началось. Почему это произошло, трудно указать определённую причину. То ли сказалось влияние благовоний Мэллорин, которые будоражили и возбуждали чувствительную тигриную душу и неуловимо опьяняли обычно трезво-сдержанного Тайгера, в течении всего времени. То ли тигр устал от выходок нахальной - с его точки зрения - птицы. То ли вечерние запахи, ворвавшиеся с порывом воздуха в окно позвали хищника на охоту. Или просто всё вместе наложилось . В общем всего на мгновение тигр возобладал над человеком.

Деймос: - Мф!!! - придушенно прошипел Деймос и заизвивался в сжатых пальцах обласканного богиней нахала. Его метафизический друг снова валился вниз, оглашая комнату разъяренно-испуганными скрипами, смысл которых, достигни он ушей богини, навсегда бы испортил грызуну репутацию - а Деймос был стиснут в пальцах этого ой-посмотрите-какой-милый-мальчик любимчика Меллорин. - Ммммыыыфф фым фым мыфыфыф! - даже хлопать крыльями этот гад не давал, - Фыфм! Мофыффм! Фмфф! Мыфыфф фыф мф! Хвала богиням - вернее, богине - Меллорин, уловив паническую интонацию писков, забыла про то, что с опаской относится к грызунам, а уж тем более к крысиным скелетикам, и бросилась на подмогу. - Фф - успокоенно выдохнул Деймос - и, скосив на Тайгера черный глаз, набрал побольше воздуха в небольшие птичьи легкие. Даже упоминание "блестящей штучки" не смогло умалить его решимости. Стоило Тайрегу отпустить клюв, как ворон, щелкнув им на пробу, каркнул: - Паррр-шивец! - и продолжил, уже не останавливаясь ни на секунду, - Вот оно, уважение к старости! То, что ты в несколько раз меня больше, не значит, что меня можно вот так вот хватать за шею! Некогда! Никогда!.. - он осекся и прочистил горло, продолжив уже не так сердито, - Так ли поступают с сакральной птицей? Да, я иногда не могу бороться с памятью поколений прредков, но хватать меня за шею - за мою шею - что подумает о тебе госпожа, молодой человек? А если я... Тайгер извлек из кармана громождкую штуковину, которая заманчиво блеснула. Деймос сморгнул. - ...я... - сказал он - и вдруг оказался на свободе. Лучше бы не оказывался. Едва выскользнув из-под огромной мохнатой лапы, расспыпая по комнате черные перья и разинув клюв, ворон проскакал по полу, метнулся налево, направо, взлетел и забился на шкав, за монолитом стоящую Меллорин. Как только он оказался в безопасности - из-за вазы на него обреченно поглядл глазами-бусинками крысиный князёк, последняя минута которого подходила к концу - слова сами собой полились из клюва. - Прошу прощения, госпожа, что смею критиковать ваш выбор, но этот молодой человек не просто не сдержан, он, хм, выпускает наружу, интересно, как называется эта большая кошка? Не подсказывай, грызун, я вспомню сам, сейчас-сейчас, ох, да это же мои маховые перья! Или вы хотите завести его себе как экзотического зверя, у нас в храме тоже откуда-то появилась масса странных зверей, верно, богиня скучает, неужели вы тоже скучаете, госпожа? Темп его речи становился все медленнее, пока он совсем не замолк, чтобы успокоенно выдохнуть, подскакать к краю шкафа и заглянуть вниз. - Ужас какой, - наконец резюмировал он, стараясь не глядеть на поблескивающий пояс, - Интересно, как он, превращаясь, успел ввернуться в него шеей? Какая... привлекательная... штучка... - он помотал головой, - Еще раз прошу прощения. Не думал, что мы с вами встретимся при таких... - он снова бросил взгляд на пояс, - таких... ну совсем не ожидал...

Писк: Смерть Крыс страдальчески посмотрел пустыми глазницами на богиню. Он сильно подозревал, что она и понятия не имела о том, что спускаться по отвесным полкам гораздо сложнее, чем подниматься. Если, конечно, вам не нужно гарантированное приземление на полу. На жёстком и неуютно далёком полу. Писк обречённо покрутил головой, взял косу в зубы, устроил её там поудобнее и лихо спустился по стенке под яростную брань ворона. Приземлившись на нужную полку, он с облегчением выплюнул косу, удоблетворённо кивнул и взмахнул косой. - Писк? - удивлённо спросила душа, расстворяясь в темном воздухе. - ПИСК, - подтвердил Писк, провожая её взглядом. Потом он медленно обернулся и смерил внимательными искорками в глазницах княжескую свиту. Крысы замерли, хором сглотнули и неслышо испарились - как по команде. Дело в том, что свиты князей обычно состоят из самых залуженных и почётных представителей стаи. Из самых старых её представителей. Ни у кого нет желания, находясь в весьма и весьма преклонном возрасте, напоминать о себе Смерти. Только тут Писк обратил внимание на то, что птичьи вопли как-то незаметно заглохли. Он посмотрел вниз, и... ... И пропал. В который уже раз. Внизу била по воздуху лапами и жмурилась его голубая... Вернее, нет. ... его рыжая в подпалину мечта. Огромный кот. С хвостом и усами. Единственное, чего не доставало Писку в его существовании персонифицированной Смерти - это кота. В качестве Коня Смерти. Писк снова посмотрел вниз. Печально повёл носом - этот жест заменял ему трагический вздох, который был невозможен по прчине отсутсвия лёгких и дыхания как следствия. Такой Конь - этго было бы прекрасно. Восхитительно. Замечательно. Но он не пролез бы в крысиную норку. Смерть Крыс снова жалобно повёл носом, моргнул синими искорками и отвернулся. Его меча в очередной раз была разбита в дребезги. - ПИСК, - тоскливо сказал он ворону и побрёл в направлении окна. Его дела здесь были закончены.

Мэллорин: Мэллорин уже хотела было несколько возмутиться по поводу непочтительного обращения Тайгера с вороном (и вовсе не запоздало - а как только обратила внимание; она не могла спасать одновременно крыс, воронов, тигров... и прочих достопримечательностей маленького зоопарка). Но не успела, потому что ссора между Тайгером и Деймосом начала разворачиваться: то ворон наговорил юноше разных, безусловно неглупых, но крайне обидных вещей, то этот превратился в тигра и начал ловить ворона, то ворон... -ЗА-А-МО-ОЛ-ЧИ-И-ТЕ-Е!!! - прилежно сдерживающаяся все эти секунды, всё крепче сжимая зубки, Мэллорин, наконец, сорвалась. Ворон на своё счастье успел забиться на шкаф; тигр же был железно пойман за ухо и уютное, пушистое ушко было безжалостно повёрнуто, как хитрый рычаг настройки уровня воинского пыла. -Деймос, ты не ворон, ты попугай столетний, - в сердцах сказала богиня, сжимая и разжимая свободную руку: уха птицы в ней явно недоставало; немного успокоилась, снизила угол выкручивания настроек Тайгера. - Одному поля брани, другому лишь бы птичку загрызть, жестокие вы какие-то, - Мэллорин совсем отпустила ухо зверя, обняла его за шею и потрепала густую шерсть. Пояс мешался, был отстёгнут и брошен на кровать. Следует заметить: Деймос, несмотря на всё свою рейинственность, был всё же очень бескорыстной птицей и вряд ли попросил бы что-либо за помощь. Богиня знала, что он любит блестящее, и знала, что пояс Тайгеру не принадлежит (хотя это было второстепенным пунктом) и даже ему не нравится; а ворон точно не откажется от пары лишних камушков в коллекции. -Я как-то слышала легенду про очень умную ворону, которой сделали изумрудные браслеты, - вспомнила она, но тему не развила; помахала ручкой Деймосу на прощание и обняла Тайгера покрепче. - Пойдём? В мой настоящий мир? Ах, не каждого смертного она брала с собой в обитель, совсем не каждого. Вот что значит три дня одиночества. Это ужасно. Это совершенно ужасно. Мэллорин в обнимку с мечтой Писка исчезли. Тигр не пролезал в крысиную норку, зато подходил для многих других замечательных вещей, и в лесу ему должно было быть вполне комфортно. В обитель Мэллорин оос: могу капельку (до вечера) задержаться с постом в обители, но первый всё равно будет мой ^^

Деймос: - ЗА-А-МО-ОЛ-ЧИ-И-ТЕ-Е!!! Деймос охнул и виновато съежился. Сталкиваясь с божественным гневом, следовало вести себя, как подобает - пусть Меллорин не имела обыкновения долго сердиться, это не значило, что к ней не надо было выказывать присущего смертному созданию почтения. - Деймос, ты не ворон, ты попугай столетний! - Ну-ухм, - неопределенно сказал Деймос, ковыряя лапой шкаф. В наступившей тишине Писк с костяным стуком спрыгнул на пол и побрел мимо замершего Тайгера прочь. - ПИСК, - сказал он, обернувшись. - Да ладно тебе, - попытался утешить его ворон, - Милостью Хитаеры тебе наверняка что-нибудь потом... - в руках усмиряющей любимчика богини блеснул пояс, - ...перепадет... Богиня положила пояс на пол и, приобняв мохнатого любимчика, исчезла. Отблеск божественного телепорта озарил комнату чередой золотистых сердечек. Деймос проковылял к поясу и с интересом тронул его клювом. Затем повернул голову, оглядывая украшение то правым, то левым глазом. Наконец, насладившись отблеском постепенно растворяющихся сердечек в аляповато больших камнях, ворон от души долбанул по ним черным клювом, схватил пояс за завязку и поволок за карабкающимся на подоконник скелетообразным грызуном. Бочком пропрыгав за Писком, он повел крылом: - Фадифь. Куда-нибудь

Тайгер: Прыткая птица, вывернулась из под тигриной лапы. "Ррррр. " На пути вошедшего в раж охотника надёжной скалой стояла Мэллорин. Полосатая кошка замерла, встретившись с сердитым взглядом богини. Тайгер неслышно выругался. Он вовсе не собирался рассказывать о своих способностях первой же встреченной на улице девице. "Ну положим не первой, и не просто хорошенькой, а удивительно загадочной, неуловимо обаятельной и очень-очень даже красивой. Вот именно ключевое слово - загадочной." -ЗА-А-МО-ОЛ-ЧИ-И-ТЕ-Е!!! "Больно же. Чёрт меня побери." Одному поля брани, другому лишь бы птичку загрызть, жестокие вы какие-то Пркосновение нежных рук, и полосатая кошка блаженно прижмурилась. Особенно когда тяжёлый ошейник отправился прочь с шеи. "Мррр, и за ушком можно почесать, да да и в этом месте." Я как-то слышала легенду про очень умную ворону, которой сделали изумрудные браслеты "Что? Тайгер, ты круглый меховой идиот и какого мне понадобилось... ." - тигр уже дёрнулся к поясу, когда Пойдём? В мой настоящий мир? всё озарила вспышка телепорта. На кресле одиноко остались лежать плащ Богини и камзол юноши о которых Мэллорин естественно позабыла. В обитель Мэллорин. Нижние платформы.

Мэллорин: С Элизиумской площади Нужно было видеть искру недоумения на лицах хозяев, когда Мэллорин снова появилась в дверях, но на этот раз не с Тайгером, а с незнакомой девушкой. Но они были бывалыми людьми и отнеслись к подобному круговороту девушек в гостинице стоически. -А принесите нам с Юджил, пожалуйста, чего-нибудь попить, - не "вы-", а "по-", потому что не спиртного, Юджил вредно, - и перекусить. Немножко. Мы подождём, - она взяла девушку и за вторую руку и тепло ей улыбнулась: "Вот мы и дома". Вскоре, с подносом - с двумя большими бокалами клубничного молочного коктейля и с двумя блюдцами холодных маленьких закусок (солёных и сладких соответственно) - девушки были сопровождены до домика обитания. Токанава с молчаливым вопросом "А где Тайгер?" - окинул взглядом пустое помещение, посмотрел на богиню так, как будто обещал в следующий раз, с третьим человеком, её не пустить (дабы не снискать славы Бермудской гостиницы), и удалился, оставив поднос на столике у самовара. Дверь закрылась. Мэллорин облегчённо вздохнула, отпустила Юджил и закрыла домик на засов; подошла к окну - и тоже закрыла. Во-первых, холодно, во-вторых, вороны летают. А потом вернулась к Юджил, помогла ей снять плащ и доверительно положила ладошки девушке на грудь. Богиня надеялась, что ксенофобия той чужда: -А ты не испугаешься, если я немного... - и, снова склоняя голову к девушке на плечо (сладко зажмурившись), сняла иллюзии. Пряднула золотистыми ушками, рассыпались пушистым веером хвосты за спиной.

Юджил: Юджил старательно пыталась запомнить дорогу, это было бы разумным, но гораздо приятнее было просто держать Шарлоту за руку и ни о чем не думать. Гостиница оказалась очень уютной, особенно, если учесть в каких неприветливых местах доводилось бывать Юджил. - Я так рада, что мы встретились, - искренне сказала Юджил, когда они остались одни. Маленькие ладошки легли на грудь, и тонкая белая ткань платья не мешала ощущать их тепло. -А ты не испугаешься, если я немного... Юджил с любопытным изумлением смотрела на хорошенькие, просто очаровательные ушки и пушистые хвосты, появившиеся у её новой знакомой, потом протянула руку и осторожно, кончиком указательного пальца провела по золотистой шерстке ушка, зажмурилась от приятно-щекочущего ощущения и обняла Шарлотту за талию, решив, что это единственно разумное решение: - Пушистик... ты такая красивая. Дело в том, что Юджил с самого раннего детства очень любила лис. Правда, не вообще, а одного лисенка. Когда она была маленькой, еще не убежала из дома, и родители нещадно таскали её по лесу за грибами и прочей лесной гадостью, которою она терпеть не могла, девочка обычно занималась тем, что глазела по сторонам и однажды заметила маленький одинокий рыжий комочек, испуганно жмущийся у дерева. Любопытство победило осторожность, и Юджил стала счастливой хозяйкой маленького лисенка. Родителей особенно удивляло то, что девочка, никогда в жизни не интересующаяся ничем кроме себя, с удовольствием возилась со своим пушистым другом. Но лисенок вырос и однажды просто убежал в лес. Юджил пролила море горьких слез и не верила, что родители ничуть не виноваты в его исчезновении. И сейчас вся её детская любовь к маленькому рыжему комочку, когда-то, очень давно найденному в лесу, перешла на Шарлотту. - Я тебя люблю... - счастливо вздохнула Юджил, не разжимая объятий.

Мэллорин: Это было немножко другое "я тебя люблю", чем "я тебя люблю" Мэллорин; богиня любви, очевидно, очень тонко различала такие вещи. С одной стороны - это не имело особенного значения; "я тебя люблю" эволюционирует для каждого человека. С другой - будет ужасно, если то, что сегодня произойдёт, окажется для Юджил ложью, подменой чувств. Такого себе не простила бы ни одна жрица любви, а сама Мэллорин и подавно. Здесь было не место для выяснения деталей; из окна немного дуло по полу, а разговаривать стоя казалось вопиюще неправильным, но спутница крепко обнимала богиню и явно не желала отпускать. -Юджил, я тебя очень, очень люблю, - согласилась Мэллорин и снова коснулась губ Юджил своими, побуждая ту немного открыть рот при поцелуе; он был вновь - нежным и полунеуловимым, хотя и самую капельку более настойчивым. Богиня в этот момент не могла разговаривать, но могла чувствовать; она прижалась к спутнице всем телом, чтобы ощущать её целиком, каждую маленькую реакцию, и маленькие ладошки Мэллорин опустились по тонкому платью сверху вниз, осторожно касаясь - в поисках ответов на не заданные вопросы. Юджил, кажется, хотя бы немного боялась щекотки. Руки богини снова сошлись за талией спутницы - тонкой и хрупкой, но неповторимо сильной и молодой - и замерли там. Знакомое чувство - и новое в то же время. Для человека оно было бы просто знакомым. -Можно?.. - попросила Мэллорин, когда поцелуй закончился - и дотянулась до подноса; на нём же оказался золотой пузырёк; она взяла поднос одной рукой (нечаянно расплескав чуть-чуть коктейля из бокалов), а второй - Юджил за руку. - Я хочу тебе кое-что показать, - и потянула к кровати. Уверенным движением руки с кровати были сброшены все подушки, поднос поставлен в изголовье. Мэллорин присела на краешек кровати и потянула Юджил сесть рядом. Снова одной рукой - и, приобнимая девушку за талию, но на этот раз не слишком крепко, просто чтобы та чувствовала её рядом, посмотрела ей в глаза - сияющим, лучистым, но сейчас - не просто беззаботным, а всё-таки ещё и тёплым, добрым взглядом, будто в поиске каждой ранки, каждой царапинки, которую нужно залечить. -Я хочу поговорить с тобой, Юджил, - глупо было бы ожидать, что та возьмёт и разберётся в себе вот так сразу, но это и была тонкая и недостижимая грань. Две с половиной. Мэллорин положила ладонь свободной руки на грудь девушки, туда, где были крошечные пуговички платья: -Юджил, ты веришь мне? Ты не боишься меня?.. - без капли настойчивости, шёпотом; Мэллорин хотела услышать положительный ответ и не скрывала этого в голосе; с другой стороны - сам ответ ей сейчас не был нужен; она чувствовала ответы на вопросы, едва касаясь спутницы, без всякой магии (как и задали вопрос - коснувшиеся пуговицы пальцы, без всяких слов). - Если ты хочешь спросить меня о чём угодно - ты можешь спросить сейчас или когда захочешь. Я очень хочу стать ближе к тебе. Хвосты шевельнулись, укутывая сидящую рядом с Мэллорин девушку пушистым теплом: "Не бойся. Поверь мне. У меня нет от тебя секретов. Я люблю тебя".

Джери: с площади Кое как волоча ноги она пришла в это место которое казалось почти раем – ведь в нем есть кровати. Но … оказалось не одна она не нашла в себе сил дойти до дома. Номеров свободных почти не осталось. Был один трех спальный номер. Джери расплатилась за него и добавила с беспечной щедростью свойственной почти всем жрицам богов и богинь – что если получится так что кому то не хватит номера – то можно отправить в ее номер – раз там есть две свободные кровати. Она – Джерри, не против, главное что бы ее не будили а утром принесли максимально плотный завтрак. О том что завтра делегация жрица Хитаеры не знала. Королева не известила своих богинь об этом.

Юджил: - Я хочу тебе кое-что показать, – Юджил вскинула на Шарлотту любопытные глаза, оказывая тем самым самое большое, пусть и не осознанное доверие: обычно она старательно прятала взгляд, на собственном горьком опыте зная, что по её глазам можно почти всегда понять все её мысли. Но Шарлотту она не боялась и была уверена, что та не сделает ничего плохого, наоборот, с ней было очень легко, хорошо и как-то правильно. -Верю, - кивнула Юджил, глядя на нее большими доверчивыми глазами, а потом, робко улыбнувшись, спрятала немного смущенный взгляд под опущенными ресницами. Чувство благодарности разливалось по телу вместе с теплом и приятной, ленивой истомой, и было что-то еще, неуловимое, нежное, заставляющее чуть быстрее, сладко замирая, биться сердце. Пушистый комочек счастья мурлыкал и урчал в груди, согреваемый незнакомым соседом. - Тепло, вот здесь, – Юджил коснулась рукой груди, на короткое мгновение накрывая пальчики Шарлотты, играющие с пуговками платья. – Почему?

Мэллорин: -Верю Мэллорин потянула милое создание к себе, нежно касаясь губами ресниц, щёк, жмурящихся доверчивых глаз, окружая девушку невесомым облаком тонкой ласки. -Потому что там живёт твоя душа, Юджил, - ответила богиня, улыбаясь. - Когда душа чувствует, тебе становится тепло здесь. И у меня, потрогай, - Мэллорин вновь завладела ладошкой медиума и приложила её к своей груди, на этот раз полураспахнув кимоно, чтобы Юджил могла коснуться кожи. Она немножко лукавила. У неё было тепло не только там; всё тело богини было в этот момент ощутимо горячим, как от болезни, даже кончики пальцев излучали согревающий, успокаивающий жар. Мэллорин отпустила Юджил и потянула за поясок кимоно; одежда (и без того пострадавшая из-за необходимости выпустить хвосты) была с лёгкостью снята и оставлена на полу, богиня осталсь в двух красных ленточках - ленточку из волос она, впрочем, тут же зачем-то ловко выпутала и хитро, немного весело, посмотрела на свою спутницу. Раз пуговичка, два пуговичка - и платье по узким плечам соскальзывает до пояса: -Юджил, ты такая красивая, - богиня приобняла девушку за шею - и одним движением завязала свободный алый бант. И снова провела руками по шелковистой молодой коже, уже не вслепую, касаясь тела в тех точках, которые успела определить; потянулась к Юджил сама, целуя между ключиц - снова легко, более опытный партнёр мог бы счесть такое прикосновение дразнящим, но сейчас это было совсем, совсем другое. Богиня подняла взгляд; её руки некоторое время оставались на талии девушки. А потом Мэллорин потянулась за бокалами с коктейлем. Раз... два... по капельке в бокал из золотого пузырька. Взяла один и протянула второй Юджил, зачарованно, как за чем-то очень драгоценным и родным, наблюдая за реакциями девушки. -Юджил, если ты выпьешь это, тебе станет ещё теплее. Но совсем по-другому. Если ты не боишься...

Юджил: -Юджил, ты такая красивая. Прохлада комнаты шершавым, игривым язычком лизнула обнаженные плечи, но теплые, легкие прикосновения рук Шарлотты затмевали все остальные ощущения. Хотелось прижаться тесно-тесно, чтобы еще сильнее почувствовать шелковистость розоватой, нежной кожи улыбающейся Шарлотты, мурлыкать и прогибаться, словно большой, довольной, домашней кошке. - Спасибо, - прошептала она куда-то в золото восхитительных, пушистых волос, робко отвечая на объятия и немного стесняясь своей наготы: "Все-таки, я слишком худая..." - Шарлотта... - сбивчивый шепот в ответ на невесомое прикосновение губ к ключице, - мне так хорошо.. тебе тоже?.. -Юджил, если ты выпьешь это, тебе станет ещё теплее. Но совсем по-другому. Если ты не боишься... "Разве может обмануть человек с таким добрым взглядом?.. Конечно же я не боюсь... Как можно бояться рядом с тобой". Юджил взяла бокал двумя руками и немного отпила: приятный, сладкий вкус клубники и сливок - легкий, воздушный и, почему-то уносящий прочь последние остатки связных мыслей. Она сияющим взглядом посмотрела на Шарлотту, у которой над верхней губой красовались беленькие усики от коктейля, улыбнулась и, неожиданно подавшись вперед, так что их тела почти соприкоснулись, осторожно, едва касаясь губами, сцеловала молочную пенку. - Вкусно... - бессвязно промурлыкала она, отпивая еще глоток.

Мэллорин: -Мне прекрасно, - ответила Мэллорин - то ли вслух, то ли сияющим взглядом, - золотые хвосты взметнулись, и вот девушки уже лежат на широкой кровати рядом, в объятиях друг друга. -Любовь может нести только счастье, - завораживающе-бессвязно прошептала золотая лисица на ухо Юджил. "Я хочу научить тебя всему. Как любить. Ревность, страх, боль... они сопровождают людей повсюду. Я хочу научить тебя не путать любовь с этими чувствами", - мысли богини будто бы даже прояснились, но мозг не задевали, влетая в одно мохнатое ушко и вылетая в другое. Кто сказал, что на богиню любви не действуют её собственные препараты? Конечно, она переносила их - в виду большого опыта - лучше многих жриц и, тем более, юной девушки, но, пока она была в физическом теле... -Я научу тебя, - как вывод, итог, последняя черта. И шаг за эту черту. Золотые волосы разметались по кровати, удивительным образом не спутываясь, укрывая девушек наподобие одеяла. В маленьком мирке для двоих, в тёплом мире без слов и мыслей. Как часто Минако говорили, что это - не настоящая любовь! И верховной жрице храма почти нечего было ответить: из всех существ в этом мире Мэллорин хуже всех знала, что такое - любовь. Но она знала, как это - любить. И она любила.

Мэллорин: Ближе к утру Действие зелья уже сильно ослабело, и Юджил задремала к утру, да и сама Мэллорин на полчасика сомкнула глаза, приобнимая спящую девушку под одеялом: огонь в камине угасал, и в домике становилось заметно свежо; хотя это было и не родным телом богини, она была совсем непрочь погреться, прижимаясь к любимому человеку. И погреть Юджил заодно. Ресницы Мэллорин дрогнули и чуть приподнялись; богиня сонно посмотрела на милое личико рядом с собой, вспоминая, что же, собственно, было. Вспомнила, сладко поёжилась, жмурясь и улыбаясь, и обняла Юджил второй рукой, ещё немного крепче, чтобы быть совсем близко-близко. Приподняв голову, потёрлась кончиком своего носа о нос медиума: -Юджил, - позвала Мэллорин шёпотом. - Юджилёнок... - богиня совсем не хотела разбудить девушку, хотя ей и хотелось что-нибудь про ту узнать, но это подождёт. Если та хочет спать... Богиня поправила одеяло, закутываясь сама и закутывая спутницу чуть ли не по глаза; хвосты сместились, чтобы лучше сохранять тепло. Вылезать наружу совсем не хотелось. Кроме того, богине нравилось смотреть, как Юджил спит. Она была счастлива. И можно было осторожно-осторожно поиграть с волосами девушки. Чтобы не потревожить зря.

Юджил: Что-то легко коснулось кончика носа, заставив смешно поморщиться и чихнуть. Сон отступал медленно и неохотно: Юджил моргнула и неосознанно сгребла в объятия теплую и уютную Шарлотту, повозилась немного, устраиваясь поудобнее и успокоено вздохнула, сладко жмурясь и не желая просыпаться. "Хорошо..." -Юджил, - шепот, мягким перышком прогонял утреннюю дрему. - Юджилёнок... - Мммм... - она открыла глаза, бездумно посмотрела на Шарлотту и вновь уткнулась носом куда-то в её нежную шею и мягкие волосы, - я не сп... шпю, шплю... нет... не сплю... уже... Тихий, сонный лепет, с трудом собранные ленивые мысли - легкие-легкие, бесплотные, как солнечные зайчики, а вокруг только сияющее золото волос Шарлотты и её собственные растрепанные, пушистые кудряшки. Юджил окончательно проснулась, открывая глаза и улыбаясь, часть мыслей еще витала в мире грёз.

Мэллорин: -Ты же сонная совсем, - умилилась Мэллорин, и не преминула - с полной непосредственностью и доверием - прижать к себе девушку и немножко потискать в объятиях (от чего так страдала прошедшим вечером Хитаера). У богини позитивная и подвижная энергия била ключом: -Покатились, - весело скомандовала она, и вдвоём с Юджил (быстро, но и так, чтобы не сделать никому больно) перевернулась, наматывая одеяло, как кокон на двойную бабочку. Внутри было туго и уютно; хотя хвосты и протестовали немного против таких притеснений. -Здорово, - порадовалась Мэллорин, сверкая глазами. - И ещё раз! Бум. -Айи-и, - для "ещё раза" кровать оказалась узковата, и подвижная энергия не преминула шарахнуть тем самым ключом уже по голове. По затылку, которым богиня приложилась об ковёр - хоть и пушистый, а всё равно неприятно. Хорошо ещё, что Юджил оказалась сверх... -По-моему, у меня шишка будет, - доверительно сообщила Мэллорин. - А-ай! - и взвизгнула - заворочавшись в таком положении, она прищемила сама себе хвост. -Помоги мне выпутаться теперь, - жалобно.

Юджил: Сонная Юджил почти мурлыкала, пока Меллорин сжимала её в объятиях, когда же её куда-то покатили, она просто не могла сопротивляться, слишком разморенная лаской и не совсем развеявшейся дремой. Но после приземления на пол, а точнее на Шарлотту, спать не хотелось совсем, хотелось буянить и веселиться. - Помоги мне выпутаться теперь, - жалобно. - Я пошевелиться не могу, - расплылась в хитрющей улыбке Юджил, сверкая лукавыми глазами и ласково дуя в мохнатое ушко Шарлотты. - Так что мы так будем лежать еще очень-очень долго. Она счастливо прижалась к девушке, хотя куда, казалось, ближе, и сделала вид, что спит. Полежала так несколько секунд, открыла глаза, оценивая еще более жалобно-несчастное выражение лица Шарлотты, и принялась возиться, чтобы хоть как-то выбраться из кокона. Противное одеяло сопротивлялось, мешалось и путалось, но в итоге Юджил с сияющей улыбкой победителя освободилась сама и помогла выбраться Шарлотте. Она провела рукой по её золотым волосам, поправляя выбившуюся прядку: - Чтобы шишки не было надо что-нибудь холодное приложить... Сейчас не болит?

Мэллорин: Мэллорин пряднула ушком, слегка - "обиженно" - надулась, а тем временем таки смогла пошевелить под одеялом руками и, сделав невинный взгляд, пощекотать Юджил. Где её щекотать - богиня за ночь успела изучить как следует. Сработало безотказно, и, немного повозившись и взаимно "помучав" друг друга, девушки радостно выбрались на волю. -Чтобы шишки не было надо что-нибудь холодное приложить... Сейчас не болит? -Здесь и так холодно, - закапризничала Мэллорин, и закутала спутницу обратно в одеяло. - Вот. Или полезли лучше в ванную, пока она не успела остыть, - богиня помотала головой, ловя пальчиками собственные волосы и собирая в единый светло-золотой поток. Снова посмотрела на Юджил - ушки поднялись, а глаза залучились благодарной радостью. Хвосты вильнули по полу. -Пойдём купаться? - богиня вскочила и сделала шаг к ванной. Остановилась, повернулась назад, немного наклонилась, внимательно глядя на Юджил - не идти же без неё. Снова вильнула хвостами. - А ты мне расскажешь про себя? Если это не секрет! А если секрет - то мне ещё интереснее! Расскажи-расскажи? - Мэллорин утвердительно кивнула.

Юджил: - Пойдём купаться? Юджил кивнула, неожиданно засмущавшись и плотнее заматываясь в одеяло, но за Шарлоттой тем не менее пошла торопливым семенящим шагом (одеяло мешало): мысль о теплой ванне казалась очень привлекательной, а о ванне, принимаемой с Шарлоттой... Она залилась пунцовым румянцем, вспоминая, что в книгах подобные вещи выглядели не слишком... приличными. "Но это же Шарлотта... хорошая, пушистая Шарлотта", - сказала она сама себе. - А ты мне расскажешь про себя? Если это не секрет! А если секрет - то мне ещё интереснее! Расскажи-расскажи? Юджил задумалась: она никогда и никому не рассказывала о себе, то есть рассказывала, но тщательно выдуманную и выверенную до мелочей историю. По сути, она красиво и виртуозно врала, хотя свои слова считала не ложью, а... ну, скажем, фантазией, помогающей наиболее кротким путем достигнуть цели. Но обманывать Шарлотту почему-то не хотелось, а рассказать правду она все-таки немного боялась: вдруг она её осудит? - Я... я не знаю с чего начать, - наконец сказала Юджил, решившись и поднимая на девушку глаза.- «Я тебе верю и могу рассказать» Это сложно... Что ты хочешь знать?

Мэллорин: -Начать? М-м... - Мэллорин приложила пальчик к подбородку и задумчиво посмотрела в потолок. - Знаю! С этого! - и, сдёрнув с Юджил одеяло, ловко запихнула девушку в ванную, придерживая, чтобы та не ударилась, но сразу поглубже, вызывая волну и подмочив ковёр. -Ой, - заметила богиня плод своих безобразий. - Хозяин ругаться будет. Ну и ладно. Он не заметит, как мы уйдём, - легкомысленно пожав плечами, богиня залезла в ванную. Хвосты мешались, лечь в ванной на спину с этим веником оказалось затруднительно. Но любовь побеждает всё и, бурно поворочавшись и подмочив ковёр ещё сильнее, богиня, наконец, удобно устроилась под Юджил (другим способом сразу двое в небольшую ванную не влезали - или вынуждены были бы жаться по стенкам). -Я за тобой поухаживаю, - предложила она, нащупала губку и принялась за расслабляющие водные процедуры. К счастью, вода уже не была слишком горячей - иначе у обеих были бы шансы расплыться в неге до ближайшего вечера. -Откуда ты приехала, - предложила самый простой вопрос богиня. - Какие цветы любишь больше всего. Тебе нравятся золотые украшения? Мне - очень. Ой, - Мэллорин поискала у себя на груди "янтарь" с тюьпаном, не нашла, заоглядывалась - ах, вон он, у кровати. - Какие у тебя планы на это утро, день и вечер? - озорно закончила богиня, обнимая Юджил сзади двумя руками и заставляя опрокинуться поглубже в воду.

Юджил: - А-ай, - взвизгнула Юджил, нырнув в ванную чуть ли не с головой и пунцовея еще более ярким румянцем, когда Шарлотта к ней присоединилась: в ванне сразу стало тесно и весело, особенно учитывая тот факт, что Юджил довольно сильно боялась щекотки, а отбрыкиваться было не удобно. -Откуда ты приехала? Какие цветы любишь больше всего. Тебе нравятся золотые украшения? Мне - очень. Обнимающие её тонкие руки привычно ловко уничтожали связные мысли, Юджил задумчиво поплюхала ладошкой по воде: - Последнее время я много путешествовала, а если взять самое начало пути, то мой дом был где-то на севере, маааленькая деревня, очень далеко отсюда... - Юджил попробовала перевернуться, чтобы видеть лицо Шарлотты: она должна была видеть реакцию на свои слова, просто так было привычно. - Цветы? - Юджил вспомнила, как любила ловить на себе восхищенные взгляды мальчишек, вплетая в волосы розу из маминого сада. - Конечно розы, они самые красивые. Украшения, наверное, нравятся. Не знаю... не носила никогда. - Какие у тебя планы на это утро, день и вечер? Юджил неопределенно повела плечами: - К двум я должна пойти во дворец, мне обещали место медиума, - не без гордости сказала она. - А больше никаких .

Мэллорин: -Ма-аленькая деревня далеко отсюда, - пробормотала Мэллорин на ухо Юджил. - Мне кажется, я была там раньше. Без всякого сомнения. Она была в куче маленьких деревень очень далеко отсюда, правда вот не помнила, в каких и когда. А вот многие художники и поэты из глубинки вполне могли припомнить свою первую - светлую, хотя союз и не был долгим, - любовь. Обычно у неё были светлые, золотистые волосы и голубые глаза. -Ты не носила украшения? - у богини обиженно (на судьбу) задрожали губы. - Это была самая жестокая и несправедливая деревня в мире! Юджил с её тёплым цветом волос и глаз смотрелась бы неподражаемо в храмовом золоте. И, опять же, наверное, ей будет интересно познакомиться с каким-нибудь молодым воином Мэллорин (или даже любовником или мужем). Красивым и обаятельным, конечно. А других в храме и не было. Золотая лисичка, надувшись, приласкала девушку: -Тебе очень пошли бы. Очень-очень. -...место медиума. -Медиума? - восхитилась Мэллорин, и её снова прорвало. - А ты умеешь? А ты возьмёшь меня во дворец? А можешь предсказать, за кого я выйду замуж? - и "невеста" радостно подняла ушки. Да уж. В таком виде выйти за человека ей не светило. Только кто же об этом вспоминает в хорошие моменты...

Юджил: - Это была самая жестокая и несправедливая деревня в мире! Юджил согласно кивнула, вспоминая свое не особо богатое на события детство: - Поэтому я от туда сбежала, - доверительно и немного невнятно отозвалась девушка, млея от ласк Шарлотты. -Медиума? - восхитилась Мэллорин, вызвав довольную улыбку на лице Юджил. - А ты умеешь? А ты возьмёшь меня во дворец? А можешь предсказать, за кого я выйду замуж? - Умею, - кивнула она, нисколько не сомневаясь в своих словах, - но мои предсказания пока нечасто сбываются: я недавно открыла у себя способности, надо много тренироваться... наверное. Юджил задумалась, покусывая нижнюю губу. Последний раз её предсказание сбылось, когда она заявила о том, что скоро дочь хозяев, у которых она тогда остановилась, выйдет замуж. Пришлось срочно менять недолгое место жительства, потому что матери девушки предсказание совсем не понравилось. Ну, подумаешь, дочь зажиточного купца влюбилась в простого гончара. Предсказала-то она верно: запертая под замок, девушка на следующий день сбежала со своим гончаром. Да там даже совсем неумелый медиум бы справился: парочка тайно встречалась каждый день, просто кроме наблюдательной Юджил этого никто не замечал. - А у тебя будет самый-самый любящий, красивый и замечательный муж, - торжественно изрекла Юджил, весело плеснув ладошкой по воде и жмурясь от полетевших в все стороны водяных брызг. - А во дворец вместе пойдем. Если споросят почему нас двое, я всегда могу сказать, что ты моя помошница. Расставаться так быстро не хотелось: подозрительно относящаяся ко всем новым людям, Юджил успела привязаться и полюбить такую добрую и чуткую Шарлотту. "Одной будет не так волнительно... а то эта Телулу… проныра... А Шарлотта хорошая". Юджил повозилась в маленькой ванной, выплескивая воду на ковер, и, наконец, смогла обнять девушку.

Время: Третий игровой день. Утро. В теме: Юджил, Мэллорин, Джерри.



полная версия страницы