Форум » Город » Элизиумская Площадь » Ответить

Элизиумская Площадь

Алмаз: Центральная площадь города.

Ответов - 122, стр: 1 2 3 4 All

Хариет: Из Синей Чашки вместе с Мэлоди Рано ли?.. – Мысленно протянула Хариет, крутя в руках опустевший бокал. - Не знаю, не знаю, Лорелея. Как бы не было слишком поздно… - Хорошо. – На бледных губах жрицы заиграла тёплая улыбка, она накрыла своей рукой кисть подруги и слегка её сжала. – Сегодня ветер принесёт с собой только веселье. На стойку с тихим звоном легло несколько мелких монет. Адель легко вспорхнула со своего сиденья и, потянув за собой Ассоль, направилась к выходу. - Самое время начинать. Стоило им пересечь порог кафе, как они оказались со всех сторон окруженными толпой по-разному разряженных мужчин и женщин, повсюду слышался заливистый смех и громогласные возгласы удивления. Музыканты брали первые аккорды, но пока что не торопились начинать играть в полную силу. Словно чего-то ещё ждали… Хариет едва заметно повела тонкой бровью, как развешенные на деревьях колокольчики залили элизиумскую площадь тихим, мелодичным звоном, а в тон ему тут же нежно запели медноголосые птицы. Богиня улыбнулась и заговорщически подмигнула своей наперснице.

Мэлоди: От долгих советов больше вреда, чем пользы. К тому же Минория и Алерия так заняты устроением личной жизни ЧибиУсы, что вряд ли выкроят время для спасения мира. Ну да пусть себе развлекаются. Уже на улице Лорелея улыбнулась подруге, глянув на зазвонившие колокольчики и продолжила вслух. - И мы тоже будем развлекаться так, как хотим. Музыка нежно звала людей веселиться, музыканты поднялись на помост и первая флейта со скрипкой завели мелодию. Лорелея схватила подругу за руку и потянула ее к ступеням, легко взбежала на помост и запела без слов, одними гласными, чуть покачиваясь в такт, как умела одна она. Море и небо - как две половины, невозможны одно без другого...

Хариет: Стоило Ассоль взять первые ноты своей песни, как Адель, быстрым движением руки выпростав из тяжёлых складок платья серебристую свирель, поднесла изящный инструмент к губам. Лёгкая, словно свежий воздух, мелодия окутывала песнь Лорелеи прозрачной вуалью, была её дополнением, её незаменимой частью. Светловолосая жрица мягко переступала с ноги на ногу, слегка покачивалась из стороны в сторону и не сводила своих добрых, наполненных чистым светом глаз с внимающих их импровизированному выступленью людей. Прочая музыка словно отошла на второй план, а песнь богини морей и игра богини ветра, сливаясь, трогали сердца каждого, кто в этот вечер умышленно ли или же по счастливой случайности оказался на главной площади, наполнял их души невиданной доселе радости, разгонял затаившуюся в уголках сознания грусть. А это ведь только начало.

Tiger: Из Синей Чашки Хоук подло смылся, оставив скорбного товарища без возможного собутыльника. Не то чтобы Тайгеру страшно хотелось напиться, но на пару бутылок пива он рассчитывал. А вот теперь...не поить же пивом хрупкую Герию с доверчивыми глазами, детским личиком и умопомрачительной собакой! За ястребом вскоре последовала Юнона, с трудом оторвав масляные глазки от Тайгера. Бедная девочка страдала по коллеге не первый месяц. Но упорно молчала и на прогулки под луной не соглашалась. Тайгер глубоко вздохнул и...и тут на улице грянула музыка. Над типичной какофонией "народных инструментов" воцарились свирель и женский голос. - Леди Герия, не хотите ли потанцевать? - медово улыбнулся телохранитель спутнице и потянул ее за собой в пестрый, беспокойный людской водоворот. Но в толпе держаться за руки неудобно. Даже королевскому телохранителю, не обиженному ни силой, ни ловкостью. Уже через пару минут Герию и ее невероятного питомца он потерял. Мелькнули в толпе огромные, удивленные глаза - и все, Тайгер остался один.

Хариет: Чистый, нежный голос Лорелеи звал за собой, увлекал в глубокие морские пучины, за далекие горизонты, заставлял слиться с неведомыми силами, будил в сердце страсть и чувственность. Раскрасневшаяся, уже слегка растрепанная богиня ветра, борясь с нетерпимым желанием распахнуть крылья и подняться в высь, убрала от губ серебряную свирель и, нежно улыбнувшись подруге, вмиг слилась с веселящейся толпой. Радостные лица горожан замелькали перед ней мириадом счастливых глаз и улыбок. Общее настроение праздника так и витало над центральной площадью города, и душа сама собой звалась в пляс. Перед глазами мелькнула золотоволосая макушка какого-то высого парня, его растерянный взгляд, словно он пытался кого-то разыскать в резвящейся перед ним толпе, и прежде, чем Адель сама поняла, что делает, она крепко схватила его за руку и потянула вслед за собой в самый центр толпы. Потанцуешь со мной? - говорили её светящиеся серо-голубые глаза, а звонкий, похожий на перезвон серебряных колокольчиков смех раскатывался вокруг, сливаясь с прочим шумом и гамом разгорающегося на площади торжества.

Tiger: Кто-то цапнул растерянного Тайгера за руку и потянул вперед. Парень поднял взгляд - до этого он пытался уберечь сапоги и, соответственно, ноги от каблуков - и встретился с ясными, смеющимися глазами. Решительных девушек он не очень любил, и вообще привык приглашать даму сам. Но карнавал, веселье заразительное, как простуда, светлые волосы, разметавшиеся по плечам, летящие на ветру... Забыв о беззащитной обуви, о потерянной Герии и о грядущей ночной смене во дворце, Тайгер догнал девушку, которая упрямо вела его в середину танцующей толпы. Шум был слишком громкими, чтобы спрашивать имя. Да и зачем? Телохранитель хитро, по-кошачьи прищурился и положил руки на тонкую талию девушки. Ты мне нравишься, - говорила довольная, лукавая улыбка. Музыка настаивала на том, что оставаться на месте непозволительно. И Тайгер, не споря с мелодией, уверенно повел незнакомку в танце.

Хариет: С партнером она явно не ошиблась... Один мимолётный взгляд на его ауру безошибочно выявил золотые узоры Мэлориновой печати. Значит средь прочего скопления народа ей посчастливилось выловить подопечного любвиобильной богини... Какая удача! Девушка игриво подмигнула молодому человеку и приблизилась чуть ближе, поудобнее устраивая тонкую ладонь на твердом плече своего кавалера. Похоже, он с готовностью принял ее игру и ни о чем не спрашивал, ничего не пытался сказать... по-крайней мере, словами. А того-то ей и было нужно... Адель слегка выгнула спину, склонила голову и мягко сжав ладонь незнакомца, закружилась с ним в головокружительном вихре божественного танца.

Tiger: Девушка двигалась, как служительница Мэлоди. Не то чтобы столичных барышень можно было назвать поголовно неуклюжими, но в этой было что-то особенное...может, особенно приятный запах? Тайгер с трудом подавил желание заурчать, когда прохладные ладошки устроились на его шкуре. Шкура хотела стать тигриной, чтобы девушка с ласковыми руками погладила. У ног такой не жалко и клубком свернуться. Телохранитель представил себя гигантским полосатым клубком и рассмеялся. На всякий случай помотал головой партнерше - дескать, не о тебе. Говорить не получилось бы - музыка. Девушка летела невесомым перышком, ветерком, запутавшимся в занавеске. Тайгеру было весело. Люди толкались, но парой мощных таранов спиной парень очистил место перед помостом музыкантов. Теперь там были только он и его партнерша. Музыка неуловимо изменилась. Теперь это был какой-то старомодный танец, которого боец и гуляка Тайгер не знал. Он изобразил на лице отчаяние и посмотрел на девушку.

Хариет: Девушка в ответ только слегка пожала плечами и, заговорчески улыбнувшись, подтянулась на носках и чмокнула Тайгера в уголок губ. Прикосновение было лёгким и неуловимо-прохладным. Девичья ладошка соскользнула по плечу к широкой мужской руке и потянула за собой, куда-то в сторону от сцены и от продолжавших танцевать людей. Они обогнули помост с музыкантами (Адель даже успела поймать понимающий взгляд Мэлоди) и юркнули в полумрак тихой, узкой улочки. Здесь она его руку отпустила и, развернувшись к нему лицом, отошла на пару шагов назад и окинула своего кавалера заинтересованным, озорным взглядом. Похоже, увиденное её вполне удовлетворило. На губах заиграла лукавая улыбка. Девушка тихо рассмеялась и прокрутившись вокруг своей оси, одним движением руки сняла с головы тяжелый золотой обруч. Тонкие косички, в которые были заплетены длинные светлые волосы, шелковистым водопадом разметались по плечам. Девушка качнулась и снова оказалась рядом с Тайгером. Сосредоточенно прикусив губу, она чуть потянулась застегнула обруч на голове своего случайного партнера. - В благодарность, – неслышно прошелестели ее губы у самого его уха. Адель мягко улыбнулась и, ловко обогнув рыжеволосого красавчика, направилась обратно, к разношерстной толпе веселящихся горожан.

Tiger: Говорят, где-то на далеких северных, закованных в лед островах кошки такие же большие и свирепые, как боевые псы, и на них приходится надевать ошейники. Когда девушка погрузила руки в густую шевелюру Тайгера и щелкнула замочком где-то в золотых кудрях, он как раз почувствовал себя таким котом. Даже проследил, не тянется ли от обруча ниточка поводка к запястью девушки. Но нет - ничего не было. Только браслеты звенели, тонко и насмешливо. Кончиками пальцев парень потрогал новоприобретенное украшение. Вроде, широкая полоса - судя по блеску, золотая - не должна была выглядеть глупо. - Спасибо, - запоздало сказал вслед девушке Тайгер, когда косички ее прически уже хлестнули его по груди. - Ты танцуешь, как богиня! Без мурлыкающих, глубоких обертонов он никак не мог обойтись. Не тот случай!

Хариет: Девушка так и не покинула этой темной улочки, где кроме их двоих никого больше не было... Прислушиваясь к голосу парня, она медленно развернулась и заглянула в хитро прищуренные, кошачьи голубые глаза. - Мммм... Я не только танцую, как богиня... - Копируя мурлыкающий тон Тайгера, томно произнесла девушка. - Например, еще я целуюсь, как богиня... - Невинные взгляд серых глаз никак не вязался с широкой, лукавой улыбкой. - Не хочешь проверить? Она снова оказалась в опасной близости от блондина. Тонкие женские пальцы скользнули от пояса вверх по атласной ткани форменного камзола, поднялись к плечам и замочком сомкнулись на шее. - Так что скажешь? - Светлые брови иронично изогнулись, богиня ждала ответа.

Сейя: Беседка -Ах, вот оно что, - понимающе кивнул Сейя, выйдя на Элизиумскую Площадь, где столпилась куча полупьяного, но веселого народа. Все ели. Хавки было дофига. Но Сейя гордо дожёвывал свой купленный на углу пирожок, даже не планируя присоединяться к акту коллективного жора. Не по-звёздному это. Справа доносился нестройный ряд гласных. "Что это? С немым хавкой не поделились?" - нахмурился он, и, как любой добропорядочный молодой человек с претензией на супергероя, пошёл разобраться в недоразумении. Пробираясь через танцующую толпу на звук, Сейя застыл, как вкопанный. "Сволочи," - всердцах подумал он, наблюдая за силуэтом немого, который взобрался на подмостки и, раскачиваясь из стороны в сторону, протяжно тянул гласные, глядя голодными грустными глазами на неотрывно жрущих людишек. Сейя, не задумываясь, поспешил помочь страждущему: -Хочешь пирожок? - миролюбиво предложил он, коснувшись плеча немой… девушки. Это была девушка. Вблизи он более подробно рассмотрел её очертания, после чего желание накормить красавицу стало просто неудержимым. Протяжный во...волнующие звуки утихли и на него уставилась парочка смутно знакомых глаз. - Слу...а это случайно не ты мне ту жемчужину впа...рила ...? - мысли невольно озвучились сами собой. Следующее что дошло до Сейи - перед ним та самая жрица. Которая не просто не немая, но и весьма крутого нрава. В ушах зазвенело, Сейя побелел. - Э...э - Сейе редко доводилось вести разговор со жрицами, потому он не сразу сообразил, что в такой ситуации принято говорить. Потому решил говорить прямо. Какая уже разница... - Вы..вы просто очаровательно пели! Просто..ну очаровательнейше! Но так как Вы меня всё равно теперь убьёте (даже несмотря на то, что я предложил вам свой единственный пирожок), разрешите и мне на прощание кое что забацать... И, не дожидаясь ответа, Сейя рванул на середину помоста и запел песню, написанную для Весты.... «Как жаль, что ты её так и не услышишь…» Послушать Сейю Послушать Сейю

Tiger: От партнерши пахло степным ветром. Вот теперь Тайгер узнал этот свежий, терпковатый запах. Будоражащий зверя, спящего где-то внутри беззаботного королевского телохранителя. - Я даже проверил бы, что еще ты делаешь божественно, - пряча меняющиеся против воли хозяина зрачки, довольно жмурился парень. Некоторые девушки находили взгляд оборотня притягивающим, но кто знает - как отреагирует эта девушка в платье жрицы, но с горящими глазами цыганки. Шею царапнуло какое-то украшение. И сразу вспомнился золотой дорогущий обруч. - Только как бы твоя охрана не оторвала мне голову, - засмеялся почти спокойно парень, в свою очередь обнимая свою недавнюю партнершу по кадрили или как оно там называется. - Мне, знаешь ли, уже случалось драпать от разозленных папенек и гневных мужей.

Хариет: - Боишься? - Негромко протянула девушка, поудобнее устраиваясь в объятиях Тайгера. - Так ведь еще не поздно отказаться... - Чуть царапая ноготком его кожу, она очертила пальцем линию волевого подбородка и спустилась по шее ниже к первой застегнутой на камзоле пуговице. Мгновение и ее пальцы уже потянулись ко второй... - Ну так как, мрр? - Девушка довольно улыбнулась и, вдыхая терпкий аромат какого-то одеколона, уткнулась носом ему в шею и сомкнула руки у него на спине.

Мэлоди: Мэлоди закончила петь, и только собралась сойти с помоста и заняться толикой обязанностей верховной жрицы - проверить, всем ли хватает угощения, доволен ли народ, не иссяк ли жемчуг в корзинах (хотя вот уж чего случиться не могло), как ей самым наглым образом заступили путь. Ассоль вскинула бровь с недовольным недоумением... и узнала давешнего наглеца. Он ее, впрочем, тоже. - Слу...а это случайно не ты мне ту жемчужину впа...рила ...? Ассоль смерила Сэйю (кажется, так его звали) насмешливым взгялдом. Вот ведь мнит себя парень шишкой на ровном месте! А жемчужины при нем нет... Потерял? Или выбросил? Неужели догадался? Сомнительно. Ну не верилось богине в проницательность молодого нахала. - А ты ее, я смотрю, потерял? Ай, как не хорошо... Богиня может обидеться. - Вы..вы просто очаровательно пели! Просто..ну очаровательнейше! Но так как Вы меня всё равно теперь убьёте (даже несмотря на то, что я предложил вам свой единственный пирожок), разрешите и мне на прощание кое что забацать... Парень был какой-то странный. Тем более, что ее ответа он дожидаться не стал, а полез петь на помост, оттеснив храмовых певцов. Но Мэлоди знаком приказала им оставаться на месте. Пусть мальчик споет. Раз уж он такой везучий. И ради праздника... Тем более, что за один грех два раза не карают. Или голоса его лишить? - Мелоди задумчиво накрутила на палец локон, потом отбросила, - Нет, не буду. Пусть уж будет праздник... А покарать я его всегда успею. Песню парня она слушать не стала, а спустилась вниз, к младшим жрецам. Угощения хватало всем, и дары не иссякали. То там, то здесь, за большими деревянными столами провозглашали здравицы в честь двух богинь... Мелоди поняла, что ей скучно. Хариет куда-то убежала, все жрецы и жрицы заняты делом... Одной ей, Лорелее, заняться нечем. Жрица в лазурных одеждах стала пробираться сквозь толпу к краю рынка, обижено закусив губу. Ну вот, лучшая подруга смылась с каким-то смертным, другой смертный наговорил гадостей, и всем, ну буквально всем плевать на меня! А эта Чиби Уса... Нет уж, дворец не получит и чешуйки от благодати праздника! так, с хмурой гримаской, Мэлоди шла через толпу, сама не зная куда. Богатое одеяние незаметно менялось, пока не превратилось в легкое голубое платье с верхней прозрачной юбкой из газа цвета морской волны. На груди вместо многоярусного жемчужного ожерелья теперь покачивались простые бусы из мелких раковин и серебряных монет. такие же монеты украшали и прическу, а в ушах закачались серебряные кольца с мелкими подвесками-чешейками. Они печально звенели в такт шагам.

Tiger: - А...а о чем я говорил? - негромко рассмеялся Тайгер. Пробежавшиеся по чувствительной человечьей шкуре коготки будили самые мартовские инстинкты. Юноша воровато оглянулся. Темный переулок, хоть и выходил на вечно заполненную народом центральную площадь, был пуст и безлюден. А единственное светившееся над их головами окно даже добавляло романтики. Тайгер сделал шаг к стене, ненавязчиво передвигая свою спутницу к стене. Когда его пальцы уже подбирались к завязкам ее наряда, он вспомнил одну важную вещь. Если я дам Фишу повод опять издеваться, что я ведусь только на загадочных незнакомок... - Как, кстати, тебя зовут, крошка?

Ятен: Из храма Хитаеры. Одним из самых страшных воспоминаний детства Ятена была сельская ярмарка. Когда тысячи городских бездельников заполнили рынок и площадь, шум достиг даже кладбища, которое как раз тогда осваивал маленький некромант, спасаясь от старших братьев. Но хитрости и упорства младшего Коу хватило на полчаса - из-за угла склепа его за изящное маленькое ухо вытянула мать. Никогда и ничего не производило на Ятена такого гнетущего впечатления, как вид пляшущей и смеющейся толпы. Резкие цвета городской одежды, запахи жареной колбасы и тмина. Даже пыль была грубая, не похожая на тонкую, как пудра, кладбищенскую... Насильно выряженный в ядовито-васильковую курточку и зеленые штаны малыш вцепился в ладонь матери мертвой во всех смыслах хваткой - а как еще будущий повелитель Тьмы может вести себя, когда перед его идеальной формы носом трясут задницами какие-то великовозрастные балбесы? Один даже схватил тяпку и делал вид, что играет на ней, как на гитаре. Ятен молился Владычице Загробного мира о том, чтобы его горячо любимые братья не стали такими. Никогда и ни за что! Элизиумская площадь во время праздника очень напоминала ту ярмарку. И даже умудренный годами изучения Бездны потомок Падших вздрогнул. - ...поберегись! - разносчик рыбы толкнул субтильного юношу, сверкнул оловянными глазами и скрылся в толпе. Ятен отшатнулся в сторону и наткнулся на помост, с которого раздавалось режущее его чуткий слух пение. - Сейя, - по одному вскипающему внутри раздражению определил юный демон. Дождавшись, когда средний Коу наклонится поцеловать какую-то восторженную девицу, Ятен поймал разгильдяя за хвост и дернул - так, чтобы перед гляделками Сейи замелькали звездочки.

Сейя: Не успел средний Коу допеть, как на сцену полезло сразу несколько ошалевших новоиспечённых фанаток. Под влиянием успеха, Сейя совершенно забыл о грядущем наказании. Купаясь в лучах славы Восходящая Звезда максимально эротично склонился к одной из девушек и поцеловал. Послышался женский восторженный визг и фанатская "стена" уплотнилась. Сейя самодовольно улыбнулся и уже хотел спеть ещё одну песню на радость людям, но кто-то с силой дёрнуло его за хвост. - Ёп! - сдерживая готовое вырваться наружу более крепкое восклицание (которое несомненно могло повредить его звёздному имиджу Героя-любовника), воскликнул Сейя и оглянулся: -Придурок готичный, ты чё творишь? - продолжая профессионально улыбаться фанаткам, сквозь зубы процедил он при виде невозмутимой физиономии Ятена. - Я тебе за такое пальчики твои клептоманские повыдергиваю, чтоб знал, как любимому брату гадить в самый ответственный момент. С этими словами он ещё раз поклонился зрителю и слез со сцены. Настроение было испорчено. Дзен не достигнут. А не достигший дзена Сейя - хуже, чем выряженный в розовую робу Ятен. Этот факт был известен не только в семье Коу, но и во всей округе.

Ятен: Ятен ойкнул и вжал голову в плечи. Тьма тьмой, а средний близко, и стукнуть может со всей своей немалой дури. Поэтому пришлось временно забыть о величии Истинного Наследника и изобразить глубокое и искреннее раскаяние в отрывании самого ценного Сейиного органа - хвоста. - Да ладно тебе, - примирительно пискнул младший Коу. Но ясное (и чрезмерно смазливое) чело брата затянуло тучами невеселых раздумий. Юный демон какое-то время любовался редким явлением - серьезным Сейей, а потом страдальчески вздохнул, возвел бездонные изумрудные глаза к небу и предложил: - Может, поесть сходим? Вторым любимым занятием среднего (после девиц) было поедание всего, что попадалось в области досягаемости его здорового организма. Ятен готов был даже пожертвовать собой и пожевать какую-то светлую или, упаси Хитаера, свежую еду. Перспектива получить в лоб от хмурого Сейи совсем не казалась ему чарующей. - А где ты лопатника потерял?

Анна Сильм: Дом Анны и Эйла. Анне потребовалось не так много времени, чтобы добраться до площади, про которую писала Лимна. Ее подбросил соседский паренек, направляющийся на праздник в город. - Даааа... Людно же тут сегодня. Девушка растеряно оглядывалась в поисках хоть кого то отдаленно похожего либо на верховную жрицу, либо на Лимну. "И как же мне найти хоть кого-то знакомого в такой толчее? Увы, я не телепат и не могу находить людей по мозговым волнам! Ну дождется у меня эта девчонка! Я ей все припомню." Девушка недовольно морщилась и медленно шла к центру площади.

Мэлоди: Мелоди брела по площади, изредка всхилыпая. Маска на цепочке болталась у пояса, а руки занимала скрипка. Это было единственной причиной, почему Морская владычица до сих пор не разрыдалась в голос. Руки были заняты, как и все скамейки на площади, а плакать на ходу, да еще когда слезы катятся градом по лицу, и все это видят - ну уж нет. - Угорь! Копченый угорь! - Семга копченая с гренками! - служки и торговцы расхваливали дары моря, дары щедрой богини. А виновница торжества и щедрая покровительница брела, натыкаясь на людей и никого вокруг не видя от непролитых слез.

Анна Сильм: Анна негодовала, но данное бабушкой воспитание не позволяло ей встать посреди площади и заорать на всю округу о том, что она люто ненавидит бестолочь Лимну, которая никак не попадалась ей на глаза в этой чертовой толчее. - Хей, осторожней! - странная девушка чуть не сшибла ее с ног. Грустное лицо с глазами полными слез безразлично взирало на распаленную скрипачку. Да она же сейчас разревется, ей богу. Озлобленная на подругу Анна уже готовилась двинуться дальше, как взгляд ее скользнул по футляру со скрипкой. Эй! Она тоже играет? Подобная мелочь могла изменить отношение девушки к любому человеку - если он играет (не обязательно на скрипке), значит должен понимать сущность этого мира. А если же ей на пути попадались именно скрипачи, то девушка моментально теряла голову. - Простите, с вами все в порядке? - Анна дотронулась до плеча незнакомки. Футляр с драгоценной скрипкой был крепко прижат к груди - так обычно маленькие дети держат при себе любимые игрушки.

Мэлоди: Меньше всего Лорелея ожидала, что кто-то остановит ее. Да и кому придет в голову заниматься чужими проблемами вместо праздника и веселья. Потому вопрос явился для богини полной неожиданностью. - Угу, - ответила гордая Мэлоди, изо всех сил сжимая дрожащие губы, чтобы не разрыдаться окончательно. Хотя очень хотелось. Она даже сделала шаг назад, но извечное своенравие смешалось с обидой на свое одиночество и богиня остановилась. - Просто... мне грустно, - призналась Морская Дева и совершенно небожественно шмыгнула носом.

Анна Сильм: - Угу. - Губы незнакомки дрожали и выдавали вполне естественное желание зарыдать в голос. - Просто... мне грустно. Девушка шмыгнула носом и как то отрешенно уставилась на землю под своими ногами. Ну вот. Докатилась я до Мармезонского балета. И что мне теперь делать? Бросить ее и пойти искать Лимну или эту... ну как ее там... Ай, ладно. В таком состоянии эта девушка может попасть в какую нибудь нелицеприятную историю. Площадь буквально кипела от волнения и праздничного настроя, палатки со всевозможными товарами теснили друг друга, зазывалы буквально срывали голоса, стараясь докричаться до постоянно передвигающихся людей. Признаться Анна не любила подобные сборища. Она вообще не любила столпотворения, а толпа для нее начиналась с числа, превышающего значение двойки. - Что же довело вас до такого состояния? - Скрипачка довольно редко интересовалась проблемами других людей, но эта девушка явно была особенной - у нее же скрипка в руках! Хотела поиграть, а чую не выйдет. Меня ж потом совесть загрызет в виде моего непутевого братца. - Может мы с вами пройдем в какое нибудь менее людное место и там вы мне расскажете, что с вами случилось? Если хотите конечно. - Говоря все это, Анна руководствовалась собственным опытом - когда ей было грустно или просто плохо, Эйл уводил ее в какое нибудь уединенное место, а там уже с видом психоаналитика разбирал все ее проблемы и трудности.

Сейя: - Да ладно тебе, - моментом утеряв весь гонор пошёл на попятную Ятен. Сейя по натуре своей был парнем добрым, красивым, справедливым, очаровательным, привлекательным, умным, благородным, неподражаемым, талантливым и умопомрачительно сексуальным...короче, в силу истинно-звёздного характера долго обижаться он не мог. Но лишний раз попугать мрачным фейсом брата не мешало. И чисто в воспитательных целях, Сейя ещё сильнее сдвинул брови и посмотрел на Ятена из-под лобья. -Ладно мне?! После того, что ты сделал? А ну поворачивайся -снимай штаны- наклоняйся -пороть буду! - скороговоркой выпалил Сейя, демонстративно вытаскивая из брюк ремень. - Может, поесть сходим? - видимо намериваясь запутать следы, предложил заметно перетрухавший Ятен. -Может и сходим...хоть ты ничего кроме тухлятины не ешь…компаньон из тебя в этом деле хреновый... Вот бы Тайки сюда, картошки бы поели...жареной, - задумался средний Коу, возвращая ремень на место. Один шлепок увесистым кожано-металлическим ремнём мог выбить из тщедушного тельца Ятена не только дурь, но и душу. Чего папенька бы однозначно не одобрил. - А где ты лопатника потерял? - Загулял он...подлюка, - вздохнул Сейя, приобнимая младшего за шею и увлекая по направлению к лотку с пельменями. - Вот так вот вас холь, лелей, а вы либо в ответственный момент задницу показываете, либо сваливаете в неизвестном направлении…

Ятен: Ятен трагически всплеснул руками и зацепился манжетом за пояс какой-то из восторженных девиц, напевавших очередное творчество среднего. Услышав кроме привычных "птичка моя, я твой хвостик, дверка моя, я твой ключик" нечто необычное, пронзительно лирическое и даже душещипательное...определение для темной сущности юного демона настолько странное, что он вздрогнул и благополучно отцепился от пряжки Сейиной фанатки. "Чего это с ним? Жрать хочет? Или болит что-то? Или...о Темнейшая, неужели его опять побили!?" Младший Коу с тревогой всматривался в довольную рожицу среднего. Но видимых повреждений не было. А зря - пара синяков придала бы смазливому "орателю" немножко благородства, свойственного страдающим людям. Додумать Ятен не успел. Его сгребли в охапку и потащили к какой-то вонючей еде. По пути он заметил знакомый каштановый хвост. Но не мог даже пискнуть - предплечье Сейи надежно перекрывало ему кислород.

Тайки Коу: Лужайка перед дворцом Тайки шел медленно, неспешно, но тут его мысли о том, как же там его бедная картошечка без него, кто же ее пропалывает были очень грубо прерваны. - Ты вообще можешь смотреть куда ты идешь?! - Эм... а что случилось? - Ты еще спрашиваешь что случилось?! Посмотрите на него! Братья твои вон стоят, пельмени трескают!!!! - И что тут такого? Пусть себе трескают, тебе что жалко что ли? - Нет, но я тоже хочу, - когда вредная и драчливая, на данный момент выбравшая себе имя Ливинтина, внутренняя дама Тайки хотела есть она становилась не менее вредной, но еще и ноющей. - Долго ты, балбесина хвостатая еще тут стоять будешь? Марш-бросок к пельменям! Бегом! Поняв, что иного выхода у него нет, особенно разглядев аргументативно покачивающуюся в руках Ливинтины сковородку, парень быстрым шагом подошел к братьям, и пока те его не видели дернул их за хвосты. - Вот вы заразы, а мне пельменей не взяли, ну я вам это припомню, - Тайки надзидательно погрозил обоим пальцем. - Что вы тут еще успели натворить?

Мэлоди: - Может мы с вами пройдем в какое нибудь менее людное место и там вы мне расскажете, что с вами случилось? Если хотите конечно. От удивления Лорелея заморгала, роняя на щеки крупные капли. Затем замотала головой, поднимая ветер русыми кудрями. Нет-нет, она просто сейчас найдет какое-то уединенное место, и... Порыдает. Слезы решили, что ждали уже достаточно и покатились градом. Мэлоди вслипнула всем телом и упала на плечо незнакомой смертной девушки. - Я пришла на праздник, а никому тут не нужна-а-а-а-а-а... И мой голос им не нра... не нрав... вится. Наглые крестьяне, что они понимают в искусстве!!! Очередная порция слез обильно мочила платье собеседницы. - А Хари... Она меня бросила-а-а-а-а!!!!

Анна Сильм: На предложение Анны незнакомка активно замотала головой. - Я пришла на праздник, а никому тут не нужна-а-а-а-а-а... И мой голос им не нра... не нрав... вится. Наглые крестьяне, что они понимают в искусстве!!! Ну вообще-то крестьяне имеют свои, весьма устоявшиеся понятия о красоте - чем проще, тем для них красивее и лучше. Мысль скрипачки прервало неожиданное событие - незнакомка уткнулась носом ей в плечо. - А Хари... Она меня бросила-а-а-а-а!!!! Девушка больше не пыталась сдерживать водопад своих слез - ее плач можно было сравнить с настоящим наводнением, и рукав Анны достаточно быстро промок. Юное дарование стояло в растерянности - она в упор не понимала, что ей нужно делать в такой ситуации (слишком уж редко она обращала внимание на проблемы окружающих). Ну вот... Ищешь одно приключение, а находишь абсолютно другое. - Ну тише, тише. Все будет хорошо. - Анна погладила свою "находку" по волосам. - На вкус и цвет все краски разные. Одним не нравится, зато другие не смогут оторваться. А на нас уже косятся всякие странные личности... Интересно, о чем они думают? И действительно, на девушек как то странно косились проходящие мимо люди, а некоторые даже останавливались и начинали тупо пялиться. Неееет, дорогие мои, с этим надо что то делать. Анна обхватила незнакомку за пояс и спиной протиснулась между двумя палатками. Там, где они в итоге оказались, людей было гораздо меньше. Ну вот, теперь она может спокойно прорыдаться и ей никто не помешает. Тут Анна оступилась и стала падать куда то назад... Правда падение ее было до странности мягким. Слегка придя в себя, скрипачка вскочила и схватилась за футляр с драгоценной скрипкой (слава богу - тот был в целостности и сохранности). А сзади раздавалось мягко говоря недовольное ворчание. Девушка обернулась и увидела троих длинноволосых юношей, один из которых (темноволосый такой) сейчас поднимался с земли, параллельно стряхивая с себя пельмени. - Ох, простите, я не хотела! - По-видимому, на Анну так повлияла неизвестная девушка (раньше она никогда не стала бы извиняться в подобной ситуации, а лишь, гордо вздернув нос, пошла бы дальше). - Ну как ты? - скрипачка положила руки незнакомке на плечи. - Тебе полегчало? Как тебя зовут, кстати? Я Анна, Анна Сильм. - Анно мило улыбнулась, чуть склонив голову набок.

Мэлоди: - Не нравится? - от такой крамольной фразы Лорелея втала, как вкопанная, а за слезами, на дне зрачков, появился сгусток гнева. Как кому-то может не нравится песня Лорелеи? Божественная песня?! Песня, что идет от души к душе... Которая заставляла плакать пиратов, забывших и отринувших все человеческое, а приговоренных к вечному труду рабов - радоваться жизни. Может, потому богиня и не заметила, рядом с кем они остановились, вернее, на кого упала ее нежданная утешительница. А разглядев, чуть не разрыдалась снова от собстеной невезучести. Этот богохульник будто преследует ее! Жаль, что сейчас праздник... Иначе кое-кто нахлебался бы морской воды... А это идея... Пасс руками, и всех троих окатывает холодной морской водой. Пельмени после этого уж точно нельзя будет есть... - мелкая пакость подняла настроение, да и от чухого участия хоть чуть-чуть , но становилось легче. - Очень приятно, - называть свое имя богиня не спешила, хотя бы потому, что не придумала, каким назваться. Представляться верховной жрицей было невозможно, а новое имя в голове пока не всплыло, - Только давай... уйдем подальше отсюда.

Саюри: ++Из Обители Мэллорин++ Небо над головой раскрасил в синее и зеленое букет фейерверка, и люди, увлеченные зрелищем, не обратили внимания на девушку, вышедшую из пустоты. Ну а то, что ее платье из искристого в один момент стало просто шелковым, и что фасон его поменялся и вовсе вряд ли кого зантересовало. Сандра Инфинит оглянулась вокруг в поиках знакомой фигуры молодого лекаря. Нет, так она его не найдет. Если Алави здесь... - Алави... - негромко позвала богиня, - А-а-ала-а-ави-и-и, ты здесь? Если юноша не ушел, то услышит ее... и она увидит, где он. К чему использовать больше сил, чем нужно? Может, молодой лекарь не захочет с ней сейчас говорить?

Хариет: - Тссс. – Белокурая жрица легко приподнялась на носках и накрыла его губы своими, заставляя замолчать. Поцелуй был легким и очень нежным, словно Тайгер целовался с кем-то нематериальным… словно девушка была сном, виденьем, неуловимым ветерком или знакомым с детства запахом. Тёплые, мягкие пальчики, едва касаясь его разгоряченной кожи, плавно скользили по уже полностью обнаженной груди, по широким плечам… Тяжелый камзол юноши неслышно осел в пыль у его ног. И только тут до полностью поглощенного игрой с рыжеволосым незнакомцем сознания богини, наконец, в полной мере достучался зов Мэллорин… В этом даже был свой юмор – богиня любви, ненароком мешающая тому, чему, по идее, должна бы всеми силами способствовать. Впрочем, теперь уже Хариет казалось, что она немного увлеклась, поэтому, она тут же оторвалась от губ своей случайной жертвы и ловко высвободилась из его объятий. - Прости, мне уже пора. – Слегка припухшие от долгого поцелуя губы тронула нежная улыбка. – Прощай. В следующий миг девушка рванулась прочь из узкого переулка и в считанные секунды скрылась в людской толпе. Впрочем жрицы Адель Спираре уже не было и там, владычица Ветров направлялась в обитель дочери Афродиты. В обитель Мэллорин.

Ятен: И все-таки незнакомцем, очень похожим на старшего Коу, оказался, собственно, сам старший Коу. Ятен мог не оборачиваться - хватка, в которую попал его многострадальный хвост, была знакома ему с детства. Когда-то Тайки так же цепко поймал маленького демоненыша за недлинный тогда хвостик и, не жалея шикарных серебристых волос последнего, вытащил его из ямы. Ятен плакал, пинался и просился обратно "в преисподнюю". Сейя, как всегда, ржал. Вздрогнув от болезненного воспоминания, младший Коу запоздало ойкнул, когда мозолистая ладонь картошечника уже отпустила его волосы. - Ему припомни, - наябедничал Ятен, указывая изящным пальцем на "семейную звезду". - Это он меня притащил...это есть. Он никак не мог запомнить, как называлась эта странная еда. В памяти юного некроманта беспрепятственно размещались многостраничные заклинания, но никак не мог выучить все те глупости, которые выдумали вне храмов Темнейшей. На руку что-то упало. - Дождь идет, что ли? - мрачно пробормотал Ятен, глядя на прозрачную каплю. - Сейя, убери свою пищу, а то промокнет.

Джей Хоук: В преподнятом настроении Хоук вылетел на площадь, попутно подхватив какую - то даму и провальсировав с ней несколько шагов. Дама, судя по всему, не была против и ей даже понравилось, но для вида она воскликнула - Нахал! Джей улыбнулся ей и слегка поклонился. Может, еще в ювилирный заглянуть? - подумал он - Хотя, наверное, пока не стоит. Нельзя быть слишком навязчивым. Хоук бежал вперед, замечая то там, то тут знакомые лица, приветственно кивая на их окрики и... Что же это? Что же это... Этого не может быть - Джей закрыл глаза - нет... - открыл и опять закрыл - не может быть, это сон...Это кошмар! Она его богиня, его ВСЕ... Что она делает? Как больно... Джей смотрел на Адель немигающим взглядом. Тысячи мыслей роились в его взбудораженном сознании. Сердце бешенно отстукивало ритм, стремясь вырваться из окаменевшей груди и нещадно разбиться о мостовую, только что бы так не болеть. На его глазах Адель целовала другого и не просто целовала, как мимолетно касаются губами губ друга не прощание, а ЦЕЛОВАЛА...и целовала Тайгера... - Нет - прошептал Хоук. - Нет, ты не можешь так поступить, нет... - он до звезд в глазах сжал в ладони кинжал, для которого еще не успел купить ножны. Кровь заструилась по пальцам, отрезвляя и возвращая к жизни отказывающееся повиноваться тело. - Убью!!! - от его крика мирно дремавшие птицы испуганно сорвались с места и поспешили убраться подальше от этого сумасшедшего. Хоук, словно вихрь, пересек площадь и...нет, он еще не обезумел от ревности и не собирался никого убивать, он просто хотел сейчас побыть один или поплакаться кому - нибудь в жилетку, хотя никогда этого не делал... Королевский дворец. Восточное крыло...

Тайки Коу: - Ему припомни - как всегда пробузил Ятен и стал что-то лепетать про свои глюки с дождями. - Так, а на меня не взяли? Ну придете вы домой ужинать, ага... Сейя подвинься, - и не став ждать пока этот лентяй подвинется, парень сам подвинул нерасторопного братца. Получив большую миску пельменей Тайки довольно принюхался, - Эх вареников бы сейчас... с картошечкой... Пока старший мечтал проснулась его второе Я... и началось в колхозе утро! - Так, еще пару пельмешек и завязывай! Мне фигуру беречь нада!!! - Тебе нада, ты и не ешь... - Ах ты...- не успела она договорить, как во рту у барышни оказался пельмень. - Так-то лучше, а то бузишь и бузишь...

Сейя: Сейя увлечённо жевал пельмени, когда как минимум 55 кило треснули его с самого заду и завалили на землю. - Хкмк...! - Сейя закашлялся, подавившись пельменем, и претенциозно покосился назад. - Ох, простите, я не хотела! - пролепетали 55 кило, залитые в весьма недурные формы молодого женского тела. Вечер превращался в катастрофу - то Ятен, беспардонно прервавший его выступление, то явление Тайки, увенчавшееся традиционным дёрганием за самое нежное место - хвост, и вот на тебе...на закуску ошалевшие девушки не дают покоя. - Не хотела? - скептически изогнул бровь Сейя, поднимаясь на ноги и стряхивая с одежды остатки соуса. - Да ладно, иди поешь, там ещё осталось. - предложил он, указывая на полупустую тарелку пельменей. - Дождь идет, что ли?- меж тем послышался хрипловатый голос младшего. - Сейя, убери свою пищу, а то промокнет. И вправду, что-то подло ляпнуло на стол. Сейя оглянулся и заметил исчезающий в толпе хорошо знакомый ему подол платья. Проморгавшись он обескуражено посмотрел на братьев: -Она что...плюнула мне в пельмени?

Саюри: Алави ее или не слышал, или уже покинул площадь. Ну что ж... Все равно уже поздно. Пора было возвращаться... В обитель или в храм? Все равно завтра, то есть, уже сегодня ей надо во дворец, а в Обители столько книг, что легко упустить ток времени. Опаздывать же Саюри не любила. К тому же... возвращаться в обитель, где она будет совершенно одна... В то время, как в храме всегда есть люди. Решено. Прогулка сквозь толпу была не слишком короткой, но акатаву Инфинит это не слишком волновало. Спешить богине было некуда... и не к кому. ++в Харм Саюри++

Ятен: Пока старший и средний придурки выясняли отношения, Ятен смахнул со стола продавца вилку - совершенно нечаянно задел рукавом, а потом она чисто случайно оказалась у него в руке. То, что у вилки была ручка из черненого металла с нацарапанными символами, не имело к этому никакого отношения. Несмотря на убийственный запах вареного теста, что-то же было в этих маленьких сероватых комочках, если оба длиннохвостых негодяя пожирали их с таким энтузиазмом! Юный демон подцепил трофейной вилкой один пельмень и медленно поднес его к лицу. Тщательное изучение подтвердило - это действительно тесто, причем вареное в воде. Ятен оглянулся - котел с мутной жидкостью присутствовал, и продавец как раз вытягивал из него очередную порцию. Глубоко вздохнув, младший Коу набрался храбрости и, сведя тонкие брови на переносице, открыл рот. Вилка в руке подрагивала. начинающий некромант любил эксперименты только в алхимии. Предмет оказался соленым и скользким. Ятену стало не по себе, но он все-таки решился раскусить это. Он не знал, что его ждет. Когда в его нежное горло, привыкшее к черному хлебу, хлынул мясной сок, юный демон задергался и в панике замахал руками, молотя по спинам старших братьев. Из его груди рвался нечленораздельный вопль.

Анна Сильм: - Только давай... уйдем подальше отсюда. Выражение лица у девушки было такое, будто она увидела что-то не особо приятное или вспомнила нечто подобное. - Не хотела? - Парень поднялся на ноги, стряхивая с себя все то, что оказалось на нем во время падения Анны. - Да ладно, иди поешь, там ещё осталось. Пельмени? Пельмени?! Еда! Признаться из-за всей этой кутерьмы с запиской Лимны и поездкой в город, девушка несколько...проголодалась, но оставить без внимания просьбу своей спутницы не могла. А тут еще беловолосый юноша, по видимому друг хвостатого брюнета и еще того, другого, с виду такого серьезного, но тоже хвостатого, вдруг замахал руками и завопил что то непонятное. Сильм от неожиданности подпрыгнула на месте. - Ах, простите, мне трудно отказаться от столь любезного предложения, да еще после такого...не особенно приятного инцидента, но моя спутнице, по видимому, не нравится запах вареного теста... Ах, я еще раз извиняюсь... - затараторила скрипачка и, взяв, так и не назвавшую своего имени, "находку" за руку, понеслась куда то в противоположную от брюнета сторону. Только не понятно, кто кого тянул сильнее - Анна незнакомку или же незнакомка Анну.

Тайки Коу: Тайки аж подпрыгнул от такой наглости, мало того, что мелкий бил его культяпками по спине, так он еще и орал ему в самое ухо. - Слышь, Ятя, надеюсь, это что-то очень существенное, иначе я отправлю свое второе Я наводить у тебя в комнате порядок! - парень отчеканил каждое слово, медленно поворачивая голову к брату. - И прекрати ты паясничать, не маленький уже. - Ну все, даже если там что-то не очень существенное, я все равно разнесу всю его комнату.. - зловеще предвещала наше второе Я. - Ну может дадим ему шанс, а? - Нет! Я его терпеть не могу, а тут такой casus bella... - Какой-какой у тебя там казуз?! - Не казуз, а касус! Формальный повод к войне. Тайки ничего не успел ответить, его внимание привлекло нечто иное.



полная версия страницы