Форум » Город » Рынок » Ответить

Рынок

Алмаз:

Ответов - 56, стр: 1 2 All

Юнон: - Веста, ты беладонны сутра объелась? Тьфу, ну и дура, - изящно покрутил пальцем у виска Юнон. - Приходи, когда месячные закончатся. А тебе, мальчик, нужно поменьше губки красить, и побольше за речью следить - ни дикция, ни манеры у тебя не блещут. "Фрейлина" обиделась. И чего это Веста так взъелась? Они ведь нормально общались до этого. Эх, не везет.... Юнон отвернулся и гордо пошел прочь - нет в жизни счастья, одна баба была, и та не дает. Пойду я, что ли, цветов с горя куплю? Нужно облагородить старый пруд, а то пока в командировке был, все водяные лилии погнили.

Элберт Фишай: Элберт нежно улыбнулся в тридцать два зуба раздражительной фрейлине - последнее утверждение било мимо, ибо изящный Фишай был телохранителем и, собственно, ни в дикции, ни в манерал по должности не нуждался. Кроме того, это было вопиющее искажение реальности - порой Элберт был излишне манерен и говорил томным голосом, но это тут совершенно непричем. - Веста, ты чего такая злая? - зашептал он на ухо акробатке, глядя на уходящую фрейлину, - ну дурное у ней настроение, ты-то чего? За меня не беспокойся. Хоть и приятно слышать - он улыбнулся. Эл вернулся к кинжалам. - Никогда не бился на кинжалах с Дарием, - он поднял почти неукрашеный клинок в черных с серебряным шитьем ножнами который ему приглянулся, но был тяжеловат для его руки. - Как насчет этого? Кстати, расскажи, что у тебя там за парень Вдруг ревнивый, - немного грустно подумалось Фишу.

Веста: На гадости, которые посмела сказать зеленоголовая, Веста по-барски не ответила. За такое можно и по зубам получить...но не на глазах у Фиша. Который, вроде как, неплохо к ней относится и вообще не его это дело - старые разборки с Юноной. - Веста, ты чего такая злая? - Да я... - не нашлась Веста. - Все нормально. Просто...ну бесит она меня! Лучше не спрашивай, почему. Она меня...обидела. Да, обидела! Обрадованная собственной выдумкой, девушка еле сбавила ход, чтоб не выдать - сколько можно врать вообще, а? - дешераздирающую сцену в цветах и красках, о подлой Юноне и себе хорошей. - Как насчет этого? - Эл поднял кинжал, который как раз солидно выглядел и на подарок годился. - А ну, - Веста приняла красивое оружие из руки телохранителя. - Да, ему пойдет. В том же весе, что он обычно пользуется. И заточка хорошая, качественная. Уважаемый, сколько это стоит? Пока кузнец собирался с мыслями, девушка сделала вид, что не слышит последней фразы Фиша. Стыдно ей было до крайности. Как будто вышла на арену, не зная номера и сбилась на импровизации.

Элберт Фишай: - Обидела? Нехорошо, - сочувственно покивал Фиш и выспрашивать не стал, продолжая искать себе кинжальчик. С разочарованием он признал, что подходящего тут нет и придется обходится старым. "И про парня ничего не рассказывает. Точно ревнивый" - погрустнел еще больше Элберт, но виду не подал и сделал еще один заход. - Веста, скрытная ты какая, да таинственная. Лаванду и шалфей рвать-то пойдешь, а то вдруг там твой... нехорошо подумает?Он посмотрел на красное лио девушки. - У тебя жар? Простыла? Солнечный удар? - обеспокоился он. "Или смутилась чего-то?"

Курогане: - Да, ему пойдет. В том же весе, что он обычно пользуется. И заточка хорошая, качественная. Уважаемый, сколько это стоит? Девчушка, что недавно ругалась с Оливией, выбирала кинжал. - Сколько дадите. - покупали что-либо у него редко. Кузнец не умел рекламировать. Да и в деньгах свой товар оценить было сложно. Курогане перевёл взгляд на спутника Весты. Да, он сразу понял, что это спутник, а не спутница. Он почему-то вызывал странную смесь раздражения и любопытства. Судя по его взгляду на ножи, в них он разбирался. Как, впрочем, и девчонка. - Парень, может тебе предложить вот этот? - Курогане достал из-под прилавка один из лучших своих ножей и протянул Элберту. Ему не хотелось, чтобы его просто красоты ради купил какой-нибудь ремесленник. А мастеру... Мастеру отдать не жалко. И что-то ему говорило - в движениях, в осанке, что этот томный юноша в бою сбрасывает всю свою томность.

Веста: - Веста, скрытная ты какая, да таинственная. Лаванду и шалфей рвать-то пойдешь, а то вдруг там твой... нехорошо подумает? Весту перекосило сразу в нескольких измерениях. Пока рассудок выл от отчаяния, не в силах переступить через валяющуюся в обмороке честность, язык как-то сам - без малейшего участия девушки! - начал молоть такую развесистую чушь, которой не постыдился бы любой сказочник. - Ты не переживай, он к тебе ревновать не будет. Просто я ему рассказала, как Юнона меня достает, и он разозлился. А так он очень милый, правда чуть-чуть ненормальный. Ну, звезда ведь, сам понимаешь - они без странностей не могут. Не положено, а то поклонникам неинтересно. Я уже ему говорила, что надо быть сдержаннее, не отрывать руки-ноги всем, кто со мной ссорится. Я и сама могу, если что... - уже захлебываясь во лжи, Веста согнула руку, демонстрируя неслабый кулак и крепкие мышцы. - У тебя жар? Простыла? Солнечный удар? - Нет-нет, что ты! - нервно захохотала девушка, легонько хлопая Фиша по плечу. - Это я чисто от злости. Все в порядке, Эл. Спасибо за заботу. С чувством выполенного дружеского долга, крепко держащего за горло совесть, Веста вернулась к выбору - Сколько дадите, - пофигистически отозвался кузнец. Ну, раз так... - Десять серебряных. Пойдет? Это было дешево даже для приличного столового ножа...

Элберт Фишай: Кузнец, наконец, заговорил и Элберт заулыбался, так как голос у кузнеца оказался приятный, низкий и тоже будто немного смурной. Он тут же прибрал к рукам показаный кузнецом кинжал. Смещеный чуть выше центр тяжести позволял его метать, но нож был коротковат. Впрочем, зато он помещался в голенище форменых Элбертовых сапог. Рукоятка была великовата для такого, но обтесать ее - дело пары минут. Заодно и украсить можно узорами, чтоб рука не соскальзывала. - Этот тоже давайте, - ответил он со вздохом - идеал пока был недостижим. - Десять серебряных с каждого из нас, - пояснил он кузнецу, дабы скомпенсировать жадность Весты. Цена была всеж таки маловата за такойкинжал, пусть и не парадный, но раз уж Веста уперлась в экономности... - Ко мне ревновать не будет? - переспросил он рассеяно, раздумывая о ножах. - Да, звезды они такие... ненормальные, ага... Ой, прости. Он немного смутился - вышло грубо. Уж больно в компании с Вестой он был расслаблен. - А на заказ куете? - живо спросил он у кузнеца, отвлекая внимание, - А то такое оружие, а такого чтоб прям точно то, что нужно - нет. Или, может, у вас еще какое есть? Он оглядел и заприметил набор метательных ножей, правда, без крепления, и подошел к другому концу прилавка. - А вы давно торгуете-то? А то я вас не видел раньше, а уж мастеров я обычно не пропускаю мимо хороших... Тут его клюнуло что-то из слов Весты. - Что значит ко мне не будет? - возмутился он. - Чем это я так плох?

Веста: - Да, звезды они такие... ненормальные, ага... Ой, прости. - Я знаю, - тяжело вздохнула девушка, нисколько не обижаясь. Какая ей была разница, что думает Фиш о том похотливом деревенском идиоте? И все равно, что у этого наглого деревенского певуна нет никаких шансов. Лишь бы они с Элбертом не встретились... У Весты все внутри похолодело от ужаса. Пока телохранитель беседовал с кузнецом, девушка отсчитывала деньги за кинжал. Как раз когда она выуживала из поясного кошелька восьмую монету, как оставшийся без присмотра Фиш сердито поинтересовался: - Что значит ко мне не будет? Чем это я так плох? - Ну...это... - Веста чуть не ляпнула, что "звездун" скорее сам пристанет к миловидному Фишу, чем будет ревновать. - Он очень самоуверенный и считает, что никто не сможет меня отбить, - подавляя отвращение, горестно произнесла девушка, выкладывая монеты на прилавок ровным столбиком.

Юнон: Рынок был плохим местом. Очень плохим. После такого "места" хорошо бы хлебнуть чего-нибудь вдохновляющего. Виски - это вариант, но.. дамам оно не к лицу. Тогда... о, точно, шоколад, горячий и сладкий! Да, бытие женщиной повлияло на Юнона - по крайней мере, страсть ко всяким подобным штукам он у женского пола перенял. Вспомнив о кофейной лавке на элизиумской площади, где можно было выпить по-настоящему вкусного шоколаду - а в выборе качественных напитков "Юнона" слыла знатоком - "фрейлина" поспешила прочь от рынка по зову языка и желудка. Элизиумская площадь.

Курогане: - Десять серебряных. Пойдет? Это было даже много. Столько ему никогда не предлагали. Может быть, потому, что на рынке богачей редко увидишь. Кузнец кивнул. Теперь на книгу ему хватит. На дорогую книгу о воине Ранмару. Курогане жалел, что он сам не пошёл в воины. Тренироваться - тренировался, но пока была жива бабушка, за ней нужен был уход, а сейчас...Сейчас он уже далеко не мальчишка, кому он в армии нужен? - Десять серебряных с каждого из нас. Да, это было действительно щедро. - А на заказ куете? А то такое оружие, а такого чтоб прям точно то, что нужно - нет. Или, может, у вас еще какое есть? - Кую. У меня в кузнице есть ещё -А вы давно торгуете-то? А то я вас не видел раньше, а уж мастеров я обычно не пропускаю мимо хороших... - Я тут нечасто бываю. - говорить о том, что он просто ненавидит рынок, было бы неуместно, и ненужно. Хотя это непонятного пола чудо чем-то к себе располагало. Да и девчонка с ним была милой и бойкой. Приятные люди, он к таким не привык. И мастерство смогли оценить - ложная скромность не была свойственна Курогане, он знал, что он хороший кузнец. - Если хотите, мы могли бы пройти ко мне, посмотрите другие изделия. Тут недалеко. - он помолчал, а потом представился. - Меня зовут Курогане.

Элберт Фишай: Кузнец был, видно, согласен и на грабительское предложение весты, но Элберт, хоть и был не прочь порой сэкономить предпочитал платить цену хоть как-то соответствовавшую действительности. - Хмм, - рассеяно потер он подбородок, подсчитывая, - Значит с Весты десять, с меня десять за кинжал, пятнадцать за нож и порядка, скажем, двадцати пяти за набор из восьми метательных ножей. Итого шестьдесят. Он подбросил в руке мешок, радуясь, что захватил на всякий случай много больше, чем требовалось. По совести говоря, он просто позабыл выложить с прошлого получения зарплаты, но это же неважно сейчас? Он отсчитал пятьдесят маленьких блестящих кругляшей и выложил на прилавок рядом с деньгами Весты. Инфляция сейчас была страшная, но телохранитель королевы – почетная и высокооплачиваемая должность, так что он мог бы позволить себе платить даже золотом. - Только самоуверен или и впрямь так хорош? – весело переспросил Фиш фрейлину, убирая кошелек. Потом чуть нахмурился и добавил: - Познакомишь? Хочу проследить, что ты попала в хорошие руки… «А то поотрываю эти руки» - неожиданно для себя сурово додумал он. «Хм, да что это я. Веста самостоятельная даже слишком, сама, если надо, все что можно поотрывает…» - Ну, если вы торговать больше не собираетесь… Лично я на рынке закончил. Веста, ты как? – он обернулся на девушку.

Веста: Веста медленно побледнела, потом покраснела - сверху вниз и обратно. - Ну...пока трудно сказать, - промямлила девушка, нервно завязывая кошелек. Веревочки подло путались, цеплялись за пальцы и не хотели увязываться в узел - хоть плачь! Веста в сердцах рванула тесьму, завязала намертво. - Мы не так давно...это...вместе. Говорить было противно. Смотреть в ясные глаза товарища - неловко. Девушка преувеличенно бодро сгребла покупку и слишком широко улыбнулась Фишу: - А? Да-да, познакомлю...потом, как время будет. Пойдем, правда. Ты же все купил?

Веста: И тут все проблемы Весты решились одним махом. Божественной музыкой прозвучал голосок Ее величества: Веста, будь любезна найди Дария, и сообщи мне где он. Если он в состоянии, то передай ему, что я жду его у себя в кабинете. Это очень срочно и важно Слушаюсь! - радостно ответила девушка. Жизнь налаживалась. Вернее, была возможность изящно смыться, оставив решение проблемы с собственным бесстыжим враньем на потом. - Эл, меня королева зовет, - изобразив постное "деловое" - по ее представлению - лицо, сообщила Веста. - Побегу я. Встретимся вечером на гулянке, угу? В восточный коридор дворца.

Курогане: - Ну, если вы торговать больше не собираетесь… Лично я на рынке закончил. - "Это он соглашается идти со мной?" Курогане даже не поверил. Ну никто ещё не интересовался ни его искусством, ни им самим. И то, что интересовалось какое-то вертлявое недоразумение (в одной бабулиной сказке про древесного гомунуклуса была девочка с такими же волосами, только у неё ещё пёс был, по кличке Антрекот, его и отца девочки, добрейшего Барма Лея, проткнул носом древесный гоммунуклус ради связочки золотых ключей. В детстве Курогане страстно мечтал зарубить злодея Буратино, потому и ножи стал делать) - ничуть не уменьшало радости. - Идём. - кратко сказал кузнец. - Только в книжную лавку заглянем. Она по пути. В кинижную лавку "Пыльный том"

Элберт Фишай: - Увидимся, Веста, - на прощанье перехватив руку девушки и чуть сжав ее, ответил Фиш. - И не забудь, ты обещала! "Ну вот, теперь одному по полям шляться придется!" - немного грустно подумалось Элберту. Кузнец отчего-то смотрел на него странно и немного недоверчиво. "Неужто опасается меня в свою кузницу пускать?" - озадачился парень, - "Нет, решительно, сегодня день странного поведения! Может, и мне чего выкинуть? Чтоб соответствовать" Но ничего особенно - с учетом обыкновенных манер Элберта, он был честен с собой и никогда не отказывал себе в незаурядности - пока не выдумывалось. Приподняв себе таким образом настроение, он махнул свободной рукой и забрал покупки. Веста оставила их кинжал, что они соорганизовали Дарию в подарок. Впрочем, не девушке же все таскать? - В книжный, так в книжный. Я, правда, намедни все, что хотел купил уже, ну да неважно... Он последовал за кузнецом, рассуждая вслух. - А вот полянки с цветами там по дороге не найдется? А то стемнеет, придется мне лаванду по запаху искать, а это то еще развлечение, я скажу вам... В книжную лавку "Пыльный том"

Время: Третий игровой день. Утро. В теме: никого.



полная версия страницы