Форум » Город » Рынок » Ответить

Рынок

Алмаз:

Ответов - 56, стр: 1 2 All

Мэлоди: ++Из Летнего сада "Давай там, у меня как раз дела неподалёку... Значит, через полчаса" Отлично, жду. От Летнего сада до большого рынка было не так уж далеко – минут пятнадцать ходу. Оставалось только порадоваться, что Лорелея сменила роскошное облачение жрицы на более легкое платье – на девушку если и оглядывались, то с обычным мужским восхищением и женской завистью. Никакого блеска узнавания «вон, вон идет верховная жрица»… Все правильно, платье, венец и нагрудный знак – маска ничуть не хуже прочих. Рынок – это замечательное место. Можно послушать сплетни и странствующих музыкантов, поглядеть, чем торгуют, а значит – куда ходят корабли, и не слишком ли позабыли о ней капитаны? Нет, не позабыли… Почти все лавки, где торгуют рыбой, дарами моря или драгоценностями, украшены голубым флагом со священным штурвалом. Народ судачил о свадьбе и о том ,какие будут налоги, какая будет вера, и что станет со всеми призванными на военную службу. Важный вопрос… очень важный. Для кое-кого… Потолкавшись меж покупателей, хотя ее шелковое платье обеспечило «знатной деве» свободный доступ ко всем прилавкам, Мэлоди прошла через рыбные и коптильные ряды к старому деревянному пирсу. ++ На старый причал++

Рейенис: <= Храмы » Храм Рейенис Рейенис медленно шла по рынку, делая вид, что разглядывает товар на прилавках... Прошло уже почти полчаса с тех пор, как они с Лорелеей договорились встретиться. Но старый причал был совсем рядом - за прилавками с рыбой. Это позволяло Огненной Богине не торопиться... И, если уж совсем честно, эта близость воды уже не давала ей покоя. Какой-то мальчишка с большущей корзиной гордо прошествовал мимо Рейенис, больно саданув плетёным краем по нежной коже запястья Богини. Ну вот к чему злить Огненную, когда ей и так приходится приближаться к морю? Одного взгляда на непочтительного недомерка хватило, чтобы его шнурки развязались... На ногах мальчишка, конечно, удержался ("Жаль"), а вот корзину выронил. Помидоры, огурцы, баклажаны весело покатились по земле... Презрительно взглянув на неуклюжего смертного ("Сам виноват!!"), она тщательно обошла парочку уже раздавленных кем-то помидоров. "Не хватало только туфли из-за этого испортить" А вот уже и рыбные ряды... Ещё чуть-чуть и причал. Поморщившись от запаха свежей рыбы, Богиня ускорила шаг. => Город » Старый причал рядом с рынком

Селиса: =>выйдя, наконец, на тропку, ведущую прямиком к рынку, Селиса взохнула полной грудью-теперь она в неопасности, и со спокойным сердцем двинулась на рынок. Тут царила неразбериха и вечная суета-торговки, напомаженные(к чему бы это на рынке?) и нагруженные тюками с товарими, скалясь во все 32 зуба(ну, у кого-то из было уже меньше...возраст как никак!), весело и непренужденно зазывали народ. А если уж ты проходил мимо, не позарясь на их ассортимент, то жди беды-оскорбленные бабульки, махая тебе вслед уже несвежими тушками птиц, посылали проклятья и чехвостили на чем свет стоит. Другой контингент рынка составляли мелкие воришки и прочий нечистый на руку сброд. С ними следовало держать ухо в остро, и Селиса это знала. Даже будучи королевой, она не упускала возможности побродить меж прилавков со свежайшими овощами и фруктами, ощутить их необычайный вкус и аромат. Она была глубоко убеждена, что все эти заморские гибриды, какими обильно снабжалась королевская семья, абсолютно никакой пользы в себе не несли. И посему, вооружившись плетеной корзиночкой, девушка отправлялась на рынок и отоваривалась по полной. Однако, тут ее подстерегали эти самые воришки. Они, по глупости своей, даже не догадывались, что кошелек этой миловидной особы принадлежал никому иному, как ее Величеству. Тогда такой кипешь поднялся, благо королева была не злопамятна и с миром отпустила этих пройдох. Прошли столетия, однако неприятный осадок от того инцендента сохранился, и сейчас, крепко прижимая к груди сумочку, беспорядочно болтавшуюся на шее, девушка буквально бочком пробиралась в самый конец рынка. Рей нигде не было Хм..чего это она? Обычно это я всегда опаздываю, совсем на нее не похоже-она сморщила носик, прислонившись к одному из прилавков в ожидании подруги

Веста: Из Главного коридора. Торговые ряды шумели, как море, которое Веста от души не любила. Но толпа была ей по вкусу - это же почти публика! Проталкиваясь между толстыми купцами, вертлявыми приказчиками и медлительными домохозяйками, девушка подобралась к рядам, где продавали разные редкости. Идея Королевы с вечеринкой ей очень нравилась, и Дарий должен был обрадоваться... Но Веста собиралась подарить ему что-то - пусть не очень дорогое - от себя. Все-таки с генералом она дружила. Посмотрела кое-что, приценилась...

Рейенис: <= Город » Старый причал рядом с рынком А вот и снова рыбные ряды... Старый причал, море и чайки - всё это осталось позади. Наконец-то можно было дышать полной грудью и не чувствовать... Не ощущать этот влажно-солёный запах моря. Рейенис быстро шла вдоль прилавков, но интересовал её отнюдь не предлагаемый (и тщательно восхваляемый продавцами) товар. Девушка искала взглядом Верховную Богиню. "Она уже должна быть тут..." Чьи-то золотистые локоны ярко блеснули на Солнце... Стоп, вот же она - Селиса. - Привеееет!! - Обрадованно закричала Рей и помахала рукой, привлекая внимание Верховной Богини. На этот весьма не тихий вопль обернулось, наверное, сразу человек тридцать. - Совсем молодёжь распоясалась. Вот я в их возрасте себе такого не позволяла, - какая-то старуха осуждающе поджала тонкие губы и зачем-то покрепче обхватила свою сумочку. Типичный борец за нравственность и мораль - ничего особеного. Такие женщины вызывали у Рейенис только одно желание... Вести себя как можно более вызывающе. "Ты ещё доживи до моего возраста, калоша морщинистая" - Захихикала про себя Богиня Войны, устремляясь к золотоволосой девушке: - Вот ты где, - она весело смотрела на Селису из-под растрёпанной чёлки, - А я повсюду тебя ищу!! Со стороны это выглядело, как встреча двух подруг... Обычных девушек, но не Богинь.

Селиса: Прошло, наверное, около получаса. Селиса уже удобно обосновалась на ящике из под батата, глаза уже слепались под воздействием палящего солнца, отчего-то жутко клонило в сон. -Ей, ты, девка! Чего расселась тут! Оборванка! Всех клиентов распугаешь! А ну пошла прочь!-чей-то до ужаса недовольный голос вырвал девушку из постепенно сковывающих ее оков Морфея. Та вскочила, гневно задирая рукава и уже готовая отомстить обидчику зна нелестные отзывы о ней, как на горизонте увидала знакомую фигуру. Это была девушка лет 20, с пышными формами и волосами, цвета вороньего гнезда по пояс. Конечно, такими данными могла обладать любая красавица в округе, но блеск этих аметистовых глаз разительно выделял ее из толпы, по крайне мере, для Селисы было так и не иначе. Приятная волна окатила ее, близость встречи с любимой подругой вскружила ей голову. Они ведь так давно не виделись, казалось, сотни лет... -Реееееей!!!- Сейчас место боигини уступила та четырнадцатилетняя девушка, милая и бесконечно наивная, с улыбкой до ушей, излучающая добро. Она подскочила к подруге и стиснула ее в объятьях -Ну, наконец-то!-выдавила она- Где ты была? Я наверное вечность тебя прождала-шутливо надула она губки -Как ты? Я так скучала по тебе. -они двинулись по дорожке, ведущей с рынка на лужайку

Рейенис: Что-то сдавленно пропищав, Рей всё-таки вывернулась из цепких лапок Верховной Богини. А затем, рассмеявшись, тоже обняла Селису... Но вопрос о том, где она была, Рейенис просто решила проигнорировать. Не стоит пока рассказывать о встрече с Мэлоди. А потом... Потом Огненная посмотрит по обстоятельствам. - Как ты? Я так скучала по тебе, - проговорила Селиса, когда девушки, протолкавшись сквозь толпу, вышли на какую-то дорожку... Куда она ведёт, Рейенис не знала - рынок и его окрестности вообще не являлись любимым местом для прогулок Огненной Богини. - Я? Скриплю помаленьку, - весёлый смех, - А мы ведь и правда давно не виделись. И, надо сказать, ты меня очень удивила... Не каждый день услышишь, что Верховную Богиню могут в чём-то подозревать. Наверное, было бы лучше, если бы Селиса первой начала этот разговор... Наверное. Но терпение явно не входило в список добродетелей Рейенис.

Оливия: Из дома деревенского старосты Таратайка скрипела и подпрыгивала, куры и гуси спешно вылетали из-под копыт большой круторогой коровы, кудлатого барана и зачуханного вола. Оливия, бодро гремя тремя рядами алых бусин и размахивая хворостиной, погоняла несчастную живность и залихватски гыкала, когда очередной испуганный купчишка спешил убраться с её дороги. Наконец, телега остановилась, едва не наехав на двух недурно одетых, но каких-то хлипких да квёленьких городских барышень. Дочь старосты притопнула, отряхнула свои запылившиеся в дороге шаровары прямо на платье одной из них - блондинки - разумеется, случайно, и зычно закричала: - Тыква золотистая, огурцы длинные, морковка хвостатая, помидоры спелые, яблочки сочные, са-а-амогон! Какой-то мальчишка подкрался, явно намереваясь стащить яблоко - действительно сочное и красивое, таких яблок даже королевский стол не видел - но он ещё не знал, что у Оливии есть тяпка. Тяпка притаилась на дне телеги и ждала своего часа. Услышав подозрительный шумок (уж Оливия в любом гомоне была способна различить шорох спираемого товара! Эх, скольких прощелыг она поймала, жаль, что всех не перетяпаешь!), она быстро обернулась, но ушлый пострелёнок успел спрятаться за спину какой-то девчонки с красными волосами, а потом нырнуть под прилавки. Дочка старосты недолго думая, схватила своё оружие и грозно вытаращилась на девчонку, раздувая ноздри и упирая свои немаленькие кулаки в бока. - Ворюга! Ты пошто на яблоки мои заришься, яблоко куда дела, визгопряха брыдлая, думала, я не вижу да, что малого вымеска прикрываешь, едрить его за ногу? Где он? Я ща тебя как тяпну! Увидев, что барышни по-прежнему смотрят на неё, она нахмурилась. Вот глазопялки-тунеядки, что они, никогда бандюков не гоняли... Хотя эти-то точно не гоняли, такие даже козу подоить не смогут, тьфу плесень бледная!

Курогане: Из кузни Курогане разложил по прилавку оружие (лучшие клинки, никаких лишних украшений, только отличная сталь), статуетки (изображения богинь, причудливых птиц и животных, деревья с крохотными звенящими листиками - совершенные, тонкие и ажурные, даже странно, что это было творением его больших внешне неуклюжих рук), пепельницы, подсвечники, вазы - всё, что он успел сделать за последнюю неделю. Две городские девушки стояли неподалёку. Красивые, - мельком отметил Курогане - у нас таких в деревне не увидишь, и явно не из простых будут. Может, купят что-нибудь... Тут его внимание привлекли громкие крики, даже скорее вопли. Дочку старосты - выпивохи и бездельника, он узнал сразу. Эта вздорная баба всегда создавала вокруг себя отвратительный шум, и выдавала порою такие выражения, которых и сам кузнец не знал. В деревне говорили, что она ведьма, и летает по ночам на тяпке, трясёт пустыми вёдрами - чтобы беду накликать, а за ней её чёрная свинья летит и зубами щёлкает. А вокруг молоко киснет да тесто оседает. Но Курогане этому не верил. Не потому, что деревенские - мастера языком почесать и напраслину возвести, а потому, что имел вполне трезвый ум и сразу замечал все возможные противоречия. С пустыми вёдрами Оливия летать не могла - она бы в них скорее самогон налила, а уж поднять в воздух такую тушу, как её свинья Гусеница, никакое ведьмовство не поможет. Это же любому ясно. А что характер скверный - так это потому, что в девках засиделась, вот и бесится почём зря. А сейчас на ребёнка какого-то кричит, глупая баба. - Эй, Оливия, чего шумишь на девочку?

Веста: Веста как раз засмотрелась на классные кинжальчики... - Ворюга! Ты пошто на яблоки мои заришься, яблоко куда дела, визгопряха брыдлая, думала, я не вижу да, что малого вымеска прикрываешь, едрить его за ногу? Где он? Я ща тебя как тяпну! Увидев направленную на себя тяпку, фрейлина - да какая, к черту, фрейлина? циркачка! - хмыкнула, взмыла в воздух и ловким пируэтом оказалась с другой стороны корявой телеги обидчицы. - Пасть закрой, дура, - наставительно заявила Веста. - Вон у тебя капусту потырили!

Оливия: - Эй, Оливия, чего шумишь на девочку? Оливия даже не обернулась. Она и так знала этот голос. Курогане. Злобный хмурый кузнец, говорили, он втайне якшается с призраком собаки Бус...бес...баскервилей (кто такие эти Баскервили Оливия не знала, но явно какие-нибудь шайтаны-басурмане, а то и тролли, с них станется) и по утрам жуёт одолень траву, оттого и силён что бык, против такого не попрёшь. Разве что ночью привязать к его ноге кошачий хвост, тогда эта бускервилина его самого и слопает. Оливия решила, что именно так она и сделает. - Чай не слепой, товар у меня тырят, лучше б за своим следил! Отвлеклась Оливия на ответ - и пропустила момент, когда нахальная девчонка перепрыгнула через телегу. - Пасть закрой, дура. Вон у тебя капусту потырили! Кровную капусточку было жалко, сама растила, сама поливала. Тут уже не до "дуры", и не до наглости. Тут спасать добро своё надо, не раззява же она, в самом деле. - Затяпаю!!!! - мощный крик, казалось, распугал всю птицу в округе. Древко тяпки взлетело и обрушилось на тянущего капустину бомжеватого дедка. Радостно прущий белокачанную дедок такого поворота событий не ожидал, отхватил тяпкой, скис и счёл за благо притвориться мёртвым, только мертвец из него какой-то ползучий получился, так и норовил заныкаться под прилавок. - Так-то лучше - удовлетворённо хмыкнула дочка старосты. Вора она затяпала, а потому успокоилась. Да знала она, что девчонка не при чём, знала, просто хотелось кого-нибудь тяпнуть. Чтоб не повадно было. - Иди сюды, не боись. - благодушно кивнула она Весте, укладывая тяпку на дно телеги. - Энто я сгоряча. Морковку вот посмотри, али сливки.... Эх, королеве бы моих сливочек передать, знатные уродились в этом году. Оливия перевела взгляд на барышень. - Сливки попробуйте, спелые, вкусные, авось и купите, а? Ишь глядят-то как, недокормленные верно. Свойственная бабе деревенская шумная злость перешла в столь же свойственную ей сердобольную жалость. Но тяпка была близко. Тяпка ждала своего часа. У тяпки были большие аппетиты.

Веста: - Иди сюды, не боись. Энто я сгоряча. Морковку вот посмотри, али сливки.... Эх, королеве бы моих сливочек передать, знатные уродились в этом году. - Так я тоже сгоряча и врезать могла, - буркнула Веста, обходя транспортное средство. - Думать же надо! Громкий ор, вырвавшийся из луженой глотки торговки, внушал уважение. "На тигра бы так", - размечталась Веста. - "Или на этого придурочного Мюнстера, когда опять припрется читать отцу нотации, критик хренов. Он нам - а вот акробатиков лучше во второе отделеньице, а лестничку для зверушечек надо бы по центрику, а я ему ка-а-ак рявкну!" Удар тяпкой был знатный. Вора срубило на месте, и он скатился под телегу, выронив злосчастную капусту. Веста решила сделать доброе дело - подобрала роковой овощ и подала голосистой крестьянке. - Сливы давай, если сладкие. Две горсти, только без горки. Как раз жрать чего-то захотелось... Тебя как звать, кстати? Я - Веста. "А кузнец симпатичный..."

Элберт Фишай: ---->Из комнаты Фишая Телохранитель королевы неторопливо шел по рынку, придирчиво оглядывая разложенные товары. Дело близилось к вечеру и большинство из них были не первой свежести, что немного расстраивало, но что делать - с утра у него были дела. Сзади раздался свист и донеслось громкое: - Эй, синеглазка! - Элберт презрительно фыркнул и не повернул головы. - Эй, ну погоди, - довольно симпатичный молодой человек попытался положить Фишу руку на плечо, но тот вовремя двинулся чуть в сторону и рука прошла мимо. На сей раз Элберт повернулся, одарил юношу взглядом, содержащим три тонны презрения и прошел дальше - благо он приметил подходящие для его целей сливы у рыжей торговки неподалеку, рядом с которой с удивление признал Весту. Юноша, огорошеный столь недружелюбным приемом немного поотстал. Фишаю было лениво растолковывать ему. что он не девушка, а самый что ни на есть телохранитель королевы и связываться с ним против его воли небезопасно для здоровья. - Добрый вечер, - обаятельно улыбнувшись поприветствовал он Весту и с той же улыбкой повернулся к торговке. - А сливы у вас сегодняшние?

Селиса: Стоило ли говорить, что Селиса была до ужаса рада видеть подругу? А она совсем не изменилась...все также, как прежде, как будто нам по 16 и мы гуляем, обсуждаем подробности личной жизни каждой, по дороге к храму...сейчас на встречу нам прийдут девчонки и сообщат, что на Токио вновь напали враги. И закрутится...как в старые добрые времена.-она вновь глянула на подругу, ничего не происходило Конечно, мы же уже не девочки, а богини...интересно, она помнит что-то из нашей прошлой жизни? От раздумий ее отвлекло странное замечание подруги -Подозревать? Ты о чем?-она вопросительно посмотрела на нее Теперь я точно ничего не понимаю...

Рейенис: Ведь, казалось бы, только выбрались на относительно безлюдную дорожку... Так нет же, появление громкоголосой селянки тут же собрало вокруг себя толпу многочисленных обожателей фруктов. Мимо прошмыгнул какой-то мальчишка - кажется тот самый, который чуть не стащил яблоко... И Огненная сочла за лучшее ответить Селисе ментально: "Ну как же," - Никакого раздражения в голосе, совершенно никакого раздражения. Плохая память Богини Жизни была общеизвестна, но не до такой же степени, - "Разве ты не помнишь, как сказала мне, что постараешься прийти на рынок, не вызывая ничьих подозрений? Это звучало так... Мммм... Интригующе." Зычный голос торговки сбивал Рейенис с божественного пафоса, а старательно восхваляемые сливы - спелые, вкусные - действительно привлекали внимание. Да и ела Огненная в последний раз ещё утром ("Листья салата... Фи"). - Сели, смотри, какие сливы, - Рей совсем не по-божественному присвистнула, - Может, и правда купим? Быстро прикинув, что сумочку она, конечно, с собой не взяла (Ну а как же иначе? Зачем Богиням сумочки?), да и платье карманов не предусматривало... А материализовать деньги на глазах у всех - нет, Рейенис не настолько безрассудна. Она любила риск, авантюры. Но не глупость. - А деньги у тебя с собой есть? - Почти шёпотом вопросила Огненная, слегка подтолкнув Селису. И как-то вдруг действительно так слив захотелось...

Оливия: Девчонка протянула Оливии подобранную капустину, чем полностью покорила сердце горластой торговки. Оливия вообще-то была бабой не злой, вспыльчивой, но отходчивой. - Сливы давай, если сладкие. Две горсти, только без горки. Как раз жрать чего-то захотелось... Тебя как звать, кстати? Я - Веста. - Ох, спасибо, сейчас я тебе послаще да покрупнее выберу. - дочка старосты наклонилась к телеге. - Оливией меня кличут. Слушай, ты же здешняя, городская, то бишь? Скажи, ты жениха королевского видела - ну, на энтих, может, на портретах или слышала о нём что? Каков он из себя? Бабы нашенские говорят, что он как упырь - худой, белый весь, а глаза так и светятся: коли на мужика посмотрит - в камень оборотит, а коли на девку - та вся сомлеет и от тоски по нему высохнет. А во рту у него зубы маленькие-маленькие, в три ряда, и острые аки гвозди новые. Вот и думаю я, болтают чи правда погибель наша настала, замучает он нашу королеву горемычную да кровушку из неё повысосет? - Добрый вечер, а сливы у вас сегодняшние? Оливия протянула сливы Весте, и чуть не выронила их от удивления, но удержала, рот открыла и закрыла только. Чудо-юдо, вошь ядрёна, это же что такое: и не баба, и не мужик! Чур меня, чур! Богини с нами... Но желание продать сливы оказалось сильнее страха. - Сегодня нарвала с ветки, отличные, сахарные! - Оливия помялась малёхо, но как желание продать победило страх, так и любопытство одолело желание продать. - Ты это...парень али девица, га?

Селиса: А девушки тем временем все прогуливались по рынку, казалось не было ни конца не края ему. Рейенис с чего-то перешла на ментальный тон "Разве ты не помнишь, как сказала мне, что постараешься прийти на рынок, не вызывая ничьих подозрений? Это звучало так... Мммм... Интригующе."-заявила она не без интереса. Немного помолчав, Селиса все в том же тоне ответила Не хотела, чтобы придворные судачили...Итак в последнее время уж больно много народу объявилось в замке. А я личность, похоже, подозрительная при дворе, и ежели уличат меня в связи с богиней войны(нуу, точнее с ее жрицей), не думаю, что это сослужит мне хорошую службу...Да и чем тебе здесь не нравится? Лепота, как бы сказали местные жители!-она игриво подмигнула подружке и, приняв от торговки сливку, надкусила ее. Слива оказалась на редкость спелой и вкусной-сок ручьем тек из ягоды по подбородку богини. -Какая я неаккуратная! Пожалуй, ты права, Рей, можно и купить парочку...киллограмчиков-пошутила она, доедая сочный плод

Веста: - О, привет! - обрадовалась появлению Фиша Веста. Фиш был нормальный, свойский, и косметику у него всегда можно было стрельнуть...главное не забыть отдать! "Только бы он не вспомнил про те румяна..." мысленн овзмолилась девушка, отдавая Оливии деньги за сливы. - Слушай, ты же здешняя, городская, то бишь? Скажи, ты жениха королевского видела - ну, на энтих, может, на портретах или слышала о нём что? Каков он из себя? Веста на секунду задумалась. Заржать как-то неприлично было - торговка спрашивала со всей серьезностью обстоятельной деревенской сплетницы. Подмигнув Фишу, - помогай! - девушка начала увлеченно врать: - Это еще что! А ты знаешь, что он старый? И этот, как его...садист! С утра казнит, в обед пытает, ночью своими руками душит! И нечисть всякую вызывает - демонов там, призраков...еще фигню какую-то. Ему это как нам сливу съесть, - в доказательство своих слов Веста бросила в рот сочную сливку. - Вон товарищ не даст соврать, мы с ним во дворце Ее Величеству лично служим.

Рейенис: - Ну, аккуратности от тебя никто и не ожидал, - шутливо подколола она Верховную Богиню, а затем в притворном ужасе округлила глаза, - Парочку килограммов? Сели, а не мало ли этого будет для нас, таких прожорливых? Рейенис беззаботно улыбалась, глядя на перемазанную в сливовом соке подругу. Однако ж, отвечая Селисе ментально, она была серьёзна. И даже резка. "Жрица Богини - это всегда Жрица Богини. И не важно при этом, какой именно... К тому же, моего культа ещё никто не отменял," - самолюбие Рейенис уже в который раз за день было уязвлено. Возможно, Богиня Жизни имела в виду что-то совсем другое... Но после разговора с Лорелеей, Огненная на такие намёки реагировала несколько болезненно. Глубоко вдохнув, она приказал себе успокоиться и продолжила уже своим обычным шутливым тоном: "А я и не знала, что ты сейчас при дворе... Наверное, готовишься к свадьбе Королевы?" "Ну вот, постепенно подбираемся к интересующей теме..."

Юнон: Посвистывая и разгребая толпу хрупкими на вид - куриными - локоточками, Юнон шествовал по рынку. именно что шествовал, так как невежды и неучи, пытавшиеся зажать/затолкать/раздавить и потоптаться сверху невинной девушки, тотчас же получали поддых и, с трудом сипя то ли извинения, то ли маты, вежливо отходили в сторону - отдышаться. Люблю быть в центре внимания... - блаженно улыбаясь, подумал юноша. Если бы еще девушки смотрели так оценивающе не на вышивку по низу моих брюк, а на роскошный мужской торс под этой рубахой... Парень зевнул. И чего я сюда приперся, спрашивается? Давно ведь понятно, что раз уж во дворце извращенок нет, то в деревне тем более... Только и было, что поцеловался как-то раз.... И то по-пьяни... Парень как-то расстроенно покраснел и вздохнул. Грустно так. Сложить бы сейчас трехстишие о то поцелуе.... Вокруг шныряли люди, воры, летали сливы и яблоки, о чем-то скандали злобные красные торговки, пробежал голубоволосый извращенец и с намакияженым личиком.... Юнон было не до них... Юнон был в печали.

Элберт Фишай: Элберт смочил водой из фляжки платок и протер им сливу. Деликатно кусая, чтобы не забрызгать руки, он хитро прищурился в ответ на вопрос торговки. - А зачем вам это знать? Если я вам скажу, то что мне за это будет? Фишай любил оставатся некоей неопределенностью и недосказанностью - обычно так оно было выгодней. Он доел сливу, которая и впрямь была сочная и сладкая - высший сорт и попросил. - А давайте мне пару дюжин сливок. И эту не забудьте - он показал ей косточку. Элберт с удовольствием слушал те сплетни, что выдает заинтересованной торговке озорница Веста, но тут она назвала его "товарищем", выдавая пол, и он укоризненно покачал головой. Парень, еще мявшийся рядом, побледнел, пробормотал какую-то молитву и испарился с завидной скоростью, желая поскорей забыть, как приставал на рынке к парню. - Ага. Говорят, бывает, полночи не спит, скелетов поднимает. Прям из могил - они сами вылезаю и выстраиваются перед ним. А потом он их ведет на марш по окрестностям столицы, дабы, значит, чтоб его все боялись. Он бы и на нас повел, да одна радость - с рассветом они снова костьми падают, а то б... - он сделал огромные и страшные глаза. - А братья у него... Кстати, Веста, ты пока рассказываешь, не припомнишь, когда ты мне обещалась те румяна вернуть? - он строго посмотрел на фрейлину-акробатку. Вообще-то, сам Эл румянами почти не пользовался, имея идеальную кожу, да и запасные были, но раз уж Веста разрушила его маленькое развлечение...

Веста: - Точно! - радостно подтвердила Веста, усиленно кивая. - Братья у него вообще нелюди! Один как есть демон огненный. У него даже вместо волос - факел. Так горит, что если птица над ним пролетит - сдохнет! И злючий, как зверь лесной. Чуть ему не то слово - на куски рвет голыми руками, черепушки одним пальцем щелкает. А как не выспится - стенки ломает. То головой, то руками. Ка-ак треснет! У них весь замок в дырках. Представляешь? На вопрос о румянах девушка нагло отморозилась. "Ну, Фишик добрый, он простит...Чего он так ехидничает? А, твою трапецию! Я же сказала на него "он"! Он это не любит..." - Извини! - виновато опустив глаза, шепнула Веста Элберту. Вопрос невозврата румян остался в подвешенном состоянии...

Оливия: - А зачем вам это знать? Если я вам скажу, то что мне за это будет? - Оливия покосилась на странное нечто, и решила, что самогон ей всё же дороже любопытства. Она любовно огладила бочонок, исходящий мощным сивушным духом. - Это еще что! А ты знаешь, что он старый? И этот, как его...садист! С утра казнит, в обед пытает, ночью своими руками душит! И нечисть всякую вызывает - демонов там, призраков...еще фигню какую-то. Ему это как нам сливу съесть - Ба-атюшки! - запричитала Оливия - Это что же на свете белом творится! Страх-то какой! Он же у меня свинью может слопать, Гусеницу мою бедную, надо её в погреб спрятать! - Ага. Говорят, бывает, полночи не спит, скелетов поднимает. Прям из могил - они сами вылезаю и выстраиваются перед ним. А потом он их ведет на марш по окрестностям столицы, дабы, значит, чтоб его все боялись. Он бы и на нас повел, да одна радость - с рассветом они снова костьми падают, а то б.. - А скелеты энти мне весь огород вытопчут - и помидорчики подавят, и фасолюшку... Ой горе-то! - Братья у него вообще нелюди! Один как есть демон огненный. У него даже вместо волос - факел. Так горит, что если птица над ним пролетит - сдохнет! И злючий, как зверь лесной. Чуть ему не то слово - на куски рвет голыми руками, черепушки одним пальцем щелкает. А как не выспится - стенки ломает. То головой, то руками. Ка-ак треснет! У них весь замок в дырках. Представляешь? - Свят, свят, храни нас Маори! - Оливия зажмурилась и сотворила в воздухе священный знак богини - У него что, и второй брат есть? - дочка старосты мужественно открыла глаза. - Знаете что, когда приедут они, вы уж меня позовите. Я их к королеве нашей не пущу! Можете рассчитывать на мою тяпку!

Селиса: Селиса добро покосилась на подругу, утирая излишки сока, который уже норовил затечь в глубокое декольте. -Рей, ты что, не помнишь, что было, когда мы в последний раз лакомились этими фруктами? Хорошо уборная была поблизости...-предалась она воспоминаниям, невольно хмурясь. -Значит так. Нам киллограмчик вот этих, алыча кажется, да? Благодарю- - богиня кивком поблагодарила торговку и они с Рейаной побрели дальше. Вдалеке уже виднелась черепица городских крыш, они приблежались к центру города с его многочисленными уютно расположившимися кафешками, трактирчиками и магазинчиками. А Рей тем временем завела не очень приятный для Селисы разговор о свадьбе. Однако же, богиня жизни понимала, что его не избежать и потому, сделав над собой усилие ответила уже не менталкой -Да, как ты наверное догадываешся, готовлюсь к свадьбе...Мало приятного нахожу в этом, Рей. Иначе я представляла свадьбу любимой и единственной дочери. Я прочила ей в женихи Гелиоса, но кто думал, что так все обернется, прямо в день моей смерти...Гнусная история-ее взгляд на секунду потемнел от неприятных воспоминаний -И теперь такая новость...Моя бедная дочка не ведает что творит. Хотя я вижу в ее действиях мое же извечное желание помогать всем и вся. А как же она сама? Я также все жизнь боролась за идеалы, за лучшее, но вспомни, что случилось после моей смерти с королевством? Все оказалось напрасным...Так не лучше ли думать о своих чувствах и доверять своему сердцу? Она губит себя, губит и я просто не могу спокойно лицезреть это!-в ее глазах теперь вспыхнул пожар. Конечно, до пожара, что возникает в глазах подруги, ей было далеко, но такой видеть ее была редкость. -Ты должна помочь мне, Рей!-в этой агонии она схватила ее за руку и вглядываясь в глаза

Элберт Фишай: Селянка, покосилась на Эла, потом на бочонок самогона и, судя по всему, решила, что не будет жертвовать самогоном на выяснение его пола. Если бы он не был так занят тем, что самозабвенно врал и пересказывал слухи о гостях из Алмазного королевства, то обязательно бы расхохотался. Настроение поднялось выше некуда и он махнул Весте. - Оставь себе... И напомни мне, может тебе чего на праздник какой подарить? Я-то все что пожелаешь сделаю - крем там, тени, румяна, шампунь, только если болно сложный состав, то ингридиенты - твои... "Кстати об ингридиентах" Фишай с гордостью посмотрел на рыжую торговку. - Да вы отважная женщина, как ваше имя-то?... Мы вас и вашу тяпку конечно не забудем, да вот только - он трагично вздохнул - Принцы-короли к нам не просто так едут - дело-то государственноооое, а тоб мы и сами... И слив-то то отмерьте.

Веста: - У него что, и второй брат есть? - ужаснулась торговка. Веста широко улыбнулась: жертва попалась!Любила она такие разводы, горячо и искренне! - Ага, и второй! Тот вообще жуткий. Чернокнижник, как есть. Варит всякие зелья из живых змей, крови младенцев и драконьих соплей. Если попробует человек такое варево - все, амба! И страшные чары он вызывает. Бывает, как наколдует, так аж камни кругом тают. И девок он не в меру любит. Что ни день - то новая. А куда те деваются - непонятно... - увлекшись, девушка перешла на какой-то несуразный диалект, подражающий говору собеседницы. - Знаете что, когда приедут они, вы уж меня позовите. Я их к королеве нашей не пущу! Можете рассчитывать на мою тяпку! - Спасибо, подруга! - прочувствовано ответила Веста на благородный порыв Оливии. - Обязательно позовем! - Оставь себе... И напомни мне, может тебе чего на праздник какой подарить? Я-то все что пожелаешь сделаю - крем там, тени, румяна, шампунь, только если болно сложный состав, то ингридиенты - твои... - Ой, спасибо! Ты такое золото! - девушка в порыве чувств обняла Эла. Как от него пахнет здорово! - Это надо думать...долго и вдохновенно...но я обязательно воспользуюсь и закажу! Слушай, Эл, глянь какой кинжалы приличные у того кузнеца. Я вот думаю - у Дария день рождения, может ему что-то подобрать?

Элберт Фишай: Элберт похлопал Весту по спине. - Только не души, подруга... А то ты останешься без кремов, а королева без телохранителя. Я, кстати, как раз за кое-какими товарами пришел - шампунь уже не из чего. Поможешь?.. Заслышав о кинжалах он с любопытством заозирался, а заодно прикинул содержимое кошелька. По всему выходило, что на новый длинный кинжал должно хватить, а то этот поднадоел и кое-где сточился - Элберт его использовал на тренировках и потому приходилось подтачивать, из-за чего центр тяжести у легкого кинжальчика изрядно сместился и требовался новый. - Дарию, ах Дарию... - пробормотал он.- Ну можно и Дарию. А зачем ему, он ими хоть пользуется или на стену вешает?

Юнон: Никто меня не любит, никто не приласкает, пойду я у садочок, наемся червячков.... - сочинил фрейлина гениальное четверостишие о своей нелегкой доле. - А если и любят, то не те... - длбавилось лирическое отступление. В общем, решив, что пожалел он себя на сегодня достаточно, парнишка решил развлечься. Если нельзя предаться любовным утехам, то можно хотя бы попроказничать. К тому же, кто заподозрит такую милую девушку в каких-нибудь кознях? Парень подмигнул своему отражению в зеркале, торчащем из прилавка со всякими дамскими безделушками и внимательно осмотрелся. Так, над кем бы пошутить? На глаза попались широкие красные штанины, длинные красные же волосы и внушительные оглобли телеги рядом. По рынку разносился зычный голос торговки. Юнон незаметно подкрался, и кинув семена из маленького мешочка на поясе (а он всегда носил с собой пару мешочков - на всякий), приказал вьюнку привязать длинные косы торговки к телеге. Повинуясь воле фрейлины, цветок быстро пошел в рост. Ну, на чуть-чуть, - Юнон с самым невиным видом сдул челку со лба. - Не будет так горланить... А овощи у нее ничего, хорошо растила, заботилась, - уже более уважительно подумал парень. - Может и не надо было так с ней?.. А, ладно, зато потом волосы у не всегда будут отлично расчесываться, колтуны пропадут да и лицом краше станет - решил парень, влив еще немного "родящей силы" во вьюн, - а пока пусть попляшет.

Оливия: Оливия слив всем отмеряла, товары пораспродала, да и домой засобиралась - товаркам страхи городские порассказывать. Глядь - а косы то и привязаны. - А шо это за будяки у меня в волосах, га? Ох, происки чьи-то мерзкия! Нечисть!!! Найду, портянку схарчить заставлю, в лужу с гнилицей посажу, крапивой набадёхаю да утяпаю! - Оливия с трудом освободила длинные косы, взгромоздила зад свой на сидение телеги, и направилась к храму Маори - помолиться, чтоб урожай был, чтоб лешаки не баловали да чтоб сил дала с прынцами заморскими справиться. В храм Маори.

Веста: - Только не души, подруга... А то ты останешься без кремов, а королева без телохранителя. Я, кстати, как раз за кое-какими товарами пришел - шампунь уже не из чего. Поможешь?.. - Без вопросов! - просияла девушка, неохотно отлепляя себя от шеи Фиша. - Где там твоя химия? - Веста изобразила закатываемые рукава. - Сейчас нагребем! - Дарию, ах Дарию... Ну можно и Дарию. А зачем ему, он ими хоть пользуется или на стену вешает? - Ну конечно пользуется! Он вообще всякое оружие любит, - на слове "всякое" Веста картинным широким жестом обвела весь товар кузнеца, а заодно и самого кузнеца. Для полноты картины. - И во... - девушка осеклась, сделала круглые глаза и юркнула за Фиша. - Эл, прикрой меня! Там Юнона! Кажется, Веста даже - от злости, конечно же! - покраснела.

Элберт Фишай: Приятное, но тяжелое объятие исчезло - Веста отпустила Фишая. Он покрутил шею - акробатка повисла на нем всем весом и пошел к кузнецу. Элберт рассматривал оружие. На кузнеца от тоже посмотрел, но скорее из эстетического интереса - такой смурной и занимательный. - Какая химия - запоздала возмутился он - Мылящая база завсегда готова, а вот всякие травы и сливовые косточки кончились. Слив я купил, надо шалфея поискать и лаванды нарвать... Элберт вернулся к кинжлам - предстояло выбрать два, один себе, другой на подарок Дарию. - И что вы с ней все время цапаетесь? - прошептал он, пытаясь закрыть своим весьма стройным телом еще более стройную Весту и делая вид, что ее тут нет.

Веста: - Не спрашивай, - буркнула Веста, шифруясь за тоненьким, изящным телохранителем. Юнона ее бесила. До крайности. И не потому - вот еще! - что девушка считала зеленоволосую "коллегу" соперницей по службе. На дороге к почетному званию доверенной фрейлины препятствий она не видела. А те, что видела - серьезной проблемой не признавала. Ну...ничем таким, чего не может преодолеть двойным пируэтом ловкая и решительная девушка. Так что работа была ни при чем. Но вот личные отношения... Веста густо покраснела. Не буду больше пить. Никогда не буду больше пить. Под угрозой смертной казни никогда не буду больше пить с этой извращенкой. - Эл, не оборачивайся, - девушка намертво вцепилась в спину Фиша. - А то будет скандал. С швырянием подручных предметов, воплями и особо тяжкими. Если что - я предупредила. Отбытия Оливии она не заметила. Зато стала нервничать еще больше, когда телега, до этого надежно скрывавшая их с Элбертом от Юноны, заскрипела, затряслась и уехала.

Юнон: Торговка, забавно подпрыгивая, отвела душу в очаровательной брани и смылась. Почему-то, эта маленькая пакость совсем не принесла парню удовлетворения. Вздохнув, фрейлина проводил взглядом широкую спину и развевающиеся волосы великой огородницы, обернулся, и за голубыми волосами дворцового извращенца (на себя посмотри) углядел красные шарики странной прически. Да, такую махину на голове носит только одна девушка в этом городе. Веста. Густо покраснев и прикусив от смущения язык, Юнон героически пошел здороваться. Плечи шире, грудь колесом, ноги в раскорячку... типично "женская" походка. Юнона смущало то, что Веста была вся такая... красненькая, округлая, заводная и красными же губками.... а как она тогда целовалась, и как от нее пахло вином... Пьяняще и сладко... - Эй, Веста! Приветик. - Немного нервно улыбнулся Юнон и тут же, маскируя нервный тик, приобнял девушку за плечи. Наглость - второе счастье... - Что, скупаешься, дорогуша? Никак, и Фиша притащила, чтобы он тебе помог пудру выбрать? - кивок накрашеному парню. - Зачем? Я и сама тебе охотно помогу! - заулыбалась "фрейлина". - У тебя такие щечки, - на последнем издыхании умирающей бравады Юнон указательным пальцем вздернул вверх подбородок Весты. - Им так пойдет розовый порошек....

Рейенис: - Ну что ты, Сели? - Богиня Войны ободряюще улыбнулась подруге, слегка сжав её руку, - Успокойся, милая, не стоит так волноваться... Кто знает, может, Королева действительно любит Алмаза? Почему ты думаешь, что этим браком она губит себя? Конечно, Рейенис сама не верила в то, что говорит. О какой любви вообще тут может идти речь? Но тем не менее, Богиня Жизни была слишком уж взволнована... Неужели это только из-за того, что брак политический? Или в этом волнении есть что-то ещё? Сущность интриганки заставляла Рей видеть "тройное дно" даже там, где не было двойного. Вспомнились слова Морской Владычицы... "Зачем? Зачем Селиса ей сказала, что у меня были видения насчёт свадьбы? От чего-то отвлекала внимание Лорелеи?" - Так и хотелось спросить Верховную об этом, но она понимала - сейчас не время. А девушки уже шли по улице... Множество вывесок - магазины, кафе, рестораны. И среди этого многообразия одно такое знакомое и почему-то родное название. "Корона". Чем ей нравится это кафе, Рейенис не смогла бы ответить... Просто смутное ощущение далёкого счастья - того самого, которое уже прошло. И даже не оставило воспоминаний. - Давай зайдём? - Кивком головы Огненная указала всё ещё взволнованной Селисе на бело-розовую вывеску кафе. "Там и поговорим. Помнится мне, в "Короне" есть весьма уединённые столики..." => Город » Кафе "Корона"

Элберт Фишай: - Ладно-ладно, не буду оборачиватся... Да за мной бесполезно прятатся. Он взял в руки длинный, где-то с локоть кинжал облегченной конструкции и взвесил на ладони, определяя центр тяжести. "В рукопашную, конечно, мне идеально по руке, но метать не метнешь, если что, да и рукоятка простовата." - он отложил в сторону кинжал, но запомнил его. - И все-таки ты бы рассказала, может, чем помогу, ссорится-то вредно для здоровья. Юнона их-таки заметила, точнее заметила Весту - к Фишу зеленоволосая фрейлина относилась весьма прохладно, часто обзываясь извращенцем - обычно такие заявления доставались ему только от мужчин, да и то весьма редко. Тем временем Юнона подошла своей странной, шатающейся походкой, будто ею скрутило болью в животе, а показывать нельзя, и заговорила. - И тебе приятного вечера, - улыбнулся Элберт, - Любезна как никогда, не так ли? Он чуть сверху вниз покосился на обнимавшуюся с Вестой Юнону и добавил, немного мстительно. - Да тебе румян бы тоже не помешало. И пудрочки, да побольше...

Веста: - И все-таки ты бы рассказала, может, чем помогу, ссорится-то вредно для здоровья. - Это долго и неинтересно, - съежилась Веста, нервно-протестующе махая руками перед лицом. Этот дурацкий жест и стал причиной провала блестящей шпионской операции. Как раз в то время, когда Элберт примерял к руке неплохой кинжал и она засмотрелась на игру солнечных бликов на стали. - Эй, Веста! Приветик. - %&*#@№! - заорала от неожиданности девушка, шарахаясь в сторону. Алый хвост метнулся в сантиметре от лица Фиша. Сердце подскочило куда-то в горло и требовательно застучало в гортань - "откройте, обыск!". Отмахнувшись от дурацких ассоциаций, лезущих в пустую и глупую от растерянности голову, Веста опомнилась. - Руки убери! - рявкнула она, сбрасывая с плеч конечности "извращенки". - Как врежу больно! И вообще, не фиг меня тискать! Я...меня...у меня парень ревнивый! Вот! Торжество очередной безумной - ну, по традиции! - идеи вспыхнуло в глазах девушки. - Он, между, прочим певец и суперзвезда!! И тут Веста поняла, _что_ она только что сказала. Сердце рухнуло в пятки, по пути отбив желудок и прочие ненужности. "@№%%%%..."

Юнон: У... У Весты... У Весты есть парень?.. Вся тяжесть этой новости обрушилась на хрупкие девичьи плечи Юнона. На глаза навернулись слезы разочарования, губы предательски задрожали, еще чуть-чуть, и покраснеет нос... Впрочем, парнишка тут же взял себя в руки, быстро перекроил физию на уверенную, а обиженно кривящиеся губы растянул в доброжелательной улыбке. Видно, не судьба... видно, не любовь... Видно надо мной... Тьфу, блин, не то. - А чего ты такая нервная-то? И с чего это твоему парню ревновать тебя к девушке? - невинно распахнула глазки фрейлина. - Я не люблю раскрашенных кукол. Ты вообще о дневном макияже слыхал что-нибудь, малыш? - жеманно улыбнулся Фишу Юн. Вот еще, специалист по косметики выискался. Ты кого учишь тут, малявка?

Элберт Фишай: Элберт удивленно уставился на Весту - при нем она не ругалась еще никогда. "Чем же ей так Юнона не угодила?" А потом удивился еще больше. "Тискать? А на мне сама-то висла, а как коллега обняла... подозрительно мне это" Тут Веста добила его утверждением. - Парень? Суперзвезда? Из этих братьев чтоли? - припомнил Фиш. - Поздравляю! Ему отчего-то стало немного грустно - заводная и неунывающая активистка Веста с понимание относилась к его увлечениям, всегда готова была растормошить и порадовать... А теперь у нее меньше времени на него станет. Жалко. Тут Юнона завелась еще больше и опять принялась за гадости. - Малыш? - Элберт изогнул бровь идеальной от природы формы. Сам-то Фиш сегодня едва подкрасил губы и ресницы. - Кто и с дневным макияжем вечером уместен, а кому и днем полкило пудры только поможет. На самом деле, он не считал Юнону такой уж страшной, ну да, черты лица грубоваты, да мало ли кому что нравится. И на извращенца он особо не обижался от нее. Просто пришла тут, нагрубила, торговке той гадость сделала, Весту расстроила.

Веста: Мысленно раскатывая себя тонким слоем по грязной рыночной мостовой, Веста все-таки не преминула заметить, как перекосило зелоноволосую "коллегу". Громкий злорадный хохот не сложился, но не ухмыльнуться - ага! вот тебе! - девушка не смогла. Хоть уши и щеки еще горели. - А чего ты такая нервная-то? И с чего это твоему парню ревновать тебя к девушке? - Не фиг лапать меня, буду спокойная, - отрезала Веста и в приступе того же неукротимого идиотского вдохновения продолжила: - Он меня так обожает, что ревнует чуть ли не к каждому столбу! А уж тем более к всяким... - пылающий негодованием взгляд был красноречивее любых слов: "я все-все помню, и никогда этого тебе не прощу!!" Милый, добрый и культурный - особенно на фоне Юноны! - Эл тоже удивился. Если бы время позволяло, девушка с удовольствием пару раз провалилась бы под землю от стыда. Но было некогда. Катастрофически. - Парень? Суперзвезда? Из этих братьев чтоли? Поздравляю! - С-спасибо, Эл, - замялась Веста, крепко стискивая тонкие пальцы Фиша. - Прости, я... Соврать не хватило сил. И, чтобы не сделать еще какую-то глупость, девушка накинулась на Юнону. - Отвяжись от него, а то получишь сейчас! Он-то красивый, а ты? И вообще, ковыляй отсюда! Мы заняты, между прочим!

Селиса: Разномастные лавки и столики уже давно остались позади-девушки очутились рядом с манящей вывеской в кафе "Корону". Не может быть! Она все еще стоит! Целехенькая...вот это да, сколько времени прошло! Конечно, Мотоки тут уже лицезрет не прийдется, но вспомнить былое все же стоит. Селиса намеревалась уже предложить подруге посетить кафе, как та остановила ее, слегка коснувшись рукава - Ну что ты, Сели? Успокойся, милая, не стоит так волноваться... Кто знает, может, Королева действительно любит Алмаза? Почему ты думаешь, что этим браком она губит себя? Тошнота подступала. Она не была вызвана не недавно съеденным завтраком, не сливой, которую девушка так яростно уплетала. Это было другое...чувство отвращения. Неужели и она туда же? Я просто не могу в это поверить... Сделав над собой усилие, девушка ответила -Ты же ничего не знаешь,Рей, совсем ничего...ты даже не была во дворце. Брак по расчету чистой воды. Но только если для моей бедной дочери он станет благородным порывом, дабы наладить непростые отношения с Даймондом, то для Высокоуважаемого короля это лишь вопрос престижа и...еще кое-чего...но Рей, неужели ты подвергаешь сомнениям действия Верховной богини? Я когда-то давала тебе пово сомневаться во мне? Прошу, не добивай меня своими подозрениями, за эти 3 дня и так разочаровалась во всех, в ком только могла-устало заключила она и добавила -Думаю, поход в кафе будет самой разумной идеей этого дня...-она потянула за ручку двери, пропуская подругу вперед... =>кафе "Корона"



полная версия страницы