Форум » Обители богов » Поляна Иллюзий » Ответить

Поляна Иллюзий

Джедайт: Такое странное место где-то в пространственном кармашке - наука Куна даром не прошла. Все здесь меняется, плывет, превращается из одного в другое. Отличное тренировочное поле для боя и магических упражнений. Впрочем, доступ сюда, помимо самого Бога, пока имеет только один смертный..

Ответов - 35

Алмаз: Из "Ржавого Подстаканника" Над густой лиловой травой стелился розовый туман. Чернильно-синие и багряные деревья, призрачно-синий солнечный свет... С прошлого раза местность здорово изменилась. В прошлый раз здесь на бескрайнее поле оранжевых фиалок падал лимонный снег. "Экспериментатор....Вот у кого малыш этого нахватался!" Алмаз сел под ярко-малиновым кленом. Подумал - и лег на мягкую траву: растревоженная утренними "выбросами" магии и сложным телепортом, разболелась спина. "Я на месте."

Джедайт: Обитель Джедайта ...Добро пожаловать. Алмаз лежал, раскинув руки, задрав "королевский" во всех смыслах нос в небо - белые волосы разметались по яркой траве. Много их сюда приходило - один за другим, разные лица, разные цели. Ученики. Умнее, талантливее, ярче, одареннее - сменялись лица, костюмы, имена. И всем что-то было нужно, поиск - это, пожалуй, одно из вечных явлений в кратковременой жизни людей. Посмотрим и на этого - и на то, что он найдет. - Спина болит? - Улыбнулся бог. - Попроси девушку помилее размять ее - нет ничего более исцеляющего, чем невинные большие глаза да юные нежные пальчики, - Джедайт откусил кусочек от упавшего ему в ладонь золотисто-рыжего персика, пушистого и сладкого.

Алмаз: Джедайт соткался из тумана, многозначительно улыбаясь, и впился в сочный персик, скатившийся с ветки ему в руку. На то, что дерево, под которым он стоял, было дубом, бог не обратил никакого внимания. Да и разве имели значение такие мелочи? - Спина болит? Попроси девушку помилее размять ее - нет ничего более исцеляющего, чем невинные большие глаза да юные нежные пальчики. - О нет, увольте, - усмехнулся Алмаз, с неохотой вставая с пышного травяного ковра. - Я прекрасно знаю, чем может быть чревато такое "лечение". Фавориток мне не надо. Женщин слишком манит власть, чтобы я их к себе подпускал так близко. Поэтому уж лучше пусть болит, потерплю. Он потянулся, и вопросительно посмотрел на Джедайта - с чего тот затронул такую неожиданную тему? И не имеет ли это отношения к тренировке?

Джедайт: - Это ты зря. Дрязги дрязгами, а хороший отдых - это хороший отдых. Персики удивительно вкусные этим летом, - Бог сел на мягкую траву рядом с Алмазом. - Хочешь? - Бог извлек из широкого рукава расшитой цветастой вышивкой рубашки второй плод. Наряд Джедайта здесь менялся, как облака на небе - незаметно и безостановочно. - Мы сегодня поговорим о страхах. И смущении. И слабостях. - Бог помолчал. - И о любимых постулатах наших противников. Вот например... Что такое невинность? А чистота? Такой хороший мальчик. И наивный. Удивительно, как являясь самым старшим в этой семье и занимая трон уже два десятка лет, он сохранил такие рыцарские идеалы. И где только научился? Ведь не у бутылки же совет и науку искал....

Алмаз: "Вот и пойми теперь, что он имел в виду...и при чем тут персики...и женщины" - Спасибо, - Алмаз принял персик, откусил сочащуюся сладостью мякоть. Вышивка Джедайтовой рубашки на глазах поменяла цвет. Потом подумала и поменяла узор. - Страхи? Кажется, у меня не так много их осталось. И все достаточно очевидны - потерять себя и то, что мне дорого. О невинности как-то не думал. Король пожевал персик, глядя в небо. По небу тянулись длинные кружевные нити облаков, совершенно нереальные. - Невинность - это неспособность додуматься, что кто-то хочет причинить тебе зло. Чистота...ну, кроме физической, конечно...неиспорченность? Отсутствие злобы и лицемерия? Я не очень силен в определениях.

Джедайт: - Неспособность додуматься, что кто-то хочет причинить тебе зло? - Джедайт доел персик, облизнулся и не глядя выкинул косточку - через плечо. Та зашуршала в траве, укатилась, чтобы когда-нибудь пустить корни и вырасти новым дубом. А может, персиком? Кем захочет, тем и вырастет... - мелькнула бурчащая мысль, мелькнула и убежала, недовольно виляя рябым рваным хвостом. Скатертью дорожка... - Только это? Так любого дурака можно обозвать невинным. Конечно, блаженные невинны, но вот хвастливые глупцы отнюдь не могут называться таковыми. Еще варианты?

Алмаз: - Может, я дураков и имел в виду. Чем невинность отличается от глупости? По-моему, разница очень условная, - Алмаз пожал плечами. Что-то Джедайт хотел непонятное. Задавать странные вопросы бог знаний очень любил. От них он получал такое явное, ничем не замутненное удовольствие, что король иногда потакал маленьким слабостям Сапфирова покровителя. Например, начинал серьезно рассуждать вслух. Джедайта это почему-то смешило. Алмаз принялся ходить туда-сюда по приятно пружинящей траве. Даже разуться захотелось... Спина как-то незаметно успокоилась, солнце плавно меняло оттенки, но оставалось неизменно ласково теплым. - Если это не вранье для достижения какой-то цели, то невинность - это еще и непричинение зла самому. Вообще отсутствие скрытых мотивов и неумение видеть их у других. Я неправ?

Джедайт: - Да, невинность на то и невинность, что в ней есть место и наивности, и глупости. Но бахвальство ей отнюдь не присуще. Алмаз встал с травы и нервно забегал туда-сюда - замельтешил. Смешной мальчик... будто у него экзамен спрашивают. Но ему нравится. Это было таким... милым, даже именно что невинным, что Джедайту стоило усилий спрятать улыбку - какие же они интересные, замечательные и юные, эти дети... Их вселенная манит, как ярко раскрашенная книжка из детских воспоминаний - жаль, что со временем краски блекнут и расплываются буквы, да и слова превращаются в серые памятники себе прежним. - Так что же отличает наивного дурачка от бахвалящегося павлина? И почему смотришь на одного - и видишь целый мир, а у другого пусто, как в грязной кладовке бедняка-пьянчуги? Что движет одним и чего не хватает другому?

Алмаз: "Он опять издевается. Знает же, что я не понимаю, к чему он клонит. И как Сапфир с ним уживается?" - Идеологии? - рассеянно предположил Алмаз. Думал он совсем о другом. Под отечески-доброжелательным, снисходительным взглядом Джедайта ему стало неуютно. Бессмертный бог выглядел почему-то намного младше его самого. Но это не мешало королю чувствовать, несмотря на прожитые три десятка бурных лет, что по сравнению с этим хитро улыбающимся юношей он все-таки слишком молод. - Я бы сказал, что ума и воображения. Но вы ведь имеете в виду именно веру в идею?

Джедайт: - Не обязательно в идею. Просто вера. А ум... понятие растяжимое, не говоря уже о воображении. Первым его частенько не занимать. Блаженны юродивые, блаженны невинные, ибо сила Богов с ними. Вот уж не сказал бы, что мы особо присматриваем за ними. Но сила у них есть - благородство не поднимет руки на таких, слабость их им же оружием станет. И люди идут за ними, охотно идут. Джедайт помолчал. - Знаешь, почему за тобой они пошли? Потому что наивности в тебе полный ковш, и еще блюдце про запас. Чистой невинности, прозрачной и ясной, несмотря на все то, что, по твоему мнению, ты пережил. Король Алмазного королевства - мальчишка, и как ни странно, это как раз твой козырь. Романтичный ореол, приправленный кровью и безрассудством - и готов царь из сказки, на которого во все века надеется народ. Так скажи мне, слабость это или сила?

Алмаз: - Спасибо за лестное сравнение! - рассмеялся Алмаз, останавливаясь. В густой кроне дерева, под которым они расположились, что-то зашуршало, зашевелилось. Джедайт никак не отреагировал на проделки своей Поляны и не пошевелился, когда сверху градом посыпались разноцветные пушистые шарики. Король подумал было, что это какие-то экзотические плоды и машинально поймал один - рассмотреть. Яркие круглые штуки дружно запрыгали куда-то в траву, все в одном направлении. Выглядело подозрительно осмысленно. Алмаз разжал ладонь, недоуменно рассматривая "добычу". Шарик тут же развернулся и оказался вовсе не шариком, а чем-то почти плоским, покрытым золотистым мехом. И почему-то с глазами. "Ну и зверь..." Глаза были черные и круглые, словно у игрушки, и очень сердитые. Не придумав ничего лучше, Алмаз пощекотал пушистый бок. Глаза изумленно таращились, но сбежать зверюшка не пыталась. - Все, что можно разумно использовать для достижения своих целей - конечно, сила. А что касается меня... Наверно, с точки зрения бога все мы кажемся маленькими и наивными. А особенно такие любители громких слов и грандиозных планов, как я. Но я добился того, что у нас есть сейчас, не наивностью. Я же не с народом в основном имел дело, а с теми, кто вообразил себя правителями. Ну, вы помните - тогда чуть ли не каждый деревенский староста мнил себя бароном. Так что мальчишке, которым я тогда и был, пришлось убеждать, запугивать и врать. Одновременно стравливать и объединять. Кровь была, а безрассудства я себе уже не мог позволить, и никогда больше не смогу. Забывшись, король снова прошелся перед отдыхающим на траве богом. "К чему этот разговор? Опять щит припоминает? Так я и сейчас сделал бы тоже самое. Повторил бы и ему, и Нефриту - я на них до конца не полагаюсь. У богов свои дела, у людей - свои." - Вы так подозрительно много говорите о невинности...я начинаю подозревать, что ее величество Чиби Уса здесь ни при чем.

Джедайт: "Ну да, а армию ты не из народа формировал, а так, под столом нашел...." - В общем-то, мы здесь не только к кампании в Серебряном готовимся, как ты помнишь. Тебе еще с объединенной империей справляться предстоит. Видишь ли, вера - искренняя вера - смущает, покоряет и обезоруживает. Когда у человека нет сомнений - это крайне опасный человек, вооруженный или нет. Кажется, ты знаешь этого ребенка, не так ли? Джедайт указал пальцем куда-то вверх. На ветке дуба сидела девушка - длинные волосы, золотые латы - а скорее, пародия на них - короткая металлическая юбочка, высокие сапоги, корсет, браслеты.... Огромные влажные глаза - глаза лани, как сказал бы Пиндар. Лет семнадцать - девочка грызла персик, чей спелый бочок отливал тем же золотистым цветом, что и ее волосы. Изящно, красиво... декоративно.

Алмаз: Алмаз вздрогнул, разжал пальцы и освобожденная глазастая зверюшка живо скаталась в шарик и прыгнула в траву. - Иллит? Что... - он осекся. Понял, что имел в виду Джедайт. Изобретательный бог устраивал разные испытания, и перед разгулявшимся за века буйством его фантазии и нерастраченным педагогическим рвением король откровенно терялся. "Бедный, бедный малыш. Его-то он с детства мучает..." Золото доспехов, медово-алые волосы, мягкий персик в тонких пальцах...дочь мятежника выглядела скучающей богиней войны, снисходительно наблюдающей за смертными. - Ты с ума сошел, - от удивления отбрасывая всю почтительность, возмутился король. - Я не собираюсь драться с ребенком! Тем более...

Джедайт: Ну вот, в нас взыграло рыцарство. И куда девался самообъявленный минуту назад злодей? Король испытывает трепет перед молодыми девушками... питает к ним слабость великую, - улыбнулся Джедайт. - И становится таким образом только популярнее среди них... -Не хочешь драться? Так не дерись. Просто возьми у нее персик, для начала. Иллит на дереве вдохновенно болтала ногами, подставляя солнцу голые коленки и постукивая носочком о носочек в ритме какой-то развеселой песенки.

Алмаз: "Мда. Мы приличные боги, мы детей не бьем. Мы их грабим." - На дерево не полезу, - категорически заявил Алмаз, скрестив руки на груди. - Я старый и больной человек. И не надо так издевательски хихикать! "А вот сейчас я точно по шее получу. Джедайт бог умный, но вредный. Прямо как младший, только хуже." Двойник Иллит с любопытством рассматривал стоящих внизу странных людей. Спускаться девушка не собиралась. Перекатывала персик в маленьких ладошках и улыбалась насмешливо-безмятежно. Деваться было некуда. Алмаз вздохнул, укоризненно посмотрел на Джедайта (у бога знаний как раз на рубашке отросло шикарное кружевное жабо) и подошел к дубу поближе. "Давно я так глупо себя не чувствовал" - Леди Иллит, идите к нам!

Джедайт: Старый и больной... Ха, посмотрю я на тебя, когда появятся жена и дети. А они обязательно появятся, такие как ты одинокими старость не встречают - если доживают до нее. Алмаз обошел вокруг дерева, будто с другой стороны дуба проблема могла показаться менее озадачивающей.... ну, проблема может и не выглядела легче, а вот ножи Иллит красивее все-таки с этого ракурса, не прав ты, Алмаз. Девушка огладила юбку, с любопытсвом глянула вниз, оценила расстояние до земли и помотала головой. -Не-а... Белые зубки с аппетитом впились в персик. В глазах зажглись озорные огоньки, и Алмазу на голову полетел желудь. - Давай быстрей, а то она его съест. Придется потом вскрытие делать...

Алмаз: - Ну и шуточки, - обиделся за Иллит, хоть и фантомную, Алмаз. - Нельзя же так грубо! ...так она никогда не слезет... Закованная в тонкое золото девушка прыгать с приличной высоты не собиралась. Хоть и была всего лишь двойником. Но здравым смыслом иллюзия вполне обладала. - Не бойтесь, - по-своему истолковал ее сомнения Алмаз. - Прыгайте, я вас поймаю. Я боюсь, что она мне не поверит. Я вообще ее боюсь. Потому что мне стыдно, кажется первый раз в жизни. И я ничего не могу с этим сделать. Я даже смотрю на нее с трудом, хоть она и прелестна.

Джедайт: - Шуточки? Что ты. Я всего лишь объясняю тебе реальное положение дел. И по-моему, я достаточно вежлив, - не меняя своей миролюбивой позы, сказал Джедайт. Иллит с любопытством посмотрела вниз. - А зачем мне прыгать? Мне и здесь хорошо! Это вам от меня что-то нужно, вы и лезьте ко мне. И я не боюсь, между прочим. Девушка минуту помолчала, разглядывая Алмаза. - А вы симпатичный. Такой... смешной. Ладно, минуту, закончу свой ужин, тогда ловите. А девочка-то с характером...

Алмаз: "Нет, ну он определенно издевается. Разве можно такое предположить всерьез?". Алмаз припомнил прошлые «уроки». И поиск в не очень приятно пахнущем болоте маленького ключа, и прогулку по меняющемуся на глазах лабиринту…и еще много интересного. Последней манией Джедайта было создание фантомов, двойников самых неожиданных людей. С иллюзиями иногда надо было разговаривать, но чаще – драться. Слава четырем богам (вот он, один из них, сидит под дубом и фрукты ест), двойника Иллит надо было уговорить отдать персик. «Я бы не смог ее ударить» - А вы не могли бы со мной поделиться? – Алмаз просительно улыбнулся. – Здесь внизу нечего есть, а он, - кивок на Джедайта. – Не кормит гостей.

Джедайт: - Поделиться? Ваше Величество, с каких это пор вы просите еду у простых девушек? - Иллит с любопытсвом смотрела вниз. - К тому же, не вы ли недавно отказались от предложенного персика? Минуту помолчала. - Наверное, Вам нужно что-то другое. Ладно, ловите, - Иллт изящно спрыгнула, волосы взлетели вверх, зазвенела юбка - девушка упала прямо в руки Алмазу. Теплая, мягкая, вполне реальная.

Алмаз: - Вот так бы сразу! - довольно улыбнулся Алмаз, не отпуская фантомную Иллит. - Ну что? Персик у меня, - это уже Джедайту, так же отстраненно рассматривающему листву. - Причем вместе с хозяйкой. Это считается? Девушка лукаво смотрела из-под золотой челки, склонив голову на плечо короля. Почти реальная. Только настоящая Иллит не была такой смелой. - Так... - договорить Алмаз не успел. Левую руку неожиданно и сильно сжало, как тисками. И вместе с болью в мирную тишину поляны ворвался отчаянный мысленный зов. Прежде чем король успел осознать, что побледневшие вдруг губы двойника Иллит шепчут его имя, он уже потянулся "на голос". Чувствительная к магии поляна дрогнула, колыхнулась порывом пронизывающего ветра. С дуба, от возмущения поменявшего цвет, посыпались персики. Трава ощетинилась и разразилась тонким писком какой-то живности. Фантомная девушка растаяла в воздухе, но через долю секунды появилась снова. Только теперь она была без сознания. И...и еще она была настоящей. Разница почему-то была понятна сразу. Алмаз беспомощно оглянулся на Джедайта.

Джедайт: Пока Алмаз баюкал в ладонях иллюзию, в защитный купол что-то постучалось... точнее, врезалось бы и расплющилось, но поскольку аура этого чего-то была весьма знакома, да еще и настроена на этого обнимающегося, Джедайт пропустил - будет Алмазу сюрприз. Секунду полюбовавшись сценой - монолит Алмаз\Иллит, Джедайт растворился в воздухе, ибо король начал потихоньку проникаться всей серьезностью ситуации и естественно, искать помощи у Джедайта. А нечего. Сам завел, пусть сам разбирается... Будет знать, как всякий юных девиц по Обителям таскать... Уже невидимым, бог занял место иллюзорной Иллит на дубе, сорвал с ветки яблоко и устроился поудобнее. Алмаз внизу совершал какие-то странные телодвижения, призванные то ли вернуть его, Джедайта, обратно, то ли определить куда-нибудь тело Иллит, то ли как-то привести девушку в чувство...

Алмаз: Что должен сделать уважающий себя бог, если смертный уставился на него с тихим ужасом и бессловесным призывом помочь? Правильно - красиво испариться. Особенно если у бога имеется своеобразное чувство юмора и веками копившаяся скука. В глазах растворяющегося в воздухе Джедайта промелькнуло удовлетворение. Алмазу даже показалось, что бог улыбнулся, и что эта улыбка исчезла последней. Как в уморительно смешной книге, которую Сапфиру привезли контрабандой из Серебряного в прошлом году. Улыбка окончательно исчезла, слизанная языком тумана, и на солнечной, уютной и до последней травинки ненастоящей поляне "гости" остались одни. Один посреди царства вероломного бога знаний. С дерева шлепнулось яблоко, звонко разбилось о камень и окатило сочными брызгами королевские брюки. Алмаз поморщился. В случайно упавшее с дуба яблоко, расколовшееся о случайно подвернувшийся булыжник, верилось с трудом. - Что же делать теперь? - в замешательстве поинтересовался король у мирно спящей у него на руках Иллит. Девушка, естественно, не ответила. Но она хотя бы была жива, невредима и не под действием заклинаний. Это читалось легко, одним прикосновением, а золотой доспех, доставшийся по наследству от иллюзии, все-таки не закрывал дочь мятежника с ног до головы. Даже...лучше бы закрывал. Долго держать девушку Алмаз не мог. По той простой причине, что до рыжего с его силищей ему было очень далеко. Осторожно уложив Иллит на траву, король тронул ее за плечо. "Не трясти же девочку..." - Леди Иллит! Проснитесь!

Иллит: - Леди Иллит! Проснитесь! -послышалось сквозь вязкую, туманную дымку. Иллит невольно улыбнулась и крепче сомкнула глаза, чтоб подольше задержаться в этом прекрасном сне, где она может слышать Его голос. -Нет-нет, я не хочу просыпаться, Ваше Величество! - казалось мысленно, а на самом деле вслух, пролепетала Иллит. - Потому что тогда вы исчезнете, а мне бы не хотелось... - остановившись на полуфразе, девушка легла на бочёк, устроилась поудобней на тёплой от солнца, травке и сладко зевнув, приготовилась смотреть сон дальше.

Алмаз: - Но...- растерялся Алмаз, не вдумываясь в смысл сказанного. А девушка устроилась поудобнее и продолжила спать. Так младенчески сладко, как в уютной домашней кровати. На руке Иллит сквозь траву что-то блеснуло. "Браслет из тех, которыми мы отмечали детей бунтовщиков..." ...В руках Сапфира сверкнула широкая полоса светлого металла. Ярко-алый огонь камина дрожал в гранях резьбы и сыпал бликами на усталое лицо младшего. - Что это? - поинтересовался Рубеус, наклоняясь над столом. Из стопки карт в его руках выскользнула закладка и плюхнулась в чай. - Осторожнее, рыжий! - Алмаз двумя пальцами вытянул бумажную полоску из своей чашки, торжественно вручил рыжему и отставил чай в сторону. Сапфир чуть слышно фыркнул, щурясь на огонь, и поставил локти на стол. - Это для наших маленьких пленников, - без лишних церемоний объяснил младший принц. - Браслеты будут расти вместе с ними, на что я потратил трое суток и чуть не прибил в процессе Орлика. У короля вопросительно дрогнула бровь. Сапфир усмехнулся и пояснил: - Да не в том смысле. Тигль лопнул, и его немножко задело. Дальше про браслеты. Они дадут нам возможность отслеживать этих ребят и в нужный момент, если они попытаются сбежать, выдергивать телепортом. - Думаешь? - неопределенно поинтересовался Алмаз, вспомнив самого старшего из детей - внука герцогини Турмалин, который был всего на год младше Сапфира. Принц пожал худыми плечами. - Все возможно. Рубеус перехватил браслет и повертел в руках, ощупывая узор и ауру одновременно, чуткими пальцами и цепким не по-мальчишечьи взглядом. - В нем что-то еще. Так и надо? - Нет, это побочный эффект. У них остается магический "хвост". Вот на этот экземпляр, например, я навесил оповещение о скрытой агрессии. Если кто-то из окружающих будет испытывать сильные отрицательные эмоции, хозяин браслета об этом узнает. Правда, как - я не проверял. - Интересная вещь получилась, - Алмаз отобрал у рыжего украшение. - Этот я себе оставлю, если ты не возражаешь... Задумавшись, король дотронулся до браслета, задев руку девушки. "А ведь ей сейчас почти столько же, сколько мне было тогда. Пришло бы ей в голову одевать на детей магические кандалы? Она сама еще совсем ребенок..." Спокойное лицо Иллит, в сиянии рассыпавшихся золотых волос, как будто говорило - никогда, я слишком мало знаю людей, чтобы так им не доверять. "Как хорошо, что она выросла не при дворе!" Набравшись смелости, Алмаз снова осторожно тронул плечо спящей девочки. - Уже утро, леди Иллит. Пора вставать...

Иллит: Иллит смешно скривилась. Под дрогнувшими ресницами мелькнули сонно-бархатистый взгляд синих, как море, глаз. - Не хочу утро! - капризно пробормотала она, - Ваше величество, скажите утру, пусть подождёт... - сонно-хрипловатым голосочком попросила девушка и уже собиралась вновь погрузится в сон как.... -Ваше величество! - приподнимаясь рывком, удивлённо выкрикнула Иллит, во все глаза уставившись на Алмаза.

Алмаз: "Вот соня!" - с удивившей его самого теплотой подумал Алмаз. "Ребенок. Маленький и беззащитный" - Не бойтесь, вы в безопасности. Вы меня позвали, помните? Вас что-то напугало? - поинтересовался он, заглядывая в синие-синие, совсем как именной камень младшего, глаза. Тень Фианита на поляну не пробилась, увязнув в густом лиловом тумане и Джедайтовой защите. Была только девочка с тенью испуга на донышках широко распахнутых глаз. И один крепко запутавшийся в замыслах бога знаний и судьбы король.

Иллит: - Не бойтесь, вы в безопасности. Вы меня позвали, помните? Вас что-то напугало? Иллит шокировано смотрела на сидящего рядом Алмаза и часто моргала. "Я сплю!" - решила она, меж тем переводя взгляд на не совсем привычный пейзажик...который почему-то ежесекундно, едва уловимо, а то и радикально изменялся. Вот на дереве с персиками появились вдруг алые розы... "Точно сплю" - облегчённо подумала Иллит и уже совсем не заморачиваясь подмигнула Алмазу. "Нет, просто не часто снятся такие приятные сны" - чуть не сорвалось с языка. Но Иллит была взрослой девочкой и знала, что сны пугать нельзя. Особенно таки приятные сны. -Нет, что вы - улыбнулась Иллит, - всё в порядке... "А ещё сны имею тенденцию таять...и потому нужно побыстрее пользоваться моментом" -Вот только... Иллит обвила руками шею короля и нежно коснулась губами его щеки... Поцелуй предполагался в губы...но Иллит, в силу воспитания, постеснялась... даже во сне.

Алмаз: Замерев в изумлении еще тогда, когда робкая девочка вдруг солнечно улыбнулась и подмигнула, Алмаз совершенно упустил момент, когда руки Иллит сомкнулись у него на затылке. И только когда теплые губы легонько тронули щеку, король очнулся и понял, что происходит. Все разом стало на свои места и объяснилось. И румянец, заливающий личико дочери мятежника, и сбивчивая речь, и смущение. Обычные признаки наивной влюбленности, от которой не знают куда деться обе стороны несчастья. Алмаз мысленно застонал и хлопнул себя по лбу. Нельзя быть таким слепым! Чем я думал?! Ох, рыжий бы сейчас сказал чем... Перехватив девочку под локти, король мягко отстранился. - Вы ошибаетесь, - тихо и почему-то грустно сказал он, избегая взгляда счастливых синих глаз. - Вы перепутали меня с другим человеком.

Иллит: Иллит перестала улыбаться и внимательно посмотрела на короля. Глаза...глаза - те - холодно-фиолетовые.. чёлка рассыпчато-упрямая, вечно падающая на глаза...губы... Взгляд задержался на капризной и чрезвычайно притягательной линии губ. Такие только у Него...Да и голос! - Нет, я не ошибаюсь! Вы тот самый человек, который мне нужен! - не согласилась Иллит - Или я по-вашему целовала бы первого встретившегося мне во сне?! - возмутилась она, тряхнув головой, от чего ворох золотистых кудряшек беспорядочно скользнул по спине. Стало обидно-обидно...и отчего-то припомнились слова няни: "Мужчины все одинаковые...бесчувственные эгоцентричные валенки..." -Няня права...даже во сне... - насупившись пробормотала Иллит себе под нос, бездумно выщипывая разноцветную травку.

Алмаз: Так она думает, что я ей снюсь? Растерянность исчезала, оставляя терпкий осадок разочарования - потому что все оказалось так просто. Потому что девочка, вина перед которой терзала Алмаза весь день, оказалась одной из...не важно, как много их было - девушек, придумывающих себе романтического героя, осененного короной и полубожественным величием. Иногда - еще и какой-нибудь глупой историей из свежих сплетен. Получавшаяся картина не имела к реальности никакого отношения. Обращать внимание на такие глупости придворных дам Алмазу надоело еще в бытность наследным принцем. Если охотницы за властью и материальными благами вызывали некое подобие уважения своей целеустремленностью, то "идеалистки" - только ощущение неловкости и раздражения. И эта прелестная и неиспорченная девочка Иллит была такой же, как все. Почему-то это было обидно. - Вы спутали меня с человеком, в которого влюблены, - мягко сказал король, пристально глядя в сияющие глаза девушки. Пока - сияющие. - Это только внешнее сходство. На самом деле между нами нет ничего общего. Если бы вы знали меня лучше, вы бы сами заметили. Продолжая говорить, он незаметно отодвигался от Иллит. Пытаясь уговорить самого себя не смотреть на золотые локоны, скользящие по бархату шеи и плеч девушки, не чувствовать тепла льнущего к нему юного тела, не думать о ласково улыбающихся нежных губах. Подавляя неожиданно скрутившее темное, дикое желание обладать тем, что так просто получить. Воспользоваться ее уязвимостью, до одури пьянящей невинностью и чистотой - а потом пусть будет что угодно. Одной разочарованной девицей больше, одной меньше... Невинность. Слово будто ударило наотмашь. Алмаз вздрогнул и почти оттолкнул девушку, вскакивая. Вопреки собственному рассудку, подло уговаривающему поступить по велению инстинкта. Нет. Я избавился от этого. Я выжег это ненавистью к самому себе. - Леди Иллит, я доставлю вас в вашу комнату. Я был бы вам признателен, если бы вы не покидали замка до утра, - холодно и равнодушно до отвращения. Рука короля сомкнулась на запястье девушки. Я хочу уйти. Выпустите нас, пожалуйста. Я...я понял.

Джедайт: Джедайт листал томик с восточной поэзией, вокруг тихо шелестели листья, веял теплый ветерок - отличное место, чтобы расслабиться с книгой. Алмаз выяснял отношение со своей очередной пассией. Я хочу уйти. Выпустите нас, пожалуйста. Я...я понял. Вот и закончился нежный вечер восточной поэзии... Много ты понял, дружок... только тут скорее, сам не понял, что же понял-то. Ну да ладно, это не за один час делается... Джед спрыгнул с дерева, приземлившись за спиной Алмаза, открыл королю проход. Девушку не забудь. И сел у корней все того же дуба, на этот раз с большой топографической картой Серебряного королевства.

Иллит: - Вы спутали меня с человеком, в которого влюблены. Это только внешнее сходство. На самом деле между нами нет ничего общего. Если бы вы знали меня лучше, вы бы сами заметили. Какой-то наглый сон попался.... - подумала Иллит, по инерции продолжая улыбаться. А меж тем с каждым словом короля нарастало беспокойство. -То есть вы не Алмаз? - привычно пытаясь систематизировать полученную информацию, поинтересовалась Иллит. Но пользуясь замешательством девушки, Его Величество отошёл на достаточное расстояние, чтоб не услышать (или сделать вид что не услышал?) вопрос. Зато его остро-холодные, как осколки льда, слова прозвучали более чем внятно. - Леди Иллит, я доставлю вас в вашу комнату. Я был бы вам признателен, если бы вы не покидали замка до утра, Иллит вопреки своему прославленному упрямству и бунтарству, не заставила просить дважды. Молча поднявшись с травы, она надменно посмотрела на короля. "Здесь можно...это ведь сон. Неприятный сон." - Как скажите, Ваше Величество. - как можно сдерджаней произнесла она, приближаясь к Алмазу. И всё-таки обида снежным комом разрасталась в груди и мешала дышать. "За что?!" - мысленно всхлипнула Иллит совершенно не понимая, чем обидела, пусть даже снящегося, Алмаза. Хотелось проснуться. Потому приосанившись и гордо вздёрнув подбородок, Иллит не мешкая поспешила за королём...наивно полагая, что через минуту откроет глаза в своей тёплой мягкой кровати... Комната Иллит.

Алмаз: Девочка резко выпрямилась и в глазах ее блеснуло что-то такое, что поколебало приговор "очередная дурочка". Зачатки силы? Проблеск гордости? А ведь она нашей крови. Хоть и маленькая, хоть и глупая, но - характер! Может, у нее пройдет это? Продолжая так же рассеянно-оценивающе смотреть на Иллит, король притянул ее к себе. Старательно отворачиваясь от девушки, коротко кивнул Джедайту и исчез в телепорте. Крохотные льдинки осыпались на траву. Стайка пушистых зверюшек, отряхиваясь и сердито сверкая бусинами глаз, упрыгала куда-то в сторону бирюзовой рощи. Комната Иллит.

Джедайт: План столицы Серебряного королевства ичсез с легким хлопком - бог уже знал, и кем им с Кунсайтом представится, и куда идти, и где примерно искать "языка" - на очередной гулянке веселого народа девяти богинь наверняка будет много желающих помочь - за пинту пива а то и просто от желания языком почесать. Бог нагнулся, разрыл руками землю - навстречу потянулся маленький зеленый корень, лег в ладонь - Джедайт что-то прошептал Обители - наверное, указния перед отправкой - возвращаться сюда Бог не собирался. Алмаз попробовал связаться с ним, как раз когда Бог заканчивал формировать маленький подарок дому - его энергия собралась в единый потешный клубок - головоломку для дерева - будет чем заняться, помимо обычных обязанностей. Да и часть хозяина вроде рядом - не так тосливо... Закончив, Джедайт открыл телепорт и отправился знакомиться со своим подопечным - малец так волновался, что скачущие мысли его щекотали затылок бога да уголки губ - улыбка досталась как дому, так и не увидевшему ее протеже. В Ржавый Подстаканник



полная версия страницы