Форум » Обители богинь » Обитель Мэллорин » Ответить

Обитель Мэллорин

Мэллорин:

Ответов - 65, стр: 1 2 All

Саюри: - Законы есть для всего, Мэллорин, - возразила Саюри, - Законы определяют движение звезд, существование людей и всего нашего мира... И законы превыше любви. Ты оправдаешь человека, который из-за безответного чувства убил возлюбленную? Чтобы она не досталась другому, которого любила сама, и который любил ее? Ты оправдаешь мать, которая бросает свою семью и уходит с возлюбленным, бросая детей на голодную смерть? Не думаю. Если тебе угодно, то закон - есть проявление любви, а любовь - проявление закона. И во имя любви к своей стране короли часто отказываются от любви к одному человеку. Потому я в своих храмах не требую от супругов любви друг к другу. Только верности. А человек с пустой головой еще хуже пустого сердца. И к слову, если брак Чиби-Усы и Алмаза распадется, это принесет столько бед планете, что может, лучше бы ему и вовсе не случаться... Это следовало обдумать. И возможно, посмотреть гобелен... - Я бы на вашем месте хорошо подумала, нужна ли нам эта свадьба. Алмаз и его боги... Они что-то скрывают и что-то готовят. Богиня пока молчала о своих подозрениях, не хотелось разочаровывать Мэллорин и портить другим вечер, да и Селиса... слишком любит свою дочь. - Я, пожалуй, оставлю вас... Что-то не слишком мне весело, простите, - Саюри слагка улыбнулась и встала с кресла.

Мэллорин: -Не оправдаю, - грустно откликнулась Мэллорин, опуская взгляд; золото волос будто поблекло. - Но и судить не стану. Справедливость - твоё право, Саюри... я не знаю, что это такое, и не хочу знать. И не хочу мерять зло "большим" и "меньшим", не хочу определять меру несчастья. Если человек убивает того, кто любит... - Мэллорин подняла на богиню времени блестящие глаза, - как ты думаешь, он счастлив? А если человек умирает, любя? - богиня любви покачала головой; к её волосам возвращался золотой блеск. - Нет, я не хочу думать о таких вещах. Сёстры, мы... слишком привязались к людям, вам не кажется? Как будто не мы нужны им, а они нам. Мы радуемся, когда у них всё хорошо, - Мэллорин тепло улыбнулась, - мы воспитываем их - каждая по-своему, правда. Из нас плохие няньки, иначе мир был бы другим. "И вы все наверняка видите этот другой мир не таким, как я..." Однако фраза Саюри о браке неожиданно - ненадолго, конечно, - рассердила богиню любви; она слегка нахмурилась - как будто бы надела ещё одну маску привлекательности: -Саюри, я хочу, чтобы этот брак состоялся, что бы это ни значило... для человеческого мира, - заявила она. - Как прежде уже не будет. И это главное! - Мэллорин успокоилась и тихо закончила. - Я не хочу, чтобы всё стояло на месте. Чтобы все были спокойными и не умели чувствовать... даже если из-за этого весь мир сломается когда-нибудь. Лучше умереть из-за любви, чем никогда не любить. Наверняка у Саюри были более полные мысли насчёт брака Чиби-Усы и Алмаза, но делиться она ими не хотела. Хотя свадьба была назначена - вот-вот. А богини до сих пор не могли ни о чём договориться, даже просто поговорить, и это... ранило: "Почему мы так далеки друг от друга?"

Саюри: - Тебя это удивляет? - спросила Ткачиха, - Что мы зависим от смертных? Но наша божественность должна иметь смысл... Но уж называть себя няньками... Нет, Саюри была решительно с этим не согласна. Учителем, советчиком... о не нянкой. Иначе зачем человеку свобода воли? -Саюри, я хочу, чтобы этот брак состоялся, что бы это ни значило... для человеческого мира. Как прежде уже не будет. И это главное! Я не хочу, чтобы всё стояло на месте. Чтобы все были спокойными и не умели чувствовать... даже если из-за этого весь мир сломается когда-нибудь. Лучше умереть из-за любви, чем никогда не любить. И в самом деле, зачем человеку свобода воли, если за него все уже решили богини? Однако, это опасная решимость. "Чего бы ни стоило". Молча покачав головой в знак несогласия, Саюри примирительно заметила: - Не знаю, не проверяла... - ведь она бесмертна... И значит ли это, что и любить не может, ибо является богиней? Ответ на этот вопрос могла бы дать богиня любви, если бы Саюри спросила ее напрямую. Беда в том, что мы, кажется, вкладываем в это слово разный смысл... - Ну, желаю вам дальше хорошо повеселиться, - может, стоит вернуться на площадь и найти Алави? Но мрачный лекарь мог покинуть праздненство... Ладно, она отправится на площадь, и если Алави там нет, то вернется в храм... Сегодня ей не хотелось спать в обители. +++ На площадь Элизиума++++

Алерия: - Вот только если они и правда полюбят друг друга... И, может быть, если у них родится и вырастет ребёнок, и его признают правителем оба государства. А мне нравится! Маори, Селиса, а мы ведь можем сделать так, чтобы Чиби-Уса забеременела в первую же ночь! Алерия молчала, отмечая про себя растущую в сердце с каждым словом ревность. "Неужели я настолько... Но я всё равно благословлю этот брак. Она должна быть счастлива. она нуждается в этом, я всего лишь помогала ей излить тольку нежности. Всего лишь... Ну и зачем ты это сделалала, Алерия?.. Ладно, переформулируем вопрос: почему таким способом? Почему позволила себе настолько приблизиться к ней? И почему не хочешь отодвигаться даже зная, что это необходимо, что свадьба вот-вот. Что-то слишком много вопросов для богини мудрости, да, Алерия?"

Селиса: Тихонечко сидя на краешке розовенькой подушечки, стараясь слиться с общим фоном, Селиса, как начинающий разведчик, молча пыталась проникнуть в суть невитиеватого разговора. Да, что же это со мной? Размышляла она. Или я так и буду молчать?! На мгновенье отчего-то показалось, что в спальне Мэллорин стало невыносимо тесно. - Вот только если они и, правда, полюбят друг друга... И, может быть, если у них родится и вырастет ребёнок, и его признают правителем оба государства. А мне нравится! Маори, Селиса, а мы ведь можем сделать так, чтобы Чиби-Уса забеременела в первую же ночь! Это стало последней каплей… Неужели она абсолютно не понимает, о чем говорит?! Лицо Цветущей из напряженной улыбки, приобрело нервное подобие оскала. При других обстоятельствах, это мимическое выражение могло бы отражаться на лице у неизлечимо-больной девушки, бьющейся в предсмертных конвульсиях. То-то Хитаера бы удивилась, прибыв проводить её в загробное царство… Спокойно, Банни, держи себя в руках... И не будь она умудренной опытом богиней, желающей разведать намерения своих подруг, то рассказала бы сейчас Мэллорин всё, что об этом думает в самых цветущих выражениях Жизни. Но нет, она пример для подражания, зачем кричать и возмущаться, а вот чуть-чуть иронии, это можно. Мысленно скручивая Мэллорин в сытный бублик, Селиса произнесла с довольной улыбкой: - Девочки, мы хоть и богини, но не хотите ли вы оставить этот маленький «пустячок» с будущим ребенком такой силе как Судьба. Дайте им отдохнуть от всех нас. Да и Алмаз, если он настоящий мужчина, то в спальне должен справляться без помощи богов. Мэллорин, где твоя еда?

Мэллорин: Мэллорин прямо-таки заставляли быть хитрой последние несколько минут. Богиня снова прищурилась и посмотрела на Селису: -Ах, так тебе всё-таки всё равно, что с ними будет... - немного разочарованно пробормотала она. - Что же, это твоё дело, тогда просто не мешай тем, кто хочет им счастья - я прошу тебя. Реплику про Алмаза как настоящего мужчину она оставила без ответа; это было не так важно, а Селиса, вероятно, просто никогда не была под действием препаратов храма Мэллорин. И мужчин под его действием не видела. -Кроме того, за судьбу у нас отвечает Саюри, - примирительно улыбнулась она. - Я её ужасно уважаю, но... только на её откуп всё ни - за - что не оставлю, - богиня любви специально разделяла слоги, сопровождая каждый дирижёрскими движениями пальчика. - Честно говоря, - загрустила Мэллорин и опустила глаза на Хитаеру, - странные вы. Я хочу, как лучше. Хочу поделиться. Чтобы мы могли помогать друг другу. А вы все отмалчиваетесь и врёте. Мы между собой ничего организовать уже тысячу лет не можем, не говоря про богов, а ещё к людям лезть пытаемся. Каждая сама за себя и тайком от других. Почему, сестра? - посмотрела она в глаза Селисе. Указанный факт её всегда невероятно огорчал и, чего говорить, обижал, всё-таки в её сферу если не влияния, то предпочтения попадали добрые и доверительные отношения. И временами ей начинало казаться, что только в её сферу - остальных это как-то не слишком и волновало. "Замуж, дура, срочно замуж, - сказала Мэллорин сама себе, - и не думать о всякой ерунде". Между тем, еды и правда не было - и она, приложив ладонь к уху, снова вышла на связь с храмом. На этот раз достаточно раздражённо: -Ну алё! Я же сказала - побыстрее! Или не говорила? Не важно. Где еда? То есть - вы уже отпра... принесли жертву? Да? А где тогда... ладно, - богиня махнула рукой, прервала связь и осмотрелась вокруг: -Говорят, уже забросили. Может быть, доставка тормозит или адресом ошиблись? - она похлопала в ладоши, разглядывая потолок, как будто выискивая там слугу. Обитель всё поняла правильно и выплюнула на богиню сверху переданную еду. Закрытые подносы, утварь - всё это брякнулось на кровать, чудом вписавшись между её населением. А последний ананас вписываться не стал и приземлился Мэллорин на голову.

Хитаера: Хитаера замолчала где-то в райне фразы Маори - Любовь? О чем ты? ЧибиУса и Алмаз видели друг друга от силы раза три-четыре…. Смерть никто не видит и не замечает до назначенного часа или до прогулки по краю, так и с Хитаерой. Стоило ей перестать подавать признаки жизни, как ее переставали замечать. Вначале богиня замолчала, и белая маска из воска, заменявшая ей лицо, потеряла намеки на эмоции удовольствия. Потом чернильно-черные брови сошлись на переносице, ночные глаза без блеска опустились вниз, бездумно питая насыщенную фиолетовую тень, которую отбрасывало на покрывало ее хрупкое тельце. Хитаера резко встала, когда больше не могла сдерживать себя и свое мнение, которое уже окружало ее фигурку темно-фиолетовыми, пожирающими свет всполохами. Голос, как всегда, был тих и спокоен, только сейчас это было спокойствие привычки говорить именно так. У Хитаеры никогда не было потребности кричать или шипеть в любом настроении. - Я против брака и официально завтра об этом заявлю людям, и потребую передавать верующим мою волю Левиафана. Клянусь водами реки Стикс. Хитаера откинула с головы капюшон и подошла к Мэллорин, чтобы сесть снова подле нее, но та от чего-то не спешила по новой ее гладить. Пришлось пояснять. - Я, Богиня Смерти, против брака королевы и короля Алмаза по нескольким причинам. Завладев вниманием она продолжила: -До сегодняшнего вечера…меня не очень волновали браки смертных…но сейчас я поняла свою оплошность. Я люблю королеву и еще я знаю…о том, как сильно влияет на людей пример, который подают им короли. Преисподняя! Поданные будут есть даже труп кошки, если им скажут, что именно им ужинает каждое утро королева. Мэллорин была права, когда говорила, что брак – это пшик без любви. Я не хочу, чтобы наступала эра в которой будет культ брака. Это тебя, конечно, усилит, Маори… но население, которое поголовно женится ради выгодного в материальном отношении брака…власть там, деньги, экономика, прочие глупости что не нужны умершим...что они потом мне скажут, когда я к ним прийду и спрошу – били вы счастливы, как потратили дар Селисы – они бездумно ответят – вполне????? Для меня такие люди еще живыми кажутся трупами. Предопределенность... Я богиня смерти, и я знаю весь ужас предопределенности, в отличие от вас. Это смерть. Смерть даже для меня. Души, попадая за эту идеально серую грань, распадаются в прах, не перерождаясь. Туда попадают души…нет, не грешников. Понтия «греха» не существует. Все относительно, по-моему. Туда попадают души истратившие дар Селисы, свою жизненную энергию, став серыми, те кто умерли при жизни – живя только рутиной. Каждодневной «выгодой» или действиями по инерции-шаблону – у таких людей нет "горения внутри". Звездочки, которая появляется от любимой работы, от ярких чувств от…того когда людям интересно жить. Люди без горения изнутри быстро старятся, у них мало энергии, и их души становятся для меня подобны теням - настолько истощены, что я не могу их подхватить, проводить в другой мир…не знаю, что уж там, в другом мире, столько раз умирала, а не знаю. Тфу. Но я не об этом. Я о том, что не хочу чтоб количество мертвеющих душ увеличилось. Поэтому пока о любви королевы и короля Алмаза не начнут слагать легенды (пусть слагают легенды о любви Чиби-Усы и кого то другого, и любви Алмаза с другой), побуждая населения к подобным подвигам – я буду против этого брака. Буду проклинать его, и убивать тех, кто посмеет попытаться обручить их. Или буду воевать с любой из вас или с несколькими – если, несмотря на мои слова, вы попытаетесь мне помешать. Хитаера понимала, что ее подход был… несколько серьезен и, возможно, полностью уничтожил радужную атмосферу вечеринки… …Но на то я богиня и смерти, чтоб придавать серьезность всему или делать все остальное уже неважным. Сняв ананас с головы Мэллорин, Хитаера очень озадаченно его покрутила в руках и попыталась укусить как он есть, с кожурой. Листья были невкусными, а оранжевая кожура только исколола до крови белые губы.

Мэллорин: Мэллорин испуганно - действительно испуганно! - следила за Хитаерой. Сначала её глаза всё больше округлялись, потом носик начал морщиться, а взгляд - становиться подозрительно влажным и блестящим. Наконец, когда богиня смерти закончила свою речь страшными словами "проклинать", "убивать", "драться" - богиня любви попросту искренне расплакалась от потрясения и обиды, в три ручья, даже не пытаясь остановиться. Она, может быть, и не расчувствовалась бы так сильно, но от ананаса на голову всё-таки было больно... Только вот настолько серьёзной и жестокой с Мэллорин лучше было не быть. Она это воспринимала ещё серьёзнее, чем оно было на самом деле - примерно как конец света. И поэтому сейчас колотила Хитаеру кулачками, даже не задумываясь, что может сделать только что приласканному созданию больно, и жаловалась сквозь слёзы, обильно текущие по щекам: -Почему?! Ну, почему ты будешь драться со мной? Я же тебя так люблю! Хитаера, глупая, глупая Хитаера!!! Я тебя ненавижу!!! Ненавижу, ненавижу! - и разрыдалась того пуще, железно вцепившись в богиню смерти обеими руками и явно не желая никуда отпускать, пока они не помирятся. После всего пары секунд таких объятий, Мэллорин нахмурилась - слёзы сразу почти прекратились - и вскочила на кровати; наступила на подушку, споткнулась, чуть не упала на руки Маори, но устояла; подняла руку вверх, сжимая в кулаке: -Судьба, говорите?! - капризно выкрикнула она. - Любовь? Я вам дам судьбу и любовь! - из руки Мэллорин куда-то вверх, исчезая в потолке, вырвался золотой дождь. Это были семена любви. Невидимые ни по одному, ни по два, мельчайшие, из тончайшей материи, они вырывались из самой души богини любви плотным золотым потоком - который, пройдя неведомые лабиринты пространства, этой ночью достигнет Земли. Сегодня всю ночь на планете будет звёздный дождь, и тысячи, сотни тысяч людей найдут по утру свою новую любовь. Кто? Кого? Пусть решает судьба - Мэллорин рассыплет семена по всей планете! Богиня выложилась на полную катушку, исчерпала на эти, казалось бы, совсем нехитрые и лёгкие в создании зёрнышки порядочное количество энергии, и только почувствовав нешуточную усталось, сжала пальцы, останавливая поток. Выглядела она... нет, не грозно. Примерно как первоклассница, угрожающая обидевшей учительнице водяным пистолетом. Она в силу особенностей лица не могла выглядеть достаточно сурово, чтобы её приняли всерьёз. Опустилась на колени, открыла первый же попавшийся поднос - удачно, - сняла с него бокал с шампанским (чуточку расплескалось при падении) - и жадно выпила. Сразу же закусила персиком. На неё напал нещадный жор. Жор утолял голод. Утоление голода и нехитрая месть приносили удовлетворение. Удовлетворение настраивало на творческий лад и дарила новые идеи. Богиня посмотрела на Хитаеру, вытерла слёзы рукавом (и снова выглядела, как новенькая!) - и "незаметно" придвинулась поближе, делая немного заискивающий взгляд: -Хитаера... Хитаерочка... ты ведь знаешь, как я тебя люблю? Я тут такое придумала, такое! Тебе ведь понравится? Я расскажу? - с каждой фразой она пододвигалась ещё поближе, и в конце концов стала чем-то вроде золотого светового облака, обволакивающего мрачную богиню. Руками, волосами и душой. -А если мы сделаем так, чтобы о их, - Мэллорин выделила это слово, - любви слагали легенды? Чтобы они не могли жениться и им преходилось встречаться тайно, преодолевая кучу препятствий? Если начнётся новая война - это, правда, ужасно! Но... это же здорово! Ты представляешь... - богиня любви сияла. Ей казалось, что она нашла идеальный компромиссный вариант. И новую игрушку на много-много лет вперёд. Может быть, всё пойдёт не так, как они запланируют, но всё равно - ужасно красиво! А о браке она почти забыла. Ей нужна была любовь, в конце концов. О браке должна была вспомнить Маори. Или Саюри. Хотя та всё равно была против. "Но ведь, если они будут друг друга любить, это и правда лучше, даже если королевства распадутся или уничтожатся? Зато их будут помнить всегда-всегда! Это гораздо красивее и интереснее, чем просто им мешать - это ужасно скучно, это ужасно несправедливо и неправильно по отношению к ним! Нельзя же так, Хитаера! Ведь нельзя, правда?.."

Хариет: С Элизиумской площади. Неожиданно поднявшийся хоть и тёплый, но оттого не менее сильный ветер закружил по спальне Мэллорин, высушил остатки солёных слез на ее нежных щеках, подхватил ее золотистые волосы, пытаясь спутать и переплести их с иссиня-черными локонами Хитаеры, заиграл тонкими одеяниями обеих девушек, и образовав вокруг них воздушный водоворот, разошелся в разные стороны, обдав своим дуновением и оставшихся трех богинь. Резкий хлопок широких крыльев возвестил о прибытии новой гостьи. От земной жрицы Адель Спираре не осталось ни следа, в обители прекраснейшей из богинь Хариет появилась в своем истинном обличье. Короткие, пшеничные волосы, пронзительные серые глаза и резко очерченные скулы придавали ее лицу выражение надменной холодности… разве можно было бы сейчас подумать, что всего минуту назад эта женщина самозабвенно целовалась с обычным смертным?.. Плавно поведя плечами, Хариет разгладила складки на окутывающем ее высокую фигуру серебристом плаще и, звякнув тяжелыми серьгами, слегка склонила голову перед хозяйкой дома в знак приветствия. - Мэллорин. – Тонкие губы тронула легкая улыбка. – Я смотрю, вы неплохо проводите время. – Если Хариет и заметила последствия неожиданно разыгравшегося спора, то виду не показала. Ее лицо было до неприличия спокойным и бесстрастным. - Селиса, рада тебя видеть. – Более глубокий поклон предназначался Верховной. Теперь можно было поприветствовать и остальных, что она и сделала, ограничившись короткими кивками. Решив, что на этом все правила этикета можно считать соблюденными, Хариет сложила крылья за спиной и, удобно устроившись средь бархатных подушек, с интересом взглянула на замерших в страстных объятиях Хитаеру и Мэллорин… Хотя нет, не так, это Мэллорин страстно обнимала Хитаеру, а последняя как раз таки вроде бы даже была против… Но и вырываться в общем-то не пыталась. Наверняка догадывалась, что это все равно бесполезно. - Хитаера, выглядишь хуже обычного… - тонкая бровь едва изогнулась, - недавно снова возрождалась? Голос был все таким же ровным, а между тем, где-то на задворках сознания крутилась неприятная мысль, что там, на Элизиумской площади она не заметила что-то очень важное… В последний момент ветер донес лёгкий запах крови, но возвращаться было поздно. Возможно, ей только показалось, но тревога ее не покидала… надо было самой во всем убедиться. Потом.

Маори: Поначалу Маори внимательно прислушивалась к словам богинь, и даже пару раз пыталась вставить свое слово, возмущаясь отношением Мэллорин к институту брака. Но, поток слов был такой мощный, что богиня земли, махнула на спор рукой и решила тихо исчезнуть. У нее еще были незаконченные дела, которые следовало сделать сегодня. И, в первую очередь, это касалось Оливии и Юноны. Маори уже собиралась отправиться обратно, в Токио, как внезапно Хитаера довольно жестко высказала свое мнение по поводу свадьбы Алмаза и ЧибиУсы. «Да чем им свадьба не нравится... Ну да, видели друг друга всего несколько раз... Но любовь может и со временем прийти, были уже случаи в моей практике.... Меня больше боги Даймонда тревожат. Каково будет устройство мира после свадьбы Алмаза и ЧибиУсы?» Над этим стоило хорошо подумать, но позже, сейчас были другие дела. Очнувшись от раздумий, Мако отметила, что богиня времени уже ушла, зато на смену ей явилась крылатая богиня ветров. Кажется, тихо уйти не получалось. - Извини, Мэллорин, но, как я говорила, я пришла ненадолго и уже вынуждена уйти. Удачных вам посиделок, - Маори вежливо улыбнулась присутствующим богиням и, подхватив арбуз, дыню, пару кило винограда и целый мешок неизвестно откуда взявшихся семечек, исчезла, оставив после себя медленно оседающие листочки и шлепнувшуюся со смачным чпоком банановую кожуру. --> Эллизиумская площадь

Селиса: Ответы на вопросы Цветущей не заставили себя долго ждать, но что-то они её не радовали. И это всё больше уводило в глубь размышлений. -Ах, так тебе всё-таки всё равно, что с ними будет... Что же, это твоё дело, тогда просто не мешай тем, кто хочет им счастья - я прошу тебя. – Мэллорин была просто убийственной в своей логике. Это добавляло ей очарования, как Богине и абсолютно лишало здравого смысла, как человека… Воистину, любовь безумна. Интересно, а такое словосочетание, как «медвежья услуга» она ещё помнит? Просто не верилось, что Мэл - подруга. Молчи, пожалуйста, молчи... - Обращалась Селиса непонятно к кому, таки начиная потихонечку «вскипать»… Срочно нужно было привести эмоции в порядок. Ссорится сейчас, очень не хотелось. Какой она разведчик, если провалит задание, ничего не узнав?! «Венера дарит всем любовь!» - Внезапно, в голове возник образ: очаровательная девушка в оранжевом сейлор-фуку, посылающая воздушный поцелуй. Банни всегда восторгалась красотой Сейлор-Венеры и то, с каким мастерским изяществом та расправлялась с демонами. Интересно, могла ли Минако когда-нибудь представить себе, что станет Богиней Любви? -Мы между собой ничего организовать уже тысячу лет не можем, не говоря про богов, а ещё к людям лезть пытаемся… Селиса ухмыльнулась. Сама себе противоречишь!.. - Каждая сама за себя и тайком от других… - Вдохнуть и выдохнуть… - Почему, сестра? – Вот и разбирайся с этим, а не суй свой нос в отношения двух людей!.. Ты же сама понимаешь, как это важно! – Хотелось заорать во всё горло, но вместо этого Банни лишь мысленно показала сестре язык. Настроения не прибавилось… Напротив - Цветущая становилась всё серьезней. - Я думала Богиня Любви за людей, а не за виагру… - задумчиво вслух, неожиданно для самой себя продолжила она. Блин! Ну откуда же богиням знать о лекарствах людей двадцатого века? Нет, у Мамору никогда не было никаких проблем. Просто почему-то пришло в голову. Меллорин ведь так «клинило» на всяких там «препаратах любви». В глазах окружающих застыл немой вопрос. Селиса смущенно покраснела… Что-то требовало разъяснений… -Эм.. Я хотела сказать, что… Так нельзя! – Она вдруг приобрела уверенность. – Вы наблюдаете за Чиби-Усой и Алмазом, как за рыбками в аквариуме, пытаетесь манипулировать ими, как куклами, а ведь они живые люди! И мы, как Богини, должны только покровительствовать, а не решать за людей! Как же «право выбора»?! "Приватная жизнь"?! "Приватная жизнь"? Хо-орошая фраза для Богини Жизни, а? И чем не аргументы? Хм... А почему бы и «да»? – хлопнула себя по лбу Банни. – Мы не должны вмешиваться в личную жизнь, жизнь - ценность, которой каждый должен распоряжаться сам! Уж кому, как ни мне это знать! – Оставалось победно улыбнуться. - Люди не глупее нас! Всё внезапно начало становится на свои места. - Я против брака и официально завтра об этом заявлю людям, и потребую передавать верующим мою волю Левиафана. Клянусь водами реки Стикс. Здравые мысли! А вот мне и союзники!.. – Торжествовала Цветущая, услышав заявление Хитаеры. Для Селисы эта богиня являлась самым непонятным созданием из всех сестёр и вообще была полна сюрпризов, ведь логику поступков Смерти понять невозможно. Даже немного странно… Когда это Жизнь и Смерть были заодно?.. - …я буду против этого брака. Буду проклинать его, и убивать тех, кто посмеет попытаться обручить их. Или буду воевать с любой из вас или с несколькими – если, несмотря на мои слова, вы попытаетесь мне помешать. Никогда… - ответила Селиса сама себе, дослушав монолог до конца. Да как ей такое в голову пришло?! Война же приведёт к уничтожению жизней! Нужно было вмешаться. Вот тебе и «побочные эффекты» божественности! Каждая помешалась на своей специализации: одна всех поперелюбит, другая – попереубивает… Какая идиллия! Горькая ирония. Банни окинула взглядом всех присутствующих богинь – все, даже Хитаера по-своему, были неземной красоты. Но именно это лишало их сходства с людьми. Неужели они совершенно не помнят своего прошлого? Не скучают по нормальной человеческой жизни? Неужели нет способа вернуть им память и снова сделать людьми? Что может быть прекрасней, чем просто жить?! А божественность – это такая условность… Мне нужны мои подруги, а не лишенные человечности богини!.. Девочки, мне вас так не хватает!!! Не в силах сдерживаться, Селиса готова уже была расплакаться, если бы Меллорин её не опередила. Богиня Любви, одновременно избивая, тряся и обнимая хрупкую Богиню Смерти, ревела в три ручья, причитая что-то вроде «Почему?», «Зачем?»… За рыданиями трудно было разобрать… Это было что-то невообразимое. Цветущая опешила от происходящего действа, сразу расхотелось плакать. Даже я так никогда не ныла! – изумилась она. Нужно было переждать «бурю» и со всем разобраться. Богиня Жизни снова затаилась, решив пронаблюдать за происходящим и придумать план по разрешению новой проблемы, угрожающей стать более серьёзной. Ни последующие фокусы с семенами, ни сумасшедшие идеи уже не могли шокировать её. Селиса ждала нужного момента… Она поздоровалась с прибывшей Хариет. Девичник становился ещё интереснее, хотя так хотелось последовать примеру Саюри и Маори, покинувших эту любовную обитель… - А может, всё же пусть они решат сами? Я, как Верховная Богиня настаиваю на праве выбора! Брак без любви – плохо, отсутствие брака – плохо. Боевая ничья! Так давайте пронаблюдаем за развитием событий! Я уверена, что Чиби-Уса во всём сама разберётся и сделает достойный выбор! Короче – дайте мне возможность образумить дочь... И почти не хитрость… Так Селиса начала художественно врать.

Мэллорин: Вслед исчезнувшей, не пожелав присоединиться к дискуссии и проигнорировав все красивые жесты богини любви, Маори полетела подушка - но, во-первых, та уже исчезла, во-вторых, Мэллорин снова промазала и попала в Хариет. Впрочем, куда уж Мэллорин закидывать Хариет подушками. -Привет, - помахала она новой гостье ручкой, почему-то очень ей обрадовавшись, и, отцепившись пока от бедной Хитаеры, сняла крышку со второго подноса; указала на содержимое пальчиком. - А мы тут плюшками балуемся. А если честно... Мэллорин приложила пальчик к губам и похлопала ресницами на Селису. Её лицо возвращалось к стандартному, ужасно доброму - но при этом и безгранично глупенькому выражению; как будто бы мозг в голове если и был, то не используемся с самого рождения. -Спасибо, - улыбнулась она Селисе, сияя голубыми глазами и золотом волос. За то, что не стала кричать и ругаться. Хотя в её предложении и было что-то... тревожащее. Было, да... -Я тебе поверю, если ты согласишься до свадьбы не общаться с Чиби-Усой, ни сама, ни через своих подданных, - Мэллорин как-то даже сама не ожидала, что это скажет. Оно вырвалось непроизвольно, по наитию. -И я тогда тоже согласилась бы не лезть. А ты знаешь, у меня в храме когда-то был аквариум, и там плавали чудесные рыбки, а мы смотрели, какая какую первой съест... ой. Богиня взяла с подноса ту самую плюшку и поманила подойти поближе до сих пор скромничающую (вот всю жизнь она такой была, сколько уже веков!) Алерию: -Садись, кушай. А ты что бы хотела - поженить их или начать войну? - вежливо спросила Мэллорин. Именно для приличия. Чтобы богине мудрости не казалось, что её мнением пренебрегают. Вообще, похоже, только Мэллорин казалось, что всем здесь наплевать на мнение друг друга. И ей в том числе. Просто она, как всегда, никак не может выбрать, что правильно, а Селиса умеет хорошо притворяться (хотя это и странно). -Девочки, а всё-таки, - сменила Мэллорин тему, ложась на живот рядом с подносом и начиная болтать ногами. - А зачем нам нужны эти люди, если не для развлечения? От них нет совершенно никакой другой пользы, даже наши силы от них никак не зависят - это мы им даём силы, а не они нам. И они ещё всё время просят у нас помощи, как будто мы не живые существа, а машинки по исполнению желаний, - Мэллорин надулась. - Хотите, узнаю, сколько человек за сегодня попросили у меня любви? - вопрос был риторический. Каждая из богинь прекрасно знала, сколько могут попросить люди не то что за день - за час. -Будто бы я могу её дать, будто бы её вообще хоть кто-то может дать, - богиня фыркнула обиженно, обгладывая косточку рябчика. - Ах, да. Хитаера, ананас, их же едят совсем не так, - Мэллорин поманила фрукт к себе, по воздуху, и поводила вокруг него пальчиком. Обитель всё поняла правильно, срезала с ананаса внешние чешуйки, вырезала сердцевинку, порезала на дольки и "солнышком" выложила на тарелочку. Тарелочка вернулась в руки Хитаере. -А у кого что обычно просят? - оживилась Мэллорин; в силу вопиющего легкомыслия, едва переключившись на другой предмет, про брак она и думать забыла. - У меня чаще всего любви, иногда отомстить бросившим - дурачки, это совсем не по моей специальности... Селиса, а у тебя? Что можно попросить у богини жизни, я даже не представляю?..

Хитаера: Хитаера еще больше нахмурилась – ожидая подвоха от Маори – ей не верилось что та так легко смирилась… Но тут появилась Хариет. Такая большая , ветреная, уверенная в себе, сильная… И заботливо спрашивающая ее о самочувствии…что могла Хитаера ей ответить? Что если Мэллорин не перестанет ее трясти, ей снова придется воскресать? - Часа два–три назад, кажется. Пока не выяснила причину смерти. Мэллорин отпустила темную богиню, потянувшись к подносам. Пошатнувшись, Хитаера заспешила к Хариет – та прежде вроде всегда была ей защитницей по совершенно непонятным для богини причинам. Так и хотелось сказать: в гостях у богини любви хорошо – но дома как-то безопаснее. Хитаера примостилась рядом с Хариет, за ее левым плечом. Жалко крыльев не было, Хитаера привыкла сидеть в тени богинь. А крылья отбрасывали большую и надежную тень…когда были не убраны. - Хариет, а скоро будут ураганы? Богиня моря совсем недавно зачем-то рыбаков топила – ты с ней не на пару на людей гневаешься, а за что?…Ой…спасибо, Мэллорин... он так съедобнее. Ананас красивыми солнечными колечками лежал перед ней на блюдечке с белой каемочкой. Это настолько…не оставило богиню смерти равнодушной, что она вернулась обратно на постель, но теперь…так как Мэллорин порхала в заботах, она села ровнехонько за спиной Верховной…даже богиня света – сильнейшая – отбрасывала тень. Мэллорин завела разговор по поводу молитв. Хитаера умяла очередной кусочек ананаса, рядом с Селисой еда не портилась и можно было есть ее свежей. Как я раньше не догадалась? - А у меня редко что-то просят. И всегда одно и тоже – чтоб я не приходила или пришла попозже. Зато постоянно проклинают. Селиса, кстати – возможно ты права насчет приватности. Я подожду с своим решением, пока не станет более ясно, как развиваются дела…все равно, это лучшее, что я умею – ждать и приходить вовремя. Хариет хочешь ананас? Как ты относишься к политике, Чиби-Усе, королю Алмазу и к тому что завтра, возможно, с послами придут еще и чужеземные боги? Что мне делать, если кто-то из них умрет на нашей земле? Не забирать на тот свет?

Мэллорин: -Кушай, Хитаерочка, - улыбнулась Мэллорин и, потянувшись к уминающей ананас под прикрытием Селисы, погладила богиню смерть по голове - и, снова выпрямившись, села на колени, с умилением наблюдая за этой картиной - с блестящими восхищёнными глазами, как ребёнок, в первый раз кормящий своего пушистого любимца молоком с блюдечка. -Зато постоянно проклинают. -...Мэллорин, моя Богиня, моя возлюбленная... Мэллорин ойкнула и склонила голову, как будто прислушиваясь. Понемногу её лицо становилось всё счастливее и счастливее, она согласно кивала - видимо, в такт речи молящегося - но вдруг как-то вздрогнула, изменившись в лице. И без того широко распахнутые глаза округлились окончательно: -Нахал! - возмутилась богиня вслух, надувшись и сердито взяв с подноса ещё один персик. Понюхала фрукт, едва заметно порозовела, коснулась пушистым персиком щеки: -Такой нахал, - тихо-тихо утвердила она - и провела по персику пальчиком. - Ой... - и вздохнула. Смущённо улыбнулась своим гостям, медленно обведя их взглядом: -Девочки... а мне очень нужно идти. Очень-очень. Он красивый. Вы ведь не будете сильно безобразничать, правда? Чиби-Уса, Алмаз, даже Хитаера - всё отошло даже не на второй план, а на двадцать второй. На первом был смелый юноша, которого так хотелось как следует наказать за наглость. Может быть, даже укусить. Пока что от замечтавшейся богини досталось персику. -Ну я пошла, - опомнилась Мэллорин. Помахала ручкой - и без дальнейших пояснений растворилась в воздухе. Вместе с погрызенным и оцарапанным фруктом. На площадь рядом с храмом Мэллорин

Хариет: Хариет неожиданно даже для самой себя заняла место стороннего наблюдателя. Похожая на каменное изваяние, с идеально прямой спиной и сложенными на коленях руками, Крылатая ни разу не шелохнулась, ни тогда, когда их покинула Маори, ни когда заговорила Селиса, и даже ни тогда, когда за ее спиной на какое-то время решила спрятаться Хитаера. Только серые глаза, да легкая улыбка бледных губ в полной мере отражали отношение богини к происходящему. А происходило здесь, действительно, кое-что интересное… Опуская пустой, но непременный треп Мэллорин, можно было прийти к простому выводу, что умы собравшихся на импровизированный девичник богинь занимает ставший за последний день один единственный насущный вопрос – как быть с предстоящим бракосочетанием Чиби-Усы и Алмаза? Или, что точнее отобразит ситуацию – кто за, кто против? Хариет подняла очи к потолку и мечтательно усмехнулась. "Лорелея, милая, не хочешь заскочить к Мэллорин на огонек? Кажется, тут назревает что-то интересное… это касается предстоящей свадьбы". - Хариет, а скоро будут ураганы? Богиня моря совсем недавно зачем-то рыбаков топила – ты с ней не на пару на людей гневаешься, а за что? Крылатая едва повернула голову, желая взглянуть в глаза Смерти, как та, на удивление шустро вспорхнула с подушек и через мгновение уже восседала в тени Верховной. Что-то раньше за Хитаерой такой прыти не наблюдалось. Неужели это влияние Золотоволосой? Хариет даже с некоторым уважением посмотрела на Мэллорин и, лениво потянувшись, наконец соизволила ответить: - Ты с таким удивлением об этом спрашиваешь, что можно подумать, на людей не за что злиться. – Губы растянулись в мягкой, почти что нравоучительной улыбке. – Ураганы в мои планы пока не входили, но зарекаться не буду… А о рыбаках ты сама у Мэлоди спросишь – я думаю, она скоро появится. Тяжелые серьги едва слышно звякнули, когда ветреная богиня стремительно поднялась со своего седалища и сделала несколько легких шагов по направлению к уставленному разнообразными яствами столу. Конечно, можно было, не двигаясь с места, всего лишь поманить приглянувшееся ей лакомство пальцем, но почему бы и не совершить это мизерное по своему объему деяние самой? Так, для разнообразия… Одной рукой придерживая струящуюся к ногам ткань платья, второй Хариет практически без раздумий подхватила из широкого блюда свежий, насыщенного фиолетового цвета инжир и с наслаждением впилась зубами в его мягкий сочный бок. - Хариет хочешь ананас? Как ты относишься к политике, Чиби-Усе, королю Алмазу и к тому что завтра, возможно, с послами придут еще и чужеземные боги? Что мне делать, если кто-то из них умрет на нашей земле? Не забирать на тот свет? - Полагаю, на первый вопрос я могу уже не отвечать? – Лукавый прищур серых глаз проследил за последним, исчезающим во рту Хитаеры золотистым кусочком ананаса. Впрочем, Хариет вполне было достаточно и инжира. Растягивая удовольствие, богиня медленно, со вкусом расправилась с божественным, по ее мнению, фруктом и, только спустя несколько томительных минут, продолжила: - Я против свадьбы, Хитаера. – Обманчиво-спокойный голос вряд ли мог обмануть хоть кого-нибудь из ныне присутствующих в обители богини любви. – Этот союз неприемлем… Она хотела еще что-то сказать, но как раз в этот момент куда-то неожиданно заторопилась Мэллорин… хотя почему это «куда-то»? Куда еще может торопиться богиня любви, как не на встречу своей стихии? -Девочки... а мне очень нужно идти. Очень-очень. Он красивый. Вы ведь не будете сильно безобразничать, правда? Хариет лишь обречено качнула головой и не смогла удержаться от мысленного смешка: "Ну если он хоть в половину так же хорош, как тот твой рыжий котенок, с которым я случайно столкнулась на Эллизиумской площади, то я тебе уже почти завидую, Мэллорин…"

Алерия: -А если мы сделаем так, чтобы о их, - Мэллорин выделила это слово, - любви слагали легенды? Чтобы они не могли жениться и им приходилось встречаться тайно, преодолевая кучу препятствий? Если начнётся новая война - это, правда, ужасно! Но... это же здорово! Ты представляешь... - богиня любви сияла. - Ах, Мелли… - Тихо произнесла Алерия. – Война слишком серьезное дело, чтобы делать ее игрой. «И, как бы эта игра не стала реальностью» Задумавшись. Богиня едва заметила прибытие Хариет и отбытие Маори. Но всё же успела вежливо поздороваться с первой и попрощаться со второй. Так нельзя! – Воскликнула Селиса – Вы наблюдаете за Чиби Усой и Алмазом, как за рыбками в аквариуме, пытаетесь манипулировать ими, как куклами, а ведь они живые люди! И мы, как Богини, должны только покровительствовать, а не решать за людей! Как же «право выбора»?! - Я согласна с тобой, Селиса, это их жизнь и их выбор. И Чиби Уса уже сделала свой выбор. Как истинная королева, заботящаяся о благе королевства, она выбрала этот брак. Король Алмаз тоже согласен на это. Я поддержу их, надеясь, что это послужит на благо королевства. «Да и потом, вдруг Алмаз сможет сделать ее счастливой? Подарить то, о чем она мечтает…» - А может, всё же пусть они решат сами? Я, как Верховная Богиня настаиваю на праве выбора! Брак без любви – плохо, отсутствие брака – плохо. Боевая ничья! Так давайте пронаблюдаем за развитием событий! Я уверена, что Чиби-Уса во всём сама разберётся и сделает достойный выбор! - Боюсь, у нас нет на это времени…

Мэлоди: ==С Элизиумской площади== Мэлоди явилась в вихре капель, которые опадали на моментально изменившееся платье мелкими жемчужинами и алмазами. Похоже, она появилась вовремя... - Я против свадьбы, Хитаера. Этот союз неприемлем… Хариет решила высказаться вслух? И не посоветовалась со мной... Что ж, значит, разговор назрел и в самом деле. - Я тоже против свадьбы, - объявила Своенравная дева и только после этого прошла в комнату, - Всем привет! - лучезарной улыбки удостоились Хариет и Хитаера, прочим досталась не столь широкая. - А почему об этом заговорили именно сегодня?

Хитаера: Богиня моря была, как всегда, прекрасна и величественна. Ее наряды стоили пол-казны серебряного королевства, и чуть дороже всей казны алмазного королевства. Ее красота могла поспорить с Мэллорин за обладание золотым яблоком. А вот воля… Она не была такой ветреной, как Хариет, скорее напоминала давление воды на дне океанов. Тяжесть, способная раздавить, выжимая все пузырьки воздуха. Толща воды, невидимая, появилась одновременно с морской богиней. Обитель Мэллорин погружалась в аквамариновые сумерки подводного мира. Холод морской воды остужал кожу, солоноватый запах вытеснял аромат цветов и меда. Присутствия Селисы чтобы освещать этот сумрак, созданный присутствием уже нескольких холодных богинь, не хватало. Хитаера сдержанно, в своей манере, кивнула новой гостье. - Добрый вечер, Мэлоди. А потом взгляд черных глаз ушел в сторону, на Алерию. Умную богиню…так по пантеону ей приписано было – что она умная …по идее. На деле она тоже была умной, но еще, как все богини, прекрасной. Просто ум ее был Хитаере непонятен, как и причины, по которым она соглашается с Селисой. - Зашел об этом разговор...я хочу знать, кто из богинь против брака так же, как я. Одной сорвать свадьбу мне будет сложно. Но возможно. С союзниками быстрее. Хитаера отвернулась к окну, за стеклом клубились тучи, говоря о крайне необычной низкой облачности. И тут богиню смерти настигло ментальное сообщение от богини любви…а еще путем для телепорта были сметены несколько десятков комаров. Хитаера имея любимцем Смерть Крыс, научилась быть не брезгливой в плане того, чья смерть послужила путем для телепорта. Не так уж и важно. - Меня зовут. Ушла в тему Нижние ярусы обители Меллорин

Мэлоди: - Хитареа, - Мэлоди успела улыбнуться сначала удивленно - никак не ожидала застать в обители Любви воплощенную Смерть. Улыбка стала солнечно-радостной от известия, что бледная богиня в их рядах... И тут же померкла, когда Хитаера исчезла, не дождавшись ответа. - Ну вот, исчезла... - расстроилась Лорелея, и так и неизгнанная из сердца печаль отразилась на божественном челе, а где-то в океане полил затяжной серый дождь, и ослабел ветер. - А кто еще высказался против этого брака? - расстройство расстройством, но расстроить свадьбу надо обязательно. Так что на платье скатилась всего одна каплевидная жемчужина, пока Лорелея выбирала - куда бы ей сесть.

Хариет: Лорелея отозвалась почти сразу, грациозно проходя под широкой аркой и принося вместе с собой пряный аромат океана. Хариет нежно улыбнулась новопришедшей и сделала пару шагов навстречу, оказавшись по правую руку от подруги. От нее не ускользнуло горькое выражение печали на прекрасном лике морской богини, но, не желая прилюдно выяснять причины странной грусти, она лишь слегка нахмурила светлые брови. - Селиса тоже, как ни странно, против. – Спокойно протянула Небесная Владычица, мягко приобнимая Мэлоди широко распахнутым крылом. – А вот Мэллорин и Алерия целиком и полностью за. – Холодный взгляд серых глаз скользнул по миниатюрной фигуре богини мудрости – Хариет никак не могла взять в толк, почему богиня мудрости не видит, какую откровенную угрозу для всего пантеона может нести этот проклятый брак. Правда Алерия всегда была себе на уме… Одно воспоминание о том, что рассказала ей Мэлоди после встречи с Рэйнис чего стоило. Волк в овечьей шкуре, не иначе. - Ну что ж, полагаю, мы все выяснили. Селиса, ты можешь на нас рассчитывать. Хариет чуть склонила голову в прощальном жесте и, взмахнув крыльями, окутала себя и свою наперсницу воздушным коконом и вместе с ней растворилась в воздухе. «Пойдем, Лорелея, здесь больше делать нечего. Расскажи лучше, что тебя так огорчило?» На Элизиумскую площадь.

Селиса: -Я тебе поверю, если ты согласишься до свадьбы не общаться с Чиби-Усой, ни сама, ни через своих подданных. И я тогда тоже согласилась бы не лезть. - Заверила Мэллорин. Вот, вредина! И хитра же! Кошмар!– Изумленно подметила Банни. – Хотя… - Хм… Может стоит согласится? - Боюсь, у нас нет на это времени… - Вмешалась Алерия. Тоже мне, убийца моих фантазий своим рациональным мышлением… Тебя бы да в союзники-и.. Эх!.. Я же не могу все время напряженно думать. А ведь идея!!! – Потянувшись к фруктам, Селиса улыбнулась Мудрейшей. - Ну, что? Переманить тебя на свою сторону?- размышляла Верховная, взяв банан с подноса. - Думаешь, не выйдет? Пожуем, увидим! И с этими мыслями она откусила кусочек. Банни ни в коем случае не собиралась совращать Ами посредством этого экзотического фрукта, как могло показаться на первый взгляд. Она просто с самого земного детства любила бананы, чуть меньше клубники правда, но это уже совсем другая история… Да и клубники на подносе не было. Короче, все это напомнило ей о земной жизни и… об обезьянах. Да-да именно о них. Она ведь так просила родителей подарить на Новый Год обезьянку, а вместо этого они почему-то подарили младшего брата… «И как он сможет кататься на лианах, если даже ползает с трудом?» - недумевала она тогда… - А зачем нам нужны эти люди, если не для развлечения? От них нет совершенно никакой другой пользы... Ты прекрасна… - Уже не реагируя на рассуждения Минако, умилялась Банни с блаженной улыбкой и пожевывала банан. - И они ещё всё время просят у нас помощи, как будто мы не живые существа, а машинки по исполнению желаний… - Продолжала Мэл. …И с тех пор маленькая Банни решила, что когда вырастет, у нее обязательно будет волшебная палочка. И тогда она постарается сделать мир лучше и людей счастливее… Главное ведь побуждения, правда? - А у кого, что обычно просят? Селиса, а у тебя? Что можно попросить у богини жизни, я даже не представляю?.. …Банни всегда стремилась помогать людям и не могла оставаться безучастной к чужим бедам. Полагаясь на голос сердца, всегда судила справедливо. Так часто враги Сэйлормун превращались в её друзей. Но больше всего ей нравилось помогать осуществлять чьи-нибудь мечты. Да и просто делать всякие приятные глупости-сюрпризы. Часто разыгрывала друзей. Даже когда Серенити стала богиней, она не перестала быть борцом за добро и справедливость. Став Селисой, не отказала себе в удовольствии остаться доброй феей… Или даже Снегурочкой в Новый Год. Ведь новое – это хорошо забытое старое. А что может быть лучше веры в волшебство? Сияющая любила делать подарки, особенно ей нравилось баловать детей. - Да все, что угодно… - Вкрадчиво пробормотала Верховная с набитым ртом. -Девочки... а мне очень нужно идти. Очень-очень… - с этими словами Мэл не замедлила скрыться. А я только задумалась над новоиспеченной хитростью… Ну и ладно … Хорошо, ведь между собой же общаться никто не запрещал. Да и Алерию есть возможность переубедить… И никто не запрещал являться Чиби-Усе во сне… И вообще есть и другие хитрые пути воздействия. К тому же выяснив, что Хариет с новоприбывшей Мэлоди тоже против брака, Селиса торжествовала - союзников уже немало. Это значительно увеличивало шансы на победу. - Зашел об этом разговор... я хочу знать, кто из богинь против брака так же, как я. Одной сорвать свадьбу мне будет сложно. Но возможно. С союзниками быстрее. - сообщила Хитаеа. Удивительно, что половина богинь все же сохранила трезвость рассудка. Пусть и преследуя свои цели, но все равно вы мои союзники. Спасибо. - Ну что ж, полагаю, мы все выяснили. Селиса, ты можешь на нас рассчитывать. Итак, в обители остались только я и Ами. -Наконец-то мы сможем поговорить…

Алерия: Алерия молчала. Словам она зачастую предпочитала мысли. Пантеон, похоже, разделился на два лагеря. И наш более малочислен. Прискорбно. Но не безнадежно. Богини постепенно расходились, пока они не остались наедине с Верховной. Ох, чует мое сердце, она попытается сделать из меня союзницу. Напрасная трата времени. Я сейчас действую даже не как богиня, а как та, кто желает девочке найти свою любовь. Знаю, это больше в духе Мелорин, но я ведь этого хочу, а значит, так оно и будет. - Селиса, - Мягко обратилась Алерия к Богине - Я не люблю недомолвок, по этому сразу говорю, что я хочу этого брака. Я хочу девочке счастья. Я хочу, чтобы у нее был муж, был тот, кто помог бы ей забыть все то негативное, что связано с мужчинами в ее жизни. Ей нужно полюбить, нужно исцелиться. "Я лишь покрыла рану в ее сердце тонкой защитной пленкой. вот почему я за этот брак!"

Селиса: - Алерия, неужели ты не понимаешь? Верховную окружило яркое свечение. Для наглядности своих убеждений она решила перевоплотиться в фею. Длинное белое платье, белая блестящая конусообразная шляпа и… волшебная палочка со светящейся звездочкой на кончике. В общем, самая настоящая фея со всеми атрибутами… И даже тончайшие прозрачные крылышки, переливающиеся, словно мыльный пузырь. – Потрогай… Правда, красивые? - Поинтересовалась Селиса, глядя на Алерию сияющими глазами. - Я сама придумала. – С гордостью похвасталась она. – Кгм… Итак, приступим… - Фея театрально взмахнула волшебной палочкой и в воздухе образовалась небольшая полупрозрачная картинка сада, будто кинофильм, воспроизводимый несуществующим проектором. На самом деле, она могла воплощать такие свои желания силой мысли, но размахивать палочкой куда интереснее. К тому же «волшебство» подобного рода тратило не слишком много энергии, и вдобавок было весело. На экранчике появилось два маленьких смешных человечка, у которых были неправдоподобно большие головы размером с туловище и коротенькие ручки и ножки. «Кинофильм» чем-то очень походил на детские рисунки или на неумелые шаржи, которым добавили объема. Человечки играли в догонялки в саду. Солнце мягко пробивалось сквозь раскидистые кроны деревьев. Убегающая девочка с длинными розовыми хвостами, невероятно доброй, воодушевленной мордашкой и трогательно-большими глазами напоминала Чиби-Усу. Она казалась такой забавной, придерживая крошечными ручками белое платьице. Весело смеясь, королева быстро перебирала ножками, выглядывающими из-под подола. За ней неуклюже гнался Алмаз, всем своим грозным видом напоминавший злодея, со всклоченными волосами и с гротескно-злобным выражением лица: сдвинутые к носу брови, хитро сощуренные глаза и недовольно опущенные, почти до подбородка, уголки рта. Ужасно некрасивый, настоящий злодей! Фантазия Селисы постаралась на славу. - Во-от, смотри, - разъясняюще указала Верховная, - Видишь? Это Чиби Уса. Смотри, какая добрая… Видишь, она - хорошая… А это… - злобно ткнула она палочкой в фигурку Алмаза, от чего тот не замедлил споткнуться. – Это страшный человек, за которого ты хочешь выдать мою дочь замуж!!! Он – плохо-ой!!! Сразу же видно!!! - Картинка сада сменилась страшной темнотой, где в луче прожектора плохой король, поймавший хорошую королеву с безумным выражением лица, свирепо пронзал ее, держа коротенькими ручками громадный кухонный нож для разделки мяса. Чиби Уса жалобно вскрикнула, а Алмаз зловеще захохотал. Море крови брызнуло в разные стороны, заливая полупрозрачный экранчик. Эта нелепая пародия выглядела настолько зловеще, что даже непробиваемая Алерия, наверное, испуганно зажмурилась. А король, с ног до головы забрызганный кровью Усы, продолжал торжествующе хохотать, стоя над ее бездыханным телом. – Что-то подобное было в моем видении. – Коротко пояснила добрая фея, переведя грустный взгляд на сестру. - Пожалуйста, Алерия, прошу… - взмолилась Цветущая, видя, какую реакцию у Мудрейшей вызвало происходящее. - Мы ведь с тобой обе желаем Чиби Усе счастья. А с Алмазом она не будет счастлива, так как он ее убьет… А мертвая девочка – несчастная девочка. И мы с тобой будем мучиться всю бессмертную жизнь. Будем проклинать себя за то, что не предотвратили этой трагедии. Я хочу видеть свою дочку живой! И, если ты тоже этого хочешь, то примешь мою сторону и… поможешь не состояться этому браку. – Банни подошла совсем близко, положив свои руки на плечи Ами. - Ты же – Богиня Мудрости!.. А материнское сердце не врет… Так помоги разубедить Чиби Усу! Чует сердце – ей грозит опасность!!! Алерия, помоги уберечь мою дочь! – Верховная с надеждой вглядывалась в бездонные синие глаза. - Без тебя мне не справиться!..

Алерия: - Твои аргументы очень... эээ... красочны. - Богиня едва удержалась от смеха. - Но что ты, в сущности, знаешь о дочери? Она не безвольная кукла, уж это ты должна знать. Ей одиноко сейчас. А он сможет ее утешить. Прекрати накручивать себя и меня заодно... С чего ты вообще взяла, что он ее убьет? Ты ведь тоже порою ошибаешься Вспомни хотя бы того пекаря... Его кажется Лео звали... Пришёл он к тебе, желая новой, лучшей доли. Пришёл за мудрым советом, а ты что? посоветовала ему наняться в армию, чтобы заработать, да и сменить вид деятельности. Перед войной. Но парень ведь всю жизнь провел в пекарне у него даже руки к мечу не приспособлены. Неудивительно, что он вскоре отправился к Хитаере. «Нужно увидаться с Серенити, поговорить с ней, узнать ее мнение… Но как?.. В любом случае, нужно подумать без посторонних.» - Прошу прощения, Селиса, мне тоже пора. И не волнуйся о ней, она уже взрослая. В Храм.

Селиса: Селиса осталась сидеть в тишине, озадаченно всматриваясь в потолок. Ещё никто так "красиво" не убегал от неё, оставляя за собой последнее слово. Слава высшим силам (ода самим себе - это всегда прекрасно!), существовала телепатия. - Девушка, Вас жестоко дезинформировали! Ох уж эти жрицы-сплетницы! - хихикнула Верховная. - Лео был робким и несчастным. Жизнь не имела для него смысла. Вот я и решила немного помочь - только направила его совсем не в армию, а на "войну любви", замолвив за него словечко перед Меллорин. Намекнула Лео, что стоит обратить внимание на хрупкую молоденькую девушку, покупавшую у него булочки три раза в день ради того, чтобы он наконец-то заметил её. И пекарь вовсе не отправился к Хитаере, а растворился в любви, полностью распрощавшись со своей прежней скучной жизнью! Это ж надо было выдумать! Я, миролюбивая богиня, отправляющая кого-то на войну! - возмутилась она. Селиса во всём ценила красоту, что бы она не делала - это должно было быть красиво. Также обладала своеобразным чувством юмора, специализируясь не только на приятных сюрпризах, но и на шутках, розыгрышах и всяких забавных вещах. Она была большой поклонницей театра. "Жизнь - игра" - любила повторять Сияющая, одобрительно кивая головой. - "И если ты собираешься сделать то, что тебе не нравится, сделай из этого целое представление". "Да и вообще, зачем выяснять отношения, ссориться и кричать? Это слишком скучно. Зачем всё это, если можно кого-то хорошенько припугнуть?" - лукаво улыбнулась Селиса, скрывая луну за тучами. Ей хотелось поскорее удрать из этого "логова любви". Атмосфера в комнате казалась богине жизни удушающей. Все эти ароматы и вычурная обстановка не шли ни в какое сравнение с затеянным девичником "покровительницы невесты". - Меня никто не слушается! Верховную Богиню! Какой кошмар! Даже Алерия! И чего ей не так? - досадовала Селиса, - Я же так старалась, разыграла для неё целую драму! Ей что, не понравилась моя шляпа? Или крылышки? Пропал такой маскарад! А я ведь доходчиво объясняла, вдохновенно говорила и, что самое главное, совершенно серьёзно! Она должна была проникнуться! Я же всё рассчитала! Тоже мне, не впечатлительная ледышка! Почему не сработало? Цветущую угнетало, что не все богини поддержали её. Пусть и мало кто из бывших подруг одобрял брак, но это все равно больно ранило и навевало мрачные мысли. Заставляло как-то действовать. Но как можно найти подход к существам, которые давно перестали быть твоими близкими и совершенно утратили сходство с теми, кого ты знал раньше? Поэтому приходилось изощряться... Это Цветущая умела. Нужно было что-то срочно предпринимать, ведь делегация уже завтра будет здесь. Оказывать влияние на богинь в здешнем королевстве было теперь бессмысленным. Зато можно повлиять на приезжих! "Рейенис! Сделай что-нибудь! У меня здесь ничего не получается! Если ты хоть что-то не предпримешь, моя дочь завтра выйдет замуж! Повлияй на Алмаза или я сделаю это сама!" - недавно вернувшаяся в божественную форму Селиса временами напоминала прежнюю Банни. Менталка быстро переросла в действие. Сменив наряд на пышное свадебное платье в знак протеста против брака, Сияющая достала большой топор, закинула его на плечо и громогласно театрально возвестила всем богиням: Я объявляю Алмазу войну!!! Может Алмаз оценит мой талант? Что может лучше говорить за тебя, чем акция протеста?! Во дворец. В комнату для гостей (покои Алмаза)



полная версия страницы