Форум » Королевский дворец. Общие помещения » Центральный коридор » Ответить

Центральный коридор

Сапфир:

Ответов - 81, стр: 1 2 3 All

Сапфир: Сапфир решил поменьше телепортироваться, и побольше ходить на своих двоих - при одной мысли о сознании Алмаза, в котором мельтешат вспышки телепортов, принца слегка передергивало. Это должно быть весьма неприятно. "Интересно, он будет пить молоко? Надо будет сварить ему зелье перед отъездом..." Думалось больше о тяжелом повседневном, вспоминать сон не было ни сил, ни желания. Принц старательно запрятал его где-то в уголке сознания, обдумывая практические вопросы. Судя по всему, Орлик на совет опять не явится... Так и быть, пусть отдыхает после бессоной ночи. Адьютант Сапфира десять часов подряд руководил установкой и настройкой щита. Судя по тому, как гудела энергия в замке, поработали они хорошо. А если вспомнить еще и о щите Богов... Принц опять болезненно поморщился.

Лючия Виамаре: ++ Из канцелярии++ Своих часов у Лючии не было – уж больно дорогая штука, а корабельный хронометр с собой не утащишь, так что время капитан определяла в основном по солнцу. Или по часам в коридорах и комнатах дворца, где этих самых дорогих, массивных и тяжеленных часов было понатыкано по самое «не хочу». До начала совета еще было время, но опаздывать она и раньше не любила, а теперь это будет еще «недостойно высокого звания дворянки». Вообще, Лючии очень хотелось подпрыгнуть, пройтись колесом или исполнить какой-нибудь дикарский танец с тесачком и кинжалом от радости. Не каждый день такое происходит. Сирота, приемыш, девочка из рыбацкой слободы – и баронесса. Да еще и боевой капитан. Ради двух важных дел сегодня она даже принарядилась – вместо извечной замшевой кожаной жилетки надела серо-голубой кафтан из дорогой ткани, отделанный серебряным шнуром, прицепила свою пока единственную награду и даже соорудила из своей рыжей копны что-то похожее на прическу. «Прямо сама себе нравлюсь» - Лючия подмигнула отражению в высоком зеркале, поправила манжеты, чуть передвинула перевязь с тесаком и бодро продолжила шагать по коридору. Из канцелярии до зала советов идти было не так уж и долго. Главное – вывернуть в центральный коридор. Вот там-то капитана и поджидала неожиданная встреча. Своим бодрым шагом Лючия едва не сбила с ног принца Сапфира, но вовремя ушла в сторону и склонилась в поклоне. На мужской военный манер, конечно же. - Ваше высочество…

Сапфир: Сапфир запнулся о выступающий камень в полу, чертыхнулся и пошевелил ушибленным пальцем - тонкая кожа сапог не спасла. Больно было зверски. "Неудачный день..." Все еще оглядываясь и посылая несчастному Орлику очередное распоряжение "Интересно, они ему во сне привидятся?..", принц завернул за угол и столкнулся нос к носу с молоденькой рыжеволосой девушкой. Голубой кафтан, тесак на поясе, модная прическа... Это кто? - Ваше высочество… - она еще и военный поклон отвесила. Мужской. В сознании принца что-то забрезжило. Да... В этой одежде боевого капитана Лючию Виамаре было не узнать. -Капитан Лючия? И при параде? - принц кивнул девушке в ответ - лишь чуть ниже, чем того требовал этикет. Капитан капитаном, но женщина женщиной. Но Лючия не переносила обращения, хоть отдаленно напоминающее обычный диалог между принцем и придворной дамой. Ее вполне устраивали официальные отношения подчиненого и вышестоящего по рангу. Интересная девушка - Сапфир ей тихо симпатизировал. - Вас можно поздравить? Принц кивнул в сторону канцелярии.

Лючия Виамаре: - Можно, Ваше высочество, - тряхнула челкой Лючия, - Я уже целых две минуты как «Ее милость капитан Лючия Виамаре, баронесса Аквамарин». Хорошо, что всего один титул, а то бы я запуталась. Вы на совет? Вопрос был риторическим, так сказать. Куда еще было идти принцу Сапфиру – уж не в кабак или по девкам, это точно. Тем более, принцу и вино и девок доставляют прямо в покои. И они не «девки», они «фаворитки»… Лючию до сих пор смешили дворянские порядки и двуличность.

Сапфир: - Тогда мое почтение, - склонился на этот раз в глубоком, преувеличенно-низком поклоне принц. Лючия была такой... лишенной всех условностей, что ли. Сапфиру иногда казалось, что достаточно принюхаться, и он почует запах соли и моря - казалось, девушка живет в невидимом облаке, пахнущем свежестью и простором. Вот и сейчас принц невольно втянул воздух поглубже - вот, вот... а, ничего. Сапфир открыл дверь в Зал Совета, все также преувеличенно галантно пропуская боевого капитана вперед. - Прошу вас, баронесса. В Зал Совета

Лючия Виамаре: - Благодарю вас, Ваше высочество, - отвесила еще один военный поклон Лючия. Приседать в реверансе в брюках ее бы и палач не заставил. В платье, наверное, тоже, но Лючия уже не помнила, когда в последний раз надевала юбку. - Вы оказываете моей скромной особе слишком большие почести, эдак я, чего доброго, зазнаюсь и решу, что надо было становиться сразу графиней. На дне янтарно-карих глаз появилась искорка смеха. Появилась и пропала, стоило Лючии пересечь порог зала Советов. ++ В зал Совета++

Кермисайт: Из Сада Летя по коридору, Кермисайт думала, как объяснить свое опоздание. «Извините, я лепила скульптуру русалки и так увлеклась, что забыла про все на свете… Интересно, они меня сразу выгонят за такое оправдание или вначале посмеются? Ладно, на месте что-нибудь придумаю» Дальше коридор разделялся на два пути. «Куда же теперь идти? Я совершенно не помню. Ладно, я левша – побегу налево!» Обычно, ученица Огнива неплохо ориентировалась на местности. Но это громадное древнее строение, было будто бы единым лабиринтом. Казалось, оно наделено душой и сознанием. Это одновременно восхищало и наводило ужас. «Главное – тихонечко войти с невозмутимым видом, как ни в чем не бывало. Поздороваться. Может, ничего и не спросят. Кстати о виде. Интересно, прилично ли являться на совет в такой одежде?»Девушка не питала пылающей любви к платьям, поэтому чаще она надевала белую льняную сорочку с короткими рукавами, затянутую в мягкий черный кожаный корсет, темно-коричневые кожаные штаны и черные на шнуровке сапоги до колен с небольшим каблуком. Также к этому наряду прилагались металлические наручи и кожаные перчатки без пальцев, но их она надевала только на время боевых тренировок. «Да уж нашла, когда об этом думать» Перед ней замаячила долгожданная дверь. -Ура! Я все-таки не заблудилась! – Оптимистично заключила Кермисайт. Графиня перешла на медленный шаг. «А сейчас главное тихо войти. Надеюсь, я не сильно опоздала и Корунд меня не убьет…» Но тихо войти не получилось. В Зал Совета

Нефрит: Из своей комнаты Деверь неслышно закрылась за спиной. Прогулочным шагом Нефрит направлялся к главным воротам. Райти на месте не оказалось. "Девушке, пришедшей на встречу вовремя, подарю созвездие... Часы!" Бог оглянулся. Как назло в коридоре было пусто: поболтать не с кем, присесть некуда. Ну и ладно. Хоть подоконники были широкими. На одном из них и устроился Нефрит, чтобы еще раз обдумать услышанное в обители Кунсайта. "Упс! А про ужин в трактире я им не сказал" - Ребят, со всеми этими интересными новостями я совсем забыл передать вам приглашение Алмаза. Сегодня вечером он хочет отменить ужин и приглашает нашу четверку посидеть с королевской семьей в городе. Там есть уютный трактирчик "Ржавый подстаканник"

Калаверайт: Из комнаты Калаверайт Мама всегда мне говорила, что на встречу к молодому человеку нужно немножко опоздать. Пусть понервничает, побеспокоится, повыжидает в засаде подобно хищнику - тогда "добыча" покажется ему намного вкуснее и привлекательнее. - Калаверайт неспеша шла по коридору, бёдра плавно покачивались, спина выпрямлена, декольте - глубокое ровно настолько, чтобы не показаться неприличным и оставить простор для фантазии. Силует на подоконнике она узнала сразу, и едва подавила в себе желание ускорить шаги. Вот, вот он мой шанс! Ах, говорят что у Лорда Нефрита годовой доход 50 тысяч... И огромное поместье на Юге... - Калаверайт с нежностью посмотрела на юношу. - Красавчик ты мой, мой мешочек счастья! Уж я тебя не упущу! Мамочка будет мною гордиться! Не то что сестрица Караментит - выскочила за какого-то капитанишку-барончика, это птица полётом повыше! Девушка поравнялась с Нефритом и присела в лёгком реверансе, скромно опустив глаза и нескромно предоставив его взору золотистую кожу в вырезе.

Нефрит: Выбивая пальцами по древней кладке веселенький мотивчик, Нефрит считал ворон. Попутно вспоминая более-менее приличные заведения в городе. Как назло, на ум приходили только те забегаловки, в которых его знали либо как страстного любителя карт (отнюдь не топографических), либо как большого поклонника вина (а то и чего-нибудь покрепче), но чаще всего как достойного почитателя того и другого. О многочисленных любовных похождениях и упоминать не стоит. Благо, Нефрит выбрал для своих посиделок лишь с десяток кабаков и трактирчиков, но сейчас в памяти всплывали именно они, а другие отчаянно прятались где-то на задворках памяти… Сложный мыслительный процесс прервал пока еще еле слышный перестук каблучков. Из всех обитателей дворца такой легкомысленный ритм могла отбивать шпильками только Калаверайт. Преодолела последний поворот, девушка на секунду сбилась с ритма, что не могло не вызвать улыбку Нефрита. Спрыгнув на пол, он по достоинству оценил придворную – плавная походка, прямая спина, ярко-оранжевое открытое платье… и что-то подозрительно похожее на золотые монеты скачет в глазах? - Леди, - Бог склонился в приветственном поклоне. Девушка присела в реверансе. «Мне определенно нравится это платье», - ухмыльнулся про себя Нефрит. - Куда бы вы хотели пойти? – спросил он, предлагая даме руку. Пусть Райти сама решит. Все-таки это ее наряд пострадал за завтраком. Да и голову так и не пришло ничего подходящего.

Лючия Виамаре: Из зала советов Итак, у нее был в распоряжении целый час... Ну ладно, полчаса, которые следовало как-то убить. Не смотреть же в окно на пролетающих мимо птиц?! В животе чуть слышно, но весомо квакнуло. Капитан Виамаре вспомнила, что сегодня только завтракала, а было это давно и неправда, и сколько того завтрака - яичница с беконом и зеленый горошек, чай и плюшка с изюмом в городском кабачке. - Эх, а времечко-то обеденное самое. Моих оболтусов кок уже покормил, а капитан с голоду помирай? Не порядок... - в коридоре едой, конечно же, и не пахло, к парадному кафтану сумку с едой брать - не по-дворянски, иначе бы пристроилась на подоконнике или где в саду у фонтана. Думай, рыжая, думай... Где тут простой девушке пожрать дадут? Уж всяко не в парадной столовой. Придется ткнуться на кухню. - Только вспомнить, где она находится... - пробормотала себе под нос Лючия и широким звякающим шагом направилась в сторону служеных помещений дворца. В кухню.

Родонит: ------> Из комнаты Родонита Часы, переливаясь, предательски выдавали время, полдень минул так давно, что Совет либо кончился, либо сильно приблизился к концу. Поразмыслив, Орлик решил, что стоит увидится с Васильком, разузнать что там с щитом, что он пропустил на совете, отчитатся о поисках артефактов, а так же узнать не нужна ли Сапфиру помощь. Кроме того, было бы интересно разведать о поездке в Серебряное королевство – Орлик был там пару раз, в бытность учеником магической школы, и позже, скрывая свою должность, появлялся там по делам Сапфира, и, хотя особенно глубоко не заезжал, был очарован царящим там духом безмятежности. Вроде бы и люди такие же, и города похожие, и проблемы повсюду одни и жизнь везде идет своим чередом, ан нет, будто висит в воздухе какое-то марево спокойствия, чуть подернутое междуусобными войнами, да и та рябь уже изгладилась почти и затихла. И Орлику очень любопытно было взглянуть на столицу Серебряного королевства. Василек же, кажется, едет, значит и адъютанту его тоже… Впрочем, - подумалось Орлику, - Какой он теперь Василек? Васильком Орлик, тогда еще мальчишка, звал принца, тогда еще более мальчишку, лет восемь назад. Принц вразумлял пленника, глядя на него чуть снизу вверх и требуя уважения и прилежности. Орлик кривлялся, корчил принцу рожицы и отказывался звать того иначе как Василек, но книги читал исправно и магию осваивал. Яхонт яростно сверкал васильковыми глазами, тряс васильковыми волосами, и все начиналось заново. А теперь разве так? Орлик дисциплинированно поднимается по ночам, рассчитывая задумки Сапфира, Сапфир глазами уже ни на кого не сверкает, только хмурится часто. Серьезности, впрочем, Яхонт своей не растерял, жалко только, она теперь не такая уморительная, как раньше. «Взрослеет, наверное» - ухмыльнулся Родонит, утверждавший, что он сам, лично, ни капли не изменился, только приоделся чуток. Торопливо, но очень тихо, Родонит шел в сторону кабинета Сапфира, по привычке держась тени. Немногочисленные встречные не обращали на него никакого внимания, скорее всего, даже не замечая спешащего адъютанта. И к лучшему: торопясь, Орлик так и не взглянул на себя в зеркало. Кроме помятых брюк, примечательны были волосы. Орлик, стригшийся неизвестно где, причем явно не у парикмахера, а, вероятно, туповатыми ножницами у себя в ванной, своими патлами совершенно не тяготился, считая, что незачем скрывать натуру за тщательной укладкой. А вот работать лезущие в глаза и щекочущие шею пряди весьма мешали, поэтому Орлик, садясь за стол с расчетами, тщательно их собирал. Самые отросшие пряди он заплетал в несколько маленьких косичек, торчавших во все стороны, так как в одну из-за неравномерности расположения они не сплетались. Пряди покороче превращались в не менее торчащие и беспорядочные хвосты, а лезущие в глаза он отбрасывал назад и закалывал маленькими начарованными на месте заколками – невидимками. Вот только в силу специфического юмора невидимки у Родонита выходили все неоново-голубыми, салатовыми да фиолетовыми, да в горошки и цветочки, над чем в покое своей комнаты или лаборатории он только хмыкал и не обращал внимания. Сегодня он рухнул спать, не расплетши гривы, а проснувшись, так быстро унесся к Сапфиру, что совсем об этом позабыл. За время сна немыслимая прическа растрепалась, некоторые рыжие пряди освободились, добавляя неразберихи, но заколки еще крепились, придерживая челку и открывая сонное лицо адъютанта. Орлик постучал в дверь кабинета Сапфира и остановился, ожидая ответа. -----> Кабинет Сапфира

Лючия Виамаре: ++Из дворцовой кухни++ - Ну да, вас, пожалуй, обидишь! – усмехнулась девушка, стуча каблуками сапок по гладкому камню коридора. Карат не отставал. Вот мерзавец, якорь ему на шею, за корму на корм акулам, веслом под ребра, реем по башке! - Будьте уверены, нам с Вами в одну сторону, баронесса. И... Будьте великодушны, не лишайте меня лишней возможности хоть ненадолго продлить нашу занимательную беседу. Беседу? Так та беседа на допрос похожа куда больше. Только не на ту напал, голубчик… Мне на твои желтые глазки «тьфу», и растереть, не таких видала, и ничего, живу, верчу штурвал, так что убери лыбу с рожи, пока я не проверила на твоих зубах наличие заклинаний. Хороший монолог. Главное, мысленный. Но молчать капитан Виамаре не собиралась. - А мне великодушия вместе с перстнем и грамотой не выдали. Видно, оно полагается только дворянам не ниже маркиза или графа. И беседовать мне с вами некогда, а тему вы выбрали прескучнейшую для меня. Может, Вам, сударь, как человеку канцелярскому, и интересно пообсуждать внутренние дворцовые дела, но мне интереснее чинить прохудившуюся сеть, чем болтать с вами. От секретаря следовало как можно скорее избавиться. Во-первых, Лючия вовсе не желала делать достоянием гласности факт данной ею взятки, ее громадный размер и то, что капитан Виамаре не сочла нужным жаловаться блюстителям закона, а согласилась уладить дело «пожертвованием». А во-вторых, ее точно не погладят по голове, если она приведет «хвост» к принцу Сапфиру, даже если это будет личный секретарь его венценосного брата.

Карат: =>Из дворцовой кухни. - Ну да, вас, пожалуй, обидишь! – Карат сделал вид, что не расслышал её слов и продолжал всё с тем же упрямым упорством следовать вслед за капитаном. Ну-ну, волчица.– Странно, но Тунсенгу нравилось называть Лючию именно так… Хотя, если подумать, это было совершенно безосновательно. Мало ли, как там её в детстве обозвали, разве это повод в некотором роде приравнивать морячку к себе?.. Вот только зверю это попробуй, объясни! Доводы рассудка ему были не то, что непонятны, но даже чужды. Он только продолжал громко урчать в своё удовольствие да, принюхиваясь, запоминать запах новоявленной баронессы Аквамарин. - Правильно, не тебе меня обижать. Мала ещё. Только клыки свои и пообломаешь. - А мне великодушия вместе с перстнем и грамотой не выдали. Видно, оно полагается только дворянам не ниже маркиза или графа. Сын Фенрира снисходительно усмехнулся. А тявкать то уже вон как приноровилась! В карих глазах даже проскользнуло нечто, похожее на отеческую гордость – будто он сам её этому научил. - И беседовать мне с вами некогда, а тему вы выбрали прескучнейшую для меня. Может, Вам, сударь, как человеку канцелярскому, и интересно пообсуждать внутренние дворцовые дела, но мне интереснее чинить прохудившуюся сеть, чем болтать с вами. И что ж ты тогда мордашку свою рыжую в стены дворца сунула, коли ни в чём, кроме моря, интереса не имеешь? Вот и ещё один вопрос появился, на который предстояло найти ответ. Скучать лорду Вольфраму в ближайшее время точно не придётся. В конце концов, он не понаслышке знает, что значит сменить раскачивающуюся средь белых волн палубу на всегда такую устойчивую землю. И причина должна быть довольно веской… Если, конечно, Лючия Виамаре не просто притворяется истинной морячкой, а таковой на самом деле и является. Но вслух от произнёс совсем другое. - Не слишком ли Вы ко мне предубедительны, баронесса? – Сравнявшись с девушкой, миролюбиво проговорил Карат. – Простите, коли мои вопросы заставили Вас заскучать. Может, дадите мне второй шанс? Я готов уступить даме инициативу ведения разговора... Поверьте, дворцовые дела не единственная мне интересная вещь. – Глаза его при последней фразе как-то недобро блеснули.

Лючия Виамаре: - Бросьте, Вольфрам, - решительно рубанула рукой капитан, - Была бы я предубеждена против Вас, так и разговаривать бы не стала. Я – не светская львица, чтобы лишнюю секунду тратить на людей, которые мне противны. Но что с ним теперь делать? Хотя… парень он интересный. Непростой, похож скорее на пирата или бандита, чем на дворянина. Хотя сколько она дворян видела? Мало. Зато пиратов – много. Улыбочка и взгляд у этого секретаря самые, что ни на есть пиратские. - Ладно, будет вам второй шанс, - Лючия даже остановилась и развернулась лицом к брюнету, - А Вы сами-то откуда взялись? Не похожи вы на человека, привыкшего к канцелярской работе.

Карат: - Бросьте, Вольфрам, - Карат удивленно вскинул брови. Неужели рыжая пиратка таки сменила гнев на милость? - Была бы я предубеждена против Вас, так и разговаривать бы не стала. Я – не светская львица, чтобы лишнюю секунду тратить на людей, которые мне противны. - Это что, комплимент? – Хохотнул Тунсенг. – Значит для меня ещё не всё потеряно? – Он хитро прищурился, со вкусом щёлкая языком. Лючия тем временем резко остановилась и развернулась к лорду лицом, любезно предоставляя ему возможность заглянуть в янтарно-карие глаза… И почему этот взгляд кажется ему смутно знакомым?.. - А Вы сами-то откуда взялись? Не похожи вы на человека, привыкшего к канцелярской работе. - Не похож? – Кривая усмешка исказила его губы. Вопрос его происхождения был последним из списка тех, что он был готов обсуждать с кем бы то ни было, а тем более с юными барышнями… Но разве Лючию можно было к таким причислить? – Вы правы. Я тоже в некотором роде предпочитаю ясеневые аски каменным булыжникам под ногами. – Он сделал паузу, раздумывая стоит ли говорить больше?.. И всё-таки. – Я с севера Арреата.

Лючия Виамаре: - Просто констатация факта. Комплименты говорить я не умею, льстить - тоже не приучена. К тому же мне от тебя ничего не нужно, чтобы я стала вдруг врать. Значит, север Арреата... Известные края. Потомственные моряки, рождались на корабле и на корабле же умирали... - И как, приходилось топтать ясень на воде? - поинтересовалась капитан, - Или только издали видел? Ну, если он в море и не ходил, то уж точно не сидел всю жизнь за документами. Осанка не та. С пером навернякаобращаться умеет. Только не с тем, которым по бумаге водят.

Карат: - Хочешь проверить? – Качнул головой Карат, от чего тёмные волосы густой тенью легли на глаза. Он, конечно, давно не ходил под парусами, но разве это что-то меняет? Любовь к морю у него в крови, от неё не убежишь, даже если очень захочется. Так же как мастерство не пропьёшь… Вот только до этого вопроса баронессы, он не чувствовал такой необузданной тоски по морскому бризу. Сомнения Лючии его покоробили. Лорд отвернулся от девушки и сделал несколько резких шагов вперёд. - И откуда ж ты такая взялась, знаток Арреата? – В раз переходя на ты, через плечо бросил Тунсенг. - Туда редко заходят чужие корабли. Потому как к обледенелому острову не каждый моряк подойти сумеет.

Лючия Виамаре: - Зато ареатцев хватает и на юге. Знала я кое- кого с севера, у меня в команде трое арреатцев служат в палубной команде. Будет свободное время, может, и я до вас дойду. А проверять... можно. Только сейчас мне некогда. Лючия быстро нагнала Карата, пошла рядом. Он, конечно,волчара еще тот... Но кто из нас беззубый? А по сравнению со многими карфагийцами - так и вовсе, образчик благородства. Как говорил незабвенный Учитель, всегда есть, куда хуже. - А проверить можно, - капитан Виамаре откинула с лица челку, - Если сухопутным дворянам угодно устраивать скачки, почему бы нам не устроить гонку под парусом? Когда-нибудь. Может быть... Слева заблестели натертыми ручками двери кабинета Сафпира. - Мне пора. Прощаться или нет? Кривить душой не хотелось, а для себя самой Лючия еще не решила, рада ли такому странному знакомству.

Карат: - Зато ареатцев хватает и на юге. Знала я кое- кого с севера, у меня в команде трое арреатцев служат в палубной команде. - Вот оно что... - Задумчиво протянул Карат, оборачиваясь к собеседнице. Ну коли под твоим командованием арреаты ходят, капитан из тебя должен быть хоть куда. - Если сухопутным дворянам угодно устраивать скачки, почему бы нам не устроить гонку под парусом? Когда-нибудь. - Почту зачесть, баронесса. - Учтиво склонил голову Тунсенг и, проследив за взглядом Лючии, кортко кивнул: - Всего хорошего. К Сапфиру без особой надобности да ещё в компании рыжей пиратки заходить не хотелось... Лорд вообще с братьями короля общался куда меньше, чем с ним самим. И менять эту превычку он не считал необходимым. Теперь можно было заняться поручением Алмаза. Тем более он и так уже узнал о ней достаточно... да и сказал много больше, чем собирался. =>В канцелярию.

Лючия Виамаре: - И вам... - Лючия, не таясь, смотрела в спину уходящему секретарю, пока он не скрылся в дверях канцелярии. Пошел дальше носом землю рыть, взяточников ловить... Ну что ж, каждому свое. Жалко было не чинушу, а заплаченных денег, вернее, драгоценостей, которые.что греха таить, и самой Лючии приглянулись. Одно ожерелье, золотое, с подвесками из редкого, красного с блестками янтаря, ей особенно понравилось. К нему еще были серьги, браслет и кольцо. Но одно ожерелье старый ювелир оценил во столько, что Лючия решилась расстаться с ним. Ожерелье покрыло больше двух третей суммы ее взятки. Ладно, к демонам. Даром досталось, пробыло недолго, волной и дорога. Капитан решительно тряхнула головой, отчего прическа стала больше напоминать о ветре и своенравных пальцах, чем о гребне и лентах, поправила перевязь и манжеты и пару раз стукнула кулаком в дверь, выждала некоторое время, и вошла. ++ В кабинет ринца Сафпира++

Калаверайт: Калаверайт лукаво улыбнулась и поблагодарила Нефрита за подареные туфельки - красивые, и главное, безумно дорогие. - Лорд, вы не откажете мне выбрать маршрут прогулки? Говорят, здесь появился чудесный предсказатель, и я умираю от любопытства, что он может мне сказать... вы же не хотите, чтобы я умерла от любопытства? Девушка подхватила Лорда под ручку и щебеча о чём-то без умолку, буквально потащила его к выходу из замка. К предсказателю

Нефрит: Леди явно по достоинству оценила подарок – после вопроса Нефрита она замерла на миг, задумалась, что-то припомнила, а потом защебетала с удвоенной силой. Нефрит улыбался внешне и внутренне. Внешне – обаятельно, внутренне – весело, ибо он был с дамой, а, значит, ее надо обаять, а самому повеселиться. - Конечно, предоставлю, леди, все, что прикажет ваше сердце. Нефрит позволил девушке увлечь себя. «Предсказатель? Ха, да день будет еще интересней, чем я ожидал» - Нефрит развеселился еще больше в ожидании предсказаний, которые сделает ему, Богу Судьбы, местный кудесник. По дороге Нефрит позволил Калаверайт щебетать сколь ей угодно, поддерживая разговор лишь негромким заразительным смехом. ---> К предсказателю.

Лючия Виамаре: ++ Из кабинета Сапфира++ Лючия замерла на месте и огляделась. Вольфрама не было, только в дальнем конце коридора затихали чьи-то шаги. Ф-фу-у-у-у... Нет, ну его к демонам морским, это дворянство, этот дворец и придворные интриги! Если из-за одной взятки, пусть и не очень маленькой, поднялся такой шум... С другой стороны - дело того стоило. Она получила залог спокойной старости (если доживет) и возможность побывать в Серебряном королевстве (уже легально). - В любом случае, здесь мне делать больше нечего. Девушка прикрыла глаза, услышала кричи чаек, шум волн и скрип такелажа... затем сделала шаг. На поалубу "Нарвала". ++ Нарвал++ Порт сотлицы Алмазного

Валери: --------------> Из Кабинета Вольфрама Валери вышла из кабинета Лорда Вольфрама, несколько удивленная его согласием на ее участие в поездке. «Сменил гнев на милость? Задумал что-то? Нет, не угадать… Впрочем, я ведь шла с твердым намерением добиться разрешения, не так ли?» Она улыбнулась радостно, но чуть изумленно: - Ну что вы, чемоданы давно уже собраны, весь транспорт подготовлен… Благодарю за оказанную любезность, лорд. Леди Гематит присела в неглубоком книксене. - Вы обещали проводить… Тут ей на глаза попалась тень. Обычная, ее собственная. Длиннющая такая тень. Она осеклась и затараторила: - Впрочем, вы и так превзошли себя, так что не стоит труда. Ваша компания столь приятна, что я успела позабыть, о моем милом… Так как фразу она заканчивала, разворачиваясь в сторону выхода из дворца, ближайшего к конюшням, то не договорила, переключившись на мрачные размышления себе под нос. - Если его опять закрыли, то хлопот не оберешься… Вынесет, как пить дать, вынесет стенку… Она умчалась, совмещая в себе ликование по поводу предстоящей поездки, радость от вечера с обожаемым лордом и беспокойство о неуправляемой зверюге. -------> К конюшням

Иллит: Из комнаты Иллит Иллит неслась по замысловато-длинно-извилистому коридору одержимая мыслью вырваться из "золотой клетки", в которую она была насильно посажена с детства. Места, в котором она терпеливо находилась только благодаря надежде в то, что настанет день и она сможет покорить своей красотой, умом и утончённостью...заточителя... Но всё оказалось...зря...вся жизнь оказалась зря.

Карат: Из своего кабинета Он успел сделать пару шагов прочь от своего кабинета, когда позади раздалось: - Ну что вы, чемоданы давно уже собраны, весь транспорт подготовлен… Благодарю за оказанную любезность, лорд. Карат остановился, плавно обернулся и снисходительно приподнял брови, изучая склонившуюся в неглубоком поклоне девушку. "Леди Гематит изволит иронизировать? Это что-то новенькое". - Вы обещали проводить… Арреат только тихо хмыкнул и намерился продолжить свой путь. Впрочем, юной особе его ответа и не требовалась. О чём-то вспомнив, леди Валери резко встрепенулась и поспешно упорхнула вглубь коридора, вскоре скрывшись за поворотом. Кого она могла называть «милым» для секретаря Его Величества тайной естесственно не было, так что, вспомнив о членовредительном чудовище, которого и за глаза то язык не поворачивался назвать конем, Тунсенг слегка поморщился и неспешно двинулся следом. Не в конюшню, конечно. Он собирался покинуть дворец через главные врата. А что касается любимца леди Гематит, то, порой, Карату приходилось весьма крепко бороться с непреодолимым желанием его загрызть… Что б не повадно было нападать на его собратьев. Да и вообще, мир бы ему ещё и благодарным остаться должен был бы, лиши он его такой непростительной ошибки природы. Или, точнее, жертвы радиации?.. От размышлений на тему непонятных волку экспериментов над животными, которым всячески потакал Алмаз, лорда Вольфрама отвлекла неизвестно откуда взявшаяся дочь изменника, когда-то бывшим лордом Фианитом. Иллит бежала, едва различая дороги, её глаза были полны слёз и отчаяния, а на лице застыла гримаса невыразимой боли. Невозмутимого арреата такое состояние невольной узницы королевского замка слегка заинтересовало. Только и всего. Потому-то он и не сделал ни единой попытки увернуться от непременного столкновения… - Леди, леди! – Покровительственным тоном начал он. – Куда вы спешите в столь поздний час? – Всё ещё держа в одной руке шкатулку с драгоценностями, Карат ловко поймал девушку за запястье и почтительно поднёс её тонкую кисть к своим губам, тем самым скрывая тронувшую их лёгкую саркастическую усмешку. – Не поиск ли приятной компании на ночь занимает ваш девичий ум?.. За гладкими фразами, которые без промедления вылетали из его уст кое-что скрывалось. Частично он пытался дать учуявшему неладное зверю получше разобраться в происходящем, частично – отвлечь внимание Иллит на себя… Потому что неосознанно выплескиваемую ею через край магию мог не заметить разве что слепой. "Алмаз, будешь должен". - Наконец, решил Тунсенг, беря девушку под руку и мягко поворачивая её в обратную сторону.

Иллит: - Леди, леди! Куда вы спешите в столь поздний час? Иллит терпеть не могла плохо освещённые коридоры. Ещё больше она не любила возникающих на пути людей, которые не входили в её планы. Покровительственный тон "возникшего" не сулил ничего хорошего и даже демонстративно непринуждённый поцелуй руки нисколько не разрядил обстановки. – Не поиск ли приятной компании на ночь занимает ваш девичий ум?.. "Хам!" - мысленно выругалась и без того взвинченная до нельзя Иллит. Но умение владеть собой, искусно меняя маски с той же легкостью и непредсказуимостью, как менялся её цвет глаз, неизменно пришло на выручку. Иллит лениво улыбнулась и оценивающе посмотрела на вполне типичного, несомненно хорошо вымуштрованного «оловянного солдатика»: -А у вас есть конкретные предложения?

Карат: «А малышка то с норовом!» - Удовлетворенно подумал Карат, мимоходом изучая свою случайную спутницу. То, на сколько быстро Иллит сумела взять себя в руки, уже говорило ему о многом. Такого никак нельзя было ожидать от простой «бедной девочки», как обычно называл её Алмаз. Сам Тунсенг дочь лорда Фианита знал лишь постольку поскольку. Возиться с детьми арреат не любил никогда, а Алмаз от него подобного особо и не требовал. Так что об Иллит он знал лишь по обрывкам разговоров короля да принцев. Ну и видел пару раз мельком… Он просто не считал эту девочку сколько-нибудь для себя интересной. И, как сейчас выясняется, зря… - Предложения? – Карат чуть наклонил голову и прищурил свои светло-карие глаза. – Может быть, леди желает вернуться в свою комнату?.. – Такой вариант событий устроил бы волка, к слову, больше всего. - Или Вы хотите сменить обстановку? Тогда могу предложить игровую или музыкальный салон. Выбор за Вами, леди Иллит. – Его вкрадчивый, многообещающий тон мог означать как поистине неземные блаженства, так и невыразимо-адские муки. Лорд Вольфрам всегда предпочитал оставлять настоящий выбор за собой.

Иллит: - Предложения? Может быть, леди желает вернуться в свою комнату?Или Вы хотите сменить обстановку? Тогда могу предложить игровую или музыкальный салон. Выбор за Вами, леди Иллит. Парень был хорош собой. Особенно вот так: наклонив голову и прищурив глаза. И, безусловно, хитёр. Хотя кто из жителей этого замка не был хитёр? Здесь по-другому не выжить. Иллит знала не понаслышке. А мастерски отшлифованное обаяние светло-карих глаз и опасно завлекающий в свою паутину голос - не что иное, как отличная игра не без личной выгоды. "Куклы...фальшивые красивые куклы!" - с горечью подумала она. - "Ну что ж...поиграем?" - не добро блеснув глазами, мысленно бросила вызов Иллит. - Если бы леди хотела остаться в своей комнате, она вряд ли бы шла по коридору в противоположную от покоев сторону.- многозначительно глядя прямо в глаза собеседнику начала Иллит, - Видите ли... у леди были свои, выходящие за пределы комнаты, планы на вечер. И если бы не один молодой человек... - она умышлено сделала паузу и испытывающе посмотрела на стоящего перед ней мужчину. - Впрочем, этот молодой человек, судя по всему, очень спешит и задерживает леди подобными вопросами исключительно из вежливого интереса, а не для того, чтоб нарушить её планы, не так ли? - на по-детски пухленьких губах Иллит появилась коварная улыбка, сопровождаемая каменной холодностью тёмно-серых глаз.

Карат: - Ах, леди, вы ко мне прямо-таки чудовищно несправедливы! – притворно вздохнул Карат, сверкнув клыкастой ухмылкой. – Неужто моя скромная компания настолько не соответствует вашим завышенным требованиям, что вы так настойчиво пытаетесь от неё избавиться? Арреат осуждающе покачал головой, но руки Иллит так и не отпустил. - Леди, а ваш батюшка никогда вам не говорил, что юным особам вроде вас опасно гулять в такое время одной, даже во дворце может быть небезопасно. – Чуть прищуренные глаза опасно блеснули. – И потом, сколько мне известно, ваше положение здесь слегка ограничено, не так ли? Так что, если вы будете столь любезны объяснить мне, куда так торопитесь, возможно, я любезно соглашусь вас проводить и тем самым только обеспечу вашу безопасность. Ведь, думаю, Его Величеству совсем не безразлично то, где его гостья может бродить в гордом одиночестве в столь неурочный для того час. Волк, словно маленький щенок, самозабвенно игрался со своей случайной добычей, только радуясь лишний раз тому, что девочка оказалась совсем не так проста, как могло бы показаться на первый взгляд. Малышка в будущем обещала стать весьма опасной особой… Да что говорить о будущем, она и сейчас была ой как хороша! Горящие непроницаемым льдом глаза, растянутые в соблазнительной улыбке губы, струящиеся по плечам золотистые волосы… Ещё не распустившийся, но уже поражающий воображение своей внутренней привлекательностью цветок. Зверь вожделенно облизнулся.

Иллит: - Ах, леди, вы ко мне прямо-таки чудовищно несправедливы! Неужто моя скромная компания настолько не соответствует вашим завышенным требованиям, что вы так настойчиво пытаетесь от неё избавиться? "По-моему, кому-то пора к лекарю-дантисту" - совсем не в тему подумалось Иллит при виде акцентировано сверкнувшим в полумраке коридора клыков собеседника. - Мои требования не завышены, они отвечают правилам приличия. И, простите, в эти правила не входят беседы с незнакомцами в плохо освещённых помещениях среди ночи.- автоматически парировала она, всё ещё украдкой рассматривая странный прикус молодого человека. В этом месте стоило бы круто развернуться и уйти. Но Иллит хорошо понимала насколько подобное побуждение безнадёжно. Её не отпустят. И любое с её стороны проявление своеволия будет расценено как сопротивление. А на грубость нарываться вовсе не хотелось. "...Знай своё место в клетке, кукла!" - с непередаваемой злостью подумала она, будучи слишком умной, чтоб не осознавать своё нынешнее положение. Теперь жаловаться было некому. Единственный человек, ради которого она терпела своё пожизненное заключение был Алмаз. Но теперь... - Леди, а ваш батюшка никогда вам не говорил, что юным особам вроде вас опасно гулять в такое время одной, даже во дворце может быть небезопасно. "Не говорил. Не успел." - мысленно ответила Иллит, не желая откровенничать с первым встречным, косвенно повинным в смерти её отца, солдатиком. – И потом, сколько мне известно, ваше положение здесь слегка ограничено, не так ли? Так что, если вы будете столь любезны объяснить мне, куда так торопитесь, возможно, я любезно соглашусь вас проводить и тем самым только обеспечу вашу безопасность. Ведь, думаю, Его Величеству совсем не безразлично то, где его гостья может бродить в гордом одиночестве в столь неурочный для того час. Иллит молча выслушала это красноречивый монолог и устало посмотрела на стоящего напротив мужчину. Не глуп. Можно сказать, красив...только к дантисту всё-таки стоит...Но, в общем, весьма мил, даже в намерении выслужиться перед Его Величеством. "Топим других ради ещё одной "медальки?...Благородно, нечего сказать" Заметив, что пауза затянулась, Иллит не без труда высвободила руку: -Моё положение, как вы метко заметили, ограничено. - наконец вкрадчиво начала она, - Но свободно перемещаться в пределах замка мне пока никто не запрещал. Или я чего-то не знаю? - она иронично изогнула тонкую бровь и искоса глянула на мужчину. -Собственно, объясняться и отчитываться я обязана только перед Королём, которому, уверяю вас, хватает забот и без меня. К одиночеству за время заключения я привыкла, потому, как видите поводов для беспокойства нет. Иллит нарочно холодно и подчёркнуто выговаривала каждое слово. - Впрочем, я ценю вашу искреннюю заботу о моей безопасности и совсем не против если вы проводите меня...в библиотеку.

Лазурит: =>Из большого зала Лазурит пулей - восторженно-счастливой пулей - вылетел в коридор, увлекая за собой Бертьерайт. - Прирачный поэт - это Пиндар, - звенел он, оглядываясь за плечо на спутницу, - Неужто вы умудрились встретиться с нашим дворцовым призраком и не наслушаться его стихов? Быть этого не мо... В коридоре были люди. И такие, что не натянуть морока Мельке удалось только чудовищным усилием воли. - ...Впрочем, я ценю вашу искреннюю заботу о моей безопасности и совсем не против если вы проводите меня...в библиотеку. - цедила красавица яд на самого строгого чиновника за всю известную историю Даймонда. Никогда еще у бюрократии не было таких острых зубов... А у красоты и юности - такого гадкого нрава. Леди Иллит и господин Карат на горизонте заставили Лазурита замолчать так быстро, будто бы ему перекрыли воздух. Скорость шпион тоже сбавил. Будь его воля, он бы сейчас проскользнул мимо, но вот провести незаметно еще одного человека... Может, с кем бы и прошло. А вот с лордом Вольфрамом - вряд ли... С профессиональной точки зрения этот человек Лазурита нервировал. С одной стороны, секретарь его величества был адептом конструктивного логического подхода и отличался умением концентрировать свое внимание на чем угодно - а таких людей, надо сказать, намного легче обвести вокруг пальца. Когда внимание у человека упорядочено и подчинено воле, то стоит один раз задать ему иную цель - и дальше у этого несчастного хоть кол на голове теши, его концентрация на заданном объекте будет, как всегда, безупречна. Но господин секретарь одновременно обладал гибкой, совершенно нехарактерной для таких людей интуицией (которая вообще почти никакому контролю со стороны не поддается), чутьем, если позволите - и гадать, чем он будет руководствоваться на этот раз, Мелька побаивался. Пропалит же, как пить дать... - Ой, - беззвучно произнес он - а потом сообразил, что эта встреча как раз ему больше на руку. Почему бы оплоту порядка и верности монарху в королевстве не знать, куда это делись три особы королевской крови?.. - Добрый вечер, - прозвенел Мелька, моментально просияв и вскинув вверх руку, - Лорд Вольфрам, леди Иллит!..

Каоринайт: Из комнаты Иллит. Каори метеором пронеслась по коридорам, разъяренно поглядывая на окружающих и старательно не замечая удивленных взглядов - с чего бы это она в нижнем платье, вся в саже и волосы пеплом припорошены? Да уж не покаянием занимаюсь, поверьте, - процедила сквозь зубы девушка. Вон и честной народ показался. Ага... - Лорд Вольфрам, - резкий, скорее даже пренебрежительный реверанс - не до этикетов сейчас, - лорд Лазурит, - кивок. - Прошу меня простить, - встрепанная почти головешка из подземелий с ведьминским гнездом на рыжей голове обернулась к стоящей рядом нахохолившейся девушке. Взгляд в упор. - Вы. Девушка, вы что себе позволяете? Кто вы?

Карат: - Мои требования не завышены, они отвечают правилам приличия. И, простите, в эти правила не входят беседы с незнакомцами в плохо освещённых помещениях среди ночи. - Ах, прошу покорно простить мне мою невежественность, леди. – Тут же отозвался арреат, склонившись перед девушкой в виноватом поклоне. – Позвольте представиться. Личный секретарь Его Величества, лорд Карат Тунсенг Фенрир Вольфрам. И, кстати, не такой уж я незнакомец, я имел удовольствие пару раз видеться с вами на официальных приёмах Его Величества. – Карат поднял голову и небрежным движением руки убрал за ухо упавшую на глаза смоляную прядь. – Но вашу прехорошенькую головку тогда, похоже, занимали совсем другие мысли… - Он имел в виду тот взгляд, каким Иллит время от времени одаривала Алмаза и который просто не мог укрыться от звериного чутья белого волка. Впрочем, король всегда был достаточно слеп к открытому обожанию юных особ, чтобы намеренно игнорировать или просто не замечать влюбленных взглядов и тяжелых вздохов несчастных красавиц. Чем Карат, бывало, успешно пользовался… Для разнообразия. В ответ на его слова Иллит решительно выдернула из его ладони свою тонкую кисть и гордо вздернула подбородок. Нагловатая ухмылка Тунсенга стала только шире. Ну что ещё может позабавить свободолюбивого северного волка, как ни строптивая девочка с остреньким язычком и стервозным характером. Образ её мыслей арреата пока что привлекал куда больше, чем её тело… Хотя последнее тоже, надо сказать, привлекало немалое внимание. Но несмышленый ребенок в любом случае остается ребенком. Даже столь обворожительно прекрасный. - Впрочем, я ценю вашу искреннюю заботу о моей безопасности и совсем не против если вы проводите меня...в библиотеку. Карат едва удержался, чтобы не хохотнуть в голос. Иллит весьма умело руководила своими, несомненно, взрывными эмоциями и пленительным голосом. Фенрир открыл было рот, чтобы выразить свою готовность следовать за девушкой хоть на край света, когда их весьма грубо прервали. - Добрый вечер, Лорд Вольфрам, леди Иллит!.. Лорд Вольфрам в ответ только скрипнул зубами. На горизонте замаячили двое. Невысокая девушка с роскошными, цвета девственно-чистого снега волосами, в которой он без труда узнал леди Бертьерайт, придворную даму королевского дворца. Ещё одну красивую, но пустую жемчужину Алмазного королевства. Зато её спутник, посмевший так невежливо нарушить их с Иллит уединение, заинтересовал его куда больше. Худенький светловолосый мальчик, немногим старше той же Иллит, был знаком Карату весьма поверхностно. Кажется, он находился под покровительством Рубеуса, но то ли по причине того, что мальчуган во дворце гостем был нечастым, то ли потому что сам арреат особенно им не интересовался, ничего больше, нежели имени юноши он и не знал… Кстати, этот факт был более чем странным. Секретарь Его Величества всегда предпочитал знать всё и обо всех, кто имел хоть какое-то отношение ко дворцу… - Добрый вечер, леди Бертьерайт… Лазурит. – Наконец, холодно произнёс Тунсенг, сверля мальчишку недовольным взглядом. Волшебная привлекательность вечерней встречи с дочерью лорда Фианита летела ко всем чертям. Для этого достаточно было твёрдо осознать, что вместо того, чтобы давно оказаться у себя дома, арреат незаметно оказался окруженным плотным кольцом детей. Весьма сомнительная радость для сурового северянина… - Похоже, вы недавно с дороги, Лазурит? – Просто для того, чтобы сказать хоть что-то, снисходительно поинтересовался Тунсенг. Для того, чтобы это заметить, даже не обязательно было иметь тонкий нюх, от которого не укрылся тяжелый запах дорожной пыли и пота. Достаточно было повнимательней приглядеться к слегка мятой одежде и тяжелым ботинкам, на подошвах которой до сих виднелись засохшая грязь. Но и тут довести намечавшийся разговор до конца ему не дали… Вернее, не дала одна весьма эксцентричная особа, которая в данный момент была явно не в самом лучшем расположении духа… Да и не удивительно. Чтобы Каоринайт появлялась на людях в столь неприглядном виде! И выглядит, и пахнет, как первосортный трубочист. И никак иначе. Быстро поприветствовав мужчин и одарив Бертьерайт дежурным кивком, разъяренная бестия резко рванулась к его юной спутнице. - Вы. Девушка, вы что себе позволяете? Кто вы? Карат удивленно приподнял брови. Случайная встреча становилась все более интригующей. - Леди Каоринайт, не соизволите ли вы объяснить,в чём собственно дело? И почему вы… - Арреат сделал паузу, окидывая стройную фигуру рыжеволосой девушки выразительным взглядом. - …в таком виде?

Иллит: Позвольте представиться. Личный секретарь Его Величества, лорд Карат Тунсенг Фенрир Вольфрам. И, кстати, не такой уж я незнакомец, я имел удовольствие пару раз видеться с вами на официальных приёмах Его Величества. -Приятно познакомится - снисходительно улыбнувшись, присела в реверансе девушка, - Леди Иллит, дочь лорда Фианита. Что же касается приёмов...последний раз на одном из таких - я была в возрасте 8 лет, сейчас, как видите, я несколько старше. - она грациозно подалась вперёд, -И память у меня классически женская... - двусмысленно прошептала она на ухо Карату и резко распрямившись уже прежним ледяным тоном добавила - Так что я вас не помню. Никакого фарса. Просто игра. Когда нечего терять, приходится играть в ва-банк. И Иллит играла. Позади послышались шаги. "Ну вот..." - раздосадовано подумала Иллит, легкомысленно понадеявшаяся остаться в этот вечер незамеченной. -Лорд Вольфрам, леди Иллит!.. Неохотный реверанс и отшлифованная годами вежливая улыбка дорогой куклы. "Ещё один незнакомый человек, который знает моё имя....Заключённые в этом замке популярны?" - саркастически подметила она, разглядывая худощавого, светловолосого парнишку в компании с юной леди. Впервые за весь вечер Иллит порадовалась, что не одна. Это означало, как минимум то, что ей придётся говорит в два раза меньше, чем если бы она была сейчас одна. А разговаривать без личной на то выгоды или крайней необходимости она не любила. По сему она идеально смирно встала рядом с личным секретарём Его Величества, предоставляя ему возможность самолично вести великосветские беседы. "Видите, я с ним, и не стоит меня ни о чём спрашивать. Спрашивайте, его, он расскажет." - без труда читалось в её невинно-золотистых глазках, в то время как в голове неустанно формировался новый план действий. - Вы. Девушка, вы что себе позволяете? Кто вы? Иллит нехотя оторвалась от мыслительного процесса и проследила за удивлённым, устремлённым в глубь коридора, взглядом Карата. К ним решительным шагом приближалось нечто пахнущее дымом. - Ой..., - забывшись от испуга, совсем беззащитно ойкнула Иллит и инстинктивно сжала руку Карата.

Бертьерайт: Из большого зала Бертьерайт вслед за Лазуритом выбежала в коридор. - Призрачный поэт - это Пиндар. Неужто вы умудрились встретиться с нашим дворцовым призраком и не наслушаться его стихов? Быть этого не мо... - речь парня оборвалась, когда в коридоре послышались чьи-то голоса. Бертье слегка вздрогнула от неожиданности, хотя в такой день, как сегодня, ожидать можно было что, где и когда угодно. У стены в коридоре стояли две фигуры, и Бертьерайт сначала не узнала, кто это. Только после того как её спутник поприветствовал их, Бертье сделала реверанс. - Добрый вечер. - По-детски улыбнулась она, хотя особой радости в подобной встрече далеко не было видно. А тут ещё к ним подошла Каоринайт в уж очень странном виде. - Да уж не покаянием занимаюсь, поверьте. Лорд Вольфрам, лорд Лазурит. Прошу меня простить. Бертье она, кажется, не заметила. Что ж, не беда, зато Бертьерайт впервые за всё это время услышала имя своего спутника: до этого он не удосужился представиться. Похоже, что здесь намечался интересный разговор. Для кого-то интересный, но не для Бертьерайт. Она чувствовала себя чужой и отстранённой, как, в общем, и всегда в больших компаниях с малознакомыми людьми. Девушка, сжимая в руках веер, просто стояла и осматривала присутствующих, а в мыслях думала, как бы поскорее отсюда уйти.

Лазурит: Лазурит ежился под холодным взглядом Вольфрама. - Добрый вечер, леди Бертьерайт… - секретарь Его Величества едва глянул на барышню и снова перевел серьезные карие глаза на Мельку, - Лазурит. Леди Иллит поприветствовала их коротким реверансом и сознательно выпала из разговора - Лазурит и сам так иногда делал, буквально прячась за принцем во время бесед с малознакомыми людьми. Только он при этом не поблескивал едко из-под пушистых ресниц чарующими янтарными глазами. А уж особенно так едко, как это делала Иллит. Куда уж ему... - Похоже, вы недавно с дороги, Лазурит? Судя по всему, лорду не давало покоя то, что вспомнить имя он вспомнил, а вот больше ничем Мелька ему, простите за каламбур, не примелькался. Еще бы - от таких взглядов шпион, сам того не осознавая, накидывал морок и задерживал дыхание. И сейчас, переминаясь с носка на пятку, засмеялся немножко нервно: - Да, точно, - он запустил ладонь в непривычно короткие волосы, - Буквально только что. И, лорд, если вас не... - Лорд Вольфрам, - Лазурит подпрыгнул на месте, испуганно кося через плечо на ворвавшуюся в относительную тишину коридора женщину, - лорд Лазурит, - женщина - леди Каоринайт, самая рыжая и самая ведьма на весь дворец, видимо, несколько отдышалась, и кивок у неё вышел куда менее агрессивно, чем реверанс, - Прошу меня простить... Каоринайт выдержала короткую паузу, глянув на пару раз взмахнувшую пушистыми ресницами Иллит. - Вы, - Лазурит от неожиданности снова вздрогнул, - Девушка, вы что себе позволяете? Кто вы? - Леди Каоринайт, - вмешался Тунсенг, - не соизволите ли вы объяснить,в чём собственно дело? - Ой, - в свою очередь всполошился Мелька, разглядев то, в каком виде выскочила к ним рыжая леди, - В замке что-то горит? - Ой... - поддержала его Иллит, неожиданно детским и девичьим движением хватая Вольфрама за руку... Бедной Бертьерайт только и осталось, что молчать и ошарашенно хлопать ресницами - ей и слова вставить не дали.

Каоринайт: Ой.... Эта девица только и может, что ойкать! - Почему я в таком виде? - рявкнула Каори. Вообще-то, рявкать обчно было не в ее привычках, но после подпаленного ребра Реальгара и самостоятельной его потушки девушка была ОЧЕНЬ зла.. - А это я как раз и хочу выяснить. Итак, кто вы? - сквозь зубы повторила знахарка. Ей было не до Карата и всех прочих зрителей. Пусть наслаждаются, небось не каждый день им удается увидеть такое... Но вот эта блондиночка... клянусь, если она опять ойкнет, я выцарапаю эти ее преувеличенно-огромные глазки!!!! Да уж, поднятию настроения никак не способствует перспектива сгореть заживо... вместе с замком.

Карат: Появление Каоринайт, как правило, всегда и везде сопутствовалось каким-нибудь скандалом или возмутительными, с точки зрения элементарной этики, слухами. Но сегодня она прямо-таки превзошла сама себя. Что-то Карат никак не мог припомнить, когда этой рыжей ведьме удавалось произвести столь же феерическое впечатление на окружающих, как в этот злополучный вечер. Бертье благоразумно забилась в угол, Лазурит смело ойкнул, а вслед за ним, куда тише и неувереннее ойкнула и юная интриганка… Тунсенг молча обводил всю честную компанию испытывающим взглядом. - В замке что-то горит? – Арреат прислушался к своим враз обострившимся чувствам… Дымом пахло, но опасности, по всей видимости, уже не было. - Похоже, леди Каоринайт уже самолично справилась с этой маленькой проблемой. – Ухмыльнулся Карат, чуть склонив голову к Иллит. Ироничный взгляд скользнул по сжавшей его широкую ладонь ручке, точеные брови выразительно изогнулись, но вслух неожиданную перемену в её поведении он комментировать не стал. Вместо этого предпочёл сразу перейти к главному: – Позвольте я вас представлю? Леди Иллит, дочь лорда Фианита, гостья Его Величества. - Тунсенг выдержал необходимую в таких случаях паузу. - Леди Каоринайт, придворная дама, хранительница замковых ключей...



полная версия страницы