Форум » Королевский дворец. Общие помещения » Канцелярия » Ответить

Канцелярия

Алмаз:

Ответов - 22

Лючия Виамаре: Ее заставляли ждать. Прошло уже полчаса. Сначала Лючия чинно сидела и даже пыталась высчитать, сколько денег причитается команде за последнюю неделю. Потом – сколько надо закупить провианта. Сколько набежало процентов по тому остатку сокровищ, которые она положила в банк. Выходил довольно солидный куш, но это не радовало ее сейчас. Закрытые двери канцелярии, где решалось сейчас ее дело, вызывали в девушке огромное желание выбить их с ноги к такой-то матери и потребовать от чинуш ответа. Ну сколько им еще денег надо было, а? Ведь помимо суммы, которую полагалось выложить за баронский титул по закону, Лючия Виамаре отсыпала такую щедрую взятку, что канцеляристы должны были любить ее, как родную дочь. Даже как мать… - М-м-м-м-ать! – тихо ругнулась капитан и стукнула кулаком по колену. После чего встала, и пошла измерять периметр приемной в шагах по привычке. Ей всегда лучше думалось в движении. Тесак в отделанных серебром ножнах покачивался и брякал при каждом шаге. - Можете заходить… госпожа Баронесса. Лючия придавила масляно улыбающегося клерка взглядом и давила до тех пор, пока он не сложился в поклоне. - Благодарю вас. Гордо расправив плечи, капитан Лючия Виамаре вошла в кабинет. Ее там уже ждал маленький столик с вином и фруктами. Упитанный чиновник радушно пригласил ее пройти. С пальца подмигнул знакомый топазовый перстень в тяжелой оправе – из того «клада», который капитан «пожертвовала» родной канцелярии. - Прошу вас, леди баронесса, прошу вас. Выпьем за ваше блестящее будущее. Будущее леди Аквамарин.. - Сначала бумаги. - Ну, это пустая формальность теперь, но извольте расписаться здесь и здесь. Лючия размашисто поставила сложную витиеватую подпись на белой бумаге договора, затем на копиях и наконец, ей вручили дворянскую грамоту и тяжелыми печатями. - Ваш гербовый перстень, баронесса. Так вот зачем у нее брали обмер пальцев! Гербовая печатка – резной аквамарин в серебре. На прозрачном камне вырезана волна и звезда – герб баронства. Что ж, такой герб ей по нраву. Когда-нибудь я добавлю к нему штурвал… - Извольте получить документы на замок и земли… - Земли? – удивилась Лючия. Земли ей были нужны как рифы прямо по курсу, - Замок? - Совершенно верно, миледи. Замок и поместье… три деревни, лес, бухта… Ну, бухта, это совсем другое дело. Собственный порт – это не какие-то бесполезные земли. - Лес хоть корабельный? – поинтересовалась новоявленная баронесса, просматривая документы. - Самые лучшие сосны, баронесса, не извольте сомневаться. Я лишь потому так долго тянул с ответом на ваш… вопрос, что подыскивал вариант получше, - чиновник заискивающе глянул миледи в глаза. Иметь человека при дворе, который при случае замолвит за тебя словечко никогда нелишне. - Я не забуду, - Лючия улыбнулась, но глаза остались внимательными и серьезными, - На этом все формальности? - Все, ваша милость. - Тогда так и быть, выпьем! – чиновник споро разлил вино по тяжелым хрустальным бокалам. Чокнулись, выпили до дна и распрощались. ++В коридор++

Карат: Из центрального коридора. Неслышно распахнулась тяжёлая дубовая дверь, впуская в приёмную канцелярии пока единственного и бессменного секретаря Его Величества Алмаза, лорда Вольфрама. Строгий, бесстрастный взгляд светло-карих глаз скользнул по скудному интерьеру неприветливо обустроенной комнаты и остановился на попытавшемся спрятаться за своим столом клерке. - Го-го-господин Фе-фе-фенрир. – Тщётно пытаясь побороть страх, залебезничал перед ним канцелярский писарь. – М-м-мы сего-го-годня в-вас н-н-не ждали… П-п-позвольте доложить о Вашем визите? - Нет, не позволю. – Безапелляционно заявил Карат, в два шага оказавшись у двери в главный кабинет канцелярии, и решительно распахнул её. Он едва сдерживался, чтобы не поморщиться от омерзения – запах пота, страха и жадности молотом ударил в нос и только тонкий аромат морской соли ещё позволял Тунсенгу держать себя в руках. Воспоминание о рыжей пиратке даже заставили его губы изогнуться в некоем подобии слабой улыбки… Правда дружелюбия она его лицу вряд ли добавила.

Чиновник: Он не удержался бы в своем кресле и минуты, если бы не умел быстро принимать решения. Один короткий взгляд на рабочий стол, два коротких движения рукой, и первый знак очень делового и важного письма выведен на бумаге. Дверь распахнулась с громким стуком, таким редким для канцелярии – здесь соблюдали тишину. Чиновник поднял глаза от «важного» документа и неторопливо, как честный и никуда не спешащий человек, отложил в сторону перо. - Лорд Вольфрам… Какому срочному делу я обязан чести вас видеть? Думай, думай… Какого черта сюда принесло секретаря его Величества? Кто-то из низших проворовался? Или… Не смотреть, не смотреть на руку! - Прошу, садитесь… - он указал на кресло для посетителей.

Карат: Удостоив служащего лишь мимолётным поверхностным взглядом, в котором без труда читалась крайняя степень презрения, Карат вошёл в кабинет, быстро огляделся и машинально подошёл к окну, выглядывая наружу. Открывавшийся его взору пейзаж был столько же сер и неприветлив, сколь и сама канцелярия вместе с её упивающимися своей призрачной властью работниками. Сцепив за спиной руки с зажатой в них папкой, арреат прошёлся взад-вперёд по заставленному тяжёлыми шкафами кабинету и, наконец, остановился у предложенного ему кресла. Зоркий взгляд цербера скользнул по заваленному кучей бесполезных документов письменному столу, задержался на клочке бумаги с аккуратно нацарапанным чёрными, ещё не успевшими толком просохнуть чернилами первым символом и вернулся к остававшемуся внешне спокойным лицу чиновника. - Видимо, я отвлёк Вас от дел государственной важности? – Намеренно холодно-учтивым тоном произнёс Тунсенг, мягко опускаясь на единственное в этом кабинете кресло. – Что ж, прошу меня извинить. Спешу Вас уверить, я не отниму у Вас много времени. – Положив папку поверх прочего хлама на поверхность стола, Карат сложил руки на груди и прежде, чем продолжить, одарил сидящего напротив мужчину долгим, испытывающим взглядом. - До короля дошли слухи о некоем превышении полномочий работников нашей доблестной канцелярии. – Положив ногу на ногу, наконец, лениво проговорил Фенрир. - Я поспешил уверить Его Величество, что это, по всей видимости, какое-то глупое недоразумение, и вместе с Вашей помощью я хотел бы сделать все возможное, чтобы как можно скорее его разрешить.

Чиновник: - До короля дошли слухи о некоем превышении полномочий работников нашей доблестной канцелярии. Я поспешил уверить Его Величество, что это, по всей видимости, какое-то глупое недоразумение, и вместе с Вашей помощью я хотел бы сделать все возможное, чтобы как можно скорее его разрешить. Чиновник слушал лорда Вольфрама, вежливо, но без излишней подобострастности кивая головой. - В канцелярии служат живые люди, мой лорд, - со смирением философа заметил чиновник, - Содержат ли слухи какие-то конкретные имена? Кого из подданных и чем обидели служащие канцелярии? Поверьте, я наиболее заинтересован в том, чтобы репутация канцелярии, а значит, и рептация короля, не пострадала, а дела наши приносили пользу подданным королевства. В том числе и нам, служителеям пера и закона. Должны же мы получать удовлетворение от сделанной работы? А жалование... сколько того жалования?

Карат: - Вы же понимаете, я не могу разбрасываться именами направо и налево, когда всё это лишь недоразумение. – Чуть подумав, вкрадчиво ответил Карат. – Однако я буду с Вами предельно откровенен… Мне бы совсем не хотелось набирать в штат канцелярии новых, наверняка непроверенных людей. Это было бы чудовищной ошибкой с моей стороны, ОСОБЕННО если все те обвинения действительно только глупые слухи. Так что, надеюсь, мы найдём с Вами общий язык? Тунсенг смотрел прямо перед собой, его взгляд едва ли выражал что-то большее, нежели твёрдое чувство явного превосходства. Он был предельно спокоен и полностью уверен в своём успехе. И не таких видели, и не таких раскалывали… Арреат, положив обе руки на мягкие подлокотники, непринужденно откинулся на высокую спинку кресла и задумался. Вернее, сделал вид. На самом деле, всё было куда хуже… Для чиновника. Сначала он чувствовал лишь тепло. Её тепло. Затем видение стало приобретать более материальную форму… … - Тогда так и быть, выпьем! - Все, ваша милость. - Я не забуду. ... - Земли? … - Ваш гербовый перстень, баронесса. ... - Сначала бумаги. - Прошу вас, леди баронесса, прошу вас. Выпьем за ваше блестящее будущее. Будущее леди Аквамарин.. ... Прошло всего-то каких-то полминуты. Чиновник в это время, похоже, напряженно размышлял. А Карат успел промотать в подсознании и назубок запомнить каждое услышанное слово, каждую увиденную деталь… - Однако, занимательный у Вас перстень. – Словно невзначай произнёс он. – Это чей-то подарок в знак благодарности?.. Или, может, Ваше собственное приобретение?..

Чиновник: Перстень! Проклятй топаз! Может, надо было его снять?.. Нет, осталась бы полоса, и она привлекала бы внимания куда больше, чем просто кольцо. Что сказать, что сказать? Наследство - глупость, проверят... Купил - спросят, на каие деньги. А скажу-ка я правду... - Подарок, лорд Вольфрам. От женщины, - он посмотрел на секретаря самым честным, хотя и чуть смущенным взглядом. Правда, долго невыдержал и глаза отвел. Желтые огни в глазницах Карата заставляли чувствовать страх. Так что именно ваше лордство хотело бы узнать? Я в свое управление принимаю людей проверенных, профессиональных.

Карат: - Ну что ж… - Карат, резко выпрямившись в кресле, нетерпеливо пробарабанил пальцами по подлокотникам и задумчиво сузил карие глаза. – Я хочу ознакомиться с бумагами по дарению госпоже Лючии Виамаре баронского титула, а так же со всеми сопутствующими им документами. - Он раздраженно дёрнул плечом и небрежным движением убрал за ухо выпавшую прядь иссиня-черных волос. – И будьте любезны, разрешите поближе рассмотреть Ваш перстень? Тунсен хищно улыбнулся уголками стинутых губ и выжидающе посмотрел на сидящего напротив чиновника. Повисла напряженная пауза. И дураку было бы ясно – лорд Вольфрам отказа не примет. Об этом можно было даже не мечтать.

Чиновник: - Бумаги... Они уже в архиве, так что... - чиновник коснулся кристалла переговорной связи, - Принесите документы баронессы Аквамарин, Жовер... Срочно. Неужели эта рыжая решила получить свои драгоценности обратно? Нет, вряд ли. Скорее, кто-то из своих продался... или... – И будьте любезны, разрешите поближе рассмотреть Ваш перстень? Перстень! Кто-то из соседнего управления... Они всегда нам завидовали, двурушники... Напряженная работа мысли на в меру подобострастной улыбке не отразилась. - Прошу... - кольцо с толстого пальца шло туго. Оно хоть и было мужским, но явно рассчитывалось на более стройную руку, - Вас. Все-таки, хоть и с трудом, перстень с пальца слез .Видимо, потому что альтернативой была потеря перстня ВМЕСТЕ с пальцем. Клерк робко поскребся в дверь, с поклоном передал папку и тубус с документами и так же с поклоном удалился. - А вот и бумаги! - взбодрился канцелярист, вынимая исписанные быстрым уверенным почерком листы, - Прошение на покупку... Магические копии наградных грамот... тутул был приобретен по высочайшему позволению.

Карат: - Благодарю. – Скупо поблагодарил Карат, принимая в руки протягиваемые чиновником акты. Опытный взгляд быстро скользил по бумагам, вылавливая только самые важные, ключевые моменты. Государственные нормативы, необходимые обоснования, подписи, печати… Ну, по крайней мере, в плане документов всё было по высшему классу. Да, с этой стороны к ним и не подкопаешься, и если бы секретарем Алмаза не был бы лорд Вольфрам, возможно, канцелярской крысе удалось бы избежать ненужной огласки своего взятничества. - Если позволите, я их на время конфискую, чтобы предоставить для отчёта Его Величеству. – Стопочка исписанных каллиграфическим почерком листков перекочевали в серебристую папку, основательно её пополнив. Теперь осталось дело за малым… Между тонких пальцев Тунсенга легко завертелся тяжёлый топазовый перстень. - О, как интересно… - Холодно усмехнувшись, задумчиво произнес Карат. – Что ж, может, вы мне покажете и остальные «подари»? Скажем… янтарное ожерелье… или бриллиантовые серьги?.. Жёлтые глаза торжествующе блеснули.

Чиновник: - К-к... Кхм! - Чиновник довольно ловко перевел заикание в кашель, даже налил в чашу из кувшина воды и випил, - Конечно, вы можете взять документы на проверку. Янтарное ожерелье? Серьги?! Откуда он про них знает?!! Даже я, я не знал, что там были бриллианты! Но признаваться сразу чиновник не собирался. Это могла быть наводка кого-то из трусливых или подлых коллег, а мог быть и просто "выстрел на удачу" - Прошу прощения, лорд Вольфрам, - неуверенно-угодливо улыбнулся он, - Правильно ли я вас расслышал? Вы из волили говорить ок каких-то "других подарках"? Но я не настолько богат, чтобы дарить кому-то бриллиантовые серьги. Возможно, моя дочь и получит янтарное ожерелье на свадьбу, елси удасться скопить нужную сумму...

Карат: Прежде чем ответить Карат долго втягивал ноздрями воздух, несколько минут его горящие глаза пристально вглядывались в лицо сидящего напротив человека. Для Тунсенга всё уже давно было решено. Для чиновника, видно, нет… Значит пришло время объяснить попонятнее. Он резко вскочил с кресла и, тяжело хлопнув ладонью по столешнице, угрожающе навис над всё ещё пытающемся увильнуть от настигшей его кары мужчины. - Похоже, Вы меня не поняли. – Подчёркнуто холодно произнёс Вольфрам. – Что ж, в таком случае я буду вынужден прибегнуть к более жёстким мерам. – Он сделал паузу, чувствуя, как усиливается нависшее между ними напряжение. – Я не спрашивал про Вашу дочь. Мой вопрос звучал более чем ясно. Топазовое кольцо, - он медленно поднял руку, демонстрируя зажатый меж изящных пальцев тяжелый перстень, - янтарное ожерелье, ожерелье из жемчуга с нефритом, бриллиантовые серьги и кольцо к ним… словом, всё то, что Вы изволили принять у госпожи Виамаре. Я хочу это видеть. И если Вы ещё дорожите своим местом, то должны будете воздержаться от пустых возражений. А иначе… - Карат, убрав руки за спину, нарочито медленно выпрямился и надменно оскалился, обнажив при этом едва наметившиеся былые клыки. – Вас с позором вышвырнут из дворца, не дав даже малейшей надежды наняться на любую… повторяю, ЛЮБУЮ, хоть самую захудалую работу где-нибудь на дальних окраинах нашей страны.

Чиновник: Топазовое кольцо, янтарное ожерелье, ожерелье из жемчуга с нефритом, бриллиантовые серьги и кольцо к ним… словом, всё то, что Вы изволили принять у госпожи Виамаре. Я хочу это видеть. Это было невозможно! Он знал... ВСЕ! Даже про янтарное ожерелье, которое чиновник не показывал НИКОМУ! Откуда?! Как?! Это было не важно. Следовало принять решение, и срочно. - У меня... нет всего, что вы перечислили, лорд, - тонуть, так тащить за собой всех. Тем более, что серег и бриллиантового кольца у него действительно больше не было. - Прошу... - мужчина с видимым трудом поднялся из-за стола. Не потому что был слишком толст, нет, просто ноги отказывались повиноваться и сердце что-то покалывало. Из сейфа появилась шкатулка, из которой Чиновник извлек названные лордом Вольфрамом жемчужное ожерелье с нефритом и второе ожерелье - янтарное на золоте, невероятно искусной работы и несомненно, древнее и ценное куда больше, чем составляющие его камни. - Вот, лорд, это все, чем я располагаю. Что же до... бриллиантов, то я не могу сказать точно где они. Возможно... возможно, мой лорд, что кто-то... Может, даже сама госпожа Виамаре, потеряла кольцо и серьги в кабинете у господина Хранителя Печати. Может, отвяжется? Старый Вэй - рыба куда более жирная, чем я. И скряга порядочный, хватила бы с него и серег, так еще и в кольцо вцепился!

Карат: Дело, наконец, сдвинулось с мёртвой точки. Чиновник всё-таки понял, что положение его весьма шатко, и сделай он ещё хотя бы малую попытку солгать секретарю Его Величества, всё закончилось бы для него более чем плачевно. Холодный, безучастный взгляд из-под полуприкрытых ресниц. Карат лениво наблюдал за запинающимся и оступающимся от овладевшего им страха мужчиной. Арреат даже кожей чувствовал охватившее канцеляра смятение. Зверь внутри довольно облизнулся, и по спине вдоль позвоночника пробежала волна тёплых, приятных мурашек. Вот она – добыча! Тонкие, но сильные пальцы аристократа дотрагиваются до роскошного янтаря золотого ожерелья… Было интересно, как такое великолепие могло оказаться у новоиспеченной баронессы, но Тунсенг себя сдерживал – сейчас не время. Позже. - Что ж, я рад, что мы таки достигли взаимопонимания. – Обычным, официально-вежливым тоном произнёс «ревизор», аккуратно складывая ожерелья в резную шкатулку. Та же участь постигла и топазовый перстень. – Возможно, если Вы, конечно, больше не будете глупить, Вам ещё удастся какое-то время продержаться на своём посту. – На последок, отстегнув от пояса небольшой кошель, он отсчитал несколько монет и, лучезарно улыбнувшись, аккуратно положил их горочкой на стол. – Здесь ровно столько, сколько по закону должна была заплатить госпожа Виамаре для получения дворянского титула. – На этом, посчитав разговор исчерпанным, Карат в одну руку взял серебристую папку, второй подхватил драгоценную шкатулку и, чуть ли не присвистывая на ходу, направился к выходу. - Всего хорошего. Теперь очередь за Хранителем Печати. После разборок с Хранителем в кабинет Карата.

Алмаз: Из города, из трактира "Ржавый Подстаканник" Поздний вечер, ненавязчиво перетекающий в ночь, никак отразился на работе канцелярии. Ночная смена курьеров носилась по коридорам еще резвее дневной - даже в особом режиме, вечером работают не все важные особы, и заданий меньше. А это значит - меньше шансов выслужиться, перейти с первой ступени "бегуна" на должность младшего клерка. Один из таких энтузиастов, поворачивая за угол, поежился от холода. Но, подумав, что это просто сквозняк, поспешил отнести бланки во внутреннюю кореспонденцию. Еще несколько секунд - и правый рукав курьера основательно вымок бы, попав в край зарождающейся воронки. Как всегда, после общения с Кунсайтом, скудные ледяные кристаллики королевского телепорта обзавелись вполне приличным веером переливающихся капель. Надолго эффекта не хватало, но пару часов водяная дуга держалась. Алмаз шагнул на темный канцелярский паркет и наступил на желтую ленту, зачем-то натянутую поперек коридора. - Ну я же просила! - возмутился за стеной хорошо поставленный женский голос. - Кто там шляется? Из дверного проема выплыли две хорошенькие девушки с коробками, хором сказали "ой" и скрылись в противоположной комнате. За ними выглянула растрепанная голова: - И только попробуйте разбить! - строго предупредила она девичьи спины и только потом посмотрела на "шляющегося". - А, это вы...да сойдите же! Голова спряталась, и король, освободив желтую полоску, пошел следом за ней. Лента уползла в комнату за хозяйкой, там вильнула между бумажных пакетов и спряталась в коробочку, которую держала в руках суровая пожилая дама в перепачканных пылью джинсах. - Добрый вечер, госпожа Циркония, - Алмаз оглядел стопки коробок, взмыленных служащих и царственно невозмутимую повелительницу этого бедлама. - Переезжаете? - Я триста раз вам говорила, что не могу тут сидеть, - сварливо отозвалась начальница отдела личных дел и сунула ленту в карман. - Мы поменялись с Кернитом, у него все равно людей меньше. А у нас этих дел до потолка, без хранилища уже никуда... Король понимающе кивнул и посторонился - кто-то из вышколенных "личников" деликатно топтался в коридоре в ожидании новой партии груза. - Дайте мне списки делегации, пожалуйста. Почему-то вздорная, суровая, как шахтер, старая бюрократка мадам Циркония вызывала у Алмаза непреодолимое желание перейти на самый вежливый, самый чуть ли не куртуазный тон. Такой, каким обращаются к пожилой матроне, испрашивая позволения пригласить на танец робкую дебютантку, ее воспитанницу. - Вот, уже все оформлено, - дирижируя набежавшими сотрудниками, "мадам" мгновенно и безошибочно отыскала нужные листы в кипе лежащих на единственном неперевернутом пока столе. - Только не мните, мы гербовую уже запаковали. В который раз восхитившись бережливостью "личницы", король отодвинул папки "важно" и "важно, но потом" и сел на край стола. Циркония проглотила возмущение - в конце концов, стульев не было уже полдня, а его величество, особенно когда был чем-то занят, нечасто обращал внимание на приличия и порядки. - Почему список жрецов не заполнен? - не отрываясь от листа, Алмаз вопросительно поднял бровь. - Корунд не велел, - морщины начальницы отдела сложились в недовольное выражение. - Сказал, что... - Говорят, у вас тут...- разминувшись с гружеными бумагой крепкими тетеньками, в комнате возник старший клерк отдела торговой корреспонденции. Циркония окинула презрительным взором его белоснежную рубашку и демонстративно захлопала папками, поднимая клубы пыли. Клерк прикрылся папкой. - Да, я здесь, - не поднимая глаз, король протянул руку. - Давай сюда, Жерар. - Это танелорнские контракты, только час как пришли. Я просмотрел - смета по типу прошлогодней...даже строчки так же пронумерованы. - Зато цифры другие. Нет, это никуда не годится. Они с ума сошли? Пусть частникам попробуют такие объемы продать, - возмутился Алмаз. - Пиши ответ в резком тоне. Что прежде, чем диктовать цены на государственные закупки, пусть поищут альтернативный рынок сбыта. И подумают, какой налог на землю будут платить в следующем году...я же злопамятный, больше 0,7 не поставлю. - Так и написать? - пока еще белый Жерар зашуршал в папке, уворачиваясь от выносимого "личниками" стола. - Ну не прямо, конечно... - А как вы думаете, если я употреблю выражение "упереться рогами" в контексте переговоров... - Даже не думай! - пока король отвлекся, рядом образовалась небольшая очередь из людей с невинно-скучающими лицами. - ...или "надутый болван"... - яростно взмахивая пером, думал вслух клерк. - Откуда столько бодрости среди ночи? - проворчала Циркония, с неженской силой взгромождая одну тумбочку на другую. - Я трудолюбивый, - мечтательно усмехнулся Жерар и поднял готовое письмо. - Вот. Алмаз бегло просмотрел текст, остановил проносимый мимо стол, вытащил из укрепленного на нем набора перо и подписал письмо все на том же столе. Пока король ставил печать, неугомонный клерк уже закатил рукава и полез помогать нервной "личнице". Впрочем, стоило ему увидеть знакомые искры печати - он тут же схватил письмо и испарился. - Вот прохвост, весь в отца, - с нормальной склочностью работающего с людьми чиновника заключила Циркония. - А ведь со второго курса выгнали. И живет с какой-то певичкой... - Интересно, с кем живет начальник гербового, что у него такие расходы, - равнодушно заметил Алмаз, обходя грустную девушку с вазой в обнимку. У "личницы" хищно блеснули глаза. - Ну...живет-то он с женой. Но есть такая мамзель, к которой он ходит вечерами...между прочим - бывшая любовница одного влиятельного купца. Хваткая такая девчушка, камушки очень любит...а что? - Поставьте на нем отметку, пожалуйста. И пусть он будет на контроле. - Это уже вторая, - женщина многозначительно покосилась через плечо. - Что поделаешь! Я не буду наблюдать, как мои взятки уходят в чужие руки. Право брать взятки "при прочих равных условиях", отдавая половину суммы в казну через неофициальный фонд, у чиновников было уже давно. Министерство финансов, как глубоко прагматичное учреждение, считало эту доходную идею очень удачной. - Присмотрите из его заместителей такого, у которого есть здравый смысл и хорошие рекомендации. И чтобы понимал, ценил и оправдывал...ну, вы сами знаете. Да, со списками все в порядке. Давайте официальный запрос на Корунда. Монарх споткнулся о самопередвигающуюся тумбочку и остановился в замешательстве. Из-за деревянного кубика торчали две тонкие руки и круглая шапка. - Это кто? - Писец, - мрачно ответили из-за тумбочки. - А что? Алмаз не нашелся с ответом и, попрощавшись с седым затылком Цирконии, ушел из переездного беспорядка. В центральный коридор.

Кермисайт: из комнаты профессора Томо Маленькая, тёмная, очень-очень тесная комнатка с ледяными стенами и потолком, напоминающая по размерам чемодан, только очень холодная и совершенно не мягкая. Полулёжа, упираясь ушибленным лбом в коленки, в неестественной для взрослого человека позе эмбриона, Кермисайт судорожно пыталась хоть как-то нащупать выход. Из-за отсутствия места, использовать заклинание света было невозможным. Куда бы её не занесло на этот раз, всё казалось уже не таким безопасным... Девушка не страдала клаустрофобией, но сейчас отчего-то начала задыхаться. Ей стало по-настоящему страшно. В маленькой комнате по-видимому заканчивался кислород, а выхода из неё всё не было... Уже слабо соображая, Керми, зажмурившись от пугающей темноты, собрала последние силы и попыталась ещё раз телепортироваться. Сил хватило только на то, чтобы появиться рядом со зловещей "ловушкой". Громко вдохнув полной грудью, девушка открыла глаза. К счастью, в комнате царил приятный полумрак. И здесь было гораздо просторней. "Хвала Богам, оттуда я выбралась" - заключила Керми. Устало осмотрелась и, заметив многочисленные полки с бумагами, сообразила, что находится в канцелярии. Тяжело дыша, она перевела взгляд на место заточения. Ловушкой оказался сейф. - Ё... - оборвала графиня своё восклицание, ибо приличным девушкам высказываться в подобном ключе не полагается. "Вряд ли в каком-то из собратьев этого канцелярского монстра может оказаться бельё..." С трудом поднимаясь, графиня направилась дальше. в комнату Каоринайт

Время: Третий игровой день. Утро. В теме: никого.

Сузу Нианко: ===> Съемная комната Сузу Нианко Пронумеровать, прошить, подписать, отнести. Повторить. Вся работа Сузу напоминала бесконечный конвейер. Она сама выбрала ее, поскольку такой род занятий практически полностью лишал ее контактов с людьми. Конечно, в редких случаях, она исполняла обязанности секретарши, разнося свежезаваренный чай старшим сотрудникам, или выполняя другие мелкие поручения, но чаще всего ее можно было найти за столом, сосредоточенно чиркающую пером. Рабочий стол в точности повторял своего собрата в ее комната, тот же бумажный хаос, плюс опрокинутая чернильница, бледно синее от постоянных, но бесплодных попыток его оттереть пятно, неизменная надкусанная плитка шоколада.

Алмаз: Из своей комнаты. Утренней бодрости праздношатающихся дворян служащие канцелярии не разделяли. У тех из них, кто не выполнял срочную работу, новый день начинался лениво, с чая и неспешных разговоров. Алмаз подмигнул хорошенькой юной чиновнице и пошел между столами отдела внутренней корреспонденции. Здесь царила особая атмосфера. Одновременно всеобщая занятость, легкий оттенок трудовой усталости уже с утра, тайное чувство превосходства над дворцовыми бездельниками и, с другой стороны, - неизбежное даже в самые тяжелые дни веселье. На одного опытного чиновника - десяток молодых, с парой лет опыта за плечами, мечтами о карьере и гордостью за солидное жалованье. Начальники отделов подбирали работников "по себе". Например, женский батальон мадам Цирконии славился наблюдательностью и остроумием, в самом "устаревшем" гербовом, куда без экзамена по генеалогии и геральдике не брали, обосновались такие же придирчивые до мелочности, как и его опальный теперь начальник. Кернит был обстоятелен, строг и упрям. Он даже утреннюю газету читал так впиваясь взглядом в каждое слово, как ее вряд ли проверял ее собственный редактор... - Доброе утро, Кернит, - отвлек чиновника Алмаз. - Будьте любезны, выделите мне кого-нибудь на пару часов. Нужен аккуратный человек, умеющий быстро составлять предписательные письма и еще быстрее забывать об их содержании. - Доброе... - чиновник отложил газету, посмотрев на нее почему-то очень подозрительно, и обвел пристальным взглядом своих сотрудников. - Госпожа Ньянко, подойдите ко мне.

Сузу Нианко: Стройный ряд ароматов, аккуратно разложенный ее восприятием на полочки, был нарушен. Тонкий, безупречно правильный запах еще не ограненного камня. Он вполз в жужжащий рой вишнево-чайных облачков под потолком, пронзил плотную завесу чернильного клея и наконец, выиграв сражение с господствующим у Сузу под носом шоколадным ароматом, доложил о прибытии своего хозяина. Сузу подняла голову. Возле стола ее де-юре начальства Кернита находился ее де-факто главнокомандующий, как никогда напоминавший ей белый лист бумаги, сложенный в причудливое оригами из Серебряного Королевства. Услыхав свое имя, она поднялась, подхватила папку со стола и перо и, поправив на носу очки, засеменила к ним. Отвесив царственной особе низкий поклон, при котором очки едва не свалились на пол, девушка обратилась к Керниту: - Господин Кернит? - Еще один поклон. Чиновник оглядел ее нестройную фигуру, задержался на прижатой к груди папке и остановился на веснушчатом лице. Лишенная возможности косить глазами на Алмаза и следить за выражением его лица, она обратилась в слух, чтобы услышать все непроизнесенное и недоговоренное. - Госпожа Ньянко, его Высочество Король Алмаз требует от нашего скромного коллектива одного сотрудника для важного поручения. - Я согласна, господин Кернит. - поспешно ответила Сузу, изображая трудовое рвение. Кернит покачал головой, неодобрительно сверкнув глазами. - Ох уж эта молодежь.. , - однако в чем провинилось нынешнее молодое поколение, он не сказал.- Все необходимое вам объяснят лично. Не буду задерживать. Затем начальник отдела канцелярии вновь углубился в изучение свежей прессы. Сузу повернулась, встретившись с лицом монарха. - Зачем нашему королю потребовалась мелкая служащая канцелярии? - рассуждала она, ожидая, пока король заговорит. Задания ей всегда передавал старший принц Рубиус, сам же Алмаз редко давал ей поручения сам. - Или он решил подчинить себе и эту мою жизнь?

Алмаз: Увидев, кого позвал Кернит, Алмаз на чистом профессионализме удержал нейтрально-приветливое выражение лица. Он давно забыл, под каким фальшивым именем обретается во дворце эта невзрачная брюнетка. - Голову поверни, - громко пробормотал Рубеус над правым ухом. - Смотри, какие ножки! Сидящая рядом мадам Циркония смерила принца уничтожающим взглядом - закономерно, что самой рьяной защитницей прав женщин чуть ли не во всем королевстве была именно она. Алмаз бегло осмотрел ничего не подозревающую блондинку и... А прямо за ней - Ртуть, - отрешенно добавил голос рыжего уже ментально. И вот теперь легендарная предводительница клана немых и безликих, но способных на все талантливых душегубов, смотрела на Алмаза из-за стекол очков. В свете этого вся последующая речь приобретала некоторую комичность. - Здравствуйте, госпожа Ньянко, - король улыбался и был так подчеркнуто вежлив, как всегда бывал с младшими служащими. - С позволения Кернита, я украду у вас пару часов рабочего времени. Сегодня в университете закрытая комиссия, и мне нужен на ней надежный человек, который захватит с собой с десяток бланков приказов о переводе и штук пять на отчисление. Не знаю, сколько из них и как придется заполнять, но держать их нужно на видном месте и с самым суровым видом. Алмаз глянул на часы, дал себе время на...скажем, на очень легкий завтрак. - Через двадцать минут жду вас в приемной у кабинета ректора. На кухню.

Сузу Нианко: Глядя в удаляющуюся белую спину короля, Сузу делала пометку в своем блокноте. Запись гласила: "Через 20 минут. Университет. Бланки". Закончив, она направилась за сбором требуемых бумаг. Эйра в ее голове задумчиво произнесла: - Похоже, предстоит участие в "избиении младенцев". Сузу промолчала, разгребая залежи макулатуры на своем столе. Это нелепое и на первый взгляд, простое для нее поручение, в связи с последними событиями, наталкивало ее на мысль, что верхушка власти прекрасно осведомлена о революционных планах студентов. А то, что на роль цербера выбрана именно она, могло означать, что и о ее причастности к грядущим событиям им известно. А следовательно...Следовательно... - Не будь параноиком, Ру. Продумывать подобный план для того, чтобы убрать тебя? Через пару минут, Сузу покинула канцелярию. На ее плече болталась внушительных размеров сумка. ===> Город, Университет.



полная версия страницы