Форум » Королевский дворец. Общие помещения » Зал Совета » Ответить

Зал Совета

Rhayenice:

Ответов - 43, стр: 1 2 All

Рубеус: Кажется, Аметист на меня обиделся... С чего бы? Ведь вроде сам согласился скопировать алмазов мундир. Или это он во сне кивнул, не вдумываясь? Вот же ж горе луковое. Сейчас развернётся и смоется куда-то. Лови его потом... Рубеус еле сдержался, чтобы не сотворить - прямо здесь, сейчас - фонтан воды, и окунуть туда гудящую после Совета голову. Какая-то дрянь то билась, врезаясь в виски изнутри, то отвратительно стягивала череп снаружи. Не выспался, кажется... Скорее отсюда, на воздух. Вопрос Изумруд помешал ему создать мокрое полотенце. - Говорили о чём-то важном до моего прихода? – кажется, в тоне Изумруд таилось скрытое раздражение? Или принц настолько привык к её мрачному настроению, что неприятная напряжённость теперь чудилась ему в каждом слове любимой. Раздражение, скрытность, недоверие... а теперь ещё и его собственная усталость, неизвестно откуда взявшаяся, навалившаяся, затягивающая всё дальше в вязкую мутную жижу... Неунывающий и жизнерадостный принц впервые почувствовал себя...неправильно. Скверно. И самое плохое - что ни с того, ни с сего. Может, это от коричной пастилки Мориона... Аллергия на корицу была дикой, страшной и не поддавалась магической коррекции в принципе. Однажды из-за этого чуть не закрыли Сладкушу Куши-Няши. Рубеус, сладкоежка и гурман, соблазнился тёплой пушистой булочкой - первым творением младшего поварёнка, и два дня пролежал в каком-то химерном состоянии, сопор-не сопор, не кома, не онейрос... Кто-то заговорил о том, что принца отравили, кто-то, может Карат, а может и не он, начал травлю кондитеров... Но принц пришёл в себя. А булочка оказалась просто с корицей. - Ничего особенного. Военные отчёты, передислокация войск... Разве что новое оружие на флот поступило, но это к Ангидриту, я пока не вник. - улыбка не клеилась. Мутило. - Прости, мне нужно идти сейчас, - признаваться в своём состоянии принц не хотел, и надеялся, что выглядит, как обычно. Подумаешь, коричная пастилка! Не яд же! Да и не пахнет тут совсем! - Увидимся в Подстаканнике. - получилось суховато, но Рубеус почему-то решил, что она поймёт - он будет рад её видеть. А сейчас... на воздух, да, на воздух... В конюшни

Изумруд: - Увидимся в Подстаканнике. - Да, да, до встречи, - уголки губ сложились в приторно-сладкую ухмылку-улыбку, придающую какое-то мерзко-очаровательное выражение лицу Изумруд. Конечно же, до встречи. Потом, всегда потом. А то, что мне требуется понимание и поддержка, это его нисколько не интересует… Мысленно обвиняя Рубиуса в эгоизме и невнимании к себе, Изумруд раскрывала свое собственное себялюбие. Она настолько была поглощена своими личными переживаниями, что совершенно не желала признавать право других на чувства. Не могла позволить себе и мысли, что Рубиус мог быть чем-то расстроен или просто устал. Отдавая всю себя служению государства, она иногда вспоминала о служении самой себе. И когда это происходило, то она забывала обо всем остальном мире. Воин в ней уступал женщине, простой и обыкновенной. Нет, всё же особенной женщине, хотя бы просто потому, что нет в мире двух одинаковых людей. Однако сейчас было не время и не место предаваться подобным размышлениям. Изумруд чуть кивнула в ответ на приветствия ещё остававшихся в зале участников совета, которые были одновременно и прощаниями, и направилась к дверям. В комнаты Изумруд.

Карат: Карат покинул зал Совета последним. Пришлось потратить какое-то время на просмотр сделанных записей и добавление собственных комментариев. Отчёт, как и просил Алмаз, получился предельно кратким и лаконичным, так что сам Тунсенг своей работой остался вполне доволен. Собрав листки, он аккуратно сложил их в серебристую папку и, сунув её под мышку, неспешно направился к выходу. На повестке дня – визит в канцелярию. Губы арреата искривила надменная усмешка. Конечно, он знал, что мелкие чиновники не брезгуют взятками – посещая канцелярию для дежурных проверок, он прямо-таки задыхался от тяжёлого запаха страха и жадности, что стал уже полноправной частью того мирка… Но вся отчётность сходилась чуть ли не до запятых, а прозрачные намёки приводили лишь к недолгому затишью. И как же, интересно, надо было обнаглеть, чтобы об этом узнал сам король? После совета сразу же идти в канцелярию Карат не спешил. Было ещё кое-что… а вернее кое-кто, кто интересовал его в данный момент куда больше. Капитан Лючия Виамаре, новоявленная баронесса Аквамарин… Получение дворянского титула это дело не одного, и даже не двух дней. А эта рыжеволосая морячка появилась буквально из ниоткуда. О том, что девушка была именно морячкой, причём бывалой, Карату даже не надо было говорить – стойкий солоноватый запах открытого моря невозможно было спутать ни с каким другим. И даже после её ухода звериный нюх позволял различить тонкий шлейф пряных ароматов Океана, что тянулся вдоль всего коридора в сторону дворцовой кухни. =>Дворцовая кухня.



полная версия страницы