Форум » Королевский дворец. Общие помещения » Библиотека » Ответить

Библиотека

Алмаз: Огромная библиотека, пожалуй, самая большая в королевстве. Особенно после того, как принц Сапфир начал усердно ее пополнять - фолианты рекой стекались сюда из завоеванных провинций, горящих замков неверных аристократов, тайных библиотек мятежных магов. Результат - огромное помещение, от пола до потолка заполненное книгами. Гордость всего королевского семейства, и лично - принца Сапфира.

Ответов - 16

Алмаз: Из коридора. Звук шагов тонул в плотном ковре, терялся в торжественной тишине огромного помещения. Здесь всегда царил полумрак - и не только потому, что высокие стрельчатые окна давали мало света. Казалось, сами древние книги, дремлющие на сотнях полок массивных дубовых шкафов, создали в бывшем тронном зале атмосферу вечного вечера. Алмаз указал богу на ближайшее кресло и сам рассеянно уселся на подлокотник первого попавшегося. - Я весь внимание... Кстати, хотел выразить восхищение вашим вчерашним появлением. Это было неподражаемо!

Нефрит: - Не стоит так говорить человеку, который не стесняется в одиночку спорить с Богиней, - подмигнул Алмазу Нефрит, устраиваясь в мягком кресле. - Впрочем, вряд ли вам вскоре предоставится такая возможность еще раз, - бог прикрыл глаза и улыбнулся. - Мы нашли общий язык. - А вы, я смотрю, щит поставили? И никак, на себе замкнули? Работа Куна с Джедом, как я понял. Паникуете?

Алмаз: - Еще как, - с достоинством признался король. - Потому и пришлось принимать такие меры. Да, это их работа, вы правы. Джедайт высказывал сомнения, но я убедил его в том, что все будет в порядке. Теперь вот...соответствую. Алмаз задумчиво покрутил на пальце перстень. В глазах бога, уютно устроившегося в кресле, тонкими звездными лучиками искрилось лукавство. - Зато с этой ночи дворец для них недоступен. Можно ехать спокойно. Дел еще невпроворот, но время терпит, еще целые сутки в запасе. И не выдержал, спросил с плохо скрываемым раздражением в голосе: - И все-таки зачем она сюда являлась? Они что-то подозревают?

Нефрит: - Еще как. "Всегда считал его смелым. Другой стал бы отнекиваться. А Алмаз еще и гордится". Потому и пришлось принимать такие меры. Да, это их работа, вы правы. "Еще бы! Не узнать такую сильную магию…" Джедайт высказывал сомнения. "Хоть кто-то еще не поссорился со здравым смыслом". Но я убедил его в том, что все будет в порядке. "Или я поторопился с выводами?" Теперь вот... соответствую. "Вижу я, как ты соответствуешь, – недовольно подумал Нефрит. – Ночью, наверное совсем глаз не сомкнул. Подстраховать его что ли? Но об этом с Богами поговорю". Алмаз задумчиво вертел перстень. Весь его вид выражал удовольствие от приобретения новой "игрушки". - И все-таки зачем она сюда являлась? Они что-то подозревают? - Если у Богинь и есть какие-то подозрения, Саюри об этом не знает. Я практически уверен. А причина ее появления… – Нефрит задумался на пару секунд. – И Богам бывает одиноко.

Нефрит: Уже в библиотеке Нефрит услышал менталку Зойсайта. "А тебе по-прежнему оскорбления в каждом слове мерещатся. С чего бы это? - хмыкнул он. - Я лишь отметил твоё развившееся остроумие". Нефрит усмехнулся, пожал плечами и отправил мысленный образ в ответ: Маленький и пухленький Зой, прилипший потоками застывшей патоки к полу, с огромной банкой засахаренных апельсинов и плакатом - "Хочу пийожок". Нет, ну так пыжиться! Будет ему его пыжение в прямом и переносном смысле!

Алмаз: В тихих словах Нефрита была горечь. Та же, которую Алмаз иногда замечал в глазах невозмутимого Кунсайта. "Одиночество...неужели даже когда уходит все человеческое, стертое божественной силой, одиночество остается? Не хотел бы я быть бессмертным. Потерять себя - и что взамен?" - Раз так...тогда я спокоен. Насколько вообще можно быть спокойным в такой ситуации. Я вам доверяю. В том, что касается женщин вы непревзойденный эксперт, лорд Нефрит, - с шутливой важностью сказал король. Задумавшийся было бог улыбнулся. - Кстати о дамах. Вам не показалась странной девушка Сапфира? Если вы вдруг запамятовали, это красивая брюнетка, сидевшая слева от него. На нее еще очень пристально смотрел ваш друг лорд Зойсайт...

Нефрит: Закинув ногу за ногу, Нефрит широко улыбнулся: - Так это девушка Сапфира? Давно пора. А то всю жизнь между библиотекой и лабораторией проведет. Честно говоря, я не обратил на нее особого внимания. А уж интересоваться, за кем следит мой… друг Зойсайт, я и вовсе не стал бы. Тем более в обществе твоей придворной – Калаверайт. Очаровательная в своей непосредственности особа. - Но если что-то в этой девушке тебя настораживает, я мог бы присмотреться к ней, - посерьезнев добавил Нефрит.

Алмаз: Алмаз поморщился. - Леди Калаверайт из той породы девиц, с которыми не о чем говорить, когда заканчиваются стандартные комплименты. Но я, наверно, предпочел бы, чтобы Сапфир выбрал себе игрушку попроще, вроде нее. Эта Рей... Рубеус подозревает, что она шпионка. Я сам за ней понаблюдаю, спасибо. Вы и так меня очень выручили. "Я неправ. Кроме одиночества остаются мелкие вредные привычки. Вроде как у них с Зойсайтом - подкалывать друг друга."

Нефрит: - Выручил? Собственно, для этого я здесь. Тебя с братьями втянули в конфликт между Богами. Естественно, вам нужна защита, - у Нефрита был глубокий, уверенный голос. Он придавал особую важность каждому слову. - Так что, пока я в твоем замке, могу и понаблюдать за... Рей. К тому же, я всегда прислушивался к мнению Рубеуса – он смышленый мальчик, - Бог улыбнулся.

Алмаз: "Почему у меня такое впечатление, что он думает о чем-то совершенно другом?" - Мы очень вам благодарны за все, что вы для нас сделали. Но я прекрасно понимаю, что это именно конфликт богов. И когда дело дойдет до открытого противостояния, вам будет не до нас. Богинь ведь больше, и они очень могущественны. Поэтому я стараюсь подготовиться к тому, что мы будем рассчитывать только на себя. В конце концов, нельзя бесконечно пользоваться вашей помощью. Особенно в мелочах, да еще и в такое время. Меня совесть загрызет, если в последние сутки до отъезда вы будете морочить себе голову всякой чепухой. Король поднялся - одним неожиданно легким движением. Как будто не было рассветных мучений, а ведь магией в замке пользовались вовсю. "Может, я не так безнадежен?" - У меня есть идея, которая должна вам понравиться. Сегодня вечером я отменяю общий ужин и увожу семью гулять в город. Я очень хотел бы, чтобы наши боги почтили своим присутствием это неформальное мероприятие. Если вам не трудно, передайте это приглашение остальным. Мне неловко беспокоить Кунсайта, он выглядел очень уставшим.

Сапфир: От Нефрита - Не вы один это понимаете. Раз мы взяли вас под свою опеку - выбрали вас своими наперсниками на Земле, поделились силой и знаниями - мы поделили и ответственность. И свою долю выполним неукоснительно. А геройство... Алмаз, хватит с вас пока и щита. Рей же я.... запомню. Нефрит встал следом за королем. - А совесть... пошлите ее поиграть в латки с вашим эгоизмом, - подмигнул Бог. - Придем, - Нефрит улыбнулся. - давненько я Рубеуса не видел... Он все картинки шлет, но не показывается. Впрочем, ему сейчас не до Богов... - Бог улыбнулся, будто изумляясь чему-то. Потом пожал плечами и отвернулся. - Я передам остальным. Бодрого Вам совета, - Нефрит махнул на прощание и вышел из Библиотеки. в коридор

Алмаз: "Интересно, это им так удобнее - называть "геройством" нормальное желание человека сделать то, что за него не в состоянии сделать другие? Лучше уж действительно эгоистом считали бы. Проще как-то." Выходя из библиотеки следом за богом, Алмаз обернулся. Мрачный зал, согретый книгами, забыл о ужасных трагедиях, веками сопровождавших дележ власти. Кажется, забыл даже его собственное первое королевское решение. А ведь тогда казалось, что оно навеки врезано кровавыми каплями в камень стен... "Какая жестокая и ироничная вещь - время..." В коридоры.

Алмаз: Из ванной. Дверь библиотеки была гостеприимно приоткрыта, и внутри горел свет - не верхний, который никто никогда и не использовал, а уютные настенные светильники. Под таким хорошо читать интересную книгу... Алмаз подумал о том, какое зрелище его сейчас ожидает, и наконец смог перестать глупо улыбаться. - Извините, я немного задержался… Где-то в западном углу громадного зала трагично вздохнули, и глубокий баритон произнес: - Дела государственные, конечно, - но так кисло, что сомнения говорившего в важности этих дел были очевидны. Король пробрался между шкафами, внутренне настраиваясь на разговор с гением. Гении по определению не могут быть нормальными, обыкновенными людьми - им талант мешает. Он превращает обыкновенное прямоходящее двуногое в полубожество. И если гении себя таковыми не называют, то только из скромности. Куда уж там простым смертным понять их, людей искусства, особенно если из всех возможных его видов они не умеют только петь и писать стихи, если у них гордый профиль, циничная усмешка и пижонский кожаный плащ на плече - и это летом… Ну какой порядочный "властитель дум", «многогранный творец» признается в том, что он не закончил школу "по крайней тупости", лет пять назад работал грузчиком в порту и по официальным бумагам его имя - Сурик? - Добрый вечер, Стронцианит, - король улыбнулся гению и сел напротив. Архитектор отрепетированным жестом отбросил челку и пронзительно, недобро посмотрел на «гостя». Когда великий творец делал такое выражение лица, Алмаз обычно начинал нервничать – вдохновить гения на апокалиптическую скульптуру «Уныние» или серию фресок «Темная сторона власти» ему никак не хотелось. - Вы мне обещали… - Я принес вам эскизы, - величественно перебил гений, потрясая стопкой помятых желтоватых листов. – Конечно, это жалкая поделка и бумагомарание, но вы поймите, у меня сейчас тяжелейший творческий кризис… - Ужасно, - Алмаз сочувственно покачал головой и решительно отобрал у архитектора наброски. Останавливать Стронцианита, напоминая о выставках, заоблачных ценах даже на крохотные листочки с его карандашными рисунками или всеобщем психозе среди молодежи, было так же бесполезно, как преграждать путь горному потоку рукой. С другой стороны, слушать бесконечные мрачные пророчества о том, что жанр мертв, зритель отупел, а сам он потерял остроту, без вреда для здоровья было невозможно. - …и вы понимаете? Современное общество не готово к восприятию истинной красоты! - Скажите, пожалуйста, а почему у дворца с одной стороны три этажа, а с другой пять? Архитектор небрежно взмахнул рукой и продемонстрировал безупречно улыбку: - Симметрия устарела, это вчерашний день! Конечно, я не собираюсь подчиняться всякому капризу моды, и терять свой фирменный стиль…но всем этим скучным образчикам древней архитектуры давно пора на помойку! Король всматривался в нервную штриховку, скрывающую наспех вычерченные линии. Все вместе смотрелось потрясающе изящно, только на пригодное для жизни здание не походило. На что угодно – экспериментальный театр, сумасшедший дом, оперу для глухонемых. Но не нормальный дворец, в который можно привести приличную девушку из консервативного Сильвера. - Это фасад? – Алмаз сдался и предположил наугад. Все равно определить, с какой стороны расположен вход в изображенный шедевр, логика никак не могла помочь. Почему-то этот нейтральный вопрос развеселил творца. Поправив шарф, он важно объяснил: - Вы знаете, я всю ночь не мог выбрать, где он будет. И! – гений поднял указательный палец. – Я решил, что он не нужен вообще! Это потрясающая новинка, через полгода все так строить будут! Конечно, не боги весть что… - Простите, а как же тогда… - король озадаченно смотрел в разворот, на котором изображенное во всех проекциях здание было одинаково закрытым по всей длине цоколя. - Мы что-нибудь придумаем, - в глазах гения плясали безумные огоньки. – Например, сделаем пониже подоконники…утопим их до упора в пол… - Но тогда это будут двери! Стронцианит раздраженно подергал тяжелую серьгу в правом ухе. - Окна, - ледяным тоном настоял он. - Это будут - окна. Вы что совсем ничего не понимаете? Не желая сознаваться в том, что да, все-таки ничего, Алмаз промолчал. Творец воспользовался паузой, чтобы подробно описать нервюрный свод, который он в пику оголтелым критикам решил вывести из общей крыши, пожаловаться на поклонников, крадущих с забора авторские фигурки богов, и прозрачно намекнуть на леди Калаверайт, фигура которой натолкнула его мысль написать симфонию. - Мне тесно в рамках грубой материи, хочется чего-то воздушного, неземного, величественного…Этот камень душит меня, в нем слишком много… - Стронцианит защелкал пальцами, подбирая нужное слово. - Да, да…а что это за дупло в колонне? - А классика изжила се…как вы можете!? – возмутился гений, теряя апломб и аристократическую бледность. - Это не колонна, это башня! С окном наверху! - Зачем?! - Я это видел в книге. Там сидела девушка, и это было как удар молнии! Башня для… - Простите, маэстро, - Алмаз собрал наброски и протянул архитектору. – Это очень красиво, но это произведение искусства совершенно не похоже на дворец в новой столице. Стронцианит нахмурился и замолчал, сверля глазами ничего не понимающего в эстетике оппонента. - Я предвидел это, - наконец, трагично возвестил он. – Вам наверно, нужно какое-то грубое убожество, вроде… Новая порция рисунков была куда чище и совсем без заломов и дыр от ластика. Судя по тому, как едва-едва были намечены контуры, над этим вариантом гений работал спустя рукава. Что только пошло на пользу зданию, лишенному острых шпилей, уходящих внутрь балконов и стеклянной стены. И даже с дверями. - А вот мне нравится! Оставите мне? - Не знаю, - пробормотал архитектор разочарованно. – Наверно, надо доделывать это…это… - Это то, что надо. Вы действительно выдающийся человек, - надеясь как-то смягчить отказ в постройке «потрясающей новинки», Алмаз признал дарование автора. – Я забираю их с собой, покажу ее величеству. - Она не поймет, - вяло загрустил Стронцианит, вставая из кресла. – Молодежь никогда не понимает… - Спасибо, маэстро! – сказал спине и кусочку малинового шарфа король. Архитектор пробормотал в ответ что-то невнятное – то ли «уйду из комнаты», то ли «умру непонятым» и выразительно захлопнул за собой дверь. Где-то в замке, несмотря на ночное время, телепортами таскали мебель....

Алмаз: Стоило стихнуть шагам обиженного на мир гения, как в дверь кто-то тихо и вежливо поскребся. Алмаз поднял голову, отрываясь от "недостойных" набросков дворца, и понял, что этот звук был не просьбой позволить зайти - человек уже был в библиотеке и просто предупреждал о своем появлении. И что таким фокусам удивляться не надо - курьер от Мориона мог хоть с потолка свалиться. Или выйти из шкафа. Или даже вообще остаться одним голосом. - Доброй ночи, - буркнул посланец, преувеличенно шумно приближаясь. - Мессир велел передать вам пакет. У министра магии в штате было много странных личностей. Об одних поговаривали, что Морион тайно ставит на них эксперименты, мечтая в чем-то обогнать лаборатории Томо. Другие выглядели настоящими дикарями и невеждами - зачем они были ему нужны, никто не знал. А вот некоторые напоминали помесь человека и какой-нибудь нечисти. - Это фонка свежая, сегодняшняя, - продолжал курьер. Он близоруко щурился на свет, шевелил жидкими встопорщенными усами и улыбался так загадочно, как будто ежедневный "фоновый слепок" магических полей границы был чем-то вроде неприличного анекдота. Курьера Алмаз видел уже неоднократно, и все не мог понять, кого или что напоминает этот странный человек. Невысокий, плотный мужичок с хитрым взглядом на первый взгляд казался совершенно нормальным - если не обращать внимания на заостренные кончики ушей и выглядывающий из спецальной прорези на брюках черный хвост. Судя по движениям - живой и настоящий. Можно было бы принять подручного Мориона за мага-экспериментатора, любителя пошутить, но во всем его облике сквозило что-то совершенно нечеловеческое. Загадочный тип почтительно поклонился и протянул королю...пустую бутылку. "Ну хотя бы раз это была бы просто бумага!" - Абракадабра бряк, - обреченно сказал Алмаз в бутылочное горлышко. Ничего не произошло. - Если позволите... - курьер неубедительно изобразил смущение. - Кажется, мессир обычно говорит "брямс". - Когда это было "брямс"? "Бряк" всегда было. Абра-кадабра. Бряк. Бутылка оставалась пустой. - Бряк! Ну ладно...брямс! Курьер тихо хихикнул и скептически пошевелил усами. - По-моему, вы ее сломали, ваше величество. Начинающий нервничать король молча посмотрел на него в упор. Сказать, насколько конкретно он был зол на себя за опрометчиво сказанное когда-то "передавайте как хотите", было очень трудно. А юмор Мориона зачастую понимал только он сам. - Абракадабра. Лорд Морион, возымейте совесть... На слове "совесть" бутылка сдалась и выплюнула на стол свернутый в трубочку лист, и посланец министра вежливо отвернулся, дабы не увидеть лишней государственной тайны. "Фонка" была шкалой, расчерченной цветными полосами. Силу зафиксированной магии обозначала яркость цвета, время наблюдения - ширина, а четыре ряда цифр под схемой...что-то известное только Мориону. Спросить было неудобно. "Вот она, эта самая полоса их водяной...а это была церемония какая-то в храме Нефрита, выброс силы...а это что? Рядом, но не совсем..." Пока адресат "фонки" добросовестно разбирал рисунок, курьер прохаживался туда-сюда, с преувеличенным любопытством рассматривая потолок и книги. Хвост лениво двигался, задевая мебель. "Линии вообще слабоваты. Видно, стягивают силы...а вот маскировочный "пожар"...а вот богиня близко подходила...не могу понять, какая..." Еще думая о том, что могла значить последняя сероватая полоса, Алмаз снова свернул лист и засунул обратно в бутылку. Та тут же испарилась, "рассеялась на молекулы", как довольно приговаривал сам министр магии. - Еще мессир просил передать, что в ближайшее время его искать на надо. Они с господином Корундом повезли выпускников на Авалон. Король согласно кивнул. Каждый год в середине лета два первых мага страны возили "своих" лучших студентов последних курсов на изолированный от всего мира остров, на котором будущие военные или ученые практиковали боевую магию высших уровней. Правда, подающая надежды молодежь редко возвращалась в том же количестве, в котором уезжала... Говорили, что не терпящий духоты Морион специально подгадывает поездку к самым жарким дням, чтобы сбежать из города под сень легендарных садов Авалона. - А когда... - начал было Алмаз, но хвостатого курьера в библиотеке уже не было. "В чашку не нырнул, и на том спасибо" Некоторое время ушло на то, чтобы отправить рисунки Стронцианита к себе, да еще и попасть ровно на стол, не потревожив спящего в неизвестной точке кота и не уронив бумаги куда-то в недоступное место. Получилось легче, чем обычно, но не так изящно, как надо было бы. Какая-то папка дернулась и чуть не спикировала в корзину. Совершенно машинально потянув ее к себе, король увидел шифр на обложке и взвесил папку на ладони - как раз на полчаса умиротворяющего вдумчивого чтения. И как раз то, что стоит пересмотреть еще раз до отъезда. А в коридоре опять кто-то шуршал, слышались торопливые шаги... Алмаз хмыкнул и начал телепорт. "Если так часто практиковаться, из меня еще может быть толк...наверно" В беседку.

Время: Третий игровой день. Утро. В теме: никого.

Акирал: Акирал влетел в библиотеку - и вздрогнул от многократно повторившегося эха собственных шагов. Библиотека была огромной и создавала двойственное впечатление. С одной стороны, большую часть дня она пустовала. Мало кто забредал сюда без дела: атмосфера среди чудовищных стеллажей не располагала к праздному времяпровождению. А с другой, здесь всегда находились книги. Очень много книг. Младший принц, взлелеявший этот гигантский скрипторий, точно не читал всего, что было здесь собрано. Акирал мог поспорить, что со многими изданиями Сапфир не был знаком даже шапочно. Ал пару раз глубоко вздохнул, помассировал виски. Из еле структурированного массива знаний послышались шаркающие шаги. Юный финансист, по совместительству - коварный мятежник, конкретно сейчас - едва ли не самый взволнованный юноша в мире, нервно вскинул голову, тряхнув по-утреннему небрежным хвостом. К нему из-за стеллажей вышагивал, потирая шею, ветхий смотритель сектора естественнонаучной литературы. - Молодой человек?.. - медленно проговорил он. Акирал сделал неуверенный шаг назад и положил руку на ручку двери. - Доброе утро, - сказал он. - Я уже ухожу... Старик плохо выглядит, - расстроенно подумал Ал, просачиваясь наружу. Когда дверь за ним закрылась, смотритель потер ладонью грудь и несколько раз с усилием вздохнул, пытаясь избавиться от внезапно появившегося ощущения тяжести между ключицами. => На площадь перед дворцом



полная версия страницы