Форум » Королевский дворец. Общие помещения » Большой Зал » Ответить

Большой Зал

Rhayenice: Огромный красивый зал для различных увеселительных мероприятий. Здесь завтракает, обедает и ужинает весь королевский двор.

Ответов - 180, стр: 1 2 3 4 5 All

Асбест: Казалось, призрак вот-вот разрыдается. Асбест уже развернулся, чтобы покинуть Большую залу, как его, точно тяжелым поленом, настигли слова призрачного поэта. - Твой стан и взгляд... Не мог я ошибиться, И словно стрелы мне твои слова!... Зачем ты бьёшь - так метко - (не по птицам!), Срезая два пиндаровых крыла? Забыть легко!... Легко так измениться! Зачем живёшь ты с чистого листа? А клялся мне, что ты навек влюбился, Соединив в лобзании уста... Чароит громко фыркнула и накрыла свою нахальную черную морду громадной лапой (было похоже, что кошка смеялась, по-кошачьи, но смеялась). Асбест замер на полу-движении, черные зрачки сузились, вертикально, как у кошки. Ну вот вам и здрасте, приехали, подвиньтесь пожалуйста! И что мне теперь делать с этим… Развеять? Асбест повернулся лицом к Пиндару, парящему над полом и с возмущением взирающему в его сторону. - Вы обознались, призрачный сударь. Чернявый с тоской посмотрел на неуспокоенный дух древнего поэта. Летели бы вы лучше придворных дам развлекать.

Пиндар: Невоспитанная кошка расфыркалась, накрыла свою черную мордочку пушистой лапкой и, кажется, смеялась над Асбестом (ведь над Пиндаром она смеяться не могла, правда? потому что призрак был так серьёзен, и у него было такое горе, такое горе!). Однако прекраснейший и храбрейший из военачальников никак не наказал беспардонное животное, даже, кажется, одобрительно кивнул. Хозяин слишком многое позволял своей любимице, и факт сей только укрепил призрака в мнении, что у его дорогого Абеонта всегда было доброе сердце... - Вы обознались, призрачный сударь. Летели бы вы лучше придворных дам развлекать. ...А жестокие вещи он говорит только потому, что ничего не помнит о Пиндаре. Но это не страшно, это дело поправимое, это можно вылечить. Самое главное то, что Пиндар наконец нашёл его! Да. Именно так. Размышляя подобным образом, Пиндар немного успокоился. Призраку даже стало стыдно за свои несправедливые упрёки, ведь быть лишённым счастья помнить Великого Поэта... можно ли придумать что-то хуже? И уже не гневно, а мягко, даже нежно, словно мать к своему больному ребёнку, он обратился к пребывающему в растерянности Асбесту: - О бедный герой мой, утративший память, Не стоит грустить из-за этой беды! Пиндар здесь поможет, он зелье достанет... Войдём мы в счастливых влюблённых ряды!

Изумруд: Выкладываю за Асбеста, ибо это чернявое...потеряло пароль.) - О бедный герой мой, утративший память, Не стоит грустить из-за этой беды! Пиндар здесь поможет, он зелье достанет... Войдём мы в счастливых влюблённых ряды! У Асбеста в горле образовался ком. Не дадут отдохнуть. Он обернулся лицом к призраку, тенью вокруг сгустилась его злоба и ненависть (способность контролировать силы ненависти и гнева и преобразовывать их в страшные заклинания проявилась в нем после смерти Кайриры. Тогда он не понимал, что происходило. И лишь Чароит смогла показать ему его же способности, лишь она помогла ему понять.) Кошка заинтересовалась всплеском вокруг хозяина. Она перевела взгляд темных блестящих глаз с Асбеста на Пиндара. - Я очень рекомендую вам покинуть залу. Голос холодный, интонации резкие. Таким он бывал редко, и в последствии очень жалел о содеянном в подобном состоянии. Только один человек мог помочь ему справиться с собой, она, Изумруд. Было ясно – либо призрак бодренько смоется отсюда, либо упокоится в бесконечной пустоте.

Пиндар: - Я очень рекомендую вам покинуть залу. - призраку стало холодно от голоса Абеонта. Как мог он... Как он мог... Пиндар замёрз. И слёзы его тоже замёрзли. Хотя какие могут быть слёзы у призрака? Вы шутите? Только маленькие кристаллики - цок.. цок... цок... по полу. Нет, не слышно. Пиндар же призрак. Пиндар бесплотен. Пиндар ненастоящий. Пиндар глубоко и тяжело вздохнул. Но ничего. Он исцелит беспамятного возлюбленного! Обязательно. А пока его ждёт принц Рубеус. И на этот раз Принц Рубеус его не узнает. Призрак преобразился и вернулся в свою прекрасную пыльную, паутинную, готичную обитель. В Печальную Башню

Асбест: Призрак исчез. Асбест тяжело вздохнул и потер виски. - Асбест, срочно ко мне. Вместе с Чароит. Это важно. Чернявого скривило. Похоже, отдых отменяется на неопределенный срок, да, киска? Он посмотрел на грозного черного зверя – свою хранительницу. Ну, пошли что ль. А то Его Высочество ждать не любит. Оба, и Чароит и Асбест, растворились черным туманом.  Комната Рубеуса.

Бертьерайт: Из беседки Бертьерайт вошла в зал. Сейчас здесь было пусто, и эхом раздавался стук её каблуков. Девушка подошла к окну и, теребя в руках веер, стала думать, что же с ним делать. "Почему она так быстро исчезла? - подумала Бертье о Чёрной Розе. - Может быть, всё это зря? Зря я согласилась на её помощь, ведь она не...? - девушка посмотрела внимательно на веер. - И странно то, что она его оставила. Неужели, специально?.. Во всяком случае, какая-то вещь ни в чём не поможет. Даже если это вещь призрака..."

Лазурит: =>Из своей комнаты^^ Лазурит пролетел по коридорам, подгоняемый восторженным чувством узнавания; в глубине души он признавал, что романтика дальних походов ему чужда, так как душится на корню неувядающей тоской по дому. В большой зал он выскочил уже на приличной скорости и, проскочив вход, обернулся, чтобы на бегу рассмотреть недра уходящего вдаль коридора. Он даже и не подумал о том, что в зале кто-то есть - это не имело значения, пока Мелька был под мороком. Не сбавляя скорости, он пятился спиной вперед, разглядывая темные глубины коридора - кто может показаться там в этой половине дня?..

Бертьерайт: Бертьерайт стояла у окна в задумчивости вот уже минут десять. И тут в зал влетел парень. Бертье отошла от окна назад и натолкнулась на него. - Ох, извините! - воскликнула девушка. - Я Вас не заметила! "Где-то я его уже видела..." - подумала она и улыбнулась. - Я сегодня с утра очень рассеянна... - сказала уже тихо, почти шёпотом, как бы оправдывая себя, хотя на самом деле знала, что вины её здесь нет. Она с интересом смотрела на юношу, которого, вроде бы, видела раньше, только не могла вспомнить, где именно и когда.

Лазурит: Лазурит уткнулся спиной в неожиданно живое и шуршащее тканями препятствие - и внутренне похолодел. - Ох, извините! - воскликнуло живое и шуршащее, и Мелька, покрывшись нехорошими мурашками, отскочил назад, торопливо развернулся и вытянулся по струнке, - Я Вас не заметила! Еще бы! - в отчаянии обругал себя Лазурит, расстроенно моргая на девушку испуганными глазищами. - Я сегодня с утра очень рассеянна... - барышня опустила ресницы с таким виноватым видом, что юноша невольно перебил её, вскинув ладони: - Нет-нет! Со мной кто угодно окажется расеянным - и - ох, да это мне стоило смотреть под ноги!.. Он замялся и замолчал, теребя пуговицу на рукаве рубашки. Потом набрал воздуха и, покаяяно опустив голову, попросил: - Извините... Стоило немножко приглядеться - и Лазуриту тут же вспомнилось имя светленькой барышни; он спрашивал об этом у принца за завтраком, принц морщился, тер затылок, закатывал глаза, сердился, спрашивал, на кой черт мальчишке это надо и, в конце концов, не желая признаваться, что не помнит, спросил у принца Сапфира. - ...Леди Бертьерайт, - Мелька наклонил стриженную голову и с любопытством блеснул из-под челки голубыми глазами.

Бертьерайт: - Извините... Леди Бертьерайт Бертье была удивлена. "Откуда ему известно моё имя? Хотя он мне тоже кажется знакомым". - Ничего страшного. - Улыбнулась девушка, по-прежнему сжимая в руках веер. Она внимательно посмотрела на парня и с какой-то детской наивностью сказала. - А я Вас уже где-то видела... Только не помню, где... - при этом, она даже немного смутилась, что сразу же заметила. "Бертьерайт, неужели, ты ещё не привыкла к жизни во дворце?.. Почему я всегда так нервничаю?"

Лазурит: - А я Вас уже где-то видела... - наморщила было лобик леди Бертьерайт, и тут же растерялась, - Только не помню, где... Лазуриту пришлось сделать титаническое усилие, чтобы не просиять со словами "Ну разумеется!..". Это, хоть и соответствовало торжеству его профессиональной гордости, было бы крайне непристойно и откровенно нечестно по отношению к девушке. Вместо этого он вспомнил о принце - и тут же расстроился, вспомнив о предстоящей встрече; заодно подумал о тягостной неделе на больничной койке, раздраженно потер плечо, опять растревожил его почем зря... - Ну, - печально заобъяснял он, - Я... вы наверняка видели меня с принцем Рубеусом. Мельком. За завтраком... Ой. Знаете - я только-только вернулся в столицу, а оказалось, что принца нет в замке, - в голосе Лазурита прорезалась детская обида, - и, главное, и охрану, и прислугу спрашивать бесполезно... Разве что кого из приближенных - адьютанта его высочества или секретаря его величества, - Мелька в расстроенных чувствах глотал имена, вкладывая в титулы всю досаду брошенного на произвол судьбы мальчишки, - Да и их не найти. Может быть, вы, - он нерешительно, но с надеждой глянул на девушку, - слышали что-нибудь?..

Бертьерайт: Бертьерайт внимательно слушала его сбивчивую местами речь и не совсем понимала, о чём это он. Видимо, её мысли были о другом. Может быть, вы слышали что-нибудь?.. - наконец, спросил парень. - Нет... Я сама только что из сада и никого здесь не видела. - О Чёрной Розе она решила промолчать, всё равно бы ей вряд ли кто-то поверил. Да и доказательством их встречи был всего лишь веер, который Бертье могли просто подарить, а в существование призраков вряд ли кто-то верил... "Может быть, мне самой отправиться на поиски короля и... и что дальше? Вручить ему эту вещь? Нет, я не могу так... Это будет не честно, человек сам выбирает, с кем ему быть. Я не могу воспользоваться способом Чёрной Розы. У меня просто не хватает смелости..." Казалось, разговор Бертье и её нового знакомого подходил к концу, и девушка чувствовала, что он сейчас куда-нибудь уйдёт, а она вновь останется одна. Совсем одна... Как, впрочем, и всегда. Немного неуверенно Бертьерайт произнесла: - Скажите, а Вы когда-нибудь любили? - и тут же поняла, что это глупый вопрос и совсем не к месту, но ей нужно было окончательно убедиться в том, выбрасывать ли ей подарок Kuroi Bara или воспользоваться им. Хотя сама Бертье была больше склонна к первому...

Лазурит: - Скажите, а Вы когда-нибудь любили? - невпопад спросила Бертьерайт после того, как призналась, что не может дать Мельке адекватной информации по интересующему его вопросу. Трепетный юноша Лазурит поперхнулся и поначалу проникновенно заржал, честно глядя на собеседницу огромными голубыми глазами. Загнулся в одну сторону, в другую, закрыл лицо руками и отвернулся. Прохихикался, глянул через плечо на Бертьерайт и, не удержав широчайшую ухмылку, отвернулся досмеиваться обратно. - Прооостите, - простонал он в конце концов, - меня великодушно, но... Великие боги, вот уж этот вопрос я в последнюю очередь ожидал услышать. Все, что угодно, но... Он протер глаза и последний раз прыснул в кулак. - Ну... если честно, то нет. А вы, кажется... Он запнулся, вдруг посерьезнел, наклонился, выпрямился, наклонил голову - проще говоря, рассмотрел барышню со всех доступных ракурсов - и искренне удивился. - Как от вас тянет... Неужто вы только что из Печальной башни?

Бертьерайт: Бертьерайт со смущением и даже с испугом наблюдала за его реакцией. "Какая же я дура, раз задаю малознакомым людям такие вопросы..." - поругала она себя и немного покраснела. - Извините... простите, пожалуйста... иногда я говорю такие глупости... мне просто... больше не с кем поговорить... - она почувствовала, как на глаза выступают слёзы и незаметно смахнула их рукой. "Ну вот, теперь я ещё и заплачу... Нет, я не хочу быть такой слабой..." - Как от вас тянет... Неужто вы только что из Печальной башни? - спросил юноша. - Из Печальной башни? Нет... - немного задумчиво проговорила девушка, уже успокоившись. - А почему Вы так думаете? - она была искренне удивлена, ведь ей никогда не приходилось бывать в том месте...

Лазурит: - Извините... Лазурит глянул на мучающуюся леди и почувствовал насущную необходимость провалиться сквозь пол замка. - ...простите, пожалуйста... иногда я говорю такие глупости... - Ох, нет, - испуганно взмахнул руками Мелька, - Нет-нет! Это просто я... Не берите в голову, честное слово, я и не думал над вами смеяться, просто!.. Нравственные страдания его девушка прекратила сама - разом успокоилась и уточнила: - А почему Вы так думаете? Лазурит просиял, осознав, что неудобный инцидент исчерпан. - Потому что от вас тянет... Как это... - он защелкал аккуратными ухоженными пальцами, - В беллетристике это называют "могильный холод". Или "замогильный". Ну, знаете, такое от призраков бывает... А призрака Лазурит знал только одного - того самого, о котором принц в минуты особого душевного неравновесия говорил "...эта пиндарастичная сволочь...". Вообще - забавно, с какой неоправданной частотой Лазурит вдруг завспоминал принца в гневе. Это все подсознание, - расстроенно решил он, снова потирая плечо, - Впрочем, злиться-то Рубеус не будет. Он, скорее, расстроится... Ох, Боги, лучше б злился! Нахмурившись и замотав головой, чтобы избавиться от навязчивых опасений, Мелька взъерошил непривычно короткие волосы и чуточку виновато улыбнулся: - Я, правда, могу очень ошибаться... Кстати, леди, вы будете не против чуточку пройтись по замку? Самую чуточку, - Лазурит вскинул брови и глянул на собеседницу разом округлившимися голубыми глазами, - В компании со мной?..

Бертьерайт: - Потому что от вас тянет... Как это... В беллетристике это называют "могильный холод". Или "замогильный". Ну, знаете, такое от призраков бывает... "Он догадался... - подумала Бертье. - Я ведь как раз недавно находилась в компании Курои Бары". Кстати, леди, вы будете не против чуточку пройтись по замку? Самую чуточку. В компании со мной?.. - Нет, я не против. - Девушка улыбнулась. - Куда пойдём? - Спросила она и подумала: "Слава богу, Бертьерайт, ты успокоилась!.. Ну почему я всё время всё усложняю?.." А ведь это правда. Она в последнее время стала слишком эмоциональной. То ли это просто своеобразное проявление характера, то ли жизнь во дворце так влияет... Во всяком случае, теперь девушка серьёзно задумывалась над тем, как поступает.

Лазурит: На лице у девушки появилось отрешенно-задумчивое выражение. Лазурит мысленно потребовал у себя снизить темп речи вдвое. Но, судя по всему, догадка его была верна: Бертьерайт не замахала руками, не скривила губки и не фыркнула. - Так вы и правда виделись с этим... призрачным поэтом? - посочувствовал Мелька, который Пиндара откровенно боялся - не как сверхъестественное явление, правда, но как источник неиссякаемых неловких ситуаций, крайне непосредственный и поэтому - сам того не замечая - очень жестокий к мнительному и застенчивому шпиону. Белокурая Берти прогуляться согласилась. Лазурит отвлекся от мыслей о полупрозрачном ужасе и просиял: - Здорово! На самом деле, куда угодно, - он смутился, - я только приехал, и - а я скучал зверски! - хочу побродить везде, где только получит...О! - он вскинул на собеседницу счастливые глаза, - Давайте в музыкальный салон, а? Я могу вам сыграть. Если вы не против... По большому счету, придворная дама Лазуриту была совсем ни к чему. Но он не то, чтобы сказать это - он даже подумать такую крамольную мысль не мог. Раз уж разговор был начат, окончить его могла только дама. - Пойдемте! - потянул он за руку Бертьерайт, так как неуемное шило, сидящее именно там, где ему и положено, требовало активности. В руке у девушки был зажат веер - слишком темный для её наряда. По крайней мере, в Даймонде раньше так было не принято. - Неужто, пока меня не было, поменялась мода? - смущенно улыбнулся Мелька, кивая на изящную вещь, - Пара месяцев - немалый срок, но... =>Уводит Берти в Центральный коридор^^

Бертьерайт: - Так вы и правда виделись с этим... призрачным поэтом? - С кем? - спросила Бертье, вскинув брови, но потом сказала. - Не знаю, о ком Вы. - Давайте в музыкальный салон, а? Я могу вам сыграть. Если вы не против... - Я не... - Бертьерайт даже не успела ответить, что согласна, как парень куда-то её потащил, и девушке всё равно ничего не оставалось делать, как пойти с ним. Кстати, она бы всё равно не возразила... - Неужто, пока меня не было, поменялась мода? Пара месяцев - немалый срок, но... - А, Вы имеете в виду это? - немного растерянно спросила она. "Я же не могу сказать, что этот веер дал мне призрак?" - Это не мой веер... - ответила она, надеясь, что вопросов больше не будет - после встречи с Чёрной Розой оставались странные ощущения. В центральный коридор за Лазуритом)

Время: Третий игровой день. Утро. В теме: никого.

Petz: ==> Коридор Завтракающих оказалось для столь важного утра на удивление не много. Петсайт, продолжая неистово нервничать, но внешне сохраняя полной спокойствие, без труда нашла свободное и сервированное место. Беседа за столом, кажется, была посвещена грядущему отъезду королевской семьи и свиты. Но слушала Петс в полуха и потому не была уверена ни в чем. "Как странно, я думала, обнаружу короля здесь. Или хотя бы кого-то из принцев и приближенных. Видимо дела государственной важности в канун отъезда наиболее агрессивно дают о себе знать," - рассуждения на эту тему помогли леди несколько расслабиться, чо значительно облегчило прием пищи и даже добавило ему значительную толику приятности. Цикруляция сплетен и порождение новых, хотя бы мысленно - все это было спокойной, привычной любой придворной даме обстановкой. Оставив, как и положено согласно этикету, значительную часть утреннего блюда собственно на блюде, Петсайт промокнула салфеткой рот и, пожелав всем оставшимся в зале приятного дня, удалилась в направлении храма Нефрита. Мысли мыслями, но навестить Звездного Бога за прошедшую ночь она зареклась и не единожды. ==> Храм Нефрита



полная версия страницы